Кровавый реванш Тайипа Эрдогана



В жизни Турции начался новый этап. Партии справедливости и развития (ПСР) по итогам досрочных выборов удалось сохранить власть, но ожидать, что в стране воцарятся мир и спокойствие, не приходится. Руководство во главе с Тайипом Эрдоганом пошло по опасному пути, грозящему Турции неисчислимыми бедствиями.


Угроза краха

В «Сказках тысячи и одной ночи» есть рассказ о рыбаке, который выловил в море запечатанный кувшин. Снедаемый любопытством, бедняк открыл сосуд, и оттуда вырвался джинн, много столетий назад заточённый царём-волшебником. Опрометчивый поступок стоил рыбаку жизни: он не смог загнать злого духа обратно в кувшин и поневоле стал виновником многих бед.

В злом умысле героя сказки обвинить нельзя: о последствиях своего деяния он не догадывался. Бывают, однако, случаи, когда джиннов выпускают сознательно, пытаясь использовать творимые ими несчастья в собственных корыстных интересах. Именно это произошло в Турции. Стремление остаться на властном Олимпе толкнуло президента Эрдогана и руководство правящей Партии справедливости и развития на шаги, закладывающие мины замедленного действия под всю страну.

1 ноября в Турции прошли парламентские выборы — вторые в этом году. На первых, состоявшихся в июне, ПСР показала наихудший результат за всю свою историю. Получив всего 258 мест из 550, она потеряла возможность самостоятельно формировать правительство. Для Эрдогана и верхушки ПСР неудача не просто грозила лишением возможности принимать решения, не оглядываясь на оппозицию. Отсутствие контроля над парламентом и правительством неизбежно привело бы к тому, что первым лицам государства, и в первую очередь президенту, пришлось бы отвечать по резонансным коррупционным делам. Достаточно вспомнить операцию «Большая взятка», когда по обвинениям в контрабанде, незаконном выделении земельных участков и т.д. были арестованы крупные чиновники, бизнесмены и даже дети ряда министров. Тень пала и на сына Тайипа Эрдогана — Билала, подозреваемого в растрате средств благотворительного фонда.

Путём грубого вмешательства властям удалось блокировать расследование. Но надолго ли? В окружении Эрдогана явно боялись новых разоблачений. Недаром накануне 1 ноября Билал с семьёй поспешно вылетел в Италию, покинули страну и некоторые другие фигуранты скандала.

Потеря власти ставила крест и на амбициях Эрдогана. Несколько лет назад он инициировал конституционную реформу, предусматривающую превращение Турции из парламентско-президентской в суперпрезидентскую республику, с практически неограниченными полномочиями главы государства. Часть этого плана была выполнена: в прошлом году Эрдоган сменил премьерское кресло на президентское. Однако перераспределение полномочий затянулось. Правящей партии не хватило голосов, чтобы вынести проект Конституции на референдум. Итоги июньских выборов и вовсе похоронили эти надежды: кроме ПСР, ни одна из прошедших в парламент партий не поддерживала идею переписывания Основного Закона.

Пиар на крови

В этих условиях у власти было два пути: либо смириться с изменением политической ситуации, в которой большинство избирателей проголосовали за оппозицию, либо взять реванш. Оснований для последнего не было. Турецкая экономика переживает не лучшие времена. Резко обесценилась национальная валюта, растёт безработица, особенно среди молодёжи. Всё большее раздражение в обществе вызывают внутри- и внешнеполитические авантюры: ползучая исламизация, ликвидация независимости судебной системы, концентрация власти в руках узкого круга лиц, а главное, опасные игры Анкары с сирийскими боевиками, включая «Исламское государство».

Тем не менее, руководство Турции пошло по второму пути. Партия справедливости и развития, которой Эрдоган поручил создание правящей коалиции, откровенно саботировала переговоры с оппозицией. Аналогичную позицию занял президент. По закону, в случае неспособности крупнейшей фракции договориться об альянсе, это право переходит к следующей по численности. Эрдоган, однако, отказался вручать мандат Народно-республиканской партии. Другими словами, власть взяла курс на новые парламентские выборы. Этого добиться удалось. Центризбирком назначил голосование на 1 ноября.

Теперь перед руководством встала задача каким-то образом переломить негативные для себя тенденции и в течение считанных месяцев вернуть растерянную популярность. Выходом стало… искусственное развязывание гражданской войны.

На протяжении десятилетий одной из серьёзнейших проблем Турции был «курдский вопрос». Вплоть до недавнего времени курдам было отказано в праве не только на политическую, но и на культурную автономию. Притеснения неизбежно вызывали отпор. Главной силой сопротивления стала Рабочая партия Курдистана (РПК), выступавшая за право народа на самоопределение.

При Эрдогане начался процесс примирения. В 2013 году между Анкарой и РПК было заключено перемирие. Турецкие власти фактически признали курдов самостоятельным этносом и частично сняли запрет на использование курдского языка в образовании и СМИ. В ответ отряды РПК согласились частью сложить оружие, частью перебраться в Иракский Курдистан.

Турецкими властями двигал тонкий расчёт. Эрдоган надеялся на поддержку курдов в принятии новой Конституции. Когда надобность в этом отпала, Анкара нарушила перемирие. Причём сделала это так, что виновными были объявлены сами курды. В результате теракта, прогремевшего 20 июля в городе Суруч на границе с Сирией, погибли свыше 30 курдских активистов. Власти обвинили во всём смертников «Исламского государства», но, по данным курдов, террористы были связаны с турецкими спецслужбами. Чаша терпения переполнилась. По городам прокатились акции протеста, в Суруче нашли тела двух полицейских, которых курды обвинили в пособничестве террористам.

Власти использовали это как повод. В Турции была объявлена «война с терроризмом», причём главным врагом оказались не исламисты, а курды. Начались массовые аресты, одновременно турецкая авиация стала наносить удары по позициям курдских сил в Сирии и Ираке. В конце концов РПК заявила о выходе из перемирия.

Из спровоцированной волны насилия власти выжали максимум выгоды. Прокурдская Партия демократии народов (ПДН), прошедшая в парламент и «отщипнувшая» часть голосов у ПСР, стала подвергаться тотальному очернению. Руководство ПДН обвинили в связях с Рабочей партией Курдистана и стремлении разрушить единство Турции. Против лидера партии С. Демирташа возбудили уголовное дело, возможность ПДН проводить агитационную кампанию фактически свелась к нулю. А в сентябре по всей стране прокатились погромы офисов оппозиционной партии и независимых СМИ, явно направляемые из одного центра.

Разжигая страх и ненависть, власть цинично объясняла это проигрышем правящей партии. «Вспышка насилия является результатом того, что избиратели не предоставили одной партии достаточно мест в парламенте», — заявил Эрдоган в эфире одного из телеканалов.

Таким образом, накануне досрочных выборов ПСР перешла на традиционное поле правых националистов, прежде занимаемое Партией националистического движения. Выражается это не только в антикурдской политике. Власть стала заигрывать с наиболее одиозными представителями правого лагеря. Вице-премьером временного правительства, исполнявшего обязанности до выборов, был назначен Тугрул Тюркеш — сын печально известного Алпарслана Тюркеша. Этот сторонник фашистской Германии основал Партию националистического движения и её молодёжное крыло «Серые волки», ответственное за антикоммунистический и антикурдский террор в 1970—1990-е годы. Неудивительно, что значительная часть электората националистов в итоге перетекла к ПСР.

Но самым чудовищным из элементов агрессивной предвыборной кампании стал теракт в Анкаре 10 октября, унёсший жизни 102 человек. В тот день в столице собрались тысячи людей, возмущённых поддержкой властями исламистов и развязыванием гражданской войны. Обычно акции протеста сопровождаются в Турции жёсткими мерами со стороны полиции, устанавливающей пункты пропуска, оснащённые металлодетекторами. 10 октября ничего этого не было, что позволило террористам беспрепятственно проникнуть на митинг.

Крупнейший в истории Турции теракт потряс страну. Власти, однако, беззастенчиво использовали его для «чёрного пиара». Когда личности смертников (ими, как и в Суруче, оказались боевики «Исламского государства») уже были установлены, Эрдоган заявил о том, что за взрывом стоит «объединённая террористическая группировка», состоящая из ИГ, Рабочей партии Курдистана и сирийских спецслужб.

Эта несусветная ложь, повторяемая изо дня в день, в итоге помогла ПСР победить. Запуганный и деморализованный народ отдал голоса за тех, кто, по меткому замечанию одного аналитика, отравил колодец, чтобы дороже продать воду.

Точка выбора

На первый взгляд, руководство Турции может торжествовать. ПСР увеличила представительство в парламенте до 317 мест и может в одиночку формировать правительство. Крупнейшая оппозиционная сила — Народно-республиканская партия — пошла на поводу у победителя, назвав выборы «честными» и повторив пропагандистское клише о завершении «чрезвычайного периода».

И всё же говорить о безусловной победе нельзя. Конституционного большинства правящая партия так и не получила. Это значит, что самостоятельно вынести проект новой Конституции на референдум она не сможет. Но даже если ПСР удастся найти союзников, не факт, что идею наделения президента широчайшими полномочиями поддержит всё её руководство. Наблюдатели отмечают, что Давутоглу, прежде находившийся в тени Эрдогана, демонстрирует всё больше самостоятельности. И не факт, что он как глава правительства захочет отдавать власть президенту.

Более того, в политических кругах Турции циркулируют слухи о возможном расколе ПСР. Необдуманная политика её руководства вызывает недовольство среди сторонников умеренного крыла. Лидером новой партии может стать экс-президент Абдулла Гюль, не боящийся идти против «генеральной линии» партии. После теракта 10 октября он выразил соболезнования руководству Партии демократии народов, что вызвало злобную критику лидеров ПСР.

Но куда опаснее другой раскол. Стремясь набрать политические очки, власти Турции разожгли кровавый конфликт. На юго-востоке полыхает гражданская война, но вместо того, чтобы бросить все силы на её тушение, они подбрасывают сухой хворост. Турецкие самолёты бомбят сирийских курдов, наступающих на «Исламское государство», и грозят применением ещё большей силы в случае объявления курдской автономии на севере Сирии. Подобная политика не может не вызвать возмущённого отклика в самой Турции.

В этих условиях назревает насущная необходимость в появлении силы, способной противостоять разрушительному курсу, избранному турецкими властями. Очевидно, что традиционная оппозиция в лице Народно-республиканской партии с такой задачей справиться не может. Эту роль может взять на себя Партия демократии народов, уже сделавшая важный шаг на пути превращения в общенациональную силу. По сути, это широкая коалиция, объединившая множество движений, в основном левой ориентации.

Утверждать, что Турция сделала выбор на много лет вперёд, таким образом, нельзя. Страна переживает сложный период развития, и какая сила победит — разрушительная или созидательная — покажет время.
Автор:
Сергей Кожемякин
Использованы фотографии:
http://mmc-news.com/news-turkey-and-039;s-ruling-party-gets-a-second-chance-307204.dbv
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

36 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти