Семнадцать мгновений Гуревича

Семнадцать мгновений ГуревичаОднажды я увидела по телевизору в программе новостей, как пожилому человеку генерал вручал документ о реабилитации. По журналистской привычке записала: «Анатолий Маркович Гуревич, последний из оставшихся в живых участников «Красной капеллы». Проживает в Санкт-Петербурге». Вскоре я поехала туда, чтобы разыскать Анатолия Гуревича.

Оказалось, это непросто. В справочном киоске мне ответили, что по новым правилам надо сначала запросить – согласен ли Гуревич на передачу своего адреса незнакомому человеку. Моя командировка, казалось, проваливалась.

И тут я позвонила в организацию «Дети блокадного Ленинграда»: всегда заходила к ним, когда приезжала в Северную столицу. Рассказала о своем поиске. И вдруг в этой организации мне сказали: «А мы его хорошо знаем. Он выступал у нас. Записывайте телефон и адрес».


На другой же день я поехала к нему. Дверь мне открыл пожилой человек, в улыбке и жестах которого чувствовалось умение располагать к себе людей. Он пригласил меня в свой кабинет. Каждый день я приезжала к нему, и наш разговор продолжался до вечера. Рассказ его был удивительно откровенный и доверительный. А его жена, заботливая Лидия Васильевна, когда видела, что он уставал, прерывала нас, приглашая к столу.

… Анатолий Гуревич учился в Ленинграде в институте «Интуриста». Готовясь стать гидом, изучал немецкий, французский, испанский. Он был заметным студентом в институте. Играл в самодеятельном театре, учился стрелять в тире и возглавлял отряд МПВО. С юных лет проявились в нем широта интересов, готовность переносить большие перегрузки. В 1937 году Гуревич добровольцем уезжает в Испанию, где шла гражданская война. Становится переводчиком в штабе интербригад. Когда вернулся в СССР, ему предложили поступить на службу в военную разведку. Его готовили как радиста и шифровальщика. В Ленинской библиотеке он изучал уругвайские газеты, план улиц столицы Уругвая, его достопримечательности. Прежде чем он отправился в путь, в Главном разведуправлении немало поломали голову над тем, чтобы запутать его следы. Сначала как мексиканский художник он поедет в Хельсинки. Затем в Швецию, Норвегию, Нидерланды и в Париж.

На окраине Парижа он встречается с офицером советской разведки. Отдает ему мексиканский паспорт и взамен получает уругвайский на имя Винсенте Сьерра. Так на ближайшие годы Гуревич станет уругвайцем...

С разведкой связано немало парадоксальных историй. Одна из них: советский разведцентр никогда не создавал организацию под названием «Красная капелла».
Еще до войны в разных станах Европы – во Франции, Бельгии, Германии, Швейцарии появились разрозненные разведгруппы, каждая из которых работала автономно. На мощной немецкой станции радиоперехвата обнаружили работу нескольких радиостанций. Еще не зная, как проникнуть в тайну шифра, немецкие специалисты аккуратно записывали каждую радиограмму, складывали их в особую папку, на которой было написано: «Красная капелла». Так что это название родилось в недрах абвера и осталось в истории Второй мировой войны.

Гуревич приезжает в Брюссель. Здесь он встречается с офицером советской разведки Леопольдом Треппером. Они идут навстречу друг другу, держа в руках журналы с яркими обложками. Треппер передает «уругвайцу» Кенту сведения о брюссельской разведгруппе, которую ранее создавал. Кент становится руководителем разведгруппы в Бельгии.

У Гуревича – такая «легенда»: он – сын богатых уругвайских бизнесменов, которые недавно умерли, оставив ему солидное наследство. Теперь он может путешествовать по миру. Гуревич поселился в тихом пансионе, окруженном цветниками. Здесь ему нравились и добродушная хозяйка, и изысканная кухня. Но однажды приходится срочно покинуть привычное место. Хозяйка сообщила ему, что один из номеров забронировал бизнесмен из Уругвая. Гуревич понял, что его ожидает провал. Утром под благовидным предлогом он покидает пансион.

Как и подобает состоятельному человеку, он снимает просторную квартиру в центре Брюсселя. В эти дни Гуревич он напоминает человека, которого бросили в реку, едва научив плавать. Однако надо отдать должное его природной сметке. Вживаясь в чужой образ, он старается оставаться самим собой. Чем был занят Гуревич в Ленинграде? Он постоянно учился. Он решил стать студентом и в Брюсселе, поступает в школу, которая называлась «Для избранных». Здесь обучаются дети государственных чиновников высших офицеров, крупных бизнесменов. В этой школе Гуревич занят изучением языков. Общаясь со студентами, он узнает немало ценного, что интересует советскую разведку. По «легенде» Гуревич приехал в Брюссель, чтобы заняться бизнесом, вот и поступает учиться в коммерческий институт.

В марте 1940 года Гуревич получает шифровку из Москвы. Ему необходимо выехать в Женеву и встретиться с советским разведчиком Шандором Радо. Надо было выяснить – почему с ним прекратилась связь. Никто не знал, может быть, Радо арестован, и Гуревич попадет в ловушку.

«Мне передали только адрес, имя и пароль, - рассказывал Анатолий Маркович. – Приехав в Женеву, я будто бы случайно пришел на улицу, которая была указана в шифровке. Стал наблюдать за домом. Заметил, что из дверей часто выходили люди с рулонами географических карт. Здесь располагался магазин. Я позвонил Шандору Радо, и вскоре мы встретились. Шандор Радо являлся ученым-географом. Он был убежденным антифашистом. По своей доброй воле стал помогать советской разведке. В Женеве под его руководством работали радиостанции, которые передавали сообщения в Москву.

Гуревич обучил Шандора Раду новому шифру, передал ему программу радиосвязи. Впоследствии Шандор Радо написал об этой встрече: «Кент провел инструктаж детально и толково. Он действительно знал свое дело».

Даже если бы Гуревич не смог бы больше ничего сделать значительного, эта его успешная поездка в Женеву и встреча с Шандором Радо были бы достойны того, чтобы войти в историю военной разведки.
Шифр, который он передал женевской группе Сопротивления, использовался четыре года. Шандор Радо передал в Москву сотни радиограмм. Многие из них были настолько ценными, что будто бы попали к разведчикам из самой ставки Гитлера. Женева в те дни приняла многих эмигрантов из Германии, в том числе и тех, кто понимал, что Гитлер ведет страну к гибели. Среди них были выходцы из высокопоставленных кругов Германии, которые обладали обширной информацией, у них также остались друзья в Берлине, которые разделяли их взгляды. В Женеву стекались ценные сведения.

Гуревич снимает виллу в пригороде Брюсселя на улице Атребат. Здесь проживает прибывший из Москвы радист Михаил Макаров. По паспорту он тоже уругваец. В этой группе еще один опытный радист – Каминский. Здесь находится Софи Познанская, которая подготовлена как шифровальщица. Соседи недовольны тем, что на вилле часто по вечерам звучит музыка. Так подпольщики пытались заглушить звуки морзянки.

Гуревич проявляет редкое умение – находит выход в самых сложных ситуациях. Ему нужны деньги, чтобы содержать виллу с подпольщиками, да и у него самого появилась роскошная квартира.

Гуревич решает стать настоящим коммерсантом, чтобы зарабатывать деньги для разведки.
В одном доме с ним проживают миллионеры Зингеры. Он часто заходил к ним по вечерам – поиграть в карты, послушать музыку. Дочь Зингеров Маргарет особенно рада его приходу. Молодые люди явно симпатизируют друг другу. Зингеры собираются уехать в США, поскольку война уже на пороге Бельгии. Гуревич не раз говорил Зингерам о своей мечте – открыть свою фирму. Зингеры берутся ему помочь. Они передадут ему помещения, а также свои деловые связи. Они просят его опекать Маргарет, поскольку она отказывается ехать с родителями. Вскоре в печати появляется сообщение об открытии торговой фирмы Симекско. Гуревич становится ее президентом. Он открывает филиалы в других городах. Маргарет на правах хозяйки приглашает гостей. Гуревич и Маргарет живут в гражданском браке.

Эта солидная фирма получает заказы от интендантской службы вермахта. Гуревич сложил невероятную комбинацию. Немецкие военные перечисляют деньги на счет Симекско, которые идут на содержание советской разведгруппы.

Если бы создать сериал, посвященный Гуревичу, его можно было бы назвать «Семнадцать мгновений победы». Конечно, ему везло, но и сам он проявлял редкую находчивость.

Гуревич получает новое сложное и опасное задание. Ему надо добраться в Берлин и встретиться с немецкими участниками Сопротивления. Радиограмма Кенту была отправлена в августе 1941 года. Тревожное время в Москве. При составлении радиограммы, которую получил Кент, была допущена оплошность, которая приведет к страшной трагедии, в конце которой появится палач, веревочная петля и гильотина в темном подземелье... Составляя радиограмму Кенту, в Разведцентре на Лубянке указали подлинные адреса берлинских подпольщиков, пароли, фамилии и номера телефонов.

Гуревич вспоминал: «Я приехал в Берлин на поезде и отправился искать один из адресов. Знал только имя и фамилию – Харро Шульце-Бойзен. Кто этот человек, я, конечно, не знал. Поднимаясь по лестнице, читал надписи на медных табличках дверей. Меня крайне удивило – в доме проживали генералы, адмиралы. Я подумал, что произошла какая-то ошибка. Не может подпольщик жить в таком доме. Решил позвонить из будки телефона-автомата. Мне ответил женский голос: «Сейчас я к вам подойду». Из дома вышла красивая женщина. Это была жена Шульце-Бойзена. Звали ее Либертас. В оживленном разговоре я назвал ей пароль. Либертас сказала, что ее муж уехал в командировку. Но вечером должен вернуться. Попросила меня больше не звонить. Чувствовался мой акцент. Я понял, что Либертас в курсе дел своего мужа. Она назначила мне встречу: «Завтра мой муж Харро подойдет к метро вблизи вашей гостиницы».

На другой день в назначенное время я стоял около метро. Вдруг увидел – ко мне направляется немецкий офицер. Признаться, мне стало жутко. Подумал, что сейчас попаду в застенки гестапо. Но подойдя ко мне, офицер назвал пароль. Это был Харро Шульце-Бойзен. К моему удивлению, он пригласил меня в гости. В его кабинете я увидел книги на разных языках, в том числе и на русском.

«В тот вечер моему удивлению не было предела. Харро Шульце-Бойзен поставил на стол бутылку… русской водки. Он поднял тост за победу Красной армии. И это в Берлине, в те дни, когда войска вермахта находились на подступах к Москве».
Гуревич достал блокнот и симпатическими (невидимыми) чернилами стал записывать стратегически важные сведения, которые сообщал ему Шульце-Бойзен. Здесь впервые прозвучало название города – Сталинград, где развернется грандиозная битва, которую назовут закатом гитлеровской военной мощи. Шульце-Бойзен сообщил о планах гитлеровского командования на 1942 год. Основной удар будет наноситься на юге. Цель операции – перерезать Волгу и захватить нефтеносные районы Кавказа. Германские вооруженные силы испытывают острую нехватку бензина. В свой блокнот Гуревич записывает также информацию о том – сколько и на каких заводах в Германии выпускается боевых самолетов. На германских самолетах пока не установлены устройства для ведения химической войны. Однако на складах находится большое количество отравляющих веществ. И еще важное сообщение: в городе Петсамо немецкая разведка в ходе наступления захватила сейф с дипломатическим шифром комиссариата иностранных дел Советского Союза. Радиограммы, которые отправляются по дипломатическим каналам, не являются тайной для германского руководства. Шульце-Бойзен сказал также – где находится ставка Гитлера в Восточной Пруссии.

Кто же был он – Харро Шульце-Бойзен и как случилось, что он стал помогать советской разведке? В начале 30-х годов он учился в Берлинском университете. В те дни здесь бурлили политические споры о будущем страны. Харро Шульце-Бойзен вместе с друзьями стал выпускать журнал под названием «Противник». В журнале предоставляли трибуну для студентов самых разных взглядов. Не было места на его страницах для фашистов.

Шульце-Бойзен вырос в семье, которая гордилась своей родословной. Харро был внучатым племянником гросс-адмирала фон Тирпитца, который являлся основателем германского военного флота. Его именем был назван сверхмощный линкор, равного которому не было в годы войны. Харро вырос независимым и мужественным человеком. После прихода Гитлера к власти, гестапо обратило внимание на студенческий журнал «Противник», в редакции появились офицеры в черной форме. Они арестовали Харро Шульце-Бойзена и его друга Генри Эрландера. Гестаповцы решили подвергнуть их жесткой пытке. Во дворе тюрьмы выстроились в два ряда палачи с резиновыми дубинками. Из камеры волоком вытащили Генри Эрландера. Его бросили сквозь строй. Два десятка молодчиков били его с двух сторон с издевательским смехом: «Поддай ему еще сапогами! Ему, кажется, мало!» На глазах Харро его друга забили насмерть.

Мать Харро хлопотала о судьбе сына. В отличие от Харро, она была убежденной фашисткой. Среди ее друзей был Герман Геринг, которого называли «вторым после Гитлера».
Мать Харро обратилась к нему. Геринг обещал ей помочь. Харро был освобожден из тюрьмы. Однако, еще находясь в камере, он поклялся отомстить за гибель друга. Он понял, что его страна попала в руки жестоких и коварных карателей. Когда началась война, его симпатии обратились к СССР. Он верил, что Красная армия освободит его родину от коричневой чумы. Геринг по просьбе матери взял Харро на работу в Министерство военной авиации, которым руководил. Харро читал многие документы, которые составляли государственную тайну. Связь с советской разведкой он установил через своего друга Арвида Харнака, работавшего в министерстве экономики. В 30-е годы Арвид Харнак приехал в СССР в составе делегации, которая изучала плановую экономику. Харнак побывал во многих городах и на стройках Советского Союза. Он не скрывал своих антифашистских взглядов и симпатий к Советской стране. Во время поездки на него обратила внимание советская разведка. Так появились пароли, тайные встречи, а затем радиопередатчик.

Впоследствии Харнак и Шульце-Бойзен познакомились и подружились. Эти двое, рискуя своей жизнью, собирали сведения для советской разведки, они стали центром берлинской группы антифашистов, которые считали своим долгом бороться с гитлеровским режимом.

Гуревич возвращается в Брюссель и принимается за работу. Якобы пустые страницы блокнота оживают под действием реактивов, и Кент одну за другой посылает шифровки в разведцентр. Часть текстов он передает радисту Макарову. Передатчики в Брюсселе работают по 5-6 часов, что было недопустимо с точки зрения безопасности. Разведчики это понимали, но мужественно выполняли свой воинский долг. Они не знали, что в эти дни по улицам Брюсселя колесит машина с мощным пеленгатором – «чудо техники», как называли ее немецкие офицеры. Попав в пригород Брюсселя на улицу Атребат, немецкие радисты уловили сигналы радиопередатчика. Им удалось определить дом, откуда исходили звуки радиосвязи. Услышав шаги на лестнице, Макаров успел бросить в камин шифровки. Его арестовали и затолкали в машину. Радист Давид Каминский выпрыгнул из окна, но упал, раненый, на улице. Гестаповцы арестовали его, а также шифровальщицу Софи Познанскую и хозяйку виллы Риту Арну. Это случилось в ночь на 13 декабря 1941 года.

Утром в дверь виллы постучал приехавший из Парижа Леопольд Треппер. Он увидел перевернутую мебель, плачущую хозяйку Арну. Леопольд Треппер заявил, что перепутал адрес. Документы у него были в порядке, и его отпустили. По телефону он сообщил Кенту о погроме на вилле. «Я кричал на него, - рассказывал Гуревич. – Он нарушил все правила конспирации. Леопольд уехал в Париж. Мне тоже надо было срочно скрыться. Но как быть с Маргарет? Она ничего не знала о моей тайной жизни. Я сказал ей, что моих соотечественников уличили в спекуляции. Полиция будет, возможно, проверять дела всех латиноамериканцев. Поэтому мне лучше уехать. Она со слезами просила взять ее с собой. Мы добрались в Париж, а затем в Марсель, который находился в неоккупированной части Франции. В этом городе я предусмотрительно открыл филиал своего предприятия Симекско. Фирма приносила доход, и мы вели привычный образ жизни. Здесь прожили почти год».

Дальше начинаются тайны и разные версии. Кто выдал адреса подпольщиков и шифр, которым они пользовались? Анатолий Гуревич считал, что шифр выдал один из радистов, не выдержав пыток.
Французский писатель Жиль Перро нашел немецкого офицера, который производил аресты на вилле в Брюсселе. Тот рассказал, что хозяйка виллы вспомнила название книги, которая всегда лежала на столе ее постояльцев. Гестаповцы нашли книгу у букинистов в Париже. Эта книга послужила основой для открытия тайны шифра. Немецкие специалисты стали читать радиограммы, скопившиеся в папке «Красной капеллы». Дошла очередь и до шифровки, в которой были указаны фамилии и адреса берлинских подпольщиков. Харро Шульце-Бойзена арестовали на работе. Его жену Либертас задержали на вокзале, она пыталась уехать. Арестованы Арвид Харнак и его жена.

«Харро Шульце-Бойзен и его друзья были настоящими героями. Такие, как они, помогали спасти многие жизни наших солдат», - говорил о подпольщиках Анатолий Гуревич.

В ноябре 1942 года Гуревич и его жена Маргарет были арестованы. Только во время допросов Маргарет узнала, что полюбила советского разведчика.

Гуревич смог доказать, что она не причастна к его делам. В камере он узнает, что попал в ловушку. От его имени в Московский разведцентр отправлены шифровки. При этом он, якобы, сообщает, что находится на свободе и продолжает вести разведку. В отчаяньи Гуревич решает включиться в радиоигру, которую затеял абвер. Он надеется – каким-нибудь хитроумным способом сможет передать, что арестован и работает под контролем. И ему с течением времени это удалось.

Гуревич смог установить особые отношения с офицером абвера Паннвицем, который вел дела «Красной капеллы». Он знал, что Паннвиц участвовал в карательной операции против чешской деревни Лидице, которая была сметена с лица земли. Там погибли и английские парашютисты. Со всей дерзостью отчаявшегося Гуревич говорил Паннвицу, что озабочен его судьбой. Ему нельзя попасть в плен к союзникам. Англичане не простят ему гибель своих парашютистов. Что же ему оставалось? Сдаться советским войскам. История может показаться невероятной, но Паннвиц в самом деле окажется в Москве. Паннвиц без прежнего контроля смотрел на работу Кента. И ему удалось передать скрытое сообщение о том, что он под арестом.

Гуревич узнал о гибели Харро Шульце-Бойзена. Когда-то он первым сообщил, что вермахт будет наступать на юге. Он не успеет узнать о нашей победе в Сталинграде.
Его поведут на казнь в декабре 1942 года, в те самые дни, когда дивизии Красной армии сжимали кольцо вокруг окруженных гитлеровских войск. Вместе с ним казнен и Арвид Харнак. Страшная казнь ожидала Либертас. На гильотине ей отрубили голову. На гильотине погибла жена Харнака – Милдред и все женщины, участники «Красной капеллы». Всего было казнено более 100 человек. Одни повешены, другие расстреляны.

…Кент вместе с Паннвицем, его секретаршей Кемпка и немецким радистом Стлука добирается в Австрию. Паннвиц сообщает Гуревичу, что в концлагере его жена Маргарет родила сына. Паннвиц получил задание – устраивать в Австрии базы для тех, кто будет бороться после поражения Германии. Но сейчас все озабочены своим спасением. По существу Кент командует действиями группы. Вокруг дома, где они укрылись, слышны выстрелы и команды на французском языке. Кент и в этой обстановке не теряет самообладания. Он выходит на крыльцо и кричит по-французски: «Я – советский офицер! Мы выполняем задание советской разведки!»

По его просьбе их отвозят в Париж. Гуревич приходит в советское консульство. Объясняет, что хотел бы доставить в Москву своего тюремщика Паннвица. В июне 1945 года Гуревича и немецкую группу на самолете отправляют в Москву. «Мне хотелось проехать через Красную площадь. Мечтал об этом, - говорил Анатолий Маркович. – У меня был рюкзак, набитый документами «Красной капеллы». Они помогут во всем разобраться». Но машина повернула к зданию НКВД.

Скорый суд вынес Гуревичу постановление: 20 лет исправительно-трудовых лагерей по статье – измена Родине. Он работал в Воркуте на строительстве шахт.
В 1955 году по амнистии он вышел на свободу. Но не был амнистирован. Стал писать в высокие инстанции, добиваясь амнистии. И кто-то, прочитав его письмо, возмутился: «Он еще пишет!»

В поезде Гуревич познакомился с миловидной девушкой Лидой Кругловой. В те дни, когда они готовятся в свадебное путешествие, приходит приказ о его новом аресте. Он отправлен в мордовский лагерь. Его невеста вместо свадебного платья наденет телогрейку и поедет повидать заключенного Гуревича. Дождется его освобождения. Всю оставшуюся жизнь он будет называть ее своим ангелом-хранителем. Она оказалась человеком редкой доброты.

И все-таки Гуревич добьется своей полной реабилитации. Клеймо изменника будет снято с его имени. В архиве найдут документ, который подтверждал, что Гуревич сообщил в Москву, что работает под контролем. Разведцентр одобрил его радиоигру. Он прожил долгую жизнь. Анатолий Маркович Гуревич умер в 2009 году, ему было 95 лет.

…Когда я бывала в Санкт-Петербурге, то всегда заходила к Гуревичам. Меня поражала его доброжелательность. Пережив столько опасностей и несправедливости, Анатолий Маркович не озлобился, сохранил просветленную улыбку и юмор. Его позитивность – тоже одна из побед, которую он одержал в своей жизни.
Автор: Людмила Овчинникова
Первоисточник: http://www.stoletie.ru/ww2/semnadcat_mgnovenij_gurevicha_352.htm


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 11
  1. кошак 22 ноября 2015 06:07
    Реальность может быть невероятнее всяких выдумок.

    Герои, настоящие Герои, в т. ч. антифашисты.
  2. parusnik 22 ноября 2015 06:28
    Сколько читал о Гуревиче..поражался, его способностям найти выход из разных ситуаций..
    1. avt 22 ноября 2015 09:38
      Цитата: parusnik
      Сколько читал о Гуревиче..поражался, его способностям найти выход из разных ситуаций.

      Цитата: кошак
      Реальность может быть невероятнее всяких выдумок.

      Так что на этом лучше остановиться ибо реальность , да еще и в спецслужбах, штука довольно специфическая и восторженные , экзальтированные , тем более женские , как у автора,души ранить может смертельно .
      В июне 1945 года Гуревича и немецкую группу на самолете отправляют в Москву. «Мне хотелось проехать через Красную площадь. Мечтал об этом, - говорил Анатолий Маркович. – У меня был рюкзак, набитый документами «Красной капеллы». Они помогут во всем разобраться». Но машина повернула к зданию НКВД.
      laughing ..Ой врешь ! Царю врешь!"Вот так , нелегал ,да еще провалившийся всерьез думал что его по Москве катать везут - звезды на башнях Кремля показать !? laughing Как то навеяло другие воспоминания , ну пленных советских генералов и Лукина в частности везли в автобусе по Москве . А они сидели точно морозцем тронутые - на Лубянку везут, а оказалось в Кремль , где Сталин тому же Лукину сказал,что то что он под Смоленском в 41м сделал - не забудем. К чему это я ? Да еще раз - специфика службы подразумевает ВО ВСЕХ РАЗВЕДКАХ довольно жесткую проверку вернувшегося нелегала , особенно попавшего в плен и выпавшего из поля зрения резидентуры на этот срок.
      avt
  3. Тот же ЛЕХА 22 ноября 2015 06:39
    Составляя радиограмму Кенту, в Разведцентре на Лубянке указали подлинные адреса берлинских подпольщиков, пароли, фамилии и номера телефонов.


    what Как такое было возможно???
    Может просто сдали?.....
    на профессиональном уровне такие проколы ...я в это не верю.
    1. ranger 22 ноября 2015 09:55
      Цитата: Тот же ЛЕХА
      Как такое было возможно???Может просто сдали?.....на профессиональном уровне такие проколы ...я в это не верю


      Верить или не верить ничего не меняет... Кроме Гуревича ( псевдоним Кент) в лагеря после войны также отправились руководители "Красной Капеллы " Леопольд Теппер и Шандор Радо...
      А статья о Гуревича лишь повторение общеизвестных фактов - сравнительно недавно на ВО уже была подобная статья...
      Судьба Гуревича гораздо интересней и трагичней чем изобразила автор...Например, будучи резидентом Кент женился и у него родился сын - однако после ареста ему сообщили что его семья погибла. Его жена и взрослый сын, проживавшие за рубежом, сын много лет разыкивали Гуревича пока наконец смогли приехать в Россию...
      Что же касается прокола - то это факт известный,в открытом дотупе есть документы на этот счет, после ареста Берзиня в ГРУ и последовавшей чистки, там осталось не так уж много профессионалов...
      Например, в 1939 г. начальником ГРУ был назначен боевой летчик, ГСС, комдив Проскуров,снят с должности,расстрелян в октябре 1941 г.
      К сожалению, факты не всегда укладывются в привычную нам систему представлений...
      1. avt 22 ноября 2015 22:49
        Цитата: ranger
        Верить или не верить ничего не меняет... Кроме Гуревича ( псевдоним Кент) в лагеря после войны также отправились руководители "Красной Капеллы " Леопольд Теппер и Шандор Радо..
        В марте 1940 года Гуревич получает шифровку из Москвы. Ему необходимо выехать в Женеву и встретиться с советским разведчиком Шандором Радо. Надо было выяснить – почему с ним прекратилась связь. Никто не знал, может быть, Радо арестован, и Гуревич попадет в ловушку.

        В ноябре 1942 года Гуревич и его жена Маргарет были арестованы.
        Берем вводную - Вы контрразведчик , следователь которому поручена проверка ....ну Радо , не Гуревича и Вы, как минимум, эти факты знаете . Ваши действия ?Только не надо финала а ля ,,Щит и Мечь"c мундиром в орденах из чемодана. Разведчик выбравший ТАКУЮ профессию должен быть готов что его , как Гагарина, под фанфары у трапа самолета руководство страны встречать не будет и вполне себе завершением карьеры может быть забвение.Гуревичу еще крепко повезло по жизни.
        avt
  4. strelets 22 ноября 2015 09:16
    Вечная память героям! На таких историях надо воспитывать детей. Нужны книги и фильмы. Реальность покруче всякого вымысла!
  5. Flanke 22 ноября 2015 09:49
    В статье подробно, даже местами излишне подробно изложена информация, но ни слова не сказано за что его упекли в лагеря. Если такого человека сажают, значит на то есть крайне весомая причина. Автор не удосужился спросить Гуревича о ней.
    1. V.ic 22 ноября 2015 17:58
      Цитата: Flanke
      Если такого человека сажают, значит на то есть крайне весомая причина. Автор не удосужился спросить Гуревича о ней.

      Уважаемый, ОРГАНЫ говорят: то, что вы на свободе это не Ваша заслуга, это наша недоработка. У прокуроров несколько иная точка зрения: был бы человек, а "статья" найдётся.
      1. Flanke 23 ноября 2015 09:15
        Просто так не сажают. Есть официальная причина (приговор) и реальная. В случае с людьми такого масштаба они не всегда совпадают. А сам Гуревич знает за что его. Скажет или не скажет - другой вопрос. Но спросить надо было.
  6. kotev19 23 ноября 2015 19:30
    Еще не зная, как проникнуть в тайну шифра, немецкие специалисты аккуратно записывали каждую радиограмму, складывали их в особую папку, на которой было написано: «Красная капелла». Так что это название родилось в недрах абвера и осталось в истории Второй мировой войны.
    На фотографии: Штаб-квартира Абверштелле в отеле "Лютеция", Париж, 1943 год. Прослушивание и перехват радиопередач союзнических разведок.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня