Огненные рейды советских партизан

Огненные рейды советских партизан


Советские партизаны в годы Великой Отечественной войны применяли различные формы борьбы с врагом. Одной из таких форм являлись рейды, являвшиеся совокупностью боев, диверсионно-разведывательной и агитационно-политической деятельности.


В различные периоды войны партизанские отряды, уходящие в рейды, имели также разные задачи. В 1941-1942 годах они заключались в развертывании партизанской борьбы в новых районах, а также установлении связи с другими отрядами. Типичным примером этого явился рейд группы партизанских формирований под командованием В.3. Коржа в середине марте 1942 года, которая прошла с боями по территории шести районов Минской области, громила вражеские комендатуры и полицейские участки, разрушала коммуникации, вела политическую работу с населением. В результате этого рейда укрепилась связь с массами, поднялся авторитет партизанского движения и, практически, удвоилось количество бойцов в отрядах.

Подобные задачи выполняли летом 1942 года 1-я и 4-я партизанские бригады Ленинградской области совместно с латышским партизанским полком «За Советскую Латвию», совершившие рейд к границам Латвии, а также партизанский корпус под командованием В.В. Разумова, действовавший в Калининской области осенью 1942 года, и множество других партизанских формирований.

В целом же рейды партизан в начальном периоде войны не были массовыми. Тактика действий подобных операций только вырабатывалась. Совершались они в основном на малую глубину ограниченными силами и, нередко, имели цель вывести отряды из-под ударов фашистских карательных подразделений.

Переход Советской Армии к наступлению на втором этапе войны, рост размаха партизанской борьбы, обеспечение партизанских отрядов собственными радиоузлами и современными минно-подрывными устройствами, накопленный в ходе боев опыт, дали возможность направить усилия в рейдах на более масштабные задачи.

С конца 1942 года рейды проводились в основном крупными партизанскими силами, в них участвовало, чаще всего, несколько партизанских соединений (отрядов). Решения на их проведение принимались руководящими органами партизанского движения и только в экстренных случаях - самостоятельно. Во втором и третьем периодах войны на основании решений штабов партизанского движения было проведено более 40 рейдов с участием более сотни крупных партизанских формирований. Одновременно увеличилась и их глубина. Партизаны уходили за сотни и даже тысячи километров от своих баз, зачастую покидая их навсегда.

Весной 1943 года, когда Ставка Верховного Главнокомандующего выработала план летне-осенней кампании и определила юго-запад как основное направление, рейдовые части и соединения получили задачу разведать наличие и состояние оборонительных рубежей противника по западным берегам Оскола, Северского Донца, Десны, Днепра, выявить силы и характер укреплений вокруг Полтавы, Днепропетровска, Запорожья, Кременчуга, Киева, Чернигова, Жмеринки, Николаева, Одессы, а также проверить состояние некоторых укрепрайонов по западной границе. Одновременно были определены и частные задачи. Так, соединению знаменитого С.А. Ковпака приказывалось: «выйти в Черновицкую область для воздействия там на коммуникации врага...», партизанскому формированию Я.И. Мельника надлежало «выйти в Винницкую область для систематического воздействия на коммуникации, подходящие к железнодорожным узлам Жмеринке, Казатину». Соединению М.И. Наумова предписывалось пройти по южной степной части Житомирской, Киевской и северной части Кировоградской области, установить связь с действующими там партизанскими отрядами, совершить диверсии на железнодорожной линии Фастов - Знаменка, дезорганизовать судоходство на Днепре и сформировать новые партизанские отряды в районе Чигирин - Смела - Знаменка. Большинство из этих задач было выполнено.

Соединение С.А. Ковпака вышло в рейд в Прикарпатье 12 июня 1943 года из Гомельской области, имея 130 пулеметов, 380 автоматов, 9 пушек, 30 минометов и другое оружие. Поход был тяжелым. Приходилось вести борьбу не только с частями гитлеровцев, но и с бандами украинских националистов. Соединение с боями прошло по территории 13 областей Белоруссии и Украины, форсировало реки Днестр, Горынь, Случь, пересекло десятки сильно охраняемых шоссейных и железных дорог и к концу июля 1943 года вышло на границу с Венгрией. Было уничтожено и ранено более 3800 вражеских солдат и офицеров, пущено под откос 19 военных эшелонов, взорвано и сожжено 52 моста, 51 склад, выведено из строя 3 электростанции, 20 узлов связи, 198 км телефонно-телеграфных проводов, сожжено множество нефтевышек и 3 склада нефти, разгромлено несколько немецких гарнизонов, находившихся в населенных пунктах, освобождено из фашистского плена несколько сотен человек.



В 1944 году находящиеся в рейдах партизанские формирования тесно взаимодействовали в оперативном плане с наступающими войсками. Некоторые из них, обладавшие наибольшим боевым опытом, провели успешные рейды уже за пределами СССР, на территории Польши и Чехословакии.

Каждый рейд требовал тщательной подготовки. Штабы партизанского движения при постановке соединениям боевых задач на рейд, обычно указывали привлекаемые силы, цель рейда, ориентировочное направление движения, исходный и конечный пункты маршрута, сроки нахождения в пути, задачи в новом районе. Штаб соединения уточнял полученную задачу, составлял план рейда, производил разбивку всего маршрута на суточные переходы, намечал места стоянок и дневок, продумывал походный порядок, организацию управления и связи, меры материального обеспечения, охранения на марше и стоянках, противотанковые и противовоздушные защиты, согласовывал по месту, времени и цели действия партизанских подразделений между собой, с авиацией, если она выделялась для поддержки соединения, с местными партизанскими формированиями, районы боевых действий которых находились в полосе движения. При групповом рейде вопросы взаимодействия отрабатывались и с соседними соединениями (отрядами), которые обычно следовали параллельными маршрутами.

Особое внимание обращалось на тщательную разведку маршрута движения и объектов предстоящих действий. Сбор сведений о противнике обеспечивался целенаправленной работой партизанской разведки. Необходимые разведывательные данные получали партизаны и из штабов партизанского движения, в оперативном подчинении которых они находились. Важная роль отводилась заблаговременно высылаемой войсковой разведке. Так, командование 208-го партизанского полка (командир Н.Е. Беспоясов), готовясь в конце 1943 года к передислокации из Кличевского района Могилевской области в Граевский район Белостокской, с помощью полковой разведки, тщательно проверило весь маршрут, выяснило обстановку на пути движения. За 5 дней до выхода полка в рейд П.Т. Терехов отправил в штаб три донесения с информацией о дислокации вражеских гарнизонов, их численности, вооружении, боеспособности и моральном состоянии. В них он детально охарактеризовал коммуникации и сообщил, насколько они используются, рекомендовал места привалов и дневок. Разведвзвод установил связь с расположенными на пути полка партизанскими формированиями, договорился с их командованием о боевом взаимодействии.

Подготовка к рейду обычно проходила на территории партизанского края. Отряды накапливали оружие, боеприпасы, готовили обоз. Личный состав усиленно занимался боевой подготовкой. На занятиях отрабатывались такие темы, как «Марш и встречный бой», «Выход из боя», «Форсирование водных преград», «Преодоление интенсивно эксплуатируемых врагом железных и шоссейных дорог» и др. Партизаны изучали огневое и подрывное дело, правила конспирации, учились ориентироваться на местности, ходить по азимуту.

Все подготовительные мероприятия проводились скрытно. Командование особенно заботилось о сохранении в тайне цели, сроков и маршрута рейда, численности отрядов и их вооружения. С этой целью проводились мероприятия по дезинформации противника: распространялись ложные слухи, по ложным направлениям высылалась маршрутная разведка и др. Так, командование одной из партизанских бригад (командир А. В. Романов), готовясь летом 1943 года к рейду из Витебской области в район города Вилейки, отдало фиктивный приказ о перебазировании бригады в Сиротинский район Витебской области, срок выхода указан не был. На ложном направлении время от времени производился демонстративный поиск (подготовка к рейду заняла около двух месяцев), тогда как запланированный маршрут движения изучался с помощью соседних партизанских формирований.



Специфика действий партизан в глубоком вражеском тылу с постоянно открытыми флангами не позволяла использовать шаблоны в построении походного порядка соединения. Впереди колонны находилось, как правило, подразделение разведки, за ним главные силы и подразделения охранения. Важно было, чтобы походное построение партизанских сил обеспечивало легкость управления, быстроту движения и развертывания, надежную защиту от внезапных ударов врага, особенно с фланговых и тыловых направлений.

Так, походный порядок партизанского соединения А.Ф. Федорова (6 отрядов, минометная батарея, кавалерийская группа, санчасть и другие боевые и специальные подразделения, всего более полутора тысяч человек), совершившего в марте - июне 1943 года переход из-под Чернигова в район Ковеля, был следующим. Впереди, на флангах и в тылу на удалении 25 км и более от колонны главных сил действовали разведывательно-диверсионные группы. Движение колонны возглавляла головная походная застава (рота), за ней перемещался авангард, на удалении 4 - 6 км от которого следовали главные силы. От возможных фланговых ударов гитлеровцев колонну охраняли боковые походные заставы (1 - 2 взвода), выделяемые от каждого отряда. Тыловая походная застава (рота) прикрывала колонну с тыла. Санитарная часть и обоз перемещались в центре колонны. Кавалерийская группа и минометная батарея совершали марш в голове главных сил и в случае внезапного появления противника активными действиями, совместно с охранением, обеспечивали организованное вступление в бой соединения или давали ему возможность сманеврировать с целью обхода врага и выхода на его тылы.

Место штаба на марше определялось обстановкой. Обычно командир и комиссар следовали впереди колонны главных сил, а начальник штаба - с головной походной заставой. Управление отрядами командование и штаб соединения осуществляли по радио, с помощью связных, используя звуковые и световые сигналы и «маяки», которые выставлялись на перекрестке дорог.

Задачи отрядам ставились на ближайший переход, обычно на сутки вперед, исходя из общего замысла и конкретной обстановки. Конечная цель рейда сохранялась в тайне.

Марши совершались преимущественно ночью. Днем партизаны отдыхали в лесах или глухих населенных пунктах, вели глубокую разведку. На дневках отряды рассредоточивались, занимали круговую оборону. Треть имеющихся сил выделялась в резерв на случай отражения внезапного вражеского нападения. Особое внимание уделялось соблюдению конспирации, дисциплины, точному исполнение приказов.

До выполнения основной задачи рейда главные силы стремились не ввязываться в затяжные бои, шли, соблюдая все меры предосторожности, глухими тропами, малоизвестными дорогами. Встречавшиеся на пути небольшие гарнизоны противника уничтожались. В стороне от основного маршрута соединения, иногда на значительном расстоянии, действовали многочисленные разведывательно-диверсионные группы, отвлекая внимание противника от колонны главных сил. Такая тактика себя оправдывала. Противник нес большие потери, тогда как основные рейдирующие силы партизан оставались для него неуловимыми.



В ходе рейдов партизанам нередко приходилось преодолевать сильно охраняемые сухопутные и водные коммуникации. Это вызывало большие трудности и требовало известного мастерства. Специальные ударные группы захватывали участок дороги, намеченный для перехода, и обеспечивали проход по нему колонны главных сил. На флангах все пути минировались, выставлялись заслоны-засады, предпринимались также различные отвлекающие действия. Реки партизаны форсировали на подручных средствах, лодках, паромах или захваченных у противника переправах, а также вброд. При этом они действовали внезапно и решительно, проявляя смекалку. Так, при подходе к Днепру разведка, высланная вперед от соединения А.Н. Сабурова, совершавшего осенью 1942 года рейд из Брянских лесов на Правобережную Украину, установила, что в прибрежных пунктах нет никаких средств для переправы и только в Лоеве, и то на противоположном берегу, имелся паром. Численность гарнизона города, по ее данным, составляла около 200 человек.

Получив такие сведения, командование соединения решило предпринять дерзкий маневр. До сих пор соединение двигалось на север. У противника, который постоянно следил за действиями партизан, создалось впечатление, что они движутся на Гомель. Фашисты начали срочно стягивать к нему войска, уменьшая гарнизоны в других городах и селах. Был резко сокращен и гарнизон Лоева. Партизаны же вдруг повернули на юг, спутав тем самым все расчеты врага, и в ночь на 7 ноября вышли к Днепру против Лоева.

Сразу же через реку скрытно переправилась усиленная рота автоматчиков. Внезапно совершив ночной налет, смельчаки овладели лоевской комендатурой и захватили переправу. Остатки гарнизона, не зная, какими силами располагают нападающие, в панике бежали. Вскоре на пароме партизаны доставили подкрепление. Остатки гитлеровцев в городе были полностью уничтожены.



Получив информацию о том, что партизаны заняли Лоев, гитлеровское командование подтянуло резервы и начало наступление, намереваясь потопить партизан в Днепре.

В то время как находившиеся в городке подпольщики вели бой с наседавшими на них гитлеровцами, через Днепр, южнее Лоева по приказу А.Н. Сабурова переправился на лодках 8-й батальон П.В. Ревы. Он овладел местечком Радуль Черниговской области и, совершив обходный марш, нанес внезапный удар с тыла по атаковавшему Лоев противнику. Оказавшись в огненном мешке, фашисты в беспорядке отступили. В боях 8 и 9 ноября партизаны истребили 130 и ранили 75 гитлеровцев, уничтожили 5 бронемашин, 12 грузовых и 2 легковые машины.

Несмотря на маскировку, партизаны не всегда могли избежать столкновений с превосходящим по силе врагом. Напуганные появлением рейдирующих отрядов в новом районе, гитлеровцы стремились окружить их и уничтожить. Столкнувшись с карателями, партизаны стремились прикрыться походным охранением, дождаться темноты и, изменив направление движения, быстро оторваться от преследователей. Если этот маневр не удавался, то готовился прорыв.

Изучив вражескую группировку, партизаны в наиболее слабом ее месте наносили удар и выходили из окружения. Прорыв организовывался, преимущественно, ночью или на рассвете, когда бдительность врага притуплялась. Практиковался и такой способ, как скрытное просачивание за боевые порядки врага. Выходили партизаны в заранее определенный район сбора по приказу командования небольшими группами, каждая из которых, выполняя общий план, действовала самостоятельно на указанном направлении. Там они вновь объединялись в соединение или отряд. Такой маневр, например, предприняло партизанское соединение С.А. Ковпака, когда оно оказалось окруженным превосходящими силами фашистских регулярных войск в Карпатах.

Рейды крупных соединений являлись характерной особенностью советского партизанского движения. Чередуя движение с боями, маневрируя на обширной территории, появляясь в самых неожиданных для противника местах, партизаны наносили ему значительный урон. Опыт показал, что для проведения рейдов больше всего подходит среднепересеченная местность с лесными массивами, которая дает возможность маневрировать и на которой есть где укрыться и отдохнуть. В степи и на равнинной местности, а также на территориях с густой сетью коммуникаций, успешно действовали небольшие подвижные отряды и разведывательно-диверсионные группы. Сюда же на непродолжительное время выходили и крупные партизанские формирования для выполнения определенных заданий командования. Так действовало, например, соединение М.И. Наумова.

1 февраля 1943 года оно отправилось в рейд из Хинельских, лесов для разрушения вражеских коммуникаций на территории Сумской, Харьковской и Полтавской областей, которые интенсивно использовались в это время немцами. Всего 7 отрядов соединения отправились в рейд верхом на лошадях и на санях, преодолевая в длинные зимние ночи по 50 - 80 км в сутки. Противник не успевал сконцентрировать вокруг соединения достаточные для разгрома силы. К тому же заснеженные поля и перелески лишали его превосходства в маневрировании. Партизаны стремительно прошли по южным безлесным районам Сумской области, подорвали пять железнодорожных мостов на магистралях Сумы - Харьков, Сумы - Готня, Сумы - Люботин. За счет притока бойцов из местного населения соединение выросло к середине февраля почти вдвое.



Дальнейший рейд проходил в более тяжелых условиях. После переправы через Днепр партизаны несколько суток ожидали прибытия грузов из советского тыла. Даже незначительная задержка в движении позволила противнику сколотить сильный карательный отряд. Дальше двигаться соединению пришлось с тяжелыми боями. Лишь выход 6 апреля 1943 года в обширный партизанский край, на севере Украины, спас соединение от разгрома. За время этого героического рейда партизаны форсировали 18 рек, пересекли 15 действовавших железных дорог, провели 47 боев, в результате которых было выведено из строя около 3000 вражеских солдат и офицеров. Действия партизан показали эффективность рейдовой тактики в степных районах при условии непрерывности движения, а также большое значение партизанских краев как баз отдыха, лечения больных и раненых, переформирования и пополнения боеприпасами рейдирующих соединений.

Характерно, что, придерживаясь выработанной тактики в рейдах, партизанские формирования несли гораздо меньше потерь, чем противник. Примером может служить так называемый Неманский рейд 1-й Украинской партизанской дивизии под командованием П.П. Вершигоры, совершенный ею по заданию Ставки ВГК. Летом 1944 года, взаимодействуя в прифронтовой полосе с войсками 1-го Украинского, 1-го и 3-го Белорусских, 2-го Прибалтийского фронтов, соединение (3 полка, 7 эскадронов - всего две тысячи человек) прошло более 1100 км по территории Пинской, Барановичской, Гродненской, Белостокской, Брестской областей, форсировало пять раз Неман, Березину, Щару, Свислочь, Днепро-Бугский канал, с боем дважды преодолело шоссе Москва- Варшава, которое гитлеровцы превратили в настоящую оборонительную позицию с минированными завалами в сторону леса, дзотами и бронеколпаками на шоссе, имевшими огневую взаимосвязь. Соединение провело 90 боев, в ходе которых было выведено из строя более 3000 гитлеровцев. Партизаны же в ходе рейда потеряли 32 человека убитыми, 64 ранеными, 13 пропавшими без вести.

Успех был достигнут благодаря умелому руководству соединением со стороны командования, высокому политико-моральному состоянию партизан, большому боевому опыту, накопленному личным составом в предыдущих рейдах. К этому времени соединение выросло в подвижную пеше-конную легкую дивизию. Рейд совершался в обстановке отступления противника, поэтому гитлеровское командование не имело возможности разведать намерение соединения и предпринять против него конкретные меры. Рейд еще раз доказал преимущество мобильных соединений по сравнению с привязанными к определенной территории.



В ходе проведения рейдов партизаны вели не только бои, но и политическую работу с населением. «Вступаешь в село, - учил С.А. Ковпак своих подчиненных, - поднимай народ на борьбу, применяй для этого все: листовки, радио, агитаторов. Помогай и вооружай местных партизан, передавай им свой опыт, чтобы завтра, когда ты будешь далеко, позади тебя не затухло пламя пожаров, не умолк грохот взрывов». Этих правил придерживались и другие рейдирующие партизанские формирования. Так, личный состав партизанской дивизии под командованием С.Ф. Маликова во время рейда по западным областям Украины зимой и весной 1944 года провел 632 встречи с местными жителями, на которых присутствовало свыше 35 тыс. человек, распространил 50 тыс. листовок и газет, как присланных из советского тыла, так и выпущенных типографией соединения.

Невзирая на тяжелые условия, в которых приходилось действовать: длительные изнурительные переходы, сложные погодные условия, недостаток боеприпасов и продовольствия, постоянные бои с превосходящими силами врага, - партизаны, в ходе рейдов, наносили противнику существенный урон, отвлекали значительные силы фашистских войск на охрану тылов.



Источники:
Вершигора П., Зеболов В. Партизанские рейды. Кишинев: Штиинца, 1962. С. 14-1519-20. 44-51,59
Огарков Н. Партизанское движение в Великой Отечественной войне. М., Воениздат, 1978. С.228-236
Князков А. Партизанское движение в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг М.: Терра, 1998. С.354-356, 372, 378-382.
Князков А. Партизанские рейды. // Военно-исторический журнал. 1983. №8. С. 55-62.
Старожилов Н. Партизанские соединения Украины в Великой Отечественной войне. Киев: Высшая школа, 1983. С. 49-54.
Автор:
Инженер-технарь
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

10 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти