Испытание свободой

Российский парламентаризм оказался совсем не подарок

Еще 19 февраля (по старому стилю) 1905 года, сразу после манифеста с призывом ко всем верным сынам Отечества подняться на борьбу с крамолой Николай II подписал рескрипт на имя министра внутренних дел империи Алексея Булыгина, в котором говорилось: «Я намерен привлекать достойнейших, доверием народа облеченных, избранных от населения людей к участию в предварительной разработке и обсуждению законодательных предложений». Государь осознавал неизбежность дарования населению России основных демократических свобод, главная из которых – народное представительство во власти.

По решению Николая первая в России законосовещательная Дума должна была собраться не позднее середины января 1906 года. По имени тогдашнего министра внутренних дел она стала называться булыгинской.


Выборы не стали равными и прямыми: из процедуры исключались некоторые категории населения, например женщины, военнослужащие, учащиеся. По тем временам это соответствовало демократическим стандартам других стран.

Двуликий Витте


В июне 1905 года Николай II принял народную депутацию, состоявшую из муниципальных и земских деятелей. Выступая перед ними, он отметил: «Отбросьте сомнения. Моя воля – воля Царская – созывать выборных от народа – непреклонна. Пусть установится, как было встарь, единение между Царем и всею Русью, общение между мною и земскими людьми, которое ляжет в основу порядка, отвечающего самобытным русским началам». Как отмечает историк Петр Мультатулли: «Николай II стремился создать выборное представительство, отвечающее особенностям России, которое стало бы активным помощником Верховной власти, а не собранием «орателей». В этом заключалось его главное отличие от либеральных, оппозиционных кругов, которые видели в создаваемых учреждениях лишь копию западных парламентов, а Царя – конституционным монархом на западный манер».

Испытание свободойРазработку государственной реформы планировалось осуществлять не торопясь, однако осенью 1905 года началась всеобщая забастовка. Экономический спад и революционный террор подогревались неудачами Русско-японской войны. В такой обстановке царя с одной стороны – активно подталкивали к установлению диктатуры, с другой – предлагали идти на самые широкие уступки «общественности», которая состояла из тонкой прослойки либерально настроенной интеллигенции.

Николай пошел на компромисс и, приняв меры против революционной бузы, повелел собраться в октябре в Петергофе рабочей комиссии для обсуждения законоположения о новом государственном устройстве. Толку, как и ожидалось, оказалось чуть. Большинство участников форума были явно напуганы или подавлены развернувшимся революционным террором. Даже усмиритель бунта в Петербурге генерал Дмитрий Трепов не был уверен, что удастся одолеть смуту в стране.

В это время государь получил письмо от графа Витте, в котором тот просил у него аудиенции. Сергей Юльевич только вернулся из США, где заключил мирный договор с Японией, согласно которому (по настоянию Николая II) победившая сторона не получила ни копейки контрибуции. Это считалось большой победой русской дипломатии, и Витте ощущал себя героем нации.

Его можно смело назвать придворным карьеристом с гипертрофированной жаждой власти и славы. В свое время он был категорически против каких-либо выборных органов, заверяя царя в их несовместимости с самодержавием. Теперь же граф кардинально поменял взгляды и настаивал на скорейшем даровании свобод народу. В основу своей политики он ставил неизбежный раскол в рядах оппозиции по получении свобод, что должно было ослабить натиск революции и принести чаемое умиротворение в общество.

Государь под натиском аргументов Витте назначил его председателем Совета министров, поручив разработать пакет документов по предстоящим выборам в Думу, оставляя за собой решающее слово.

Мы, Николай Второй


30 (17) октября 1905 года оглашен царский манифест «Об усовершенствовании государственного порядка», который должен был положить конец бесчинствам революции. В документе, в частности, говорилось: «Божией милостью МЫ, Николай Второй… объявляем всем НАШИМ верноподданным:

…От волнений, ныне возникших, может явиться глубокое нестроение народное и угроза целости и единству Державы НАШЕЙ.

Великий обет Царского служения повелевает НАМ всеми силами разума и власти НАШЕЙ стремиться к скорейшему прекращению столь опасной для Государства смуты. Повелев подлежащим властям принять меры к устранению прямых проявлений беспорядка, бесчинств и насилий, в охрану людей мирных, стремящихся к спокойному выполнению лежащего на каждом долга, МЫ… возлагаем… выполнение непреклонной НАШЕЙ воли:

1. Даровать населению незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов.

2. Не останавливая предназначенных выборов в Государственную думу, привлечь теперь же к участию в Думе, в мере возможности, соответствующей краткости остающегося до созыва Думы срока, те классы населения, которые ныне совсем лишены избирательных прав, предоставив этим дальнейшее развитие начала общего избирательного права вновь установленному законодательному порядку.

3. Установить как незыблемое правило, чтобы никакой закон не мог восприять силу без одобрения Государственной думы и чтобы выбранным от народа обеспечена была возможность действительного участия в надзоре за закономерностью действий поставленных от НАС властей.

Призываем всех верных сынов России вспомнить долг свой перед Родиной, помочь прекращению этой неслыханной смуты и вместе с НАМИ напрячь все силы к восстановлению тишины и мира на родной земле».

Когда историческое решение состоялось, Витте поспешил поздравить императора с обретением в лице Думы верного помощника и опоры. Тот, скрывая раздражение, заметил: «Не говорите мне этого, Сергей Юльевич, я отлично понимаю, что создал себе не помощника, а врага, но утешаю себя мыслью, что мне удастся воспитать государственную силу, которая окажется полезной для того, чтобы в будущем обеспечить России путь спокойного развития, без резкого нарушения тех устоев, на которых она жила столько времени». Как показало время, надежды не оправдались.
Автор: Роман Илющенко
Первоисточник: http://vpk-news.ru/articles/27841


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 2
  1. Зяблицев 10 ноября 2015 10:07
    В России испокон веков сильное консервативное начало, а любые либеральные потуги, демократические институты..., приводят к дестабилизации обстановки и катастрофе! Даже сейчас Госдума не далеко ушла от шапито и любые решения в любом случае принимаются в Кремле...А как только центральная власть, ее носитель - пусть император или президент, слабы в коленках, так эти слуги народа такого наворотят, что хоть стой, хоть падай! laughing
    1. Morrrow 11 ноября 2015 12:58
      Однако сейчас нет сословного общества.
      1. DarthVedro 12 ноября 2015 12:28
        Есть, просто неявное. Достаточно лишь взглянуть на наше кривосудие, которое выгораживает новую знать, а смердов наказывает по всей строгости, особенно если конкретный смерд раскачивает лодку неудобными расспросами "Как превратить Ваш джип обратно в асфальт?"
  2. армеец2 10 ноября 2015 10:36
    А где фраза "продолжение следует"? Ведь, по сути, опубликованное является лишь вступлением к обозначенной автором теме.
    Российская либеральная интеллигенция, начитавшись роман Чернышевского "Что делать?", с 1864 года пребывает в перманентном поиске. При этом цель поиста - сам процесс, а не достижение результата. Отсюда и неприятие любой власти, и жуткие социальные экперименты, и недовольство собственным народом.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня