Турция после выборов: Эрдоган обещает стабильность вместо хаоса

Турция после выборов: Эрдоган обещает стабильность вместо хаосаВ воскресенье, 1 ноября, в Турции состоялись повторные парламентские выборы. Первые, как помним, прошли в июне и привели к политической неопределённости, что не позволило сформировать действующее правительство страны. Теперь основанная президентом страны Реджепом Тайипом Эрдоганом Партия справедливости и развития (ПСиР) получила голоса 49,4 процента избирателей и вместе с ними 317 из 550 мест в парламенте страны — Великом национальном собрании Турции.

Европейцы недовольны результатами повторных выборов


Возвращение президентской партии к власти вызвало в стране очень разную реакцию. Одни турки самозабвенно праздновали на улицах и площадях победу (ПСиР), другие — вышли на массовые протесты и получили в ответ слезоточивый газ, водомёты и полицейские дубинки. Поморщилась и Европа, еще неделю назад устами германского канцлера приглашавшая турецкого президента к широкому сотрудничеству.

Представители ОБСЕ и ПАСЕ назвали выборы в Турции «нечестными». Так, швейцарский депутат ПАСЕ Андреас Гросс отмечает, что предвыборная борьба была несправедливой и сопровождалась страхом. Ему вторит специальный координатор ОБСЕ Игнасио Санчез Амор. Он увидел серьёзное давление на прессу — отдельные журналисты в Турции подвергались преследованию и запугиванию.

Надо сказать, для этих заявлений, распространённых немецким порталом «Deutsche Welle», есть основания. Ведь в выборную кампанию активно включился президент Турции. Согласно конституции страны, он должен быть вне политической борьбы. Реджеп Эрдоган это конституционное требование проигнорировал и вел компанию под лозунгом: «Или я, или хаос», включив попутно всю мощь административного ресурса.

Понять Эрдогана можно. Больше десяти лет его партия была у власти. Прилично укрепилась, продвигая постепенное исламское возрождение. Июньские выборы были задуманы для дальнейшего усиления власти ПСиР. Эрдоган рассчитывал добиться в меджлисе конституционного большинства, чтобы переформатировать основной закон страны и создать в Турции президентскую республику. Не случилось. Сторонники светской парламентской республики оказали отчаянное сопротивление. Пришлось делать повторные выборы, чтобы правдами и неправдами зафиксировать в национальном собрании большинство президентской партии.

Эти политические качели имеют в Турции давнюю историю. Началась она с легендарного Мустафы Кемаля Ататюрка. К моменту падения Османской империи Кемаль-паша дослужился до чина командующего армией. В переломное для страны время он основал и возглавил Республиканскую народную партию Турции. С этой политической силой Ататюрк создал в западной части бывшей исламской империи светское государство — Турецкую Республику и на долгие пятнадцать лет стал её президентом, первым в истории страны.

Реформы Мустафы Кемаля Ататюрка основательно перетряхнули турецкое общество. Он упразднил халифат и объявил республику. По европейскому образцу переработал гражданский и уголовный кодексы, ввёл в стране латинский алфавит и светское обучение. Были закрыты дервишские ордены, религию отделили от государства, женщинам предоставили избирательное право. Ататюрк отменил титулы и феодальные формы обращения. Республика ввела для граждан фамилии.

Много ещё чего было сделано. Даже одежда подверглась радикальным реформам. Не надо думать, что страна стала поголовно счастлива от нахлынувших перемен, а турки радостно кидали в воздух свои фески, попутно меняя их на европейские шляпы. Сопротивление было, но Ататюрк его жёстко пресекал. Тому способствовали военное прошлое первого турецкого президента и его реформы. Они нашли поддержку у большей части населения страны.

Как продвигают исламское возрождение Турции

Ататюрка не стало в 1938-м. Сторонники религиозного развития Турции ещё долго не смогут найти поддержку в обществе. Они поднимутся только в конце пятидесятых и будут претендовать на власть. Помехой исламистов станут военные. Высшее командование Турции совершит несколько переворотов (в 1960-м, 1971-м, 1980-м, и 1997-м.), возвращая страну к принципам, которые сформировал Мустафа Кемаль Ататюрк.

Последний по времени переворот 1997 года в Турции назовут «мягким». Он и правда будет бескровным по сравнению, скажем, с 1980-м. Тогда пришедшие к власти военные только расстреляли по приговору суда более 500 человек. Сотни тысяч людей репрессировали — посадили в тюрьмы, лишили работы и паспортов.

В феврале 1997-го, когда турецкая армия очередной раз вмешалась в политику, поводом стало нарушение светской конституции Турецкой Республики. Такое обвинение предъявили военные президенту страны Неджметтину Эрбакану, развернувшему активную религиозную пропаганду. Он даже готовился разрешить ношение хиджабов в общественных местах. Эрбакана заставили уйти в отставку. Его партия (Партия благоденствия) была запрещена, а все её имущество передали государству.

Нынешний президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в 1997 году занимал пост мэра Стамбула и входил в руководящее ядро Партии благоденствия. После переворота военные осудят Реджепа Эрдогана по статье «Разжигание ненависти и вражды по религиозному и расовому признаку», и четыре месяца он проведёт в тюрьме.


Возродится консервативная исламская партия только в 2001 году. Под новым названием (Партия справедливости и развития-ПСиР) её воссоздадут молодые реформаторы исламистского толка. В этом процессе активное участие примут Абдулла Гюль (будущий президент Турции) и Тайип Эрдоган (впоследствии премьер-министр страны, теперь — президент). Спустя год, эта консервативная исламская партия выиграет национальные выборы и на долгие годы придёт к власти в Турции.

С военными Гюль и Эрдоган поквитаются только через десять лет. Осенью 2010-го, к тому времени серьёзно укрепившись в общественном сознании, ПСиР проведёт в Турции конституционный референдум. Основные изменения в законодательство предлагались под стандарты Евросоюза. Так, ограничивалось влияние армии на политическую и общественную жизнь, значительно снижалась роль военных трибуналов, отменялась юридическая неприкосновенность организаторов военных переворотов и пр.

Введение поправок поддержали 58 процентов голосовавших. В Евросоюз они не попали, зато в последующие после референдума два года ПСиР основательно зачистила военных. За участие в переворотах или их подготовку были арестованы и осуждены более десятка генералов (включая бывшего начальника генерального штаба турецкой армии), сотни офицеров. Теперь власть президентской партии ещё больше укрепили повторные выборы в парламент, прошедшие 1 ноября

Не все рассчитывают на стабильность, или Такие разные прогнозы…

Итоги повторных выборов для многих наблюдателей стали неожиданными. Ведь прогнозы экспертов практически повторяли результат июньского голосования. «Мы ошибались, а почему — еще предстоит выяснить», — говорит теперь владелец исследовательской компании KONDA Тархан Эрдем. Он опасается, что в обществе наступит период раскола и пропаганды ненависти.

Для таких опасений есть основания. Политическая культура Турции включает в себя не только митинги и шествия для отстаивания своих позиций. Например, в далёком восьмидесятом военный переворот остановил жёсткий политический клинч, в котором сошлись исламисты, курды, коммунисты, демократы, левые. Тогда в их столкновениях погибли более пяти тысяч человек. Хоронила Турция и нынешних участников предвыборных политических баталий.

Профессор Ближневосточного технического университета Хусейн Багчи даже считает, что «страх определил результаты выборов в Турции». Сейчас он надеется, что власть осознаёт меру своей ответственности. Так он оценил речь после победы официального лидера ПСиР, премьер-министра Ахмета Давутоглу. «Он говорил о демократии. Складывается впечатление, что Давутоглу понимает, что Турции надо побороть страх». Вот что конкретно сказал недавно турецкий премьер: «Никто не должен опасаться дискриминации, мы покончим с расколом, конфликтами и напряженностью в Турции». В сравнении с высказываниями президента Эрдогана профессор Багчи назвал речь Давутоглу «тёплой».

Однако главный в этом властном тандеме всё-таки жёсткий и бескомпромиссный президент Реджеп Тайип Эрдоган. Это его вмешательство переломило ход выборов, и ему сегодня рукоплещут обнадёженные своими перспективами исламисты. Эрдоган и так уже сделал многое из того, за что в 1997-м военные убрали из власти его идейного предшественника — президента Неджметтина Эрбакана. В Турции сегодня восстановлено религиозное образование и даже предпринимаются усилия, чтобы таких школ было больше, чем светских. Женщинам разрешено в общественных местах носить хиджабы.

Теперь темой местных СМИ стало возрождение халифата во главе с Эрдоганом. Сам Эрдоган в официальной риторике старается избегать этого термина. Ведь в действующей конституции страны пока ещё сохраняются ограничения на использование религии в политических целях. Даже правящую партию ПСиР «умеренно исламистской» называют исключительно политологи.

Меж тем, доцент кафедры теории и истории международных отношений Санкт-Петербургского госуниверситета Александр Сотниченко считает: «Президентские амбиции Эрдогана очень импонируют традиционным мусульманам, которые мечтают о некоем духовном восстановлении Османской империи, о величии османских султанов, возможно, о величии первых мусульманских халифов, с которыми часто сравнивают Эрдогана».

За примерами далеко ходить не надо. Вот что пишет по этому поводу Абдуррахман Дилипак из газеты Yeni Akit, подконтрольной правящей ПСиР. Он напоминает, что в Турции всегда существовал халифат, и если он возродится, то в президентском дворце Ак-Сарай займут свои кабинеты представители из всех мусульманских государств мира, а Реджеп Тайип Эрдоган может стать признанным лидером мусульман-суннитов по всему миру и даже «халифом».

Мечтания Дилипака возникли не на пустом месте. Мир помнит тесные связи турецкого президента с происламскими режимами в Египте и Тунисе и то, как Эрдоган защищал их от последовавшего потом падения. Есть свидетельства контактов турецких властей с боевиками-исламистами, именующими свою группировку «Исламским государством». В прошлом году, после взятия Мосула, они арестовали сотрудников генерального консульства Турции и членов их семей — всего 49 человек. Потом скоренько отпустили.

Реждеп Эрдоган тогда заявил, что освобождение турецких граждан обошлось без выкупа: «Есть вещи, о которых говорить нельзя. Государством нельзя управлять, будто это частная лавочка». Многие эксперты оценили эту сделку, как проявление взаимного сотрудничества. Они ссылаются на близкий к «Исламскому государству» веб-сайт Takva Haber (базирующийся, кстати, в Турции). Сайт сообщил, что приказ об освобождении заложников был отдан лично новоявленным «халифом» Абу-Бакром аль-Багдади. «Ключом к успеху переговоров стало обоюдное признание другой стороны государством».

…В этом нет ничего удивительного. Сегодня эксперты сходятся во мнении, что для исламистов многих стран мира Партия справедливости и развития Турции — своя партия. Они — родные по крови. Потому вряд ли приходится рассчитывать, что после выборов Турецкую Республику ждёт стабильность и порядок. За годы светского развития здесь выросли поколения людей, которым чужды традиции, так милые сердцу президента Эрдогана. Без борьбы эти люди свои позиции точно не уступят.
Автор:
Геннадий Грановский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

11 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти