Что будет? (Часть вторая)

Итак, со времени террористических актов в Париже прошла неделя. Эфир заполнил шквал соболезнований, комментариев, прогнозов. Власти Франции восстали от летаргического сна и приступили к самостоятельным действиям.

Общий тон соболезнований «мы с вами», «терроризм не пройдет», «нас не запугать». В некоторых социальных сетях появились «кнопочки», позволяющие одним кликом раскрасить свой аватар в цвета французского флага. В Киеве некоторые граждане фотографировались с плакатиками «я – Париж» и постными лицами. Лидеры большинства государств выразили слова соболезнования и поддержки президенту Олланду.


Тут я хотел бы сделать одно отступление. России слова соболезнования в твиттере выразил госсекретарь США Керри, а Франции - президент Обама. Казалось бы, что такого? Но, на дипломатическом языке любая запятая или ее отсутствие может сказать об очень многом. Приведу пример. Письмо можно начать, напечатав обращение «General!», а можно «Dear General!» (дорогой генерал). Можно напечатанное «Dear General!» зачеркнуть и написать от руки «Dear General!». Еще вежливее не печатать, а написать обращение от руки.

Кто-то скажет: «Что за ерунда?» Но дипломаты больше читают между строк.
Думаю, не сильно ошибусь, если предложу такое прочтение соболезнований Керри: «Да, был теракт против вашего самолета. Сами виноваты. И если вы думаете, что этот факт может стать поводом для улучшения наших отношений, то ошибаетесь. И соболезнования наши формальны, дабы не дать вам повода обвинить в черствости США».

Это мое прочтение. Вероятно, кто-то прочитает и по-другому. Однако совершенно ясно, для англосаксов есть свои и чужие жертвы терактов. И рассчитывать, что нам скажут «давайте забудем прежние обиды и станем в борьбе с терроризмом единым фронтом», просто наивно. Для коллективного Запада мы другие. Были, есть и будем. Поэтому комментарии о том, какие преференции от терактов в Париже получит Россия, ничего под собой, кроме русофобии, не имеют.

Но тут есть интересные факты. В первые часы после терактов на фоне комментариев о «российских преференциях» прозвучали два сообщения с места событий: перепуганные граждане явно слышали объявление террориста «это вам за Сирию», и рядом с террористом был найден сирийский паспорт. Откровенно говоря, ждал очередную находку в кармане террориста – приказ о проведении теракта, подписанный президентом Сирии Асадом. Видимо, что-то не срослось. Может быть, слишком быстро установили, что среди террористов были граждане Франции и Бельгии. А может, постеснялись второй раз применять наработки, использованные в истории с малазийским боингом.

Комментарии «правые идут» стоит рассмотреть подробнее. Конечно, кто такие правые или, точнее, крайне правые (которые правее консерваторов, но левее радикалов) с точки зрения европейского политического бомонда, понять довольно трудно (что-то вроде «красно-коричневых» у нас – кто первый назвал так оппонента, тот и прав). Например, Дмитрий Ярош, вроде как бы и правый, но при этом националист в хорошем смысле этого слова. Марин Ле Пен и Милош Земан тоже правые, но почти фашисты.

Правый политический сектор в том или ином виде всегда присутствовал в Европе. И рост его популярности действительно происходит в последнее время. В качестве примера приведу нашумевшую победу австрийской партии свободы Хайдера (с 2005 года - Союз за будущее Австрии) на парламентских выборах в 1999 и 2009 годах; победы Лиги Севера и Национального альянса, вошедших в правительство Берлускони в 1999, 2001-2010 годах; постоянный рост поддержки французами Национального фронта (23% поддержки Марин Ле Пен по результатам опросов общественного мнения в 2011 году). В Швейцарии партия Швейцарская народная партия (Союз демократического центра) является правящей с 1959 года (именно она препятствует вхождению Швейцарии в Евросоюз). В Венгрии, Румынии крайне правые получали места в парламентах этих стран и добивались успеха на выборах в Европарламент в 2004 и 2009 годах. Собственно, количество депутатов от правых партий в Европарламенте увеличивается из года в год.

Теракты в Париже, конечно же, усиливают позиции правых и евроскептиков в Европе. Значительная часть европейцев устала от насаждаемых, в ряде случаев насаждаемых насильно, толерантности, мультикультуризма, примата приоритета мнения меньшинств. Собственно перечисленное и есть условия, способствовавшие терактам. Следует понимать, что никакой «правой» революции в Европе не будет, и политические последствия терактов будут проявляться постепенно от выборов к выборам. Европа «правеет» и это, учитывая симпатии европейских правых к исконным христианским ценностям, являющимся духовным фундаментом российского общества, национальной политике Российской Федерации, вызывает осторожный оптимизм.

До очередных президентских выборов во Франции около полутора лет. Считается, что предвыборная кампания уже началась. Действующий президент набирает очки. Проведено экстренное совместное заседание обеих палат парламента. Расширены права спецслужб по борьбе с терроризмом. Теперь они могут без решения суда прослушивать и просматривать сообщения граждан. Объявлена война терроризму, на территории страны введено чрезвычайное положение. Сделаны предложения о создании антиигиловской коалиции. ВВС Франции нанесли воздушный удар по Ракке в Сирии. Авианосец «Шарль де Голь» прибыл в восточную часть Средиземного моря. Спецслужбы Франции и Бельгии провели ряд успешных антитеррористических операций (хотя бельгийцы всех арестованных позднее отпустили).

Действия президента Олланда очень напоминают то, что делал Джордж Буш младший в сентябре 2001 года. Это понятно. Президент должен демонстрировать твердость, уверенность и бескомпромиссность в борьбе со злом терроризма. Без сомнения, права и возможности французских и европейских спецслужб будут расширены. Это соответствует набирающим популярность правым взглядам, а критика таких изменений со стороны левых в ближайшее время будет, по крайней мере, неуместной. К сожалению, европейские спецслужбы не имеют достаточного, в сравнении с российским, опыта антитеррористической деятельности. А на фоне увеличения численности сотрудников силовых структур (об этом уже заявил Олланд) их эффективность в ближайшие месяцы, как минимум не повысится.

Активизировалась брюссельская бюрократия. Ее цель понятна – не допустить перераспределения властных полномочий от Брюсселя к национальным правительствам. Понятно, для удержания власти необходимы новые инициативы. И Брюссель Европу ими осчастливил. В числе первых - инициатива создания единой разведывательной службы Евросоюза. К сожалению (или к удовлетворению) только пять государств ЕС готовы к обмену разведывательной информацией в полном объеме. Предлагается усилить охрану внешних границ ЕС. Мера разумная, но затратная и трудновыполнимая. Сейчас как внешние, так и внутренние границы союза прозрачны. И, представляется, что на фоне говорильни в Брюсселе по этой проблеме, укрепление границ будет осуществляться на национальном уровне, исходя из оцениваемой угрозы и финансовых возможностей.

Прозвучало и радикальное предложение о формировании вооруженных сил ЕС. Инициатива, на мой взгляд, совершенно не реализуемая. Во-первых, государства ЕС, за исключением Австрии, Ирландии, Мальты, Кипра, Финляндии и Швеции, входят в НАТО. Во-вторых, из 28 государств НАТО только четыре (Великобритания, Греция, США и Эстония) тратят на оборону не меньше положенных 2% ВВП. Отсюда вопрос: «Откуда деньги, Зин?». В настоящее время военный штаб Европейского Союза представляет собой малочисленную, малоэффективную, аморфную структуру, которая с огромным трудом смогла организовать и провести миротворческие операции в Македонии («Согласие»), Боснии и Герцеговине («Алтей») и под эгидой ООН в Конго и Чаде/ЦАР. Идея создания единого командования и общих вооруженных сил ЕС не нова и продвигалась Германией, Францией и Польшей. Однако вето на проект создания единого командования Евросоюза в 2011 году наложила Великобритания. По словам бывшего главы МИД Великобритании Уильяма Хейга, Лондон не согласится с этим ни сейчас, ни в будущем, поскольку создание штаба ЕС стало бы «расточительным дублированием НАТО».

Позволю еще одно отступление и заявлю, что больше всех издержек от терактов в Париже несет, как это ни странно, украинский режим. В последние месяцы в Европе нарастает усталость от «революцii гiдностi» и неспособности Украины предъявить положительные достижения в экономической и политической областях, как результаты европейской поддержки и помощи. Сегодня Порошенко и Ко реально опасаются охлаждения Европы к делам Украины, и такая ситуация будет вынуждать их действовать, чтобы привлечь к своим проблемам внимание. Самый простой и проверенный способ – спровоцировать эскалацию напряженности на востоке страны и во взаимоотношениях с Россией. Подрыв опор линии электропередачи в Херсонской области и повышение интенсивности обстрелов территории ДНР и есть средства достижения указанной цели.

Вернемся к вооруженным силам Франции и их главнокомандующему. Г-н Олланд призвал к созданию широкой коалиции государств для борьбы с ИГИЛ. Предложение разумное, если не учитывать, что такая коалиция под эгидой США существует уже полтора года, и Франция в нее входит. Если это признание того, что за истекшее время ни США, ни Франция, ни Запад в целом не достигли заметных результатов в деле борьбы с террором и защиты своих граждан, порадуемся возвращению главы Франции к реалиям жизни.
ВВС Франции нанесли ракетно-бомбовый удал по Ракке. Ход своевременный и повышающий рейтинг президента. Но, хотелось бы узнать, по каким целям в Ракке наносились удары, если со структурами Асада французы взаимодействовать не хотят? Допустим, что разведка целей в «столице» террористов результат титанических усилий французской разведки. Тогда не понятно, почему не уничтожили эти цели раньше. Или, может быть, просто вываливали бомбы на город?

Авианосец «Шарль де Голь» пришел в восточную часть Средиземного моря. Ход еще более «козырный», ведь авианосец – способ проецирования силы в том, или ином регионе.
Президент Путин поручил старшему на походе отряда кораблей ВМФ организовать взаимодействие с французами и действовать с ними, как с союзниками. Старший на походе ответил «есть», СМИ и эксперты начали «разрабатывать» тему. Некоторые договорились до того, что отряд российских кораблей будет обеспечивать боевую устойчивость (от кого?) авианосца, его противовоздушную, противолодочную и противодиверсионную оборону.

Если мы трезво посмотрим на ситуацию, то вспомним, что авианосцы самостоятельно не ходят, а действуют в составе АУГ. Корабли АУГ и обеспечивают ПВО, ПЛО и ПДО своего авианосца. ИГИЛ же просто не имеет вооружений воздушного или морского базирования. Кроме того, к АУГ планируют присоединиться по одному фрегату ВМС Великобритании и Дании. Про фрегат Великобритании ничего не могу сказать, а датский фрегат – это серьезно. Напомню читателю, что во время Второй мировой войны Вермахт принудил Данию к капитуляции в течение нескольких часов, потеряв при этом двух военнослужащих убитыми и трех ранеными. Вооруженные силы Дании (до капитуляции) потеряли 16 человек убитыми и то ли 20, то ли 23 человека ранеными.

Поддержание эффективного взаимодействия между отрядом кораблей ВМФ России и АУГ ВМС Франции также представляется сомнительным. И вот почему. Взаимодействие представляет собой согласование применения сил и средств по времени и месту в интересах выполнения конкретных задач. Для организации действенного управления необходимы совместимые (сходные) процедуры (американский термин) военного планирования, сопряженность (совместимость) средств связи, систем управления войсками и оружием, коммуникаций. То есть совместимые частоты, протоколы и т.п., обеспечивающие обмен данными в масштабе времени близком к реальному. Напомню, для участия в операции НАТО в Средиземном море Active Endeаvour (активные усилия) корабли ВМФ проходили специальную многомесячную подготовку, на них устанавливалась необходимая аппаратура НАТО. Замечу, что в целях тренировок в совместном маневрировании и связи на регулярной основе в рамках программы "Партнерство ради мира" проводятся учения «Пассекс». Конечно, если взаимодействие организовывать на уровне «мы сейчас взлетим, вы скажите своим, чтобы не сбили», то да, это возможно.

И так, мы имеем ИГИЛ и множество других террористических группировок. Имеем две коалиции: условно нашу (Россия, Сирия, Ирак, Иран) и американскую в составе то ли 62, то ли 63 государств (никто не в состоянии их перечислить), а по последнему заявлению Обамы их и вовсе 65. Имеем Олланда на инструктаже в Вашингтонском обкоме перед визитом в Россию. Имеем западные антироссийские санкции. На этом фоне имеем широкий спектр прогнозов развития событий от «ничего не будет» до «всемирной победы здравого смысла, сотрудничества и процветания».

Прогнозируя развитие событий, предлагаю рассматривать Крым, Новороссию, Сирию в качестве декораций процесса сдерживания России. Иными словами, сдерживание России осуществлялось, осуществляется и будет осуществляться вне зависимости от того, произошло или нет воссоединение Крыма, была или не была моральная и гуманитарная поддержка Донецка и Луганска, оказана или нет помощь Сирии.

На рубеже 2000-х годов разведсообщество США в своих прогнозах склонялось к тому, что 2012 год – последний год существования России. Но тут к руководству государством пришел В.В. Путин, и Россия, говоря словами канцлера Горчакова, «стала сосредотачиваться». В короткие сроки удалось преодолеть центробежные тенденции. Темпы развития в течение ряда лет значительно превышали европейские – 5-7-10%. Россия стала проводить независимую политику. Все это и привело к политике сдерживания со стороны Запада. После консультаций на прошлой неделе ведущие государства Запада (в том числе и дорогая сердцу каждого россиянина Франция) заявили о продлении антироссийских санкций до полного выполнения минских соглашений. А так как Порошенко и Ко их выполнить не могут, делайте вывод, читатель.

Кратко рассмотрим основных игроков на сирийском направлении. Начнем с «наших».
Сирия. Безусловно, задача легитимного сирийского руководства заключается в разгроме террористических группировок, их уничтожение или вытеснение за пределы республики. Вынужденный внутри сирийский политический диалог. Досрочные президентские выборы. И не факт, что Башар Асад их проиграет. Предоставление как можно меньшей автономии курдским районам. Сирия заинтересована в поддержке России. Но, и Россия заинтересована в поддержке Сирии. Пожалуй, Асад последний союзник России (вспомним Милошевича, Хусейна, Каддафи).

Иран. Через северный Ирак и Сирию проходит «ось влияния» Ирана на восточное средиземноморье (Ливан, Хезболла). Поражение Сирии ослабит шиитский Иран перед лицом монархий Персидского залива. Иран позиционирует себя как главного игрока в регионе.

Ирак. Несамостоятельное государство, полностью находящееся под управлением США. Естественная цель – уничтожение ИГИЛ и восстановление суверенитета над территорией. Для этого не имеет ни сил, ни средств, ни политической воли.

Курды. Крупнейший народ, не имеющий своей государственности. Относительно компактно проживают на территории Сирии, Ирака и Турции. Курдские отряды сражаются с ИГИЛ, в ряде случаев успешно, и имеют под своим «суверенитетом» районы в Сирии и Ираке. Цель курдского движения – создание независимого Курдистана.

Теперь рассмотрим шестидесятипятичленный многочлен под эгидой США.

США. Idee fixe – непременный уход Башара Асада. Продолжение доминирования в регионе за счет управляемого хаоса. Недопущение появления в регионе новых центров силы (Россия, Иран). Мягкое сдерживание союзников (Турция, Саудовская Аравия).
Нашей либеральной интеллигенции очень не нравится упоминание о практике управляемого хаоса. Но как иначе можно объяснить открытую поддержку США своих (хороших) террористов из так называемой умеренной сирийской оппозиции? Как можно объяснить то, что до половины вооружения, боеприпасов и снаряжения для этой самой умеренной оппозиции сбрасывается в места расположения подразделений ИГИЛ? Чем можно объяснить переход обученных и вооруженных на деньги американских налогоплательщиков «умеренных оппозиционеров» на сторону «Джабхат ан-Нусры», причем дважды? Тупостью спецслужб США? Вряд ли, учитывая, что никакого расследования (ограничились скандалом в конгрессе) не проведено, и никто своих должностей не лишился. Для Вашингтона сейчас важным является то, чтобы Россия не стала глобальным игроком на Ближнем Востоке и в мире в целом. США опасаются разрушения однополярного мира, а это для них намного более болезненная тема, чем терроризм, который уже вступил в Париж.

Франция. Довольно сложно сказать что-нибудь кроме «возмездие» и «демонстрация перед избирателями решительности президента». Собственно Франция и создала эту межэтническую и межконфессиональную чересполосицу под названием Сирия.

Турция. Одна из самых заинтересованных стран. Во-первых, Асад непримиримый идеологический противник для Эрдогана. Во-вторых, это проект катарской газовой трубы через территорию Сирии в Турцию и нефтяной бизнес с ИГ, который с турецкой стороны координирует сын Эрдогана (от торговли нефтью с Турцией террористы ежедневно получают до 1,5 млн. долларов). В-третьих, борьба с курдами. На территории Турции практически открыто действуют лагеря по подготовке террористов. Боевикам предоставляется отдых и лечение.

Катар. Маленькое и очень богатое государство, привыкшее к безнаказанности. Имея до 100 млрд. долларов в год «лишних денег», фактически финансирует и определяет задачи «Братьям-мусульманам», «Имарату Кавказ», «Ахрар аш-Шаму» и ИГ. Организует лечение на турецких курортах террористов, которые воюют в Сирии. Во главе этого процесса стоит министр иностранных дел Катара Халед аль-Атыйя.

Саудовская Аравия. Как и Катар вахабитское салафитское государство. Позиционирует себя как идеологического лидера всего арабского Востока. Своими террористами для саудитов являются «Аль-Каида» и «Джабхат ан-Нусра». По мнению Евгения Сатановского, именно Саудовская Аравия стояла за терактами 11 сентября в США, на Дубровке в Москве, в Волгограде.

Мы рассмотрели очень кратко только восемь государств. Это, да и вся статья, ни какая не аналитика, а скорее ответная реакция на несправедливость (наши - не наши жертвы, хорошие – плохие террористы) и откровенную ложь в западном информационном пространстве.

А теперь попробуем подвести итог.

Террористическая опасность в мире, в целом, и Европе, в частности, будет нарастать. Сдерживание России Западом будет продолжаться. Борьба с терроризмом и ИГИЛ длительный, затратный процесс. Победа над терроризмом невозможна без победы над их спонсорами. Каждый Халед аль-Атыйя должен ответить за свои дела. Создание действенной и эффективной широкой коалиции государств для борьбы с ИГИЛ маловероятно.

У России, как всегда, два верных союзника – армия и флот.
Автор:
Армеец2
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

56 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти