Оружие Индии: слоны и… доспехи! (Часть 2)

Едва ли не столь же рано в Индии начали приручать и использовать в боевой практике слонов. Именно отсюда они распространились сначала по всему античному миру, причем в самой Индии их применяли в сражениях вплоть до середины XIX века! Слон – очень умное и исключительно сильное животное, способное поднимать большие тяжести и долгое время нести их на себе. И нет ничего удивительного в том, что их столь долгое время использовали на войне.

Оружие Индии: слоны и… доспехи! (Часть 2)

Индийский боевой слон в доспехах. Королевский Арсенал в Лидсе, Англия.


Во времена древних Пунических войн у Птолемеев и Селевкидов уже были целые отряды специально выдрессированных боевых слонов. Их «экипаж» обычно состоял из погонщика, направлявшего слона и умевшего с ним управляться, и нескольких стрелков из лука либо копейщиков с длинными копьями и дротиками, которые сидели у него на спине в некоем подобии крепостной башни, сделанной из досок. Первоначально врагов пугал даже сам факт их появления на поле боя, а лошади от одного их вида бесились и сбрасывали с себя всадников. Однако очень скоро в армиях древнего мира с боевыми слонами бороться научились и применять их стали с большой осторожностью, ибо уже не раз случалось так, что огромные животные бежали с поля сражения и при этом топтали собственные войска.

Чтобы защитить слонов от неприятельского оружия, их точно так же, как и коней, начали покрывать защитными панцирями. Наиболее раннее упоминание о применении слонов в защитном вооружении относится к 190 году до н. э., когда они были использованы армией Антиоха III Великого из династии Селевкидов в битве при Магнесии против римлян. Несмотря на бронзовые панцирные пластины слоны, ставшие в ходе битвы неуправляемыми, обратились в бегство и смяли свои собственные войска...

В XI веке в Индии султан Мухмуд Газневи имел 740 боевых слонов, у которых были панцирные наголовья. В одном из сражений против сельджуков индийский Арслан-шах использовал 50 слонов, на спинах у которых сидело по четыре одетых в кольчуги копьеносца и лучника. Вражеские кони при виде слонов начали беситься, однако сельджукам все-таки удалось отразить атаку, поразив вожака слонов в живот – единственное место, которое у него не было прикрыто броней.

В своем походе на Дели в 1398 году Тамерлан тоже встретился со слонами, одетыми в кольчужные панцири и обученными выхватывать всадников из седел и швырять их на землю. Слоны обычно ставились впереди войска и неуязвимые для мечей и стрел плотной шеренгой шли на неприятеля, чем повергали его в страх и ужас, заставляя обратиться в бегство даже самых достойных.


«Слон из Лидса». Вид с той стороны, где доспехов сохранилось больше.

Войску Тамерлана было тяжело, поскольку на слонах у индусов сидели не только лучники, но и метатели гранат-банн, производившие страшный грохот, а также ракетчики с ракетами из бамбуковых труб. Тем не менее, победа осталась за воинами Тамерлана, сумевшими попасть стрелами в погонщиков слонов. Не чувствуя больше твердой руки человека, в грохоте и под яростными ударами, сыпавшимися на них отовсюду, слоны, как это бывало очень часто, начали паниковать и обратились в бегство. Перепугавшийся и взбесившийся слон был настолько опасен для своих собственных войск, что еще в древности каждый погонщик слонов имел не только специальный крюк для управления слоном, называвшийся анкус, но также еще молоток и зубило, которое, если животное выходило из повиновения, нужно было забить ему в голову. Взбесившегося от боли слона предпочитали убить, но не допустить его в ряды своих войск.

После этого Тамерлан сам использовал боевых слонов в битве при Ангоре и выиграл ее, несмотря на ожесточенное сопротивление османской армии. Русский путешественник Афанасий Никитин, оказавшись в Индии в 1469 году, был поражен великолепием и могуществом индийских правителей, даже на прогулку выезжавших в сопровождении боевых слонов, Никитин писал: «... выехал султан на прогулку, а с ним 2 визиров великих да 300 слонов, наряженных в доспехи булатные с башнями, а башни окованы. В башнях же по 6 человек в доспехах с пушками да с пищалями, а на великом слоне 12 человек». Другие современники сообщали, что на бивни слонов надевали отравленные острия (!), арбалетчики и метатели чакр располагались у них на спине, а воины с ракетным оружием и гранатами прикрывали слонов по бокам. В битве при Панипате только непрерывный огонь артиллерии и мушкетеров позволил отразить атаку слонов, оказавшихся даже при всем своем вооружении хорошей мишенью для артиллеристов и стрелков из армии Бабура.


Изображения индийских боевых слонов по старинным миниатюрам.

До нашего времени дошел целый ряд изображений боевых слонов эпохи Великих Моголов, например, в иллюстрациях знаменитой рукописи «Бабур-наме». Однако рисунки рисунками, а вот настоящий доспех слона уцелел только один и сейчас он находится в Британском королевском музее-арсенале в городе Лидсе. Судя по всему, он был изготовлен в конце XVI – начале XVIII века. Доспех вывезла в Англию в 1801 году жена сэра Роберта Клайва, бывшего в то время губернатором Мадраса. Благодаря леди Клайв нам совершенно точно известно, как выглядели эти уникальные доспехи, являвшиеся результатом постепенного (длительного) развития конской брони.


«Слоновый конь». Что это и для чего? Увы, сфотографировать и перевести табличку под этой странной фигурой не удалось.

Благодаря этому доспеху мы знаем, как выглядела уникальная защита боевых слонов, ставшая, по сути дела, итогом развития конской брони. Доспех представляет собой набор из малых и больших стальных пластин, соединенных при помощи кольчужного плетения. Без отсутствующих пластин доспех, хранящийся в Лидсе, весит 118 килограммов. Полный комплект должен был бы состоять из 8349 пластин общим весом 159 килограммов! Крупные квадратные позолоченные пластины доспеха покрыты чеканными изображениями идущих слонов, цветов лотоса, птиц и рыб.


Фрагмент доспеха «слона из Лидса».

Возможно, со стороны были видны только эти пластины, а остальные части доспеха закрывались матерчатой попоной с квадратными вырезами. Все квадратные пластины были подбиты подушечками из хлопка. Детали панциря, состоявшего из нескольких частей, надевали на слона поверх льняной подкладки. Боковые части имели кожаные ремешки, которые связывались у слона по бокам и на спине.

Защита головы «слона из Лидса» состоит из 2195 пластин размером 2,5 на 2 сантиметра, соединенных вертикально; вокруг глаз пластины располагаются по кругу. Ее вес – 27 килограммов, крепится она за ушами слона. В доспехах имеется два отверстия для бивней. Хобот на две трети не защищен. Защита горла и груди весом двенадцать килограммов имеет в середине вырез для нижней челюсти и состоит из 1046 пластин размером 2,5 на 7,5 сантиметра. Крепление этих пластин таково, что они заходят одна на другую подобно черепице.

Боковые детали доспеха состоят из трех вертикальных панелей каждая. В них вставлены чеканные стальные пластины с рисунками; в передней части их одиннадцать, в средней – двенадцать, в задней – десять. Кроме крупных пластин каждая панель содержит соединенные кольчужным плетением более мелкие: передняя – 948 пластин общим весом восемнадцать килограммов; средняя – 780 пластин общим весом двадцать три килограмма; задняя – 871 пластину общим весом двадцать три килограмма.


Индийские мечи. Некоторые имеют у основания клинка пистолет.

Передняя панель украшена чеканными пластинами; на пяти пластинах изображены боевые слоны, на одной – лотос, на одной – павлин и на четырех нижних – рыбы. На пластинах центральной панели – семь слонов, лотос, павлин и три пары рыб. На задней – семь слонов и четыре пары рыб. Все слоны на пластинках ориентированы по ходу движения головой вперед. То есть, учитывая общее количество пластин и соединяющего их кольчужного плетения можно с уверенностью сказать, что перед нами типичный бахтерец, вот только сделан он не на коня и не на всадника, а на слона!


Возможно, такие доспехи носил какой-нибудь воин, тоже сидевший на слоне. Кто знает?

Интересно, что на фигуре слона, воссозданной в Лидсе, спина у него поверх панциря покрыта обычным ковром и именно на нем, а не в какой-то «окованной башне», сидит позади погонщика один-единственный воин-копейщик. Правда, есть фотография Королевского архива, датируемая 1903 годом, где также изображен слон в доспехе из металлических пластинок и панцирной чешуи, нашитой на тканевую основу. Так вот у него на спине видна небольшая площадка с бортиками, в которой вполне могли размещаться воины. Кроме защитного доспеха на слона надевалось и «вооружение» – специальные металлические наконечники на бивни; это было поистине страшное оружие. Сохранилась всего лишь одна пара таких наконечников, вывезенная в Англию из Мусора, где она находилась в арсенале магараджи Кришнараджи Вадияра III (1794 –1868). В 1991 году один наконечник из этой пары предлагался к продаже на аукционе Сотбис [1].

Последний на сегодня доспех для боевого слона хранится также в Англии, в родном городе Вильяма Шекспира, Стратфорд на Эйвоне, в музее «Стратфордский Арсенал». Однако этот доспех существенно отличается от доспеха из Лидса тем, что, напротив, сделал из очень крупных пластин, закрывающих голову, хобот и бока слона, а на спине его установлена башенка с четырьмя опорами и крышей. На передних ногах – крупные пластины с шипами и только уши покрыты броней из пластинок, аналогичной тем, что имеется на слоне из Лидса.

Таким образом, слоновьи доспехи вырабатывались (или, по крайней мере, хранились в арсеналах Индии) очень долго, причем уже даже тогда, когда они доказали свою полную бесперспективность, как впрочем и сами боевые слоны. Дело в том, что при всей своей сноровке в дрессировке слона, человек чисто физически не может с ним справиться. Любая оплошность погонщика на поле боя, нервозность самих слонов, довольно легко поддающихся панике, умелые действия неприятеля – все это очень легко могло привести боевых слонов к выходу из повиновения. В таком случае они превращались в «оружие Судного дня», применив которое полководец самым решительным образом ставил все на карту.

Итак, рыцарская «кавалерия на слонах» на Востоке так и не появилась по нескольким причинам. Во-первых, находясь на слоне, воин подвергался сильному обстрелу со стороны неприятеля, во-вторых, оказаться на спине бегущего, обезумевшего слона было крайне опасно, как, впрочем, и упасть с него.


Индийский кольчужный доспех XVII в. (Метрополитен музей, Нью-Йорк)

Вот почему индийские раджи и султаны, если во время битвы и восседали на слонах, то применяли их исключительно в качестве подвижных наблюдательных пунктов, а сражаться и отступать предпочитали верхом на лошади – не такой сильной, зато более быстрой и легкоуправляемой. На спинах же боевых слонов располагались простолюдины – лучники и мушкетеры, метатели чакр, дротиков, воины с ракетами (последних индийцы настолько широко и успешно применяли в сражениях против англичан, что те, в свою очередь, позаимствовали у них это оружие).


Качество индийского булата было столь велико, что иной воин был уже разрублен пополам, а все еще тянулся поднять саблю!

Но, говоря языком современности, иметь боевых слонов было престижно. Недаром, когда шах Аурангезеб запретил индусам, даже самым знатным, ездить на слонах, те посчитали это величайшим оскорблением. Их применяли во время охоты, на выездах, с их помощью демонстрировали силу правителя. Но слава боевых слонов померкла также, как и у тяжеловооруженных рыцарей на Западе, едва только против них стали выступать хорошо обученные воины с мушкетами и достаточно подвижная и скорострельная артиллерия, которую начали применять в полевом бою. Увы, ни ракеты, ни легкие пушки на спинах слонов положения так и не изменили, поскольку они не могли подавить артиллерию противника и... настичь его легкую конницу, которую теперь все чаще и чаще стали вооружать все тем же огнестрельным оружием.
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

60 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти