Тающая Артика, возобновление замороженных конфликтов

До недавнего времени любые действия, как то добыча полезных ископаемых или установка стационарных модулей с вооруженным контингентом в Артике были практически невозможны из-за тяжелых климатических и природных условий. Построенные еще во времена холодной войны военные модули либо ликвидировали, либо законсервированы, а личный состав военных подразделений выведен на большую землю.

Сейчас ситуация в корне изменилась, из-за таяния льдов в Артике повышается средняя температура, становятся доступными шельфы с огромными запасами полезных ископаемых, что делает возможным не только безопасным плавание к берегам Арктики, но и размещение специалистов по добыче полезных ископаемых. Да и развитие технологий вышло на новый уровень достаточный для использования техники в полярных условиях.


Проблемы с Арктическим шельфом возникают еще и из-за того, что на самом деле границы в данном регионе по большей части носят приблизительный характер.

Российская федерация всегда выступала за раздел Арктического пространства по секторам, согласно крайних точек по меридиану до полюса. В этом случае большая часть Арктики останется за Россией. Такую же точку зрения имеет и Канада.

Соединенные штаты считают такую позицию в корне неверной, и считают, что странам принадлежит только 12-мильная зона от своего побережья, а Арктика получается ничейной территорией.

Еще одну точку зрения имеют Дания и Норвегия, которые считают, что раздел должен проходить по усредненной линии, по этой версии полюсом будет владеть Дания.

На этой почве постоянно происходят конфликты между Канадой и Соединенными Штатами за участки на Аляске и провинцию Юкон, между Данией и Канадой за территорию острова Ханс и его акваторию.

Существовавший спор между Норвегией и Россией из-за двухсотмильной зоны, которую в 77 году в одностороннем порядке установила Норвегия, и которая входила в территориальные воды Советского Союза, успешно разрешен совсем недавно. Государства договорились поделить спорные воды пополам, и что не характерно отказалась практически от варианта разделения Арктического пространства по секторам и сегодня имеет претензии только на двухсотмильную зону в которую входит арктический шельф с огромными залежами полезных ископаемых.

Еще одна проблема территориального значения – остров Гренландия. Остров составляет чуть менее 98 процентов территории Дании с населением порядка 58 000 человек. По оценкам экспертов на Гренландском шельфе может находиться более 150 миллиардов баррелей нефти. В конце 2008 года согласно проведенного референдума большая часть населения острова проголосовали за увеличенную автономность от Дании. Теперь Гренландия сама распоряжается полезными ископаемыми острова, Дании оставили оборону и внешнюю политику. Данное положение полностью не устраивает Данию и она ищет пути выхода из данной ситуации.

Военный потенциал стран Арктического региона

Вооруженные силы Дании, Норвегии и Канады из-за явного слабого военного потенциала не могут составить серьезной конкуренции Российской Федерации.
ВМС Норвегии имеют 6 подводных лодок, столько же тральщиков и шесть ракетных катеров, 5 фрегатов.

ВМС Дании имеют 7 фрегатов и 2 вспомогательных корабля.

ВМС Канады – 4 подводных лодки, 3 эсминца и 24 корабля фрегатов и тральщиков.

Эти страны не имеют частей морской пехоты и подразделений ВДВ, и практически отсутствуют средства для транспортировки военизированных подразделений на Арктическое побережье. Так же отсутствует возможность поражения береговых целей, нет морской авиации палубного базирования и КР.

Соединенные штаты не имею постоянного контингента в европейской части Арктики, за исключением РЛС в Гренландии. А на Аляске расположены 2 бригады ВС, одна - бригада «Страйкер», другая - 4 воздушно-десантная бригада и два авиационных крыла ВВС, в которые входят по 2 эскадрильи «F-22» и «F-16», по 1 эскадрилье «F-15», и вспомогательные самолеты для разведки и транспортировки. Так же на Аляске располагается 176 авиационное крыло ВВС Нацгвардии Соединенных Штатов.

Имеющиеся аэродромы могут вместить до 300 самолетов, которые могут быть переброшены на Аляску в течение нескольких дней. Так же эти самолеты могут увеличить наземные сухопутные подразделения в несколько раз за пару дней.

Аляска имеет в Форт-Грили самый мощный комплекс ПРО Соединенных Штатов, входящий в глобальную систему обороны США. Комплекс имеет на вооружение ракеты «GBI», примерное количество всех ракет около 40 единиц.

На Аляске отсутствуют боевые надводные корабли и подводные лодки, имеются несколько кораблей Береговой обороны и охраны.
Российский Арктический потенциал.

Российская Федерация вследствие определенных обстоятельств сосредоточила свою военную мощь в европейской части Арктики, в которую входят:
- весь Северный флот;
- 61 полк МР;
- 200-я мотострелковая бригада;
- три ЗР полка «С-300П»;

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ БИТВЫ НА ШЕЛЬФЕ

Другое дело, если Россия не начнет разрабатывать месторождения в своей экономической зоне и не откроет для плавания СМП (пусть и на своих условиях), то она окажется в роли собаки на сене, за что начнет подвергаться усиливающемуся экономическому и политическому давлению. Воевать с нами из-за этого никто не будет, но проблемы создадут другими способами.

Еще одним теоретическим фактором возникновения конфликта в Арктике может стать деятельность Китая, который в 2008 году открыл научную станцию на Шпицбергене, и в Арктике стал регулярно появляться китайский ледокол «Снежный дракон», ранее работавший в Антарктиде. Главным проводником китайских интересов в этом регионе выступает Норвегия, которая в этом году даже предложила сделать Китай членом Арктического совета (кроме пяти перечисленных стран в него сейчас входят Швеция, Финляндия и Исландия).

КНР испытывает острейшую потребность в любых природных ресурсах. Поэтому Арктика представляют для Пекина очень значительный интерес. Позиция Китая более всего схожа с позицией США, то есть он выступает за максимальную интернационализацию Арктики. Пока, правда, ВМС КНР, несмотря на быстрый рост их потенциала, не способны к проведению сколько-нибудь значительных боевых операций в Арктике (в первую очередь – из-за отсутствия баз).

АРКТИКУ ПОРА ПРИКРЫВАТЬ ПВО

Таким образом хотя изменение природно-климатических условий и экономические интересы приарктических стран создают теоретическую возможность для милитаризации Арктики и возникновения здесь различных военных конфликтов, в обозримом будущем вероятность реализации любых мыслимых сценариев этих конфликтов представляется крайне низкой. При этом надо отметить, что и в более отдаленной перспективе одним из важнейших факторов предотвращения таких конфликтов является укрепление военного потенциала РФ во всех его компонентах, как собственно в Арктике, так и в целом.

Соответственно российский военный потенциал в Арктике должен быть как минимум не ниже, чем сейчас. При этом очевидно, что слишком его раздувать было бы, во-первых, бессмысленно, во-вторых, крайне накладно.

Как известно, 200-я мотострелковая бригада, дислоцированная в Печенге, официально провозглашена арктической. Пока, правда, не очень ясно, что это значит. Например, какой техникой она будет оснащена, сохранит ли танки? Хорошо подходящие для арктических условий МТЛБ и «Витязи», к сожалению, устарели, непонятно, какие машины могут прийти им на смену. Зато очень хорошо понятно, что арктические соединения должны иметь в своем составе вертолеты, такова местная специфика.

Нет смысла создавать новый тип соединений ради формирования одного конкретного соединения данного типа. Кроме Кольского полуострова подобные бригады должны появиться в первую очередь на Чукотке. Другие возможные пункты их дислокации – район Архангельска и Северодвинска, Нарьян-Мар или Воркута, Салехард, Норильск, Тикси. Нынешняя абсолютная открытость российской Арктики не совсем нормальна. Как было сказано выше, опасность войны обратно пропорциональна нашему потенциалу.

Пожалуй, еще более нетерпимо полное исчезновение из Арктики (к востоку от Северодвинска) ПВО. Три–четыре зенитно-ракетных полка и две–три авиабазы там быть должны. Хотя бы для того, чтобы закрыть вопрос с обезоруживающим ударом «Томагавками». Наконец, основные порты Севморпути должны быть оборудованы как ПМТО ВМФ, хотя постоянное базирование там боевых кораблей вряд ли целесообразно.

России необходимо самой начать разработку углеводородов на участках шельфа, которые она считает своими. В этом случае она станет владельцем соответствующих месторождений де-факто, что позволит перейти к конструктивному экономическому сотрудничеству с другими странами.
Автор:
Джерелейко Роман
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

29 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти