Пол Пот. Путь красного кхмера. Часть 3. «Рисовый коммунизм»

После взятия Пномпеня «красные кхмеры» приступили к радикальной трансформации камбоджийского государства и общества. 23 апреля 1975 г. в освобожденный от сторонников Лон Нола и горожан Пномпень въехал лидер «красных кхмеров» Салот Сар, который организовал в городе свой штаб. Уже 25-27 апреля 1975 г. в Пномпене прошел Чрезвычайный национальный конгресс, постановивший целью камбоджийской революции строительство «национального сообщества согласия», основанного на равенстве, демократии, отсутствии эксплуатации, эксплуататоров и эксплуатируемых, богатых и бедных, всеобщем созидательном труде. При этом формально Камбоджа продолжала считаться королевством. Во главе государства оставался Нородом Сианук, а премьер-министром был назначен Самдать Пенн Нут (1906-1985) — камбоджийский политик, один из ближайших сторонников Нородома Сианука, занимавший в 1950-х гг. посты министра иностранных дел и премьер-министра Камбоджи. Но реальной власти ни Сианук, ни Пенн Нут уже не имели.

Провозглашение Демократической Кампучии

Фактически управление государством находилось в руках «Ангка лоэу» — «Верховной организации», как была известна Коммунистическая партия Кампучии в народе. Началось постепенное революционное преобразование камбоджийского государства. «Красные кхмеры» поставили три важнейшие задачи, решение которых, как им казалось, приближало коммунистическое переустройство камбоджийского общества. Во-первых, «красные кхмеры» взяли курс на прекращение политики разорения камбоджийского крестьянства, которое составляло подавляющее большинство жителей страны и подвергалось эксплуатации со стороны помещиков и ростовщиков. Во-вторых, требовалось полностью ликвидировать зависимость Камбоджи от иностранных государств, перейдя на самообеспечение страны. Опора на собственные силы стала важнейшим принципом камбоджийского государства «красных кхмеров», роднившим его с Северной Кореей. Третьим ключевым принципом стало обеспечение революционного порядка в стране, требовавшее установления жесткой политической власти. Для начала население Камбоджи было разделено на три основные категории — по социальному и политическому принципам. Первая категория — «основной народ», — представляла собой крестьянство отдаленных провинций, бывшее наиболее лояльным к «красным кхмерам» и воспринимавшееся последними как потенциальная опора грядущих революционных преобразований. Именно в этой среде «красные кхмеры» вербовали сторонников и солдат. Вторая категория — «люди 17 апреля», или «новый народ», — представляла собой горожан и крестьян, длительное время проживавших на территориях, находившихся под властью режима Лон Нола или под контролем американских и южновьетнамских войск. «Люди 17 апреля» подлежали обязательному трудовому и идеологическому перевоспитанию. Наконец, третья категория включала в себя бывших чиновников, офицеров и сержантов лонноловской армии и полиции, представителей интеллигенции и буржуазии, духовенства. Эта категория камбоджийцев подлежала тотальной чистке, в том числе физическому уничтожению многих ее представителей и отправке остальных в трудовые лагеря.

Однако, настоящие революционные преобразования в стране начались только в 1976 г. 5 января 1976 г. вступила в силу новая конституция страны, в соответствии с которой упразднялась монархия, а страна, вместо Королевства Камбоджа переименовывалась в Демократическую Кампучию. В марте 1976 г. были проведены выборы в Собрание народных представителей, на котором 2 апреля 1976 г. Нородом Сианук выступил с заявлением об уходе в отставку с поста главы государства. Одновременно ушло в отставку и формальное правительство Камбоджи во главе с Пенн Нутом. Было сформировано новое правительство Демократической Кампучии, которое 4 апреля 1976 г. возглавил известный революционер и один из ближайших сподвижников Салот Сара Кхиеу Сампхан. Однако Кхиеу пробыл на посту премьер-министра всего десять дней. 14 апреля 1976 г., в результате внутрипартийного соглашения, пост главы правительства Демократической Кампучии занял Салот Сар, который с этого времени и стал выступать под официальным псевдонимом Пол Пот. Законодательную ассамблею Демократической Кампучии возглавил ветеран партизанского и коммунистического движения Нуон Чеа. Главой государства формально стал Кхиеу Сампхан, 11 апреля 1976 г. занявший пост председателя Государственного совета Демократической Кампучии. Заместителем премьер-министра по международным делам и министром иностранных дел Демократической Кампучии был назначен давний соратник и близкий друг Пол Пота Иенг Сари.
Революционный режим в стране значительно ужесточился. Однако внутри самой Коммунистической партии Кампучии продолжалась внутрифракционная борьба, которая усложнялась влиянием событий, происходящих в это время в Китае. 9 сентября 1976 г. скончался Мао Цзэдун, всегда бывший главным зарубежным покровителем и спонсором «красных кхмеров». В связи с этим ослабла поддержка революционного режима Кампучии со стороны Китая. Это неминуемо отразилось и на положении в Кампучии, прежде всего — в ее руководстве. Дошло до того, что 27 сентября 1976 г., меньше чем через три недели после смерти Мао, Пол Пот покинул пост премьер-министра страны. Официальной причиной ухода лидера «красных кхмеров» с должности стали «проблемы со здоровьем», однако в действительности в партии шла внутрифракционная борьба, вызванная событиями в Китае. Новым главой правительства Демократической Кампучии стал Нуон Чеа. «Брат номер два» занимал одну из важнейших позиций в иерархии «красных кхмеров» и был одним из ближайших соратников Пол Пота. В кампучийской компартии он считался сторонником развития дружественных отношений с Вьетнамом.Именно Нуон Чеа удалось в 1970 г. добиться поддержки «красных кхмеров» со стороны Северного Вьетнама, после чего северовьетнамские войска выступили на стороне камбоджийских коммунистов против войск генерала Лон Нола. Сменив Пол Пота на посту премьер-министра страны, Нуон Чеа попытался сделать политику Демократической Кампучии более либеральной. В частности, начались переговоры с американскими фармацевтическими компаниями о закупках медикаментов. Кроме того, делегации Кампучии отправились в Югославию, Албанию и КНДР — для налаживания экономического сотрудничества. Однако 6 октября 1976 г. в Китае произошел очередной верхушечный переворот. Высшее военное руководство КНР во главе с маршалом Хуа Гофэном отстранило пришедшую после смерти Мао Цзэдуна к власти в стране группу, названную позже «бандой четырех». Спустя двадцать дней реакция на это событие последовала и в Кампучии.

Пол Пот. Путь красного кхмера. Часть 3. «Рисовый коммунизм»
— Иенг Сари, Пол Пот и министр обороны Сон Сен во время визита в КНДР

25 октября 1976 г. Пол Пот вернулся на пост премьер-министра Демократической Кампучии. После этого политика страны окончательно приобрела те черты, которые теперь во всем мире ассоциируются с «красными кхмерами». Пол Пот взял курс на окончательную международную изоляцию Кампучии, придерживаясь стратегии опоры на собственные силы и полной независимости от международного капитала. Единственными странами, с которыми Кампучия поддерживала политические и экономические взаимоотношения, оставались Китай и Северная Корея. Пол Пот даже получил звание Героя КНДР. Однако по своей радикальности преобразования, проводимые в Кампучии «красными кхмерами», превосходили и КНДР, и КНР. В начале 1977 г. Пол Пот, с целью окончательного укрепления своей власти и ликвидации внутрипартийной оппозиции, приступил к жестким «чисткам» в руководстве Коммунистической партии Кампучии. Одной из наиболее заметных жертв «чисток» стал Ху Ним (1932-1977), бывший членом Центрального комитета Коммунистической партии Кампучии и ветераном камбоджийского революционного и коммунистического движения. В отличие от многих других коммунистических деятелей, за плечами Ху Нима была вполне успешная карьера на государственной службе Камбоджи в годы правления принца Нородома Сианука. Ху Ним руководил казначейством страны, затем — таможенной службой. Избирался в парламент по спискам блока «Сангкум», созданного Нородомом Сиануком. Лишь в 1967 г. Ху Ним присоединился к сражающимся «красным кхмерам», а в 1970 г., после переворота генерала Лон Нола, занял в действующем в Пекине эмигрантском Королевском правительстве национального единства Кампучии пост министра информации и пропаганды. Этот пост остался за Ху Нимом и после свержения режима Лон Нола и прихода к власти в стране «красных кхмеров». Ху Ним часто высказывал идеи, не соотносимые со взглядами Пол Пота и его ближайших соратников на переустройство Кампучии, поэтому имел в партии репутацию одного из наиболее независимых во мнениях партийных политиков. В 1977 г. Ху Ним был арестован и брошен в печально известный концлагерь «Туольсленг», где под пытками у него были выбиты признания в контрреволюционной деятельности, заканчивавшиеся словами «я не человек, я животное».

Концлагерь на «Холме ядовитых деревьев»

К 1977 г. в Демократической Кампучии был установлен крайне жесткий режим, прибегавший к суровым репрессивным методам не только в отношении явных политических противников, но и в отношении любых кампучийцев, подлежащих, по мнению руководителей «красных кхмеров», перевоспитанию. Всемирную известность получил концлагерь «Туольсленг» (в переводе с кхмерского — «Холм ядовитых деревьев»). Официально он назывался «Тюрьма безопасности-21» и был устроен в бывшей школе, переоборудованной в 1975 г., сразу после прихода «красных кхмеров» к власти, в тюремное учреждение. В этой тюрьме в страшных условиях содержалось около 20 000 человек, среди которых были и политические оппоненты режима, и бывшие служащие лонноловских органов власти, и представители зажиточных слоев населения, и случайно попавшие туда крестьяне, и несколько иностранцев, попавших в руки «красных кхмеров» на территории Кампучии.

Пол Пот. Путь красного кхмера. Часть 3. «Рисовый коммунизм» Начальником Тюрьмы безопасности-21 был назначен тридцатитрехлетний «красный кхмер» Кан Кек Иеу (род. 1942), более известный под псевдонимом «Брат Дуть». Как и многие другие «красные кхмеры», Кан Кек Иеу родился в смешанной китайско-кхмерской семье в провинции Кампонгтхом. «Главный палач» полпотовского режима в действительности был человеком интеллигентным и образованным. Он с хорошими отметками окончил школу и поступил в лицей Сурьявармана II в г. Сиемреапе, затем продолжил обучение в Пномпене — в престижном лицее Сисоват, где получил степень бакалавра по математике. В 1964 г. Кек поступил в Педагогический институт, где в 1966 г. получил диплом учителя и был распределен в лицей в небольшом городе Скоун в провинции Кампонгтям. Ученики впоследствии отзывались о «брате Дуть» как о хорошем и образованном преподавателе. Именно в годы работы в лицее Кан Кек Иеу вступил в Коммунистическую партию Кампучии. Когда трех учеников Кан Кек Иеу арестовали за политические убеждения, он бежал в джунгли, где присоединился к «красным кхмерам». Тем не менее, вскоре Кан Кек Иеу попал в руки сиануковской полиции и был подвергнут пыткам в тюрьме Прейсор. Несмотря на отсутствие судебного решения, Кан Кек Иеу находился в тюрьме два года — до 1970 г., когда был освобожден после амнистии по случаю прихода к власти генерала Лон Нола. Кан Кек Иеу вновь бежал в джунгли и присоединился к отряду «красных кхмеров», базировавшемуся в Кардамоновых горах на границе с Таиландом. Еще во время ведения партизанской войны в джунглях Кан Кек Иеу вошел в структуру, отвечавшую за вопросы безопасности и контрразведки «красных кхмеров». Там же, в джунглях, он возглавил и свою первую тюрьму «М-13». Спустя два года он возглавил тюрьму «М-19», расположенную в джунглях в округе Аорал. После прихода к власти «красных кхмеров», Кан Кек Иеу возглавил «Туольсленг», превратившийся в основную тюрьму полпотовского режима. В «Туольсленг» были созданы страшные условия для содержавшихся там заключенных. Узники спали на голом полу без постелей, были скованы цепями. Им запрещалось разговаривать друг с другом. В 04.30 утра в тюрьме начинался подъем. Кормили заключенных два раза в день — выдавали по четыре ложки риса и суп из листьев. Пить воду без уведомления охраны запрещалось. Естественно, что в таких условиях в тюрьме постоянно вспыхивали эпидемии. Тем более, что иногда в качестве пыток заключенных заставляли поедать фекалии друг друга и пить мочу. Практически все узники «Туольсленга» в конечном итоге погибали. В 1978 г. в концлагерь «Туольсленг» был заключен и впоследствии там убит еще один высокопоставленный «красный кхмер», попавший в немилость к Пол Поту — Ворн Вет (1934-1978). Уроженца провинции Сиемреап, Ворн Вета при рождении звали Сок Туок. Он был сыном фермера и с 1953 г. участвовал в национально-освободительном и партизанском движении. В 1963 г. Ворн Вет стал членом ЦК Компартии Кампучии, а после прихода «красных кхмеров» к власти занял посты вице-премьера и министра промышленности, транспорта и рыболовства. Однако 2 ноября 1978 г. Ворн Вета арестовали по обвинению в провьетнамских симпатиях и предательстве. В «Туольсленге» бывший вице-премьер признался в сотрудничестве с ЦРУ, проамериканской и провьетнамской пропаганде, после чего его приговорили к смертной казни и убили в конце 1978 г.

Пол Пот. Путь красного кхмера. Часть 3. «Рисовый коммунизм»


Национальная и культурная политика «красных кхмеров»

Идеология «красных кхмеров» предусматривала полное преобразование камбоджийского общества. Одной из важнейших задач в этом контексте стало ограждение кхмерской культуры от чужеродного влияния, в первую очередь — от западной масс-культуры. Сам Пол Пот впоследствии утверждал, что в Кампучии не запрещались книги прогрессивных американских и европейских авторов, но под запретом находилась реакционная культура. В этом «красных кхмеров» как раз можно было понять. Американское культурное влияние разрушало традиционные общества Южной и Юго-Восточной Азии. Что представляют они сегодня, мы видим на примере тех же Таиланда или Филиппин, да и пост-полпотовской Камбоджи. Слава мирового центра сексуального туризма закрепилась именно за этими странами, в которых миллионы молодых девушек и юношей не находят для себя иной деятельности, кроме как продавать свое тело похотливым иностранцам. При этом их не сдерживают никакие моральные ограничения — американское культурное влияние, проявляющееся в культивировании денег и потребительства, смогло оттеснить традиционные представления о нравственности. Жажда потребления оказалась важнее чувства собственного достоинства — и это также одно из основных проявлений пресловутой «вестернизации» азиатских обществ.

Однако, помимо ограждения кхмеров от западного влияния, кампучийские коммунисты приступили и к политике подавления национальных меньшинств. При этом горных кхмеров — представителей мон-кхмерских народов, проживавших в отдаленных районах страны, — никто не трогал. Более того — именно горные кхмеры считались традиционной опорой полпотовского режима, так как населяли наименее развитые в экономическом отношении районы страны и при королевском и лонноловском режимах подвергались социальной дискриминации. Населенная горными кхмерами провинция Ратанакири, как мы помним, еще в начале развертывания партизанского коммунистического движения в стране превратилась в «колыбель» «красных кхмеров», где располагались их основные базы и тренировочные лагеря. Не трогали и горных тямов — народы австронезийской языковой семьи, проживавшие в горных районах Камбоджи и также занимавшиеся отсталым земледелием, охотой и лесным собирательством. Известно, что личный телохранитель Пол Пота Фи Фуон по национальности был представителем народа зярай (джарай), относящегося к горным тямам. Солдаты воинских частей, обеспечивавших безопасность партийного руководства, также набирались из числа горных кхмеров и горных тямов. Правительство «красных кхмеров» рассчитывало полностью ассимилировать отсталые горные народы, не обладавшие собственной письменной культурой и превратить их в компонент единой кхмерской нации.

Совершенно другую политику «красные кхмеры» проводили в отношении национальных меньшинств, обладавших собственной развитой культурой и в перспективе способных превратиться в агентов иностранного влияния в стране. Речь идет, в первую очередь, о вьетнамском, китайском и тямском населении. Вьетнамцев кампучийские власти преследовали по вполне понятным причинам — практически сразу же после прихода к власти, «красные кхмеры» окончательно испортили отношения с соседним Вьетнамом. Поскольку Вьетнам претендовал на региональное лидерство, Пол Пот видел в политике Ханоя непосредственную опасность для собственной власти и политической самостоятельности Кампучии и кампучийской компартии. Естественно, что вьетнамцы, большое количество которых проживало в стране, рассматривались как потенциальные агенты влияния Ханоя. С 1975 по 1978 гг. во Вьетнам из Кампучии перебралось около 270 тыс. вьетнамцев. Значительная часть кампучийских вьетнамцев, впрочем, пропала без вести, что дает основания многим исследователям считать их жертвами полпотовского режима. Еще одной национальной группой, подвергшейся жестким репрессиям, были тайцы. Проживавшие на границе Кампучии и Таиланда 20 тыс. тайцев рассматривались Пол Потом в качестве потенциальных союзников Таиланда, который придерживался проамериканской линии и выступал в качестве одного из важнейших столпов антикоммунистического блока в Юго-Восточной Азии. Удар пришелся и по лао, проживающим на севере страны. Лао рассматривались как союзники Лаоса, следовавшего в фарватере вьетнамской внешней политики и находившегося на просоветских позициях. Несмотря на то, что у Кампучии были установлены дружественные отношения с Китаем, кампучийские китайцы хуацяо также подверглись серьезным нападкам со стороны «красных кхмеров». Объяснялось это просто — в странах Юго-Восточной Азии китайские диаспоры часто преуспевают, поскольку их представители активно занимаются бизнесом, включая торговлю и ростовщичество. Как и любые торговцы, китайцы в Юго-Восточной Азии вызывают зависть и даже ненависть у местного коренного населения. Поэтому не являются редкостью «китайские погромы», наиболее крупные из которых происходили в Индонезии. Естественно, что для кхмерских крестьян китайцы ассоциировались с буржуазией и выступали в качестве вполне объяснимого объекта выплеска негативных эмоций.

Пол Пот. Путь красного кхмера. Часть 3. «Рисовый коммунизм»
— мусульмане-тямы в Камбодже

Но наиболее широкое освещение и в советской, и в западной прессе получили преследования тямов (чамов). В отличие от горных тямов, равнинные тямы, или просто тямы, представляли собой развитый народ с древней историей и культурой. Еще в начале нашей эры тямы создали на территории современной Камбоджи могущественное государство Чампа, ведшее войны с Кхмерской империей, позже — с Вьетнамом и монголами, пытавшимися подчинить Индокитай своему влиянию. Некогда тямы исповедовали индуизм, который до сих пор является религией вьетнамских тямов. Затем тямы Камбоджи подверглись исламизации. В настоящее время камбоджийские тямы исповедуют ислам суннитского толка. Исламизации тямов способствовала их языковая близость к соседним малайцам — тямы говорят на малайско-полинезийских языках австронезийской языковой семьи. Поскольку тямы поддерживали режим генерала Лон Нола, после прихода к власти «красных кхмеров» они подверглись серьезным преследованиям. Тямов переселили в отдаленные районы страны, переименовали все тямские названия деревень и природных объектов, запретили использование тямского языка не только на официальном, но и на бытовом уровне. Естественно, что под полный запрет попал и ислам. Так, «красные кхмеры» разрушили все 114 мечетей Камбоджи. Впрочем, в некоторых из них были оборудованы свинарники — специально для глумления над религиозными чувствами мусульман-тямов. Кстати, самих тямов, переселенных в другие районы страны, принудительно заставляли заниматься разведением свиней — по мнению «красных кхмеров», так осуществлялось перевоспитание тямов и их отказ от правил исламской религии и традиционного образа жизни. Что касается религиозных лидеров камбоджийских мусульман, то все они были убиты, включая имама Хари Рослоса, хаджи Сулеймана и хаджи Мат Сулеймана. Были уничтожены и многие рядовые тямы, не желавшие отступать от традиционного образа жизни и своей религии, что дало основания обвинить впоследствии полпотовский режим в организации геноцида тямского населения Камбоджи в 1975-1979 гг.

Сельхозкооперативы как основа общества

В отличие от советского социализма, кампучийская модель ориентировалась на сельский образ жизни и провозглашала жизнь в сельской общине наиболее совершенной и обладающей «очищающей силой». В Кампучии был взят курс на создание сельскохозяйственных кооперативов, в которых люди должны были приобщаться к коммунистической жизни и усваивать трудовую коммунистическую мораль. По мнению Пол Пота, именно сельскохозяйственные кооперативы — коммуны должны были стать основой для строительства бесклассового общества будущего, в котором нивелируются разделение труда и эксплуатация человека человеком. В сельскохозяйственных коммунах работа начиналась с восходом солнца и прекращалась лишь с закатом. Каждый вечер проходили собрания коммуны, на которых разбирался прошедший день и поведение ее членов. Естественно, что те члены коммуны, которые высказывали недовольство условиями жизни или труда, провозглашались «сомнительными элементами» со всеми закономерными последствиями — вплоть до физической ликвидации. В коммунах была ликвидирована не только частная, но и личная собственность — вплоть до посуды. Отсутствовали выходные и праздничные дни. Сельскохозяйственные коммуны стали основной формой организации кампучийского общества, выполняющей не только экономические, но и военно-политические функции.

В полпотовской Кампучии было официально заявлено об уничтожении разделения труда и, соответственно, о ликвидации различий между физическим и умственным трудом. Интеллигенция как социальная прослойка подлежала ликвидации, а ее представители — перевоспитанию в сельскохозяйственных кооперативах. Повышенное внимание Пол Пота к сельскому хозяйству объяснялось потребностью в развитии камбоджийской экономики. Провести в Кампучии индустриализацию по типу Советского Союза не представлялось возможным. Поэтому основой кампучийской экономики должно было стать развитое сельское хозяйство, главным продуктом которого оставался рис. Для того, чтобы обеспечить потребности страны в продовольствии, предстояло мобилизовать энергию масс на участие в сельскохозяйственном производстве. С этой целью и выстраивалось в Кампучии крестьянское мобилизационное общество. Иного выхода у Пол Пота не было. Тем более, если учитывать, что экономика страны была подорвана длительной гражданской войной и последствиями американских бомбардировок камбоджийской территории, в результате которых стирались с лица земли целые деревни вместе с их населением.

Разоренная гражданской войной Кампучия испытывала большие проблемы с продовольствием. Руководство Кампучии пыталось решить эти проблемы, в первую очередь, развивая систему ирригации страны. Однако те задачи, которые ставились перед Кампучией, были трудновыполнимы — в реальности у Кампучии не было соответствующих экономических ресурсов для столь стремительного рывка в строительстве ирригационных систем. Руководство страны планировало в 1977 г. охватить ирригационными системами 50-60% сельскохозяйственных земель, в 1978 г. — 60-70%, а в 1979 г. — до 70-80% земель. Также предполагалось на 80-90% решить проблему обеспечения сельскохозяйственных земель водой, что дало бы кампучийскому аграрному сектору независимость от природы, а именно — от дождей. Еще одним компонентом системы повышения самообеспечения страны было максимальное ограничение внутреннего потребления запасов риса в стране. Вводились минимальные нормы потребления риса, которые не зависели от реального урожая, успехов или неуспехов страны в сельском хозяйстве. В Кампучии выделили четыре категории населения. В первую категорию входили члены «бригад авангарда» — ударники сельскохозяйственного производства. Их суточная норма продовольствия должна была составлять 500-600 грамм вареного риса в день, то есть — три миски. Вторая категория, в которую входила основная часть населения страны, получала 400-500 грамм риса в день. Третья и четвертая категории, в которые входили старики, дети и нетрудоспособные мужчины и женщины, получали по 2 и 1,5 миски риса в день соответственно, то есть — по 350-400 и 300 грамм риса. Однако в действительности даже эти цифры часто оказывались завышенными, поскольку во многих кооперативах не удавалось выделять такое количество риса. Зато Кампучия стремилась к постоянному увеличению объема экспорта риса за рубеж. Ведь именно рис оставался основной экспортной культурой страны, за которую Кампучия могла получать иностранную валюту. В целях увеличения экспорта Пол Пот и его соратники распорядились уменьшить площади, на которых выращивался традиционный для страны легкий рис и переориентировать сельское хозяйство на выращивание тяжелого риса, пользовавшегося спросом на мировом рынке аграрной продукции.

Пол Пот. Путь красного кхмера. Часть 3. «Рисовый коммунизм»


Рисовая мобилизация и административные зоны

Ирригационные работы и выращивание риса превратились и в инструменты социально-мобилизационной политики полпотовского режима. Провозгласив введение четырехлетнего плана для повышения интенсивности сельскохозяйственного производства, «красные кхмеры», с помощью мобилизации населения для участия в сельскохозяйственных работах, добивались эффекта поддержания постоянной напряженности и консолидации граждан страны в целях достижения поставленных задач. Руководство страны постоянно требовало от руководства административных зон, на которые была разделена Демократическая Кампучия, поставлять в центр определенное количество риса. При этом ставились такие цифры, которые в действительности не были достижимы. Однако центральное руководство не считалось с реальными возможностями местных органов управления организовать выращивание и сбор такого количества риса и в случае нарушения поставленных планов угрожало репрессиями. В свою очередь, местное руководство требовало удовлетворения планов по поставкам риса от сельскохозяйственных кооперативов, в которых ограничивалось индивидуальное потребление риса и вводились жесткие наказания за медленную и малопродуктивную работу. Поскольку местное руководство не могло отправлять в центр меньшее количество риса, чем было назначено в рамках четырехлетнего плана, у рабочих бригад фактически отбирался весь рис. Сельскохозяйственные рабочие были вынуждены питаться очень скудно, количество риса в пище уменьшалось, похлебки варились на листьях и кореньях. Естественно, что это не способствовало общему здоровью сельскохозяйственных рабочих, а соответственно — и росту производительности труда. Многие люди просто умирали, не выдерживая столь напряженных ритмов работы при крайне скудном питании. Если в прибрежных районах люди имели возможность выживать, занимаясь, помимо выращивания риса, рыбной ловлей, то в районах, отдаленных от рек и водоемов, ситуация складывалась особенно плачевно. Настоящей катастрофой для Кампучии стало разрушение ирригационных сооружений в результате наводнений и дождей, пришедшихся на осень 1976 г. Построенные колоссальными усилиями сельскохозяйственных рабочих каналы и дамбы оказались разрушенными. Одной из причин столь легкого разрушения ирригационных сооружений была примитивность их постройки, обусловленная отсутствием квалифицированных специалистов. Инженерно-технические работники, получившие высшее техническое образование при колониальном и королевском режимах, находились на «перевоспитании», поэтому не привлекались к организации строительных работ. Несмотря на то, что ряд соратников Пол Пота предлагали главе правительства привлечь специалистов, подготовленных при старом режиме, лидер «красных кхмеров» отказался, заявив, что эти специалисты не являются носителями коммунистической идеологии. Отказ от услуг старых специалистов также являлся одной из причин ухудшения экономической и социальной ситуации в Демократической Кампучии. В отличие от советского руководства, обратившегося в 1920-е гг. к практике привлечения дореволюционных «спецов», Пол Пот до последнего отказывался обращаться к профессионалам, тем более, что официально был взят курс на ликвидацию интеллигенции как социальной прослойки и «перевоспитание» интеллигентов в сельскохозяйственных коммунах.

Кстати, в Демократической Кампучии была отменена денежная система. Еще в 1973 г. «красные кхмеры» отменили деньги на контролируемых ими территориях, а после взятия Пномпеня взорвали национальный банк страны, а здание министерства финансов превратили в хранилище удобрений. Демонстрировать ненависть «красных кхмеров» к «обществу потребления» были призваны массовые казни вещей, произошедшие в Пномпене после взятия камбоджийской столицы коммунистами. Автомобили, бытовая техника, предметы антиквариата и роскоши сваливались на улицах и площадях камбоджийской столицы и разбивались кувалдами. Подростки, мобилизованные в армию «красных кхмеров» из горных отсталых провинций страны, впервые видевшие такие вещи, с удовольствием расправлялись с ними, так как они олицетворяли в их глазах общество эксплуатации, в котором крестьянам камбоджийской провинции доставался лишь самый низ социальной иерархии — жизнь в нищете и вечных лишениях. Жестокость крестьянской молодежи, составлявшей основную часть вооруженных формирований «красных кхмеров», объяснялась тем, что кампучийская революция была, прежде всего, восстанием народа против постколониальной власти, коррумпированной и прогнившей, совершившей не меньшее количество военных преступлений против мирного населения страны, о которых, впрочем, западная пресса предпочитала ничего не сообщать. Понятно, что бунт крестьян принял чудовищные формы, и политика полпотовцев характеризовалась многочисленными перегибами, которые впоследствии и позволили свергнуть режим «красных кхмеров». Причем перегибы, как мы рассмотрели выше, сочетались с низкой эффективностью социально-экономической политики коммунистического государства, обусловившей бедственное положение населения Демократической Кампучии.

Экономическая политика полпотовского правительства стала одной из причин возникновения скрытого противостояния внутри партийно-государственного руководства. Демократическая Кампучия была разделена на три административные зоны, с которых и требовались поставки риса. Однако Восточная административная зона, граничившая с Вьетнамом, находилась под руководством Со Пхима. Ветеран революционного движения, Со Пхим, вместе с Пол Потом, Иенг Сари, Кхиеу Сампханом и Нуон Чеа, входил в правящую секретную пятерку ЦК Компартии Кампучии. Он имел сильные позиции в партии и поддерживал связи с соседним Вьетнамом, что обеспечивало ему фактическую автономность от центрального правительства Кампучии. Тем более, что в распоряжении Со Пхима находились верные ему вооруженные формирования и Пол Пот попросту опасался проводить «чистку» в Восточной административной зоне. Следствием такой автономии Востока стало полное прекращение поставок риса центральному правительству уже к 1977 г. Юго-западная зона, на границе с Таиландом, возглавлялась Та Моком. В отличие от Со Пхима, Та Мок (1926-2006) считался ближайшим соратником и любимцем Пол Пота. Бывший буддийский монах китайско-кхмерского происхождения, он в 1960-е гг. примкнул к партизанскому движению, в 1970 г. потерял голень и ступню на одной ноге.

Пол Пот. Путь красного кхмера. Часть 3. «Рисовый коммунизм» Та Мок (на фото — в молодости и в пожилом возрасте) был инициатором и непосредственным организатором целого ряда «чисток», за что даже в партийных кругах получил прозвище «Мясник». Он импонировал Пол Поту и поэтому последний старался не нагружать руководителя Юго-западной административной зоны невыполнимыми планами. Тем более, что Пол Пот рассчитывал на поддержку Та Мока и подконтрольных ему вооруженных формирований в случае противостояния с Со Пхимом и другими партийными оппонентами. Третьей административной зоной была Северо-западная зона, которой повезло меньше всех. Там не было сильного руководителя, способного на равных разговаривать с центром, поэтому именно на Северо-западную зону и возложило полпотовское правительство основной груз реализации планов по выращиванию и поставкам риса. После того, как Муол Самбат сообщил, что не может выполнить поставленный план центра по поставкам риса, так как у него отсутствует сельскохозяйственная техника, его судьба была предрешена. В Северо-западной зоне провели масштабную чистку. Муол Самбат и его ближайшие соратники были казнены. Затем казнили и всех других ответственных работников Северо-западной зоны, заменив их специально прибывшими из Юго-западной зоны «та моковцами». Однако экономическое положение региона от этого не улучшилось, а эксплуатация людей на полях только усилилась. В результате подобной экономической политики в 1977-1978 гг. территорию Кампучии охватил настоящий голод, причем нормы потребления риса были снижены даже в Юго-западной зоне, которой руководил любимец Пол Пота Та Мок. Естественно, что столь напряженная ситуация требовала разрешения и вскоре оно наступило.

Продолжение следует…
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 12

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. parusnik 26 ноября 2015 07:33
    Читаю с интересом..Спасибо,большое...Ждем продолжения..
  2. rustyle_nvrsk 26 ноября 2015 08:38
    Типичнейший кАмунизьм.
    1. Kvazar 26 ноября 2015 09:57
      как раз от этого и предостеригал Ленин. Что будет если к руководстрву допустить необученную кухарку....
      1. ilyaros 26 ноября 2015 10:32
        Так Пол Пот и все его окружение были очень образованными людьми - за плечами Сорбонна и другие парижские вузы, лучшие лицеи Камбоджи. Главный тюремщик Кан Кек Иеу был лучшим математиком страны, преподавателем. Кхиеу Сампхан - доктором экономических наук.
        1. василий50 26 ноября 2015 16:28
          Полпота самый типичный *тилигент*, образованный, даже умный и конечно следующий *теории*, плевать что гибнут люди и жить становится опасно, главное безусловное следование прописанным программам. Программы писали французы, и название режиму Полпота дали тоже французы. Появилась возможность сменить хозяев, сменил, а то что позиции старых и новых хозяев сходны так это закономерно, идеи проводимые китайцами оформлялись иезуитами, теми самыми что создавали *древний* Китай, и писали историю *древнего* Китая.
          Во Франции опыт с Полпотой был не единственный, там производство разных *лидеров* для колоний поставлен на поток. И сегодня готовятся такие *проводники* французских ценностей в колониях и там где официально вроде-бы уже независимость.
    2. demon1978 26 ноября 2015 23:42
      Цитата: rustyle_nvrsk
      Типичнейший кАмунизьм.


      Скорее-Типичный !!! request
  3. Николай71 26 ноября 2015 09:27
    Каких-только социальных экспериментов не ставили над людьми.
  4. mishastich 26 ноября 2015 10:48
    Статье огромный плюс. Жду дальше.

    Историю Юго-Восточной Азии 20 века очень интересно изучать, если не устаете от пафосных названий и длинных аббревиатур.

    А по поводу типичного коммунизма- я был и в Таиланде(Паттайя) и во Вьетнаме(Хайфон и Хошимин). На первый взгляд, разница нулевая- тысячи суетливых людей, сотни мотороллеров, яркие огни.
    Но пообщавшись и с вьетами(по русски), и с тайцами(по английски) - сразу чувствуешь разницу. Где люди озабоченны деньгами и где работой и семьей

    С уважением..
    1. sneg6680 26 ноября 2015 11:59
      Был в камбодже в 2014 году общался с населением страны простые люди открытые общительные не избалованные туризмом как в соседнем Таиланде, не очень радостно отзываются о своих соседях вьетнамцах и тайцах помнят они войну!
    2. gaura 26 ноября 2015 13:18
      У меня знакомый всю Азию объездил. Как про вьетнамцев говорил, что они норовят обмануть, обсчитать. В отличие от тайцев. Видимо, у каждого свой опыт
      1. sneg6680 27 ноября 2015 12:03
        люди во всем мире разные как воспитанные так и не очень это в каждой нации есть! был во вьетнаме в 2011 к российским туристам в общем относятся хорошо по отъезду на родину хозяйка кафе из Фантьета на добрую память подарила кофе-фильтр для заваривания кофе, мелочь конечно но запомнилось !
  5. Reptiloid 26 ноября 2015 19:58
    Большое спасибо за такую большую, подробную статью.Такое исследование.

    Цитата: Николай71
    Каких-только социальных экспериментов не ставили над людьми.

    Вот чего не понимаю:эксперименты,часто похожие между собой.А смысл их?Выкачать деньги?Или освободить территорию?Ну,так все,или многие эксперименты не доведены до конца?
    А вот тоже эксперименты---США,Австралия,Саудовская Аравия,ИГИЛ?
  6. скептик31 27 ноября 2015 01:48
    Солнце в Камбодже садится в 6 часов вечера. Вечерние часы это их любимое время дня. Спадает дневная жара. Страна затихает не раньше 12 часов. Это сейчас. А вот тогда они в это время вряд ли отдыхали. Скорее всего проводили какие-нибудь политические мероприятия. Хотя со светом у них было хреновато. Электричества то не было.
  7. pRofF 27 ноября 2015 15:21
    Спасибо, Илья. Замечательный цикл статей. Открыл для себя множество ранее не известных деталей.
    Причем, читая, поймал себя на мысли, что коммунизм в исполнении Пол Пота получился какой-то...странный, фальшивый. Т.е. там явно ощущается некий местечковый национализм - все эти репрессии, направленные против иных народностей; причем, к тем же вьетнамцам Пол Пот относился негативно еще задолго до того, как КПВ стала реальной силой в Индокитае.

    Еще, что меня поразило весьма сильно - желание затащить страну по сути в каменный век (города долой, образование - долой) и - те усилия, которые предпринимались в этом направлении. При том, что как вы верно отметили, сам Пол Пот обладал вполне отличным образованием. Такое впечатление, что он стремился реализовать сценарий "покорная, необразованная сельская масса - просвещенный правитель".
Картина дня