Десантные операции в войне против Японии

Десантные операции в войне против Японии


С началом войны против Японии Тихоокеанский флот десантными действиями оказывал активную и неоценимую помощь войскам двух Дальневосточных фронтов. Десанты морской пехоты в портах Юки (Унги) 11 августа и Расин (Начжинь) 12 августа не встретили сильного противодействия противника. Иной характер носила Сейсинская десантная операция, потребовавшая от моряков преодоления мощной обороны.


Крупный город и порт Сейсин (Чхончжинь) был опоясан двумя линиями заграждений, усиленными минными полями. До 180 дотов и дзотов защищали подходы к нему. Гарнизон насчитывал почти 4000 человек. Чтобы ослабить вражескую оборону, ВВС Тихоокеанского флота под командованием генерал-лейтенант авиации П. Лемешко и торпедные катера капитана 2 ранга Н. Кухты нанесли 9 и 10 августа эффективные удары непосредственно по порту и оборонительным сооружениям.

Замыслом операции предусматривалось: 13 августа разведкой боем с моря выявить группировки японских войск, систему обороны в Сейсине, а затем, высадив десант, захватить военно-морскую базу и удерживать ее до подхода сухопутных частей 25-й армии, ведущих наступление вдоль побережья.

Десант состоял из передового отряда в составе разведотряда штаба флота и роты автоматчиков, всего 181 человек первого эшелона, состоящего из 355-й отдельного батальона морской пехоты, второго эшелона (13-я отдельная бригада морской пехоты) и третьего эшелона (335-я стрелковая дивизия). К месту высадки десант был доставлен отрядом кораблей, куда входили минный заградитель «Аргунь», эсминец «Войков», 8 сторожевых кораблей, 7 тральщиков, 18 торпедных и сторожевых катеров, 12 десантных судов и 7 транспортов. Силами высадки действовали под командованием капитана 1 ранга А. Студеничникова, десантом руководил командир 13-й отдельной бригады морской пехоты генерал-майор В. Трушин. Прикрытие и поддержка с воздуха осуществлялись авиагруппой флота (261 самолет).

По причине сильно ограниченного времени на все отводилось двое суток, период подготовки операции был сокращен. Однако сомнений в ее успехе не возникало: морская пехота и корабли были подготовлены хорошо.

Разведка боем удалась. Заняв 13 августа без потерь причальные линии, передовой отряд десанта устремился в город. Но здесь встретил сильное противодействие превосходящих сил противника. Не имея авиационной поддержки (из-за плохой погоды), десантники до конца дня и ночью вели тяжелые бои. Первый эшелон, высадившийся ранним утром 14 августа, сумел овладеть плацдармом протяженностью около 2 км по фронту и более 1 км в глубину, но и он, совместно с передовым отрядом, в конце дня оказался в критическом положении, прижатым к воде. В течение ночи тихоокеанцы отразили 14 атак, удерживая узкую полоску побережья до подхода основных сил.



В тяжелых боях моряки вели себя героически. Рота автоматчиков под командованием старшего лейтенанта И. Яроцкого истребила более 150 японских солдат и офицеров. Тринадцать раз уходил в разведку взвод во главе с лейтенантом П. Пузиковым. Разведчикам удалось уничтожить караул сейсинской тюрьмы и высвободить 50 китайцев и корейцев, закованных в цепи. Сержант К. Бирюля огнем из пулемета уничтожил 28 японцев, а когда был тяжело ранен один из командиров взводов, взял командование на себя. Под руководством сержанта моряки вывели из строя до 240 японских солдат и офицеров.

Второй эшелон десанта был высажен в Сейсине на рассвете 15 августа. 3-я бригада морской пехоты уже через три часа овладела большей частью города и вышла к главным укреплениям противника. Установившаяся к вечеру летная погода, позволила нашей авиации нанести по ним ряд сильных ударов. Однако, и при эффективной поддержке с моря и воздуха, десант не смог взять с ходу мощные укрепления: сказалось отсутствие у десантников артиллерии. Транспортные суда «Ногин» и «Дальстрой», на которых она находилась, при заходе в гавань подорвались на американских минах. Стоит отметить, что американская авиация выставила у японских портов Гензан, Сейсин и Расин более 780 мин, что не вызывалось необходимостью. Сведения о местах постановки мин советское командование получило только 21 августа. К этому времени наши войска уже заняли все побережье Северной Кореи. В эти же дни у Расина подорвались на американских минах тральщик ТЩ-279, транспортные суда «Сучан», «Камчатнефть» и танкер № 1. Оба они сохранили плавучесть, но разгрузка заняла много времени.

Утром 16 августа десант начал решительное наступление и полностью овладел Сейсином. На завершающем этапе операции было достигнуто полное господство в воздухе и на море советской авиации и кораблей Тихоокеанского флота.

С потерей Сейсина оборона японских войск на корейском направлении была дезорганизована. Оставшиеся в их руках севернее 38-й параллели порт Этэтин (Одэчжинь) и военная база Гензан были взяты нашими морскими десантами 19 и 20 августа.



Важную роль сыграли десанты в Южно-Сахалинской операции, прошедшей с 11 по 25 августа. Десанты, высаженные в порты Торо (Шахтерск), Маока (Холмск) и военно-морскую базу Отомари (Корсаков), способствовали быстрому разгрому противника на острове и сорвали эвакуацию его войск. Высадке основных сил этих десантов предшествовали скрытные действия разведывательных групп на побережье врага.

В Курильской десантной операции особенно трудным был ее первый этап, связанный с овладением ближайшего к Камчатке острова Шумшу, который имел сильную оборону (34 дота, большое число дзотов, подземных галерей и ходов сообщения).

Остров Шумшу был настоящим островом-крепостью, что подчеркивалось в документах того периода. Японские войска на севере Курильской гряды насчитывали 23 тыс. человек, 77 танков и 7 самолетов, а всего на Курильских островах было сосредоточено более 60 тыс. человек. Советская группировка на Камчатке была невелика и распределена по побережью. В десант выделили два усиленных стрелковых полка и батальон морской пехоты (более 8800 человек, около 200 орудий и минометов), 64 корабля и судна (среди них два сторожевых корабля, один минный заградитель и четыре тральщика), с воздуха десант прикрывали 68 самолетов. Из этих сил был сформирован передовой отряд, а также первый и второй эшелоны.

Стоит отметить что силы, предназначенные для этой операции, были немногочисленны. Противник превосходил советский десант, как в живой силе, так и в танках, которых у десантируемой группировки не было вообще. У нас в свою очередь было превосходство в авиации и артиллерийских системах. Хотя справедливости ради стоит заметить, что превосходство в авиации было относительным из-за постоянных висящих над Курилами туманов и значительного удаления аэродромов от Шумшу. Советским войскам пришлось производить высадку на необорудованное побережье, к тому же все полевые артиллерийские системы находились еще на транспортах и могли быть использованы только после выгрузки на берег. Неприятель же опирался на сильные оборонительные сооружения, его артиллерия была способна эффективно действовать, имея заранее пристрелянные участки.

Советское командование планировало нанести внезапный удар по военно-морской базе Катаока силами десанта, высаженного на северной части Шумшу. Затем требовалось полностью овладеть островом и в дальнейшем использовать его в роли плацдарма для освобождения от японцев Парамушира, Онекотана и остальных Курильских островов.

Времени на подготовку к операции отводилось чуть более суток. Несмотря на это, штабы смогли обеспечить перегруппировку и сосредоточение войск, разработку и доведение до исполнителей необходимой документации.

Бои за Шумшу носили напряженный характер. Гарнизон острова действовал с присущим японцам фанатизмом. 18 августа, едва десантные суда с основными силами приблизились к берегу, по ним начался ураганный артиллерийский огонь из дзотов, оборудованных в глубоких и трудно уязвимых с моря капонирах. Многие суда получили попадания снарядов, возникли пожары, гибли люди. Однако десантники бросались в воду и добирались вплавь по кипевшей от взрывов воде до берега. Моряки на кораблях и судах, не ослабляя стрельбы по врагу, вели борьбу с пожарами, исправляли повреждения, делали все возможное для поддержки десантников.

Десантное судно ДС-1 загорелось первым. Лейтенант И. Пермяков, увидев, что пламя подбирается к снарядам, невзирая на боль от ожогов, сумел выкатить их из огня.

В ДС-2 попало несколько снарядов, и часть экипажа погибла. Возникший на судне пожар долгое время не удавалось потушить. На помощь пришел минный заградитель «Охотск», под командованием капитан-лейтенанта В. Моисеенко. Совместными усилиями двух экипажей огонь был ликвидирован.

Поврежденное ДС-43 загорелось и село на мель. Японцы усилили огонь по судну из дзота. Краснофлотец И. Андрощук незамедлительно ответил стрельбой трассирующими пулями, обозначая этим место цели для корабельной артиллерии. Вскоре вражеский дзот был уничтожен. Пожар на судне бушевал такой, что на моряках загоралась одежда, но они тушили пламя водой, огнетушителями, сбивали его асбестовыми матами и сумели справиться с огнем.



Повреждения и пожар на ДС-47 оказались настолько значительными, что экипажу пришлось затопить его во избежание взрыва собственных боеприпасов. Смертельно раненный командир отдал последний приказ: оставшимся в живых добраться до берега и влиться в состав десанта.

Трудные испытания выпали также на долю ДС-46 , ДС-5 и ДС-6. Самоходная баржа (командир старшина 1-й статьи В. Сигов) под губительным огнем врага смогла сделать несколько рейсов от транспортов к берегу, перебрасывая десантников и эвакуируя раненых. Все три члена экипажа были ранены, но не покидали своих мест до конца высадки.

На берегу бои тоже были тяжелыми. Японцы вели из укреплений орудийный и пулеметный огонь, атаковали танками. Десантники располагали только носимым стрелковым оружием (артиллерию выгрузили на второй день, а авиация из-за сплошного тумана бездействовала). Тем не менее моряки овладели плацдармом 5 на 6 км и прочно удерживали его.

Господствующие на острове высоты многократно переходили из рук в руки.
Самоотверженно действовали при отражении танковых атак командир передового отряда майор П. Шутов и командир батальона морской пехоты майор Т. Почтарев. Оба были ранены, однако не покидали поле боя. Старший лейтенант С. Савушкин лично подорвал гранатой танк, не раз его бойцы дрались врукопашную. Героически отражала танковую атаку японцев группа в составе пяти моряков: М. Власенко. А. Водынина, П. Бабича, И. Кобзаря и С. Рынды. Они обороняли небольшой участок дороги, который был ограничен скалой и болотом. Вражеские танки шли напролом, и сдержать их морякам, имевшим лишь гранаты, было нелегко. В сложившейся обстановке А. Водынин обвязался гранатами и бросился под головной танк, подорвав его, он сорвал атаку.



19 августа, после безоговорочной капитуляции Японии, начались переговоры о разоружении гарнизона Шумшу. К вечеру была достигнута полная договоренность, но на следующее утро японцы нарушили ее, вероломно обстреляв отряд советских кораблей, зашедших во Второй Курильский пролив. Тогда десант высадился на берег перешел в наступление. Японцев не спасли мощные сооружения, враг был отброшен на 6 км в глубину острова. Это удар отрезвляюще подействовал на командование гарнизона. Напряженная борьба за о. Шумшу завершилась 22 августа пленением более 12 тыс. японских солдат и офицеров.



Остальные Курильские острова морские десанты освободили в короткий срок — до 1 сентября 1945 года, не встречая сопротивления японцев.

Источники:
Захаров С., Багров В., Бевз С., Захаров М., Котухов М.. Курильская десантная операция. Краснознаменный Тихоокеанский флот. М., Воениздат, 1973. С. 277-291.
Мощанский И. Бои за Курилы. Запад — Восток. М.: Вече, 2010. С.168-179.
Багров В. Героические десанты моряков-тихоокеанцев // Морской сборник. 1985. №5. С. 57-59.
Василевский А. Дело всей жизни. Издание третье. М.: Политиздат, 1978. С.516-518.
Автор:
Инженер-технарь
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

9 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти