Метаморфозы «Неустрашимого»

Метаморфозы «Неустрашимого»


В начале сентября эта сенсационная новость облетела англоязычные издания, а также электронные СМИ. И, в общем, она заслуживала того, чтобы обратить на себя внимание. Речь идет о концепт-проекте боевого корабля будущего – Dreadnought 2050 (Т2050), презентацию которого устроила исследовательская группа Startpoint при поддержке Министерства обороны Великобритании. Появление такого корабля в составе Королевских ВМС предполагается, как нетрудно догадаться, к 2050 году.


Очевидно, разработчики проекта намеренно назвали свое детище Dreadnought («Неустрашимый»). Такое же имя носил линейный корабль, пополнивший Королевский флот в 1906 году. Его создание оказало огромное влияние на военное кораблестроение всех ведущих держав в начале XX века.

Линкор Dreadnought – шестой из семи британских кораблей, носивших такое название. Своим появлением он во многом обязан Цусимскому сражению. Британские военно-морские эксперты образовали специальную комиссию во главе с первым морским лордом Джоном Фишером и внимательнейшим образом изучили ход и результаты этого боя. Они пришли к заключению, что артиллерия среднего калибра (152-254-мм), особенно при централизованной наводке орудий, броненосцам не нужна. Фишер даже сформулировал категорический принцип: «The biggest big gun and the smallest small gun» («Крупнейшие из крупнокалиберных орудий и наименьшие из малокалиберных»). Последние калибром 75-130 мм тогда именовались «противоминными», то есть предназначались они для отражения атак вражеских миноносцев.


Авторам проекта линкора Dreadnought удалось в полной мере соблюсти принцип all-big-gun.

Новые корабли, по мнению Джона Фишера и его сподвижников, должны были также иметь усиленное бронирование, закрывающее весь борт, и надежную противоторпедную защиту. Британских новаторов совершенно не удовлетворяла скорость хода существующих броненосцев. Вот почему вместо поршневых паровых машин они предложили использовать турбинные энергетические установки.

Все эти идеи были воплощены в жизнь старым другом морского лорда – кораблестроителем Филипом Уоттсом. Шестой Dreadnought строился на удивление быстро. Его заложили на портсмутской верфи Portsmouth Dockyard 2 октября 1905 г., спустили на воду 10 февраля 1906 г. и ввели в строй 3 октября того же года, то есть на все ушло год и один день. Корабль полным водоизмещением 20730 т и длиной 160,74 м развивал 21-узловый ход, который позволяли достигать четыре турбины Парсонса, работавшие на четыре линии гребных валов. Борт по всей длине защищала броня толщиной 179-279 мм. За счет увеличения высоты надводного борта «Неустрашимый» обладал высокой мореходностью. А за счет увеличения высоты поперечных водонепроницаемых переборок над конструктивной ватерлинией и автономности всех отсеков, снабженных индивидуальными водоотливными устройствами, достигалась высокая живучесть корабля. Его вооружение соответствовало принципу «all-big-gun» («только большие пушки»). Линкор нес пять спаренных 305-мм орудий Mark X, четыре из которых могли стрелять на один борт, и двадцать семь 76-мм противоминных пушек.


Линкор Dreadnought в море.

Характеристики Dreadnought настолько превосходили тактико-технические элементы всех прочих больших броненосцев, что после появления «Неустрашимого» новые корабли, построенные по его образу и подобию, стали называть «дредноутами». Последними в их ряду стали британский Vanguard, выведенный из состава Королевских ВМС в 1960 г., и американский Iowa, списанный в 2012 году.

Сам Dreadnought морально устарел (так быстро развивался научно-технический прогресс в военном деле) еще до начала Первой мировой войны, хотя в ее ходе и был флагманом четвертой эскадры линкоров, базировавшихся на Скапа-Флоу. Ему не удалось поучаствовать в артиллерийских дуэлях с германскими дредноутами. И все-таки на счету шестого «Неустрашимого» есть настоящая боевая победа. 18 марта 1915 г. он таранил и пустил на дно немецкую подводную лодку U-29, которой командовал знаменитый Отто Веддиген, потопивший 22 сентября 1914 г. три английских крейсера Aboukir, Hogue и Cressy.


Концепт-проект фрегата XXII века 22CF.

Несмотря на этот «противолодочный» успех, субмарины, авианосцы, а также корабли, оснащенные ракетным оружием, после Второй мировой войны вытеснили дредноуты из морей и океанов. И вот настало время преемника. Но прежде, чем мы познакомимся с ним ближе, заметим, что у Dreadnought 2050 есть гораздо более близкий прототип.


Dreadnought 2050, вид с носа.

Не успел еще толком начаться XXI век, как британское Министерство обороны озаботилось вопросом: каким должен быть боевой корабль XXII века? Ответ на этот вопрос должен был обозначить направления развития военно-морских технологий на ближнюю и дальнюю перспективу.

Под эгидой военного ведомства Соединенного Королевства усилия ряда конструкторов и инженеров ведущих британских военно-промышленных компаний были объединены в «Военно-морскую конструкторскую партнерскую команду» (Naval Design Partnering team – NDP). Перед ними была поставлена задача разработать концепцию фрегата начала XXII века (22nd Century Frigate – 22CF), который мог бы действовать в любых акваториях Мирового океана для борьбы с надводными, воздушными, подводными и береговыми целями. В 22CF, как рассказывал в 2010 г. ведущему военно-морскому обозревателю журнала Jane’s Naval International Ричарду Скотту руководитель проекта Саймон Найт, должны были найти воплощение «самые продвинутые инновационные мечты». По словам Саймона Найта, исследования велись по нескольким главным направлениям: материалы корпуса и надстройки, сенсоры и средства связи, оружие, энергетическая установка и движители.

В итоге появился концепт-проект стелс-фрегата тримаранного типа из композитов длиной 128 м с заваливающимися внутрь бортами и «поддерживающими» основной корпус аутригерами, что повышает мореходные качества корабля. Носовая оконечность – «разрезающая волну», то есть лемехообразная, как на американском эсминце Zumwalt. Такая конструкция уменьшает сопротивление волн. На 22CF внедрены высокоскоростные средства автоматизированного управления. Поэтому его основной экипаж состоит всего из четырех человек – командира и трех вахтенных офицеров. Жилые помещения – большого объема. Главный командный пункт – под верхней палубой в районе миделя. На борту фрегата могут дополнительно размеситься до 23 человек. Они призваны обслуживать сменные системы вооружения. Впрочем, что под ними имеется в виду детально не уточняется. Еще 50 человек – бойцы спецназа или специалисты, предназначенные для участия в гуманитарных миссиях. Расчетная автономность 22CF – 150 суток.


В носовой части Dreadnought 2050 – электромагнитное орудие с дальностью стрельбы более 200 км.

На стенках надстройки – солнечные батареи. Они предназначены для электропитания общекорабельных потребителей. Лопасти движителей типа RIM jet, которые создавались для использования на эсминцах типа Zumwalt, в генераторном режиме тоже вырабатывают электроэнергию за счет набегающих морских волн и колебательных движений, вызываемых бортовой качкой. В качестве движителя экономического хода (до 12 узлов) возможно использование паруса-воздушного змея, что уже апробировано на гражданских судах.


В походном положении квадрокоптер крепится на невысокой мачте, венчающей надстройку.

Вооружение фрегата XXII века, по представлению команды NDP, должно включать электромагнитную пушку, системы направленной энергии (лазеры и СВЧ-оружие), суперкавитирующие торпеды (по типу российского «Шквала») и подводные снаряды, беспилотные летательные аппараты (БЛА), безэкипажные катера (БЭК) и необитаемые подводные аппараты (НПА) разного назначения, в том числе противоминные. Взлетно-посадочную площадку для БЛА предполагается разместить в носовой части корабля – перед надстройкой. В то время, когда ВПП не используется, она «зашторивается» поглощающим радиолокационные лучи тентом, что создает защищенный от обнаружения объем, где проводится техническое обслуживание летательных аппаратов. В кормовой части фрегата – «гараж» и устройства для быстрого спуска на воду и подъема с нее БЭК и НПА.

Конечно, большое внимание командой NDP было уделено электронному оснащению корабля XXII века. Высокоэффективные системы отображения обстановки на море, на ближайших берегах, в воздухе и даже космическом пространстве увязаны в комплекс боевого управления. Единые «окна» для широкоапертурных антенн связи и средств обнаружения, многофункциональные дисплеи обеспечивают высокую ситуационную осведомленность экипажа. Большая антенна спутниковой связи размещается в верхней части надстройки, а конформные антенны связи – вдоль корпуса над ватерлинией.

Максимальный 25-узловый ход обеспечивает электрогребная энергетическая установка. Предусматривается полный отказ от использования органического или синтетического топлива. Давать энергию будут электрохимические генераторы (ЭХГ), работающие на водороде или метаноле.


Квадрокоптер для дальнего обнаружения целей и отражения лазерным оружием ракет противника поднимается в небо.

Тут надо заметить, что продвинутые технологии, которые предполагается внедрить на 22CF или уже существуют, или находятся на разных этапах разработки. По большей части они реализуемы. Но вот их «стыковка», безусловно, представляется очень непростой и даже проблематичной. Особенно трудная проблема связана с источниками энергии. ЭХГ в перспективе смогут обеспечивать электродвигатели необходимой мощностью для развития 25-узлового хода. Но электромагнитные пушки и оружие направленной энергии в буквальном смысле слова «пожирают энергию», и мощности электрохимических генераторов для них явно недостаточно. Вот почему команда NDP не исключает возможности применения на фрегате 22CF атомной энергетической установки. Но тогда это будет совсем иной корабль – и по размерениям, и по стоимости. Его водоизмещение значительно вырастет, а эксплуатационные расходы увеличатся.


Взлетно-посадочная площадка с БЛА.

То есть проблема энергообеспечения стала для разработчиков 22CF ахиллесовой пятой – практически не разрешимой. Во всяком случае, пока.

И вот появился концепт-проект Т2050, который для более успешной раскрутки получил высокоимиджевое название Dreadnought 2050. Как мы убедимся, он многое позаимствовал у 22CF, но имеет и значительные различия.

Почему именно сейчас его представили широкой общественности? День ото дня в Соединенном Королевстве набирает обороты антироссийская истерия в духе холодной войны. «Москва с моря угрожает Великобритании!» Вот почему это самое удобное время для выбивания новых финансовых ресурсов на военные разработки. «Британия, хотя уже давно и не правит морями, но способна защитить себя с морских направлений». Примерно такова логика тех, кто принялся раскручивать проект Dreadnought 2050. Но это только одна сторона пропагандистской кампании вокруг перспективного корабля. Другая – в том, что, как мы уже отмечали, в работе по 22CF были задействованы специалисты нескольких ведущих британских военно-промышленных компаний. А там решили, что нечего ждать конца текущего столетия, дабы приступать к созданию корабля XXII века. Процесс решили ускорить. Наконец нельзя не сказать еще об одном обстоятельстве. «Мы хотим привлечь лучшие молодые таланты для освоения и развития перспективных систем, – заявил коммандер Стив Прест, отвечающий в Королевском флоте за развитие робототехники, – чтобы они могли найти удовлетворение своим амбициям». Это, несомненно, правильный подход при создании боевых машин будущего.


Док-камера для спуска на воду и приема НПА и БЭК.

Dreadnought 2050 – тримаран. Его длина – 155 м, то есть на 27 м больше, чем у 22CF, ширина – 37 м, максимальная скорость – 50 узлов, вдвое большая, чем у 22CF. Создатели нового проекта корабля середины XXI века старательно обходят вопрос об энергетической установке, хотя и говорят о системе электродвижения на базе электрохимических генераторов. Электродвижение есть и на американских эсминцах типа Zumwalt и английских типа 45. Но источником энергии для них являются газовые турбины, работающие на органическом топливе, что противоречит концепции Dreadnought 2050. Утверждается, что он будет иметь неограниченную дальность плавания, а это означает, что для него предусмотрена все-таки атомная ЭУ. В некоторых публикациях на это прямо указывается. Поэтому мало верится словам представителя фирмы Startpoint Мьюира Макдональда о том, что цена будущего суперкорабля окажется ниже ныне строящихся фрегатов.


«Операционная комната» Dreadnought 2050.

Корпус Dreadnought 2050 будет выполнен из акрила. Из такого же материала сделан корпус подводного аппарата C-Explorer 3 разработки и постройки голландской фирмы

U-Boat Worx, на котором президент Владимир Путин неданно погружался на 82-метровую глубину в Балаклавской бухте. У Dreadnought 2050 он для улучшения малой заметности еще будет покрыт напылением из графена.

В арсенале корабля значатся электромагнитное орудие с дальностью стрельбы более 200 км, суперкавитационные торпеды со скоростью подводного хода 300 узлов, лазерные пушки и гиперзвуковые ракеты. Изюминка этого арсенала – «привязной» квадрокоптер, который не только позволяет расширить обзор окружающего пространства и наводить оружие на дальние цели, но и сам является носителем лазерного оружия, предназначенного для уничтожения атакующих ракет противника. По кабелю, выполненному из углеродных нанотрубок, на квадрокоптер подается питание для сенсоров и лазера. В походном положении аппарат крепится на невысокой мачте, венчающей надстройку.


Газета The Daily Mail опубликовала схему размещения оружия и других систем на Dreadnought 2050:

1) электромагнитное орудие; 2) пусковые установки для стрельбы суперкавитирующими торпедами; 3) пусковые установки гиперзвуковых ракет и боевые системы направленной энергии; 4) палуба и ангар для БЛА; 5) термоядерный реактор или малошумные турбины для обеспечения током электромоторов и водометных движителей; 6) док-камера для НПА и БЭК; 7) акриловый корпус с напылением из графена; 8) квадрокоптер с лазерным оружием; 9) «операционная комната» с 3D голографическим центром.


Взлетно-посадочная площадка и ангар, расположенные не в носу, а в корме, позволяют принимать и размещать пилотируемый вертолет среднего класса. Но преимущественно будут использоваться разнообразные БЛА. В случае надобности новые беспилотники могут изготавливаться прямо на борту корабля посредством 3D-принтеров.

В кормовой части – «лунный бассейн» (moon pool) – док-камера для спуска на воду и приема НПА и БЭК, а также катеров десантной группы. Там же – помещение для подготовки и оснащения этих аппаратов.

Ключевой элемент Dreadnought 2050 – «операционная комната» (operations или «Ops» room), то есть командный пункт, из которого пять человек могут управлять всем кораблем и его боевыми средствами. Его главный компонент – 3D голографический центр освещения обстановки, связи и командования. С его помощью можно наблюдать за происходящим на море, на берегу, в воздухе и под водой за тысячи миль от корабля, информация на который поступает не только от собственных сенсоров, но и от многочисленных внешних источников. Голографический центр построен по принципу новомодного гаджета Google Glass, в котором информация отражается на прозрачном дисплее, выполненном в виде очков, и для управления которым достаточно голоса.

Экипаж Dreadnought 2050 в зависимости от выполняемых задач – от 50 до 100 человек. А круг этих задач, как мы убедились, очень широк. По сравнению с этим кораблем фрегаты типа 26, головной из которых планируется заложить для Королевских ВМС в будущем году, выглядят, мягко говоря, морально устаревшими калошами.



Но пока Dreadnought 2050 – журавль в небе и даже «голый король». Если полистать газеты и журналы за последние полтора столетия, то в них можно найти немало проектов футуристических кораблей, потрясающих воображение, но которые никогда не были построены. Нельзя не обратить внимания и на то, что знаменитый линкор Dreadnought, созданный командой Джона Фишера, имел четкую и ясную идеологию. Он должен был быть сильнее всех, вооружен орудиями главного калибра, иметь по сравнению со своими соперниками более надежные бронирование и противоторпедную защиту, а также высокую скорость. И фрегат 22CF, и Dreadnought 2050 – пока собрание перспективных технологий, часто не связанных между собой единством цели.

И все-таки к технологическим инициативам британского военного ведомства и военно-промышленных компаний нельзя относиться как к пустой затее. Ряд новаций, ими предложенных, безусловно, рано или поздно воплотятся в жизнь. Поэтому и нам не следует отмахиваться от мировых трендов, дабы не отстать в технологическом развитии от наших западных «партнеров».
Автор:
Александр ВАНИН
Первоисточник:
http://www.nationaldefense.ru/includes/periodics/navy/2015/1113/183817169/detail.shtml
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

75 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти