Катар и «реэкспорт» оружия

Известное хакерское движение «КиберБеркут» на днях «разобрало почту» босса польской оружейной компании «Level 11» Павла Витольда Кжыковского. При перлюстрации хакерами переписки упомянутого пана Кжыковского всплыло письмо от Владимира Куруца, адресованное вице-президенту компании Василию Бабицкому. Документы, добытые «КиберБеркутом», обошли многие крупные СМИ России. Некоторые эксперты считают, что истинная цель закупок оружия — «реэкспорт оружия» боевикам-исламистам, воюющим в Сирии и Ираке.

Скриншот письма, который вы видите ниже, позаимствован с сайта «КиберБеркута».




Хакеры рассказали не только об этом письме Владимира Куруца, но и немного о самом Куруце.

Упомянутый Владимир Куруц существует на самом деле и трудится в составе украинской дипломатической миссии в Катаре на должности советника по торгово-экономическим вопросам.

В письме, перехваченном товарищами хакерами, есть два вложения (сморите следующие скриншоты, тоже скопированные нами с сайта «КиберБеркута»).

Катар и «реэкспорт» оружия




Из текста этих документов становится ясно: Министерство обороны Катара в сентябре 2015 года искало варианты закупки зенитно-ракетных комплексов. Очевидно, как раз с этой целью делегация катарских военных и посетила выставку «Оружие и безопасность 2015» (проходила в Киеве с 22 по 27 сентября).

Хакеры считают, что у Куруца нет сомнений в подписании крупного оружейного контракта. Поэтому он и «сливает инсайдерскую информацию (очевидно, за некий процент от сделки) своему хорошему другу Василию Бабицкому и предлагает тому заработать на транспортировке довольно габаритных ЗРК в Катар…»

«Однако есть один нюанс. В конце сентября все знали, что в Сирии уже появились российские самолёты, и они будут бомбить террористов «ИГИЛ».

И тут возникает вопрос: зачем Катару, который является фактически титульным спонсором «Исламского государства», понадобилось покупать в это самое время зенитные ракетные комплексы «Печора»?

Выводы напрашиваются сами собой. Причём особенно цинично эти контакты киевских и польских оружейных магнатов с Катаром выглядят на фоне трагедии с российским самолётом «Airbus A321» на Синае и масштабных терактов Париже».


Господин Куруц и вправду реален: он занимается дипломатической деятельностью в роли советника по торгово-экономическим вопросам. Он упоминается, например, на этом сайте, где со ссылкой на посольство Украины в Катаре указывается на «растущий интерес катарских промышленников к рынкам Восточной Европы, в частности Украины».

Сайт также напоминает, что в июле 2015 г. посол Украины Евгений Микитенко обсудил с государственным министром по вопросам обороны Катара генерал-майором Хамадом Аль-Атийей ряд вопросов по активизации сотрудничества в сферах, представляющих взаимный интерес. Сообщается, что особое внимание стороны сосредоточили «на расширении договорно-правовой базы в соответствующих отраслях».

Впрочем, военные эксперты, на которых ссылаются «Вести», говорят, что «Печора» — устаревший ЗРК, и Катар такие комплексы не покупает.

С другой стороны, в Дохе расположена штаб-квартира Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил (создана с целью свержения Асада). Быть может, Катар закупает оружие для оппозиции?

«Вести» высказывают и ещё одно предположение: ЗРК «Печора» может быть использован боевиками для атак на гражданские самолёты. И кто же за это ответит?

Востоковед, главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Аждар Куртов сказал «Свободной прессе», что дыма без огня не бывает. Переговоры о поставках вооружений Катару ведутся явно не для того, чтобы усилить обороноспособность малочисленной армии эмирата.

«Понятно, что цель таких закупок — реэкспорт оружия тем структурам, с которыми Доха поддерживает негласные отношения, а именно — исламистам, действующим в Сирии и Ираке», — считает эксперт.

На Катар сложно оказывать давление: гражданскую войну в Сирии раздули именно катарцы и саудовцы с целью ликвидации правительства Асада; на территории Катара находится американская военная база; наконец, этот эмират имеет и деньги, и энергоресурсы. В итоге Катар «ещё долго будет создавать головную боль игрокам в регионе, в том числе и России».

А вот мнение заместителя директора Института политического и военного анализа Александра Храмчихина. По-видимому, он не считает, что инструмент давления подобрать сложно.

«В любом случае, — сказал он «Свободной прессе», — инструмент давления на такие страны может быть только один — бомбы и ракеты, причём не угроза их применения, а само применение. Никаких других инструментов влияния на Доху, впрочем, как и на Эр-Рияд, нет». По мнению товарища Храмчихина, следует «решительно прекратить заигрывания с врагами».

Вряд ли рецепты Храмчихина разделяет бывший советник президента Путина по экономическим вопросам Андрей Илларионов. Однако он убеждён в том, что Кремль готовит удары по Катару, а заодно и Саудовской Аравии.

«Самое главное в событиях последних дней — завершение подготовки к нанесению российскими военными удара по Саудовской Аравии (и, возможно, Катару), — пишет экономист в блоге сайта «Эхо Москвы».

И развивает свою мысль: «Занятие передовой группой российских вооружённых сил сирийского предполья, на редкость своевременная и эффективная серия терактов в Египте и Франции, триумфальное проведение саммита G20 в Анталье, де-факто продемонстрированный паралич НАТО, приобретение важного союзника в лице Франции, успокоение Запада началом обмена с военными США данными о проводимых операциях против «ИГ» и предложением о реструктуризации украинского долга, боевое развёртывание и практическая проверка действий флота и дальней авиации на ближневосточном театре военных действий — всё это подготовило и теперь сделало возможным осуществление вожделенной в течение многих лет стратегической операции по нанесению массированного удара по военным, инфраструктурным, энергетическим объектам на территории Саудовской Аравии и Катара».

И ещё одно мнение. Его высказал в интервью «Нашей версии» востоковед Евгений Сатановский.

«В основе подавляющего большинства войн лежат экономические интересы сторон, — напомнил он. — У Дохи и Эр-Рияда имеются жёсткие причины выяснить отношения с Москвой. У России и Катара — мощная газовая конкуренция на европейском рынке, а в случае с Саудовской Аравией причина имеющихся разногласий — нефть. Я ещё три года назад предсказал: нас ждут интереснейшие и непредсказуемые события, связанные с Катаром. Нет сомнений в том, кто заказал и оплатил теракт в небе над Синаем, — это сделал Катар. Причём на уровне руководства страны. Если президент, говоря о возмездии, подразумевал именно Катар, я не удивлюсь. Я лишь предлагаю задуматься, чем может такое возмездие икнуться России. Давайте оглядимся, что у нас на границах: в Узбекистане — запрещённое в РФ исламское движение «ИДУ», радикальные исламисты в Таджикистане, киргизский криминалитет, отягощённый идеями джихада… Границы между ними и нами фактически открыты. А в России есть один-единственный регион, в котором точно нет ячеек исламских радикалов. Это Чукотка».

* * *


Итак, «растущий интерес катарских промышленников к рынкам Восточной Европы, в частности Украины» — явление весьма печальное, поскольку всё, что так или иначе может быть использовано против геополитических оппонентов, использовано будет. Отныне небо считать надёжным нельзя нигде.

Обозревал и комментировал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

17 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти