Украинские мигранты в России. С 1 ноября нелегалов ждёт депортация

1 ноября 2015 г. был отменен льготный миграционный режим, который до этого времени существовал в отношении граждан соседней Украины по причине происходящих в этой стране с начала 2014 г. событий. Следует отметить, что действие льготного режима сохраняется в отношении выходцев с территории Донбасса, которые были вынуждены бежать из родных городов и поселков, спасаясь от войны. Перед остальными украинскими гражданами в РФ поставлен выбор — или покинуть территорию страны, или легализовать свое положение и трудовую занятость, или подвергнуться процедуре депортации с вероятным закрытием въезда на территорию Российской Федерации. Между тем, и для России, и для Украины присутствие 2,5 млн. украинских граждан на территории РФ — очень актуальная тема. Для России — поскольку значительная часть украинских граждан является, по сути, нелегальными мигрантами и не имеют разрешений на трудовую деятельность в стране. Для Украины — поскольку возвращение миллиона с лишним (еще миллион — это беженцы, которых не будут высылать) трудоспособных людей в страну моментально создает массу колоссальных социальных проблем, которые неизбежно перерастут в проблемы политического характера. Депортация украинских нелегалов — прекрасный инструмент давления на Киев, который в течение двух лет проводит воинствующую антироссийскую политику, при этом «паразитируя» на российском государстве — в том числе и в плане присутствия на территории страны миллиона с лишним трудовых мигрантов, которые продолжают исправно отсылать российские рубли на родину.

Одной из важнейших проблем современного мира является миграция, затрагивающая, в той или иной степени, практически все страны. Развитые государства выступают в качестве центров притяжения иностранных мигрантов, рассчитывающих обрести в них более достойные условия жизни и труда. Для миллионов людей миграция является вынужденной, потому что в их родных странах идут кровопролитные войны, полыхают межнациональные и религиозные конфликты. С другой стороны, и проживание в мирной, но отсталой, нищей стране, побуждает многих людей, особенно трудоспособных и активных, искать для себя более счастливое «место под солнцем». Российская Федерация является центром притяжения мигрантов почти со всех республик бывшего Советского Союза. В Россию едут, прежде всего, из Средней Азии, Закавказья и Молдовы, но одной из лидирующих по количеству мигрантов, въезжающих на территорию России, бывших постсоветских республик является Украина. Массовые беспорядки в Киеве и свержение президента Януковича, боевые действия на Донбассе, стремительное обнищание украинского населения — все эти факторы в еще большей степени подхлестнули рост «украинской» миграции в Россию, которая и так всегда отличалась высокими показателями.


Украинские мигранты в России. С 1 ноября нелегалов ждёт депортация


Причины эмиграции из Украины — социально-экономический коллапс

Мигрировать в Российскую Федерацию в поисках работы украинские граждане начали практически сразу же после распада СССР и резкого ухудшения экономического положения суверенной Украины. Впрочем, еще до распада Советского Союза украинские строительные бригады работали на территории РСФСР. Поэтому распад Советского Союза стал лишь катализатором процессов, назревавших еще в 1960-е — 1970-е гг. Прежде всего, источником трудовых мигрантов традиционно являлись западные области Украины. Аграрные территории Западной Украины никогда не могли обеспечить полноценную трудовую занятость всему ее многочисленному населению. Несмотря на то, что еще в конце XIX — первой половине ХХ вв. последовало несколько волн миграции в США и Европу из Закарпатья, Буковины и Галиции, тогда принадлежавших Австро-Венгрии, затем — Чехословакии, Румынии и Польше, а позже — Советскому Союзу, западные области Украины по-прежнему оставались местом сосредоточения значительных трудовых ресурсов.

Когда распался Советский Союз и в постсоветских республиках начался переход к рыночной экономике, сопровождавшийся фактической деиндустриализацией и разрушением промышленности, безработица и связанное с ней дальнейшее снижение уровня жизни населения способствовали началу новой мощной волны трудовой миграции из Украины в другие страны, прежде всего — в Российскую Федерацию и в страны Европы. Именно выходцы из западных областей Украины — Закарпатской, Львовской, Тернопольской, Ивано-Франковской, Черновицкой — составили основную часть трудовых мигрантов, направившихся на заработки в Россию и европейские страны. При этом, до недавнего времени, жители центральных областей Украины, а также Донбасса, не проявляли значительной активности в плане трудовой миграции за пределы страны. Это было связано с тем, что общий уровень жизни и обеспеченности работой в центре и на востоке страны кардинально отличался от аграрных западных областей. В центральных и восточных областях Украины продолжали работу многие промышленные предприятия, которым удалось выжить после перехода страны к рыночной экономике. Что касается Донбасса, то здесь, несмотря на общее снижение уровня жизни, также все же была работа, поэтому местные жители и не стремились переезжать в Россию или, тем более, европейские страны. Другое дело — западные области Украины, которые превратились в основного поставщика дешевой рабочей силы — украинских «гастарбайтеров» — строителей в Российскую Федерацию и Европу, а также работниц сферы сексуальных услуг — в Россию, европейские страны, государства Ближнего Востока и даже Северной Африки. Украинские женщины заняли лидирующие позиции и на так называемом «рынке невест», стремясь покинуть страну с помощью брака с иностранцами. Впрочем, многие из женщин попадали в сексуальное рабство в самой Украине или за ее пределами — преступные группировки принуждали их к занятию проституцией.

Согласно информации Украинского центра социальных исследований, в 2008 г. за пределами страны работали 4,5 млн. украинцев, из них более 2 млн. человек трудились на территории Российской Федерации и еще 1,7 млн. человек — в странах Евросоюза. Примечательно, что в Евросоюзе украинцы работали в таких странах как Португалия, Италия, Польша и Чехия — то есть, там, где уровень доходов населения ниже, чем в более развитых странах Европы, но существует потребность в низкооплачиваемых работниках, готовых заниматься тяжелым и непрестижным трудом. Известно, что в Италию направляется основная часть мигрантов с территории Западной Украины. Так, по статистическим данным, основным поставщиком рабочей силы в Италию является Львовская область — отсюда выехало 40% украинских трудовых мигрантов. Еще 10% выехало из Тернопольской области Украины, по 10% — из Ивано-Франковской и Черновицкой областей Украины. Показательно, что в итальянском направлении украинской трудовой миграции, в отличие от российского направления, преобладают женщины. Они составляют 80% украинских мигрантов, находящихся на территории Италии. Обычно украинцы работают в Италии пять — шесть лет, трудоустраиваясь на низкооплачиваемых и неквалифицированных должностях. Поскольку основная часть украинских мигрантов в стране — это женщины, то они трудоустраиваются в сферу ухода за больными и стариками, детьми, помощи по домашнему хозяйству. Небольшое количество украинок занято также на предприятиях промышленности и в сфере сельского хозяйства.



Куда едут и кем работают украинские мигранты

Следует отметить, что точное количество украинских мигрантов, работающих за рубежом, установить крайне сложно, поскольку большинство выезжающих на заработки граждан Украины просто не регистрируется при выезде из страны как трудовые мигранты. Этому способствует политика украинских властей, которые пытаются всеми силами препятствовать трудовой миграции украинского населения в Россию и Европу. В 2012 г. Государственный комитет статистики Украины сообщал, что численность трудоспособного населения страны составляла 22,5 млн. человек, тогда как официальное место работы из них имели лишь 12,5 млн. человек. Не менее 6,5 — 8 млн. украинских граждан, по данным Международной организации по миграции, на 2012 г. работали за пределами Украины. Фактически каждый третий украинец трудоспособного возраста находился к моменту начала событий на Майдане за пределами страны — на заработках. В странах Евросоюза именно мигранты из Украины составляли наиболее многочисленную часть легальных трудовых мигрантов (африканцы и азиаты, в основном, проникают на территорию стран Евросоюза нелегально). Фактически именно украинские трудовые мигранты в значительной степени осуществляли финансирование украинской экономики «до Майдана». Каждый год от граждан Украины поступали средства, превышающие практически в три раза иностранные финансовые инвестиции. Так, если к 2012 г. украинские мигранты инвестировали 16,8-19 млрд. долларов, то иностранные компании и предприниматели — только 6,5 млрд. долларов. Большая часть украинских граждан работала на территории Российской Федерации. Здесь, на строительных объектах, предприятиях и в сфере сельского хозяйства трудилось 42% от общего количества украинских граждан, работающих за пределами страны. Еще 14% украинцев работало в Польше, 13% — в Италии, 12% — в Чехии. До начала вооруженного конфликта на Донбассе подавляющее большинство выходцев из Украины, находившихся за пределами страны, составляли жители западных областей Украины (71,6% от общего количества украинских трудовых мигрантов). В основном, западноукраинские мигранты были заняты в сфере строительства (45%), в сфере домашней прислуги (18%), в сельском хозяйстве (11%). Основная масса украинцев определяла свою иммиграцию в поисках работы за рубеж как вынужденную, продиктованную отсутствием работы и низким уровнем зарплат на родине. Прежде всего, работу за пределами страны ищут сельские жители, так как в селах Западной Украины практически отсутствует возможность трудоустройства. Однако сельские жители, в большинстве своем, не имеют рыночно востребованной квалификации, поэтому пополняют ряды низкоквалифицированных и неквалифицированных работников. В первую очередь, это — строительные рабочие самого разного профиля, но в основном бригады отделочников. Во-вторых, это сельскохозяйственные рабочие — как на территории России, так и стран Восточной и Западной Европы. В-третьих, это домашняя прислуга — на вакансии нянь, сиделок, горничных, домработниц, поварих, кухарок трудоустраиваются, в основном, женщины из сельской местности, которые имеют определенные навыки домохозяйства, но не имеют квалификации и образования для работы в других сферах деятельности. Наконец, определенная часть украинских мигрантов занята в сфере торговли. Что касается «интеллектуальной миграции», то ее численность из Украины сравнительно невелика (из России за 1990-е — 2000-е гг. выехало гораздо большее количество ученых, инженеров и других высококвалифицированных специалистов, особенно в технических и естественных науках).

Столь высокий уровень миграции из Украины в другие государства явился следствием полностью провальной социальной и экономической политики украинского руководства на протяжении всей постсоветской истории этой страны. За два с лишним десятилетия политического суверенитета Украины, при президентах Кравчуке, Кучме, Ющенко, Януковиче так и не были созданы условия для полноценного развития экономики страны. Напротив, происходило разрушение той инфраструктуры, которая была построена и развивалась в советское время. Развал промышленности, мизерные размеры заработной платы заставили многих украинских граждан искать работу за пределами страны. Настоящим позором для страны стал феномен украинской проституции. Девушки и женщины из Украины, начиная с 1990-х гг., составляют значительную часть «жриц любви» в России, других постсоветских республиках, в странах Восточной и Западной Европы, Турции, Арабского Востока. Еще большее количество украинских девушек промышляет проституцией на территории самой Украины. В свою очередь, девушки и женщины, занимающиеся предоставлением интимных услуг, разлагают остальную часть украинок, поскольку прививают им убежденность в допустимости заработка денег столь сомнительным путем. Следует отметить, что далеко не все проститутки вовлекаются в этот бизнес против своей воли и являются жертвами преступной деятельности мафиозных группировок. Большая часть вполне сознательно выбирает свой путь в жизни — так пересекаются отсутствие жизненных перспектив и возможности честного достойного заработка с растущими потребительскими запросами и стремлением к «красивой жизни» с минимальными затратами. Еще одна группа украинских граждан, составляющая значительную часть мигрантов — это лица цыганской национальности, которые также мигрируют по территории Российской Федерации, стран Восточной и Западной Европы. Прежде всего, речь идет о «мадьярах» — закарпатских цыганах, говорящих на венгерском языке и населяющих Закарпатскую область Украины. В свое время Советскому Союзу удалось добиться трудовой занятости большинства «мадьяр», но разрушение промышленности в постсоветский период заставило их вспомнить занятия предков и вернуться к кочевому образу жизни и попрошайничеству.

Нельзя не отметить, что не менее 75% украинских мигрантов работает за пределами страны нелегально. Это создает целый ряд проблем, в первую очередь для самих мигрантов, которые лишаются возможности защищать собственные трудовые права и интересы, а вынуждены соглашаться на любые условия труда, в том числе и на фактически рабский труд, мирясь со всевозможными злоупотреблениями и даже преступлениями со стороны работодателей, начальства, сотрудников правоохранительных органов и миграционных служб. Поскольку в Российской Федерации основная часть украинских мигрантов занята в сфере строительства, то отсутствие должных документов неизбежно влечет за собой и ухудшение условий труда. Так, строители-мигранты используются для выполнения тяжелых и опасных для здоровья и жизни работ, часто — без соблюдения элементарных правил техники безопасности. Очень частым явлением на строительных объектах выступает невыплата в полном или частичном объеме заработной платы, несвоевременная выплата заработной платы, всевозможные поборы с рабочих. Соответственно, никакой речи не идет о нормированном рабочем дне, отпусках, больничных, надлежащем медицинском обслуживании и достойных условиях проживания нелегальных работников. С другой стороны, пребывание большого количества нелегалов создает определенную угрозу криминогенной ситуации в принимающей стране, формирует дополнительные риски санитарно-эпидемиологического характера. За двадцать с лишним лет постсоветской украинской государственности выросли целые поколения украинских граждан, ориентированных на полурабский труд за пределами страны — в качестве «гастарбайтера».



На территории Российской Федерации подавляющее большинство украинских граждан работало и работает нелегально. Так, в апреле 2008 г. официально оформлено в России было только 169 тыс. граждан Украины. При этом Украинский центр социальных исследований в том же году говорил о 2 млн. граждан Украины, работающих на территории Российской Федерации. Получается, что менее 10% из них работали официально, а абсолютное большинство были представлены нелегалами. Вместе с тем, украинским работникам гораздо проще живется и работается в России чем, скажем, выходцам из постсоветских республик Средней Азии. Внешний облик украинцев практически не отличается от облика русских, как правило они хорошо владеют русским языком, не имеют столь значимых культурных отличий, как те же среднеазиатские или закавказские мигранты. Для многих работодателей мигранты с Украины всегда были однозначно более приемлемой рабочей силой, нежели мигранты из других государств ближнего и дальнего зарубежья. Это связано со следующими факторами. Во-первых, как уже отмечалось, практически отсутствует языковой и культурный барьер, что облегчает взаимопонимание работодателей, непосредственных руководителей и работников. Во-вторых, работники из Украины обладают более высокой профессиональной квалификацией — согласно статистическим данным, более половины трудовых мигрантов, работающих в России, имеют специальное профессиональное образование, в том числе в строительной сфере, где занято большинство украинских трудовых мигрантов. Наконец, использование рабочей силы из Украины лишало предпринимателей многих потенциальных проблем, которые могли бы возникнуть с некоторыми трудовыми мигрантами из других бывших советских республик (к примеру, возможность участия последних в религиозно-экстремистских группировках или причастность к криминальной деятельности, наркоторговле).


Майдан, война и миграция

Политическая дестабилизация на Украине способствовала дальнейшему росту количества украинских мигрантов, направляющихся в Российскую Федерацию. Между тем, уже в 2013 г. в России стали раздаваться голоса в поддержку ограничения миграции с территории Украины. Так, директор Федеральной миграционной службы РФ Константин Ромодановский еще в 2013 г. заявлял о том, что Российская Федерация может депортировать с территории страны 700 тысяч граждан Украины. По словам чиновника, в 2013 г. на территории РФ находилось около 1,5 млн. граждан Украины, из которых лишь 111 тысяч человек были трудоустроены на законных основаниях, 350 тысяч — обучались в российских вузах или гостили у родственников, а остальные более миллиона человек не имели юридических оснований для трудоустройства и трудовой деятельности на территории Российской Федерации. Учитывая постоянное нахождение на территории РФ 1,5-2 млн. украинских граждан (вполне вероятно, что это не предельные цифры), тем более удивительной выглядела политика украинского руководства, всячески препятствовавшего и сопротивлявшегося интеграционной политике, в том числе вхождению в Таможенный союз. Если Украина не хотела интегрироваться на политическом и экономическом уровне, то почему Россия была обязана принимать на своей территории миллионы иностранных граждан, работающих без официального разрешения на трудовую деятельность и вообще находящихся на территории страны практически незаконно? Если Украина была ориентирована на интеграцию в Евросоюз, то не целесообразнее ли было перенаправить поток мигрантов в Европу, а не разрешать их бесконтрольное нахождение на территории Российской Федерации? Неоднозначность ответов на эти вопросы очевидна. Ведь украинцы являются ближайшей, как и белорусы, в языковом и культурном отношении к русским восточноевропейской нацией. Естественно, что работник — гражданин Украины для российского работодателя гораздо выгоднее, чем работник из какого-либо азиатского государства, а для рядовых российских граждан предпочтительнее видеть в качестве постоянных соседей не столь отличающихся в культурном отношении украинских граждан.

Значительная либерализация миграционной политики в отношении украинских граждан последовала, как ни странно, в 2014 г. — уже после того, как в Киеве в результате массовых беспорядков было свергнуто правительство президента Януковича. Основной причиной послабления миграционной политики в отношении украинских граждан стало начало вооруженного конфликта на Донбассе. Кровопролитная война, уносящая жизни тысяч мирных жителей, стала главной причиной, по которой, руководствуясь гуманитарными соображениями, российское руководство предписало миграционным службам продлевать разрешения на временное пребывание на территории Российской Федерации для всех украинских граждан. Данным послаблением, впрочем, активно пользовались не только беженцы из воюющего Донбасса, но и те же трудовые мигранты, а также лица, не желавшие идти на службу в украинскую армию после начала частичной мобилизации. Основная часть въехавших на территорию Курской, Воронежской, Брянской, Орловской, Ростовской областей граждан Украины в 2014-2015 гг. была представлена беженцами с территории воюющего Донбасса — Донецкой и Луганской народных республик. Следует отметить, что подавляющее большинство из них не имеет каких-либо культурных или языковых отличий от русского населения соседних областей Российской Федерации, значительная часть позиционирует себя исключительно как русских. Российская Федерация с самого начала вооруженного конфликта на Донбассе создала все условия для размещения беженцев на территории страны, предоставив для реализации данной цели специально оборудованные пункты приема беженцев и организовав их транспортировку из пограничных районов страны во внутренние регионы, вплоть до Сибири и Дальнего Востока — по желанию самих беженцев. Вместе с тем, когда ситуация на Донбассе несколько нормализовалась, значительная часть беженцев потянулась домой — ведь люди вынужденно бежали на территорию России, спасая свои жизни, а там, в Донецкой и Луганской областях у них остались дома, хозяйства, не пожелавшие покинуть родные места родственники и близкие.



Количество беженцев, спасающихся на территории Российской Федерации от войны, остается менее многочисленным по сравнению с численностью трудовых мигрантов. Так, согласно официальным данным, в настоящее время в Российской Федерации продолжает функционировать свыше 300 пунктов временного размещения, в которых находится более 17 тыс. граждан Украины, включая 5,5 тыс. детей. В пунктах временного размещения беженцы находят кров и пищу, а также медицинское обслуживание. Затем из ПВР происходит перемещение беженцев в регионы страны. Большинство пунктов временного размещения действуют на базе учреждений образования, в санаториях, домах отдыха, детских оздоровительных лагерях. В зависимости от масштабов деятельности, один ПВР может вмещать от пятидесяти до нескольких тысяч человек. Стоит подчеркнуть, что беженцев, находящихся в пунктах временного размещения, не следует смешивать с теми беженцами, которые находятся в регионах страны. Последних — гораздо больше, поскольку ПВР — лишь первый этап в размещении беженцев на территории страны, а многие граждане Украины въезжают в Россию и далее устраиваются на месте, минуя ПВР. Кто-то устраивается на работу и снимает жилье самостоятельно, кто-то пользуется помощью проживающих в России родственников, друзей и знакомых (последнее особенно развито в Ростовской области, население которой имеет тесные связи с населением соседних Донецкой и Луганской областей, по факту представляющих один культурный регион).

21 октября 2015 г. стало известно, что губернатор Ростовской области Василий Голубев (а именно на Ростовскую область лег основной груз ответственности по приему многотысячных потоков беженцев с Донбасса) распорядился отменить режим чрезвычайной ситуации в 39 из 55 муниципальных образований Ростовской области. Это решение связано с тем, что улучшение политической и экономической ситуации в юго-восточных районах Украины способствует и уменьшению количества беженцев, находящихся в пунктах временного размещения на территории Ростовской области. Однако в 16 муниципальных образованиях, находящихся непосредственно на границе с Донецкой и Луганской областями, режим чрезвычайной ситуации пока сохраняется. По данным СМИ, в настоящее время в Ростовской области остается более 28 тысяч граждан Украины, большинство которых размещено у родственников и друзей и лишь чуть более тысячи человек продолжают находиться в пунктах временного размещения.

С 1 апреля 2014 г. на территорию России прибыло свыше 1 млн. человек, являющихся гражданами Украины — жителями юго-восточных регионов страны. Из них 400 тыс. человек получили статус временного убежища, 200 тыс. человек — разрешения на временное проживание. К 1 февраля 2015 г., по информации Центрального банка данных по учету иностранных граждан, в Российской Федерации находилось не менее 2,5 млн. граждан Украины, что почти на миллион человек превышает аналогичные показатели прошлого года — в феврале 2014 г. в Российской Федерации находилось лишь 1,6 млн. граждан Украины. Примечательно, что почти за год численность украинских граждан, находящихся на территории Российской Федерации, существенно не изменилась. Так, по данным Федеральной миграционной службы, к октябрю 2015 г. на территории Российской Федерации находилось более 2,6 млн. граждан Украины. Из них около миллиона человек — это беженцы с территории Донецкой и Луганской областей, а остальные более полутора миллионов человек — преимущественно трудовые мигранты.

Плюсы и минусы миграции

Как сообщил заместитель руководителя Федеральной миграционной службы РФ Вадим Яковенко, в настоящее время более 600 тысяч граждан Украины нарушают режим пребывания на территории Российской Федерации. Если в течение текущего месяца они не легализуются или не покинут пределы страны, то к 1 декабря им будет грозить административное наказание, вплоть до депортации и закрытия въезда на территорию Российской Федерации. Несмотря на то, что льготный период пребывания украинских граждан в Российской Федерации истек 1 ноября 2015 г., Федеральная миграционная служба предоставила еще 30 суток для того, чтобы граждане Украины, находящиеся на территории Российской Федерации, могли прийти в органы миграционной службы и легализовать свое положение, в том числе оформив разрешение на работу в Российской Федерации. По словам ответственного чиновника ФМС РФ, никаких санкций в отношении тех граждан Украины, которые обратятся в органы миграционной службы до 1 декабря 2015 г., не последует. То есть, те из украинских трудовых мигрантов, которые зарегистрируются в ФМС, смогут беспрепятственно продолжать свою трудовую деятельность на территории Российской Федерации.

Как мы видим, Россия, уже после тех страшных двух лет войны на Донбассе и оголтелой антироссийской истерии на Украине, продолжает проявлять гуманизм по отношению к украинским гражданам. Кстати, многие из них давно потеряли фактическую связь с родиной, постоянно проживая и работая на территории Российской Федерации. Безусловно, для России они выглядят куда более предпочтительной в культурном и языковом отношении группой мигрантов, чем выходцы из других государств. Но есть и определенные нюансы. Во-первых, антироссийская истерия, развязанная украинским руководством, в той или иной степени оказывает информационное влияние и на часть украинских граждан, проживающих в Российской Федерации. Не исключено, что некоторая часть последних, сочувствуя идеям украинского национализма, может осуществлять антигосударственную деятельность на территории Российской Федерации. Политическая благонадежность иностранных граждан гораздо лучше контролируется в том случае, если они находятся на территории страны легально, являются официально трудоустроенными, имеют регистрацию и все остальные необходимые документы. В противном случае страна может столкнуться с целым рядом проблем, доставляемых неучтенными и неконтролируемыми иностранными гражданами. Во-вторых, отсутствие легального трудоустройства влечет за собой и многочисленные экономические убытки, связанные с уклонением от уплаты налогов. Позволять пребывание на территории страны нелегальных мигрантов, вне зависимости от страны их происхождения, непозволительная роскошь, а в сложных современных условиях еще и глупость. Тем более, что сейчас возросла безработица и среди российских граждан, соответственно постепенно сократилась потребность в иностранной рабочей силе. В-третьих, демонстративно антироссийская политика Киева, выражающаяся даже в символическом отторжении всего, что связано с Россией и российской историей, не оставляет перед Москвой иного выбора, кроме как применять против украинских властей весь набор своих инструментов влияния. Украинские трудовые мигранты в Российской Федерации — это один из данных инструментов влияния, поскольку их возвращение в Украину создаст колоссальные проблемы для киевского правительства. В-четвертых, депортация сотен тысяч украинских нелегалов из страны, если она произойдет, станет и неплохим «тычком» для Евросоюза и США, которые в настоящее время осуществляют фактическое финансирование украинского правительства. Ведь всех депортированных придется трудоустраивать — а на это у современной Украины нет ни рабочих мест, ни возможностей их создания. Остается другой вариант — обеспечение вновь прибывших какими-либо социальными выплатами, но последнее возможно также в случае оказания финансовой помощи Западом. Последнему совсем не захочется кормить за свой счет украинских граждан, проблемы которых не в состоянии решить киевское руководство. Если не кормить — мигранты ринутся в Европу, что, собственно, уже происходит и сейчас. Ухудшение отношений с Россией способствовало тому, что значительная часть потенциальных украинских трудовых мигрантов переориентировалась на миграцию в страны Европы. Первые на очереди — Польша и Чехия. По словам директора Европейского центра геополитического анализа Матеуша Пискорского, «в Польше на данный момент находится около полутора миллионов трудовых мигрантов из Украины. Есть уже волна недовольства среди польских профсоюзов в разных отраслях — тех, кто считает, что присутствие настолько большой группы трудовых мигрантов не способствует улучшению условий на польском рынке труда» (Цит. по: http://www.vesti.ru/doc.html?id=2680715). В Польшу направляются сотни тысяч украинских мигрантов, поскольку уровень жизни в Польше, в целом достаточно низкий для Евросоюза, совершенно несопоставим с нищетой современной Украины. Украинские мигранты — популярная тема для обсуждения в польском обществе. Даже сериал появился — «Девушки со Львова». В назначенное время польские обыватели спешат к телевизору — посмотреть, как сложился очередной день у Полины, Ульяны, Светы и Олеси — украинских девушек, покинувших родной Львов и прибывших в Варшаву с целью найти работу и, вообще, лучшую жизнь. Сериал пользуется спросом, поскольку проблема для польского общества действительно актуальная. Не отстает и соседняя Чехия. Ее президент Милош Земан еще в августе 2015 г. призвал готовиться к приему украинских беженцев, однако подчеркнул, что с украинцами не должно возникнуть проблем, поскольку это родственная чехам в языковом и даже культурном отношении нация и пребывание в стране украинских мигрантов для чешского общества будет куда более позитивным явлением, чем введение квоты на прием мигрантов из стран Африки, Ближнего Востока и Центральной Азии, чего требует руководство Евросоюза.

Однако, как свидетельствуют проводимые властями большинства европейских стран мероприятия, Евросоюз в целом не рад массовой миграции украинских граждан. Так, Венгрия, Польша и Словакия давно приступили к укреплению своих границ с Украиной. Отказы в визах украинским гражданам — сегодня массовое явление в странах Евросоюза. Так, в Бельгии каждый десятый украинский гражданин получает отказ в визе. В Швеции количество отказов колеблется в пределах 4,5%, в Швейцарии — также 4,5 %, Финляндии — 4,5%, Нидерландах — 4,2%. Почти в три раза увеличилось количество отказов в визе в Швейцарию, в 2,6 раз — в визе в Испанию и в 2,2 раза — в визе в Португалию. Показательно, что страны Евросоюза гораздо охотнее принимают граждан Сирии, Сомали и Эритреи, чем граждан Украины. Хотя украинцы вроде как имеют куда меньше культурных различий с европейскими народами и способны более быстро и эффективно интегрироваться в европейское общество (в отличие от афроазиатских мигрантов, большая часть которых вообще не собирается интегрироваться в принимающие общества, а займется созданием национальных анклавов на территории европейских государств). После того, как в Донбассе начались боевые действия, в страны Евросоюза поступило 2985 просьб о предоставлении политического убежища от граждан Украины, но лишь 150 человек получили официальный статус беженца в Евросоюзе, а 2335 человек получили отказы. Оставшееся количество украинских граждан получили иной статус, предполагающий менее выгодные, чем статус беженца, условия. В Польше за получением статуса беженца обратилось 2318 человек, однако лишь 17 из них были удостоены «великой чести» получить статус беженца. Польское руководство мотивирует отказы на предоставление статуса беженца тем, что боевые действия ведутся лишь на части территории Украины, соответственно в остальных регионах страны — вполне спокойная обстановка, поэтому украинские граждане могут мигрировать по своей территории и для обеспечения своей безопасности им совершенно не обязательно выезжать в страны Евросоюза, в том числе и в Польшу. Таким образом, европейские страны фактически отмахиваются от граждан страны, экономическая и социальная инфраструктура которой оказалась разрушенной, в том числе, и по вине соответствующей политики Евросоюза и США. Кстати, Украина, находящаяся теперь в финансово-экономической, а значит и политической зависимости от США и Евросоюза, скорее всего, будет вынуждена принять тысячи афроазиатских беженцев, поскольку европейские страны уже не вмещают колоссальные потоки выходцев из Сирии, Ирака, Афганистана, Сомали и других азиатских и африканских стран.

В то же время, не все так однозначно и для России. Конечно, мигранты приносят стране много хлопот, но есть и позитивная составляющая в их присутствии. Ведь украинские мигранты — это не выходцы из азиатских или африканских стран. Они не имеют языковых и культурных барьеров и обладают необходимой квалификацией. Другие подобные трудовые ресурсы из числа иностранных граждан у России пока отсутствуют — уровень зарплат в стране не привлечет широкие массы работников из стран Восточной Европы, то есть единственными иностранными трудовыми ресурсами, на которые сможет рассчитывать российская экономика, останутся выходцы из стран Центральной Азии.
Автор:
Илья Полонский
Использованы фотографии:
http://slavbazar.org/, http://ua-reporter.com/, newsradio.com.ua, veroyatno.com.ua
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

47 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти