Виновен ли генерал Сухомлинов в снарядном голоде Первой мировой?

Виновен ли генерал Сухомлинов в снарядном голоде Первой мировой?


"Историографический миф вырастает из политического и придает ему благородный отблеск объективности. В результате реальное существование небывшего, превращаясь в научную истину, как правило, уже не подвергается сомнению"1. К числу подобных мифов относится "дело Сухомлинова", в рамках которого бывший военный министр генерал В.А. Сухомлинов обвинялся в шпионаже в пользу Австро-Венгрии и Германии, а также в преступном бездействии власти, которое привело к катастрофическому снарядному голоду в 1915 г. и стало причиной поражений и отступления русской армии. По официальной версии Сухомлинов не заботился о снабжении армии и был заинтересован только во взятках. Однако документы говорят об ином. Сегодня мы можем утверждать, что Владимир Александрович Сухомлинов стал "козлом отпущения" за ошибки и просчеты других2. Но как же военный министр видел пути преодоления снарядного голода? Как соотносилось его видение проблем военной промышленности со взглядами светил артиллерийского дела того времени, прежде всего генерала А.А. Маниковского?

"Ведомства работали - каждое само по себе"


Первая мировая война показала недостаточную подготовленность военной русской промышленности. России пришлось прибегнуть к зарубежным заказам. Но "заграничные заказы в общем на 9,3 миллиона снарядов не принесли армиям никакой пользы. Вместо миллионных заказов снарядов и дистанционных трубок в Россию было поставлено 5 тысяч патронов"3.

Один из самых талантливых артиллеристов того времени А.А. Маниковский заметил, что "за время войны усилиями заказчиков, и в первую очередь России, американской промышленности привит был ценный опыт в военных производствах и путем безвозмездного инструктажа со стороны русских инженеров создан в Америке богатый кадр опытных специалистов по разным отраслям артиллерийской техники"4.

Маниковский показал главный недостаток не только самой русской военной промышленности, но и управления ею: "Во время мировой войны дело снабжения русской армии фактически находилось в руках заводчиков-капиталистов и покровительствующих им представителей царской власти, преследующих в большинстве случаев только свои те или иные личные интересы. Ведомства работали - каждое само по себе, обособленно от других, стремясь присвоить себе побольше тех или иных преимуществ, хотя бы и в ущерб другим и общей пользе государства"5.

Маниковский проанализировал причины неудач мобилизации военной промышленности, изложив выводы в секретном докладе военному министру Д.С. Шуваеву 20 октября 1916 г.6

Он указал на одну из причин неподготовленности, которая состояла в том, что "в предположениях о потребности в боевом снабжении для будущей войны мы, базируясь на опыте нашей Маньчжурской кампании... определили слишком незначительную норму этой потребности, вследствие чего и не развили заблаговременно надлежащим образом ни наши казенные заводы, ни те из частных, которые в мирное время изготовляли предметы боевого снабжения"7.

Схожие проблемы испытывали и другие страны. "Поневоле пришлось прибегнуть к самой крайней мере - к заказам за границей, главным образом в Америке и у наших союзников Англии и Франции, которые, впрочем, и сами в то же время испытывали недостаток в боевом снабжении"8.

"Надо в самом спешном порядке развивать свою промышленность"


Генерал полагал, что "надо в самом спешном порядке развивать свою отечественную промышленность, и притом в расчете не только на потребности текущей войны, но и в предвидении будущей. Но при этом необходимо использовать одно важнейшее указание минувшего опыта: для каждого отдельного производства боевого снаряжения должна быть организована своя самостоятельная группа заводов... основное ядро, так сказать, постоянный кадр группы, должны составить казенные заводы, которые в случаях мобилизации не только соответственно развернутся сами, но и выделят из себя соответствующий технический персонал для инструктирования остальных членов группы"9. Маниковский также отмечал необходимость заблаговременного составления плана мобилизации промышленности.

Поэтому неслучайным было отношение к Маниковскому Сухомлинова. 11 сентября 1914 г. Сухомлинов писал генералу Н.Н. Янушкевичу: "Сейчас получил ответ Ваш, что Верховный главнокомандующий высказывается решительно против назначения Маниковского нач[альником] Гл[авного] артиллер[ийского] управления. Что же делать, а это единственный выход был для меня заставить это ведомство работать вовсю... Маниковский энергичен, знает дело и более подходящего человека я не знаю, он сильно помог бы улучшить артиллерийское снабжение действующей армии"10.

22 января 1915 г. Сухомлинов говорил Янушкевичу: "Ужасно досадно, что вел[икий] кн[язь] Серг[ей] Мих[айлович] свое личное "я" поставил выше интересов государственных и поставил нам палку в колесо. Но, может быть, Бог даст, Ман[иковскому] удастся и при этих условиях двинуть дело энергичнее"11.

Незадолго до своей отставки, 6 июня 1915 г., Сухомлинов не без воодушевления написал Янушкевичу: "Решили с Ман[иковски]м не стесняться и круто взяли с ним руль направо на борт. Говорят, кое-кто в ярости, и можем ожидать всяких воздействий, но пойдем, подняв забрало"12. Не означает ли эта фраза бывшего военного министра его солидарности с Маниковским в видении проблем военной промышленности? Мы можем ответить на этот вопрос утвердительно, тем более что это подтверждается источниками.

"Сам езжу по заводам и понукаю"

В той же переписке у Сухомлинова обнаруживается много общего с Маниковским. 9 сентября 1914 г. Сухомлинов писал Янушкевичу: "Вторая беда - артилл[ерийские] патроны. Расход громадный, невероятный, а производительность наших горных заводов слабая... Все, что только можно, мы делаем... но Вы сами знаете, как слабо оборудованы наши заводы и как мы все время, несмотря на мои протесты, базировались на иностранцах"13.

2 декабря 1914 г. Сухомлинов отметил: "Сам езжу по заводам и понукаю, но натыкаюсь на забастовки, отсутствие угля, недоставку станков из-за границы, а у нас их нет"14. В письме от 15 декабря генерал сообщал, что "без мощных исправных заводов трудно выполнить те задачи, которые выпали на нас в эту войну и не на нас одних, а и на все воюющие армии: совершенно те же недочеты у наших врагов..."15.

23 мая 1915 г. Сухомлинов писал Янушкевичу: "За десятимесячную кровопролитнейшую борьбу, какую свет еще не испытывал, немудрено дойти до голода боевых припасов, и в особенности нам, с нашей нищенски развитой промышленностью..."16

Схожие оценки можно встретить и в дневнике Сухомлинова. Например, в записи от 23 февраля 1915 г.: "Громадный расход снарядов и энергичное требование пополнения их, а заводы наши не справляются (задержка в доставке угля), неподготовленность, отсутствие в стране изготовления станков. - Постоянные заказы за границей"17. Или в записи от 4 июня 1915 г.: "Шостка. Прекрасно поставленный завод. Может быть дублирован, - почти при том же составе администрации и техников. При мне набросали проект, - обойдется около 12 000 000 рублей. Если бы Главное артиллерийское управление подумало об этом с началом войны, все было бы теперь готово. На заводе вспоминают, что приехал второй министр. Первый был Аракчеев"18.

23 октября 1915 г. уже бывший министр Сухомлинов записал в дневнике: "Очень интересное письмо нач[альника] Гл[авного] арт[иллерийского] упр[авления] генерала Маниковского в "Новом Времени": "До сего времени военно-промышленным комитетом не поставлено ни одного снаряда; все же те снаряды, которые прибывают на позиции и которые приходилось видеть корреспонденту, поставлены во исполнение заказов, данных Главным артиллерийским управлением в прежнее время, до открытия военно-промышленных комитетов". А левые газеты находили, что благодаря [новому военному министру А.А.] Поливанову стали получаться обильно снаряды и всякое снабжение. Выходит, что как будто это и не так"19. Ранее, 18 октября, бывший министр отмечал, что ему "все чаще приходится слышать, что "мобилизационная промышленность" стала жить канцелярским делом, полезным не для армии, а для плутократии"20.

11 декабря 1915 г. генерал отметил: "Сформированные военно-промышленные комитеты в большом числе и повсеместно, получают много денег, но едва ли для настоящей войны окажут существенную пользу. Следовало бы направить их деятельность к тому, чтобы впредь обрабатывающая промышленность водворилась и развилась у нас так, чтобы бывшая до сих пор наша зависимость и заграничная кабала исчезла"21.

Таким образом, взгляды Сухомлинова и Маниковского на проблемы военной промышленности России в годы Первой мировой войны совпадали. Отсутствие четкого плана действий и стратегического видения развития промышленности у руководства страны сыграли свою роль в последующих бедах России. Совместный с Маниковским поворот руля направо, как выразился Сухомлинов, мог изменить ситуацию к лучшему, но накопившиеся системные промахи и противоречия не позволили этому реализоваться.

Виновен ли генерал Сухомлинов в снарядном голоде Первой мировой?


Примечания

1. Айрапетов О.Р. Снарядная демагогия. Слова и дела русских либералов // Родина. 2010. N 7. С. 122.
2. Евдокимов А.В., Селезнев Ф.А. Военный министр как "козел отпущения": к вопросу о причинах отставки генерала В.А. Сухомлинова // История в подробностях. 2014. N 6 (48). С. 30-35.
3. Сидоров А.Л. Экономическое положение России в годы Первой мировой войны. М., 1973. С. 20-21.
4. Маниковский А.А. Боевое снабжение русской армии в мировую войну. М., 1937. С. 623.
5. Там же. С. 648.
6. Евдокимов А.В. К вопросу о причинах назначения и отставки военного министра Д.С. Шуваева // Первая мировая война. Взгляд из XXI века. Россия и Нижегородская губерния в 1914-1918 гг. Нижний Новгород, 2014. С. 170-179.
7. Военная промышленность в начале XX века. 1900-1917. Сб. док. М., 2004. С. 595.
8. Там же. С. 596.
9. Там же. С. 597.
10. Переписка В.А. Сухомлинова с Н.Н. Янушкевичем // Красный архив. Т. 1. М., 1922. С. 248.
11. Там же // Красный архив. Т. 2. М.-Пг., 1922. С. 170.
12. Там же // Красный архив. Т. 3. М.-Пг., 1923. С. 70.
13. Там же // Красный архив Т. 1. М., 1922. С. 246.
14. Там же // Красный архив Т. 2. М.-Пг., 1922. С. 141.
15. Там же. С. 151.
16. Там же // Красный архив Т. 3. М.-Пг., 1923. С. 64.
17. Дневник генерала Сухомлинова // Дела и дни. 1920. Кн. 1. С. 228.
18. Там же. С. 234.
19. Дневник генерала Сухомлинова // Дела и дни. 1922. Кн. 3. С. 131.
20. Там же. С. 130.
21. Там же. С. 135.
Автор: Артем Евдокимов
Первоисточник: http://www.rg.ru/2015/11/27/rodina-voina.html#/13717_3648b80c/1/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 13
  1. кошак 5 декабря 2015 08:08
    Этот урок истории необходимо вспомнить сейчас, чтобы не пришлось локти кусать
  2. Riv 5 декабря 2015 08:59
    Статья правильная. Причем история повторяется, как всегда. У нас сейчас военпром тоже простепенно выползает из двадцатилетней ямы, но медленно. Очень медленно. Дело даже не в менеджменте, а в том, что заново приходится создавать производственные цепочки. При этом многих производств уже просто нет, часть безнадежно устарела и везде кадровый голод. Нет рабочих, нет инженеров среднего звена. Хорошо хоть с сырьем последние несколько лет получше стало.
    Ситуация как в 41-м, когда немцы заняли половину европейской части СССР.
    Riv
  3. xorgi 5 декабря 2015 10:23
    Большое спасибо за статью, очень интересно. НО, Вы описываете период после начала войны, а что делалось до начала, почему думающие люди (с точки зрения Сухомлинова) не были поставлены на ключевые посты заранее, почему были произведены такие выводы из "Маньчжурской кампании", почему вопросом заводов Сухомлинов озаботился только к концу 14-го года? Вот вопросы на которые хотелось бы услышать ответ.
    1. Поморянин 6 декабря 2015 22:23
      А до начала войны вот что. Морской министр Бирюлев, прочтя рапорт одного из своих подчиненных, просившего выписать из Франции для подводных лодок некоторое количество свечей зажигания, не дрогнувшей рукой вывел резолюцию: «Достаточно будет пары фунтов обычных стеариновых». Таковых в правительстве Николая Второго было большинство. История, увы, повторяется.
  4. cth;fyn 5 декабря 2015 10:55
    Царизм такой.... Царизм!
    1. AKuzenka 13 октября 2016 09:51
      Не царизм такой, люди такие. Никто не удосужился посчитать, сколько сволочей вылезло из "царизма" во время февральской революции. Единицы остались верны. Значит остальные имели свой интерес (были агентами влияния), да и не только свой, но других стран. Да и сейчас, ситуация с этими сволочами немногим (на самом деле не знаю), получше.
  5. армеец2 5 декабря 2015 12:00
    Надо полагать, что ответ на вопрос, виноват ли военный министр Сухомлинов в снарядном голоде 1915 года. В.А.Сухомлинов занимал должность начальника Генерального штаба с декабря 1908 г. по март 1909 г. и военного министра с марта 1909 г. по июнь 1915 г. Срок вполне достаточный для принятия и реализации необходимых решений. Уверен, если должностное лицо такого уровня не может реализовать свои замыслы, оно должно уйти, а не прикрывать дурь вышестоящих. Кстати, так поступило 70% генералов Главного оперативного управления Генерального штаба в 2009 году, когда их убеждения вошли в разрез с деятельностью Сердюкова и Макарова.
    Конечно, наряду с Сухомлиновым ответственность несут и Николай II, и председатели совета министров империи С.Ю.Витте, И.Л.Горемыкин, П.А.Столыпин, В.Н.Коковцев, и генерал-фельдцейхмейстеры великий князь Михаил Николаевич и великий князь Сергей Михайлович.
    Мой вывод: генерал Сухомлинов виноват, а учитывая занимаемую должность, виноват более других.
    1. Morrrow 5 декабря 2015 14:54
      Он виновт так же как и другие стороны в этом конфликте.
  6. Rastas 5 декабря 2015 14:28
    Виновата система. А Сухомлинов был просто высокопоставленным стрелочником.
  7. alicante11 5 декабря 2015 14:31
    Виноват/не виноват. Коль руководил подготовкой к войне, значит виноват. Другое дело, что расход б/п был неверно оценен всеми участниками ПМВ. Но Антанта и Германия гораздо быстрее сумели НАРАСТИТЬ производство. А вот у нас и с этим возникли проблемы. И совершенно верно указано "узкое" место - станки. Эта проблема у нас в России, к сожалению, постоянная. И сейчас оснащаем новые производства иностранными станками, а свое станочное производство на околонулеовй отметке. Поэтому, в случае крупной войны вновь наступим на те же грабли.
  8. Сотник 5 декабря 2015 16:59
    К 1915 году в русской армии назревал кризис материального снабжения, главным образом снарядов, патронов и всех видов вооружения. Россия начала войну, имея лишь 950 выстрелов на одно лёгкое орудие, а для тяжёлых орудий и того меньше. Эти скудные довоенные запасы и нормы артиллерийских снарядов и ружейных патронов были израсходованы в первые же месяцы войны. Россия оказалась в очень тяжелом положении, во-первых, по причине относительной слабости собственной оборонной промышленности, а во-вторых, после вступления Турции в ноябре 1914 года в войну на стороне Центральных держав, она фактически была отрезана от снабжения с внешнего мира. Россия потеряла самые удобные пути сообщения со своими союзниками - через черноморские проливы и через Балтику. У России осталось два порта, пригодных для перевозки большого количества грузов - Архангельск и Владивосток, но провозная способность железных дорог, подходивших к этим портам, была невысокой. Кроме того, через балтийские и черноморские порты осуществлялось до 90% внешней торговли России. Отрезанная от союзников, лишенная возможности экспортировать зерно и импортировать вооружение, Российская Империя постепенно начала испытывать серьезные экономические затруднения. Именно экономический кризис, спровоцированный закрытием противником черноморских и датских проливов, как весьма существенный фактор повлиял на создание в России «революционной ситуации», которая в итоге привела к свержению династии Романовых и к Октябрьской Революции.

    Но главная причина нехватки огнестрельных припасов была связана с довоенной деятельностью военного министерства. С 1909 по 1915 год военным министром являлся г. Сухомлинов. Он проводил курс вооружения армии в значительной степени за счёт иностранных заказов, что и привело к их острой нехватке при сокращении импорта. За срыв снабжения армии вооружением и снарядами и по подозрению в связях с германской разведкой он был снят с поста военного министра и заключён в Петропавловскую крепость, но потом был фактически оправдан и находился под домашним арестом. Но под давлением масс в 1917 году он был предан Временным правительством суду и приговорён к вечной каторге. Сухомлинов был амнистирован Советской властью 1 мая 1918 года и тотчас эмигрировал в Германию. К началу войны помимо недостатка огнестрельных припасов в реформах Сухомлинова были и другие крупные промахи, как например, уничтожение крепостных и резервных войск. Крепостные полки были отличными, крепкими частями, прекрасно знавшими свои укрепрайоны. При их существовании наши крепости не сдавались и не бросались бы с той лёгкостью, с которой покрыли себя позором случайные гарнизоны этих крепостей. Скрытные полки, образованные взамен резервных, также не могли их заменить по недостатку крепких кадров и спайки в мирное время. Уничтожение укрепрайонов в западных районах, стоивших много денег, также сильно способствовало неудачам 1915 года.
    "Мои воспоминания" Генерал Брусилов.
  9. барбитурат 5 декабря 2015 21:18
    Виноват конечно и поболее многих других. Все написанное им во время войны относится уже к "отрезвлению" и переосмыслению, что подготовил армию к войне он просто отвратительно. Ведь до войны он писал бодрые статейки, что Россия к войне ГОТОВА и статья такая была не одна. Когда снаряды кончились уже в ОКТЯБРЕ-НОЯБРЕ 1914 года!!, он запел другие песни, кончились винтовки и патроны, выяснилось, что система комплектования разворачиваемых второочередных дивизий вообще никуда не годиться и нет никаких мощностей для производства, что солдаты не имеют даже шлемов, для защиты головы...Какой вообще 1915 год? Снаряды кончились в 1914 году!!

    Разумеется, на фронте этот снарядный, орудийный и винтовочный «голод» приводил к огромным жертвам и деморализации войск.
    Командир роты Уфимского полка А. Успенский вспоминал, о боях ноября 1914 года в Восточной Пруссии:

    «В это время немцы засыпали нас артиллерийским огнем, не жалея снарядов. Наша артиллерия обидно мало стреляла. Сосед - командир батареи лично показывал мне приказ командира артиллерийской бригады, не тратить более 3-x снарядов на орудие в сутки, под угрозой смещения с должности!»
    Вот ТАК обстояло дело со снарядами в русской армии, ещё в НОЯБРЕ 1914 года!!!
  10. Поморянин 6 декабря 2015 22:14
    У этого Николашки Кровавого ни одного толкового министра в правительстве не было. Зачем выступать адвокатом такого-же бездаря Сухомлинова, не понятно.Эх, что снаряды..
    «Не хватало самых обычных винтовок – и их скупали по всему свету, вплоть до Мексики и Японии, самые разные образцы, каждый со своими патронами, не подходившими к другим… Было даже предложение, ввиду нехватки винтовок …вооружить солдат «топорами на длинных древках». Центральный государственный военно-исторический архив (ЦГВИА), ф. 369, оп. 3, д. 70, лл. 6 и 54., личный архив ген. Барсукова. Вот , ваш министр Сухомлинов, не зря его вышвырнули по требованию народа вон.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня