«Науэль» - танк «для бедных»

Могло ли в середине прошлого века экономически не очень развитое государство, и находящееся под санкциями, создать свой собственный танк? На первый взгляд вроде бы нет, однако если мы обратимся к истории, то окажется, что ничего невозможного в этом нет. Более того, сама модель, получившаяся в результате «национальных усилий», могла быть вполне на уровне своего времени. Ну, а примером такого вот конструирования «по необходимости» вполне может стать аргентинский танк DL-43 «Науэль» («Ягуар») - первый танк, спроектированный и построенный в Аргентине в те годы, когда в Европе и в Азии полыхала война и страна лишилась возможности получать оружие от своих более сильных экономических партнеров. Почему? Причина вот в чем: все поставки оружия Аргентине с началом Мировой войны были прекращены из-за наложенного на нее эмбарго, связанного с ее прогерманской политикой. Казалось бы ничего страшного. Но положение осложнялось тем, что соседняя Бразилия поступила как раз напротив: то есть поддержала страны антигитлеровской коалиции, за что получила военную помощь от англо-американских союзников в размере...230 танков. И она вполне могла использовать их не столько против Гитлера, сколько в своих собственных, так сказать «региональных интересах».


Танк «Науэль» на параде в Буэнос-Айресе.


Свой национальный танк военный инженер, подполковник аргентинской армии Альфредо Аквилис Баиси, который в то время был директором военного завода Arsenal Esteban de Luca, начал конструировать в 1943 году. Интересно, что родился он в семье итальянских эмигрантов и также как и его отец избрал для себя карьеру военного, которая у него сложилась весьма удачно. На поприще службы Альфредо Баиси исполнял обязанности и помощника военного атташе в США, и представлял свою страну в Межамериканском совете обороны, и также трудился на посту директора военного завода, одновременно занимая кресло первого заместителя министра промышленности и торговли в правительстве. Ко всему этому он был еще и членом группы офицеров, которые в 1943 году провели в стране «пронунсиаменто» – силовой государственный переворот, отстранили от власти президента Рамона Кастильо, и сами заняли место правящей верхушки. Поэтому собственный танк, причем не какой-нибудь, а хороший, требовался им позарез. Поэтому кроме танка Баиси разработал еще и бронированную боевую машину с пулеметом на базе сельскохозяйственного трактора под названием «Витнчука» (кровососущее местное насекомое), а еще полевую форму и танкистский шлем. Из-за ряда трений с правительством он ушел в отставку, покинул свои армейские посты, но продолжал заниматься исследованиями и публиковал статьи в различных научных журналах, а умер в возрасте 73 лет в 1975 году.

«Науэль» - танк «для бедных»

Подполковник Альфредо Аквилис Баиси конструктор танка «Науэль»

То есть человек имел достаточное для этого образование и инженерный опыт, а кроме того хорошо разбирался в технологиях производства аргентинских заводов, и хорошо представлял возможности своей национальной промышленности. В конструкцию не вносилось ничего лишнего, ничего такого, что невозможно было бы аргентинцам в то время «достать» и поставить на свои отечественные танки. К тому же следовало учитывать и возможность войны с Бразилией, и разные иные трудности, которые не должны были помешать выпускать новые танки в массовых количествах.

Интересно, каким образом танк получил свое название. Конечно, Баиси знал о том, что немцы дают своим танкам звериные имена и, видимо, решил последовать их примеру. Вот почему первый аргентинский танк, обозначенный как D.L. 43. получил название «Науэль». Слово это, переведенное с языка индейцев (то есть не придерешься – национальный колорит!) народности араукана означало «Ягуар», причем среди них существовала легенда о «тигре без зубов», и что интересно – именно так в это время называли и саму Аргентину. Понятно, что собственного опыта в таком сложном деле конструктору явно не хватало, и «Ягуар» совершенно явно оказался похож (и во многом!) на танк М4 «Шерман». Но, с другой стороны, именно поэтому и проектирование, и разработка танка шли довольно быстро, а его деревянный макет в натуральном размере был изготовлен спустя всего 45 дней, начиная с получения заказа на танк, а первая машина вышла с завода всего лишь спустя два месяца. Ну, а первый экземпляр, имевший номер «C 252», в частном порядке продемонстрировали тогдашним руководителям страны: президенту генералу Эдельмиро Фаррелу, военно-морскому министру Альберто Теисаре и военному министру Хуану Доминго Перону, после чего они тут же дали «добро» на его серийное производство.

Производство нового танка развернули в 1943 году на предприятии «Arsenal Esteban de Luca» в Буэнос-Айресе. При этом к нему было подключено более 80 военных и гражданских заводов Аргентины. Так, предприятия военно-воздушных сил собирали для него двигатели, заводы военного ведомства плавили сталь, Министерство общественных работ отвечало за шасси, катки обрабатывали в локомотивном депо Буэнос-Айреса. Башню делали по фотографиям танков «Сомуа» и Т-34, пятиступенчатую (4 передачи вперед, 1 назад) коробку передач сконструировала и монтировала авторемонтная компания «Педро Мерлини», а электротехникой занимались специалисты армейского управления связи. Правда из-за слабости аргентинской промышленности и недостатка запасных частей, часть которых производилась за пределами страны, в 1943 – 1944 годах было выпущено всего 16 (есть данные, что 12) танков «Ягуар». Ну, а сразу же после войны эмбарго на поставку Аргентине военной техники было снято и необходимость в собственном танке сразу же отпала. Было ясно, что страны антигитлеровской коалиции постараются избавиться от излишков военной техники и сделают это очень скоро.

Компоновка среднего танка «Ягуар» была классической. Мотор и трансмиссия находись в кормовой части танка, боевое отделение в середине, а место водителя впереди. Вооружения размещалось в закрытой башне, напоминающей шляпку гриба. Конструкцию ходовой части позаимствовали у танка М3, и она имела шесть обрезиненных опорных катков на борт, соединенных попарно в тележки, и по пять катков, поддерживающих гусеницы. Передние колеса танка, как и у М3, было ведущими, гусеница состояла из 76 траков. V-образный бензиновый мотор FMA-Lorraine-Dietrich 12EB с жидкостным охлаждением имел 12 цилиндров и обладал мощностью в 500 л.с. (365 кВт). Это обеспечивало танку скорость в 40 км/ч на шоссе – то есть он обладал вполне приличной оперативно-тактической подвижностью. Что касается двигателя, то в 30-х годы аргентинцы ставили его на лицензионный французский истребитель «Девуатин» D 21, ну а потом было решено постановить его и на этот новый танк. Охлаждал двигатель радиатор в кормовой части танка. Запас топлива равнялся 700 л, а максимальный запас хода – 250 км.

Корпус сварной, что было вполне современно, и собирался из листов катанной броневой стали, расположенных с рациональными углами наклона. А вот делать броню для танка было не из чего, и по некоторым сведениям ее приходилось выделывать из переплавленной брони от старых кораблей, так как металл соответствующего качества в стране просто отсутствовал. Толщина её варьировалась от 25 до 80 мм, причем наиболее толстым был именно передний броневой лист танка, где его толщина составляла 80 мм, а его угол наклона составлял 65°. Для сравнения следует указать, что лобовая броня американского танка «Шерман» M4A1 составляла 51 мм, а танка Т-34 – 45 мм. При этом нижний передний броневой лист имел толщину 50 мм - то есть вполне прилично, а его бортовые броневые листы, установленные под углом, толщину 55 мм. Дно непонятно почему было на удивление толстым – 20 мм. Литая башня из хромоникелевой стали имела полусферическую обтекаемую форму. Фронтальная часть башни имела толщину в 80 мм, бортовая по 65 мм, корма 50 мм, а крыша 25 мм (по другим данным 20 мм). На бортах башни были сделаны две смотровые щели, которые закрывались толстыми пуленепробиваемыми стеклами. На танке (вот уж поистине очень современное решение, хотя и не вполне оправданное в данном конкретном случае!) был установлен специальный вспомогательный двигатель для поворота башни на 360°. Понятно, что если он выходил из строя, то ее можно было повернуть и вручную, но тогда она поворачивалась очень медленно.

Вооружался танк 75-мм орудием Круппа L/30 образца 1909 года, которым в то время была вооружена аргентинская армия, хотя спроектировали его еще до Первой Мировой войны. Максимальная дальность выстрела у него составляла 7700 м, начальная скорость осколочного-фугасного снаряда 510 м/с, начальная скорость бронебойного снаряда – 500 м/с, ну а скорострельность орудия равнялась примерно 20 выстрелам в минуту, что опять-таки являлось очень хорошим показателем.


Крупповская пушка образца 1909 года, стоявшая на танке «Науэль».

Боекомплект, находившийся в танке, состоял из 80 снарядов, находившихся в контейнерах по периметру погона башни, куда также можно было потом укладывать стреляные гильзы. Танк имел зенитный «Браунинг» М2 калибра 12,7-мм (боезапас в 500 патронов) и пулеметы «Мадсена» образца 1926 года калибра 7,62-мм в переднем верхнем листе корпуса (один из них слева и два в центре), при этом на разных танках их количество могло различаться, от 1 до 3 единицы. Боезапас для них составлял 3100 патронов.

Интересно, что радиостанция и ТПУ на танке были немецкие: фирмы «Телефункен». Смотровые приборы водителя и стрелка-радиста находились на передних люках корпуса, а командирский перископ на крыше башни с видоискателем с трехкратным увеличением и с возможностью вращать его в разные стороны. Башня была оборудована вентилятором, отсасывающим из нее пороховые газы.

Экипаж танка насчитывал пять человек: командир, механик-водитель, наводчик, заряжающий и стрелок-радист. Механик-водитель и стрелок-радист сидели рядом, за лобовым бронелистом. Командир, наводчик и заряжающий, как и положено, помещались в башне. По некоторым данным, при модернизации танка были сняты два пулемета из трех, находившихся в лобовой части корпуса, а экипаж танка уменьшили до четырех человек. Ну, а вес танка составлял 34 тонн (по другим данным 36,1 – то есть на уровне модернизированного Т-34/85). Танк обладал максимальным углом подъема в 30° и запасом хода в 250 км.

Воевать этому танку не довелось, но две машины показали общественности уже 4 июня 1944 года на выставке достижения аргентинской промышленности. Танки открыли ее выстрелами из орудий, при этом они были покрашены в оливково-коричневый цвет, на бортах башни нарисованы круглые сине-белые кокарды цветов аргентинского флага, а на передней части борта красовалась надпись D.L.43, и следом прыгающий ягуар.


9 июля 1944 года 10 танков участвовали в традиционном праздничном военном параде в честь дня независимости на улице Аренида дель Либертадор в Буэнос-Айресе. Колонну танков на головной машине возглавлял их создатель подполковник А. Баиси. С тех пор эти боевые машины регулярно показывали народу на парадах, посвященных дню независимости Аргентины, в частности 9 июля 1945 года и 9 июля 1948 года, то есть использовались как самые настоящие «PR-танки», демонстрировавшие возможности национальной промышленности Аргентины!

Испытания показали, что, новый танк надежностью не отличается, а главное – слабо вооружен. Поэтому в 1947 году по предложению директора школы механизированных войск Хосе Мария Эпифанио Соса Молина его частично модернизировали. При этом его пушку заменили более сильным 75-мм орудием фирмы «Бофорс»75/34 M1935, стрелявшим бронебойными и также осколочно-фугасными снарядами. Первый, весом в 6,8 кг, обладал начальной скоростью в 595 м/с, второй – 7,2 кг и имел скорость 625 м/с. При этом бронебойный снаряд на дистанции в 500 м имел бронепробиваемость, равную 62 мм. То есть этот танк вряд ли смог бы бороться с германскими танками периода войны, но с «местными», так сказать, мог сражаться вполне успешно.

С вооружения «Ягуар» сняли в 1948 году и заменили танками «Шерман». Однако даже после этого они продолжали находиться в арсеналах в качестве источника для запчастей, а также использовали в качестве мишеней на учебных стрельбах. В 1950 году в войсках оставалось 13 таких танков. Две машины в 1953 году вроде бы подарили Парагваю во время визита в эту страну президента Аргентины Хуана Перрона. Ну, а последний танк DL-43 списали лишь в 1962 году. Но ни одного танка «Ягуар» до наших дней, к сожалению, в целости так и не дошло! Так что хотя все идеи, заложенные в этот танк, и были вторичны, они подобно кубикам из детского конструктора оказались сложены настолько хорошо, что в итоге у его создателей получился очень даже неплохой танк!

Рис. А. Шепса.
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

18 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти