Питер Конноли о кельтах и их вооружении (Часть 2)

В первой части «Гальштат и Ла-Тен: на грани между бронзой и железом. (Часть 1)» речь шла не только о том, каким образом «железо пришло в Европу», но и о кельтах – народе, расселившемся по всей Европе, но государства своего так и не создавшего. И теперь, следуя логике вещей, нужно будет написать о кельтах, но… кто лучше всего о них написал, так, чтобы и достаточно научно, и популярно, и интересно? Ну, конечно же, британский историк Питер Конноли, который написал три книги о военном деле античности и очень подробно (достаточно подробно, скажем так) разобрал военное дело у кельтов. И вот что он сообщает: кельты с территории южной Германии распространились почти по всей Западной Европе. В V в. до н.э. их поселения встречались в Австрии, Швейцарии, Бельгии, Люксембурге, а также в отдельных районах Франции, Испании и Британии. Спустя столетие они перевалили через Альпы и оказались в северной Италии. Первым племенем, спустившимся в долину реки По, были инсубры. Они расселились в Ломбардии, а своей столицей сделали город Милан. За ними последовали племена бойев, лингонов, кеноманов и другие, быстро завоевавших большую часть долины реки По и вытеснивших этрусков за Апеннины. Последним племенем были сеноны, обосновавшиеся на прибрежной территории к северу от Анконы. Именно они разграбили Рим в начале IV в. Ну, а само название «кельты», которым мы сегодня пользуемся, из греческого языка – «kel-toi», хотя сами римляне называли народ, обитавший в долине По и на землях Франции, галлами (Galli). В IV в. кельты постепенно продвигались на Балканы, а в начале III в. вторглись в Македонию и во Фракию. Подвергнув их опустошению, они перебрались в Малую Азию и, наконец, осели на землях в Галатии, где и получили название галатов.

Питер Конноли о кельтах и их вооружении (Часть 2)

Кельтское посольство при дворе Александра Македонского. Приняв послов, он спросил их, чего они боятся больше всего на свете, ожидая услышать в ответ, что они боятся его, Александра, однако послы ответили так: «Мы боимся, что небо упадет и раздавит нас, что земля разверзнется и поглотит нас, что море выйдет из берегов и поглотит нас». То есть, кельты заявили, что они никого не боятся. Александр Македонский сильно разгневался, но решил, что будет слишком много чести воевать с варварами и предпочел начать войну с персидской державой. Рисунок Ангуса МакБрайда.


В свое время очень интересную книгу о варварах, и в том числе о кельтах, написал английский историк Тимоти Ньюарк. Называлась она «Варвары»*, а рисунки к ней сделал известный британский художник Ангус МакБрайд (к сожалению ныне покойный).

Тогда же в IV в. галлы подвергли регулярным набегам земли центральной Италии. Этрускам, латинам и самнитам пришлось приложить немало усилий для отражения галльской угрозы, но полностью она так и не исчезла. Пожалуй, справиться с кельтами удалось только римлянам. С этой целью они проводили их массовые избиения и в северной Италии, и в Испании, и во Франции. Долину реки По они очистили от кельтов после войны с Ганнибалом и, таким образом, что уже в середине II в. до н.э. Полибий о кельтах сказал, что лишь «в немногих местах за Альпами» кельты еще остались.



К сожалению, большая часть информации о кельтах исходит от их врагов – греков и также римлян, поэтому доверять ей можно, но… с осторожностью. Кроме того, она очень часто весьма специфического свойства. Например, сицилийский историк Диодор описывает кельтов как воинов, носящих разноцветную одежду, с длинными усами и волосами, которые они мочат в известке, чтобы они стояли торчком, словно конская грива. Но, согласитесь, что много из этой информации не выжать!


Кельтский шлем. Франция, около 350 г. до н.э. Археологический музей города Ангулема. Это впечатляющее произведение искусства было похоронено в пещере в западной Франции. Весь шлем покрыт тонким золотым листом и украшен коралловыми вставками.

Сначала римляне очень боялись кельтов, к тому же казавшихся им великанами из-за своего высокого роста. Но потом они узнали их слабые места, научились ими пользоваться, и стали с презрением к ним относиться. Но сколь бы ни было это презрение велико, римляне признавали, что во главе с хорошим полководцем кельты могут быть прекрасными воинами. Ведь это именно они составили половину армии Ганнибала, которая в свою очередь целых 15 лет одерживала над легионами Рима победы одну за другой. А потом и сами римляне поняли, насколько ценны эти люди и столетиями пополняли ими ряды своей армии.


Бронзовый шлем из Соммских торфяных болот. Музей Сен-Жермен, Франция.

Как известно, многие ранние общества имели в своем составе класс воинов. Кельты тоже не были исключением из этого правила. У них воинами являлись выходцы из средних и высших слоев общества. Им предоставлялось право сражаться, тогда как бедняки, по словам Диодора Сицилийского, являлись либо оруженосцами, либо же управляли боевыми колесницами и не более.


Кельты. Рисунок Ангуса МакБрайда.

Причем кельт был воином в самом прямом и героическом смысле этого слова. Вся его жизнь рассматривалась исключительно с точки зрения личного участия в войне и одержанных в ней побед с целью доказать свою храбрость и стяжать славу на поле брани. Но безудержная храбрость при отсутствии воинской дисциплины, часто приводили кельтов к тяжелым поражениям.

В пятой книге своего труда Диодор дал подробное и, скорее всего, довольно точное описание воина-кельта. Но тут нужно помнить, что между первым столкновением Рима с кельтами в битве при Аллии и завоеванием Галлии Цезарем – временем, которое описал Диодор, – прошло 350 лет, то есть целая эпоха. Очень многое поменялось и в оружии, и в тактике боя. Так что опять доверять Диодору на все сто процентов не следует!


Кельты из свайного поселения. Рисунок Ангуса МакБрайда.

Как бы там ни было, а по Диодору, кельтский воин вооружался длинным мечом, который носил на правом боку на цепи, а кроме него копьем или метательными дротиками. Многие воины сражались обнаженными, тогда как другие, напротив, имели кольчуги и бронзовые шлемы. Их часто украшали чеканными фигурками или накладками, с изображениями зверей или птиц. У него мог быть длинный, в человеческий рост, щит, который было в обычае покрывать рельефными бронзовыми украшениями.


«Щит из Уитхема», 400 – 300 до н. э. Культура Ла-Тен. Щит был обнаружен в реке Уитхем в окрестностях Линкольншира, в Англии в 1826 году. Дальнейшие раскопки позволили обнаружить такие артефакты, как меч, копье и часть человеческого черепа. Щит сейчас находится в Британском музее.

В сражениях с конницей противника кельты использовали двухколесные боевые колесницы. Вступая в бой, воин сначала бросал в неприятеля дротики, после чего подобно героям Гомера, сходил с колесницы и сражался мечом. Битву начинали храбрейшие из воинов, в свою очередь вызывавшие самого храброго противника на парный поединок. Если вызов был принят, его зачинщик мог перед ним и хвалебную песню спеть, и голый зад врагу показать, чтобы все видели, настолько он его презирает.


Кельты на колесницах. Рисунок Ангуса МакБрайда.

Римляне высоко чтили тех своих полководцев, которые принимали такой вызов и побеждали в таком вот одиночном поединке. Им предоставлялось почетное право посвятить самую лучшую часть военной добычи в храм Юпитера Феретриуса («Податель добычи» или «Несущий победу»). Существовали также вторая и третья часть посвящаемой добычи, которые также посвящались богам, но это уже зависело от ранга победителя. Например, в IV в. Тит Манлий победил в бою огромного кельта и, сорвав с его шеи золотую гривну (торквес), заслужил этим подвигом себе прозвище Торкват. А Марк Клавдий Марцелл в 222 г. до н.э. убил в поединке галльского вождя Виридомара.

Ну, а если своего противника убивал кельтский воин, то он отрезал ему голову и вешал ее на шею своему коню. Затем с убитого снимались доспехи, а победитель пел над трупом врага победную песню. Захваченные трофеи могли быть прибиты к стене его жилища, а отрезанные головы наиболее известных врагов даже бальзамировали в кедровом масле. Так, например, поступили кельты с головой консула Луция Постума, убитого ими в 216 г., которая затем была выставлена у них в храме. Раскопки в Энтремонте доказали, что такие головы являлись не просто трофеями, но и частью религиозного ритуала, так как располагались в определенных местах и явно использовались в культовых целях.


«Шлем из Линца» (реконструкция). Музей замка в Линце (Верхняя Австрия). Гальштатская культура, 700 до н.э.

При этом абсолютно все античные авторы единогласны в том, что кельты не ценили ни стратегию, ни тактику, а все, что они делали, происходило под влиянием сиюминутных побуждений, то есть у кельтов существовала так называемая охлократия или власть толпы. В бою они действовали тоже толпой, хотя наличие у них труб и штандартов, изображенных, в частности, на арке в Оранже, показывает то, что, военная организация, по крайней мере, у них существовала. Так, Цезарь в своих «Записках о Галльской войне» пишет о том, как пилумы римских легионеров пронзали сомкнутые ряды щитов кельтов – ситуация невозможная, если противник наваливается на тебя «толпой». То есть у кельтов должно было быть какое-то подобие фаланги, иначе откуда же могли взяться «ряды щитов»?

Таким образом, получается, что кельты были не такие уж и «дикие» и знали правильные построения на поле боя. В битве при Теламоне, как об этом пишет Полибий, они были атакованы с двух сторон, но не растерялись, а сражались строем в четыре человека, развернутым в обе стороны. И римлян напугал и этот их безупречный строй, и дикий грохот и шум, который производили кельты, имея бесчисленное множество трубачей, к тому же их воины еще и выкрикивали свои боевые кличи. А далее Полибий говорит, что кельты уступали римлянам лишь в вооружении, так как их мечи и щиты уступали по качеству римским.


Кельтский меч с ножнами, 60 г. До н.э. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Римляне сообщали о четырех типах кельтских воинов: тяжеловооруженных пехотинцах, легковооруженных пехотинцах, всадниках и воинах на колесницах. И если судить по античным источникам, то тяжеловооруженные пехотинцы - это мечники, а легковооруженные – это метатели дротиков.

Дионисий сообщает, что кельты имеют обыкновение поднимать меч над головой, вращать им в воздухе и обрушивать удар на врага таким образом, как если бы они рубили дрова. Такой прием работы с мечом оказывал очень сильное впечатление на их противников. Но римляне очень скоро научились ему противостоять. Так Полибий утверждает, что первый удар они принимали на верхнюю кромку щита, который на римских щитах был усилен железной накладкой. От удара по этой кромке кельтский меч, имевший слабую закалку, сгибался, так что воин выпрямлял его ногой, и пока он это делал, легионер мог легко его атаковать! Кроме того на рубящий удар требовалось время, его можно было отразить щитом и одновременно ударить из-под него в живот колющим ударом, который кельту отразить было намного труднее.

Считается, что утверждение Полибия, что меч сгибался едва ли не пополам – преувеличение. Иногда такое, наверное, случалось, но в целом кельтские мечи обладали хорошим качеством. Питер Конноли пишет, что видел меч из озера Невшатель, относящийся ко времени Полибия и его действительно можно было согнуть почти что вдвое, но он тут же принимал свою прежнюю форму. Конноли пишет о том, что Полибий упоминает и о кельтском обычае надевать в битву на руку браслеты. Но если это были браслеты аналогичные найденным в Британии, то это было бы, скорее всего, возможно. Вряд ли такие тяжелые браслеты смогли удержаться бы на руке, когда воин крутил свой меч в воздухе, а потом наносил им сильнейший рубящий удар!

*Newark, T. Barbarians. Hong Kong, Concord Publications Co., 1998.
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

43 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти