Битва при Лесной: матерь Полтавской победы

Битва при Лесной: матерь Полтавской победы


Как Петру I удалось лишить идущую на Москву шведскую армию главного обоза и развеять миф о ее непобедимости

Северная война, которую превращавшаяся из царства в империю Россия вела за выход к Балтике и в Западную Европу, знаменита прежде всего Полтавской битвой. Но сам Петр I до конца жизни считал, что успех Полтавской баталии немыслим без другой, гораздо менее известной сегодня выигранной битвы.


Речь идет о сражении при Лесной, развернувшемся 28 сентября (9 октября по новому стилю) 1708 года на берегах Леснянки юго-восточнее Могилева. В той битве летучему корпусу — корволанту — под командованием и при личном участии Петра удалось разгромить шведский корпус генерала Адама Людвига Левенгаупта. При этом первоначальное соотношение сил было не в пользу русских: корволант насчитывал всего 11 600 человек и 30 пушек, тогда как противник располагал 16 000 солдат и офицеров при 17 орудиях.

Победу при Лесной Петр справедливо назвал «первой солдатской пробой» и «матерью Полтавской победы». Несмотря на то что несколькими годами ранее русские войска взяли под контроль все течение Невы, осадили и захватили крепости Нотебург, Дерпт и Нарву, неудача польской кампании и начатое шведским королем Карлом XII наступление на Россию требовали новых побед. Они были нужны, как воздух…

«Как только утвердится новый государь…»


Русский поход Карла XII, которого современники и позднейшие исследователи единодушно именуют прекрасным тактиком, но плохим политиком, был начат с единственной целью — полное уничтожение зарождающейся Российской империи. Король не скрывал намерений: добиться свержения Петра и расчленения страны на удельные княжества. Он хотел отобрать у русских все завоевания первого этапа Северной войны — Ингерманландию и бывшие шведские крепости, оттеснить их от Невы и не дать построить Санкт-Петербург. При этом Карл считал, что подписывать мирный договор нужно в Москве, «диктуя его условия острием своей шпаги».

Карл вполне доверял своим новым советникам из числа иностранцев, ранее служивших московскому престолу, но перебежавших в Швецию. Они гарантировали неизбежность массовых бунтов в России, измученной петровскими реформами. Бунт рассматривался как дополнительная гарантия успеха похода, и, чтобы возбудить население, в Амстердаме даже напечатали листовки на русском языке. В них откровенно говорилось, что шведская армия освободит народ от ига московского правительства, от иностранного утеснения и мучительства ради вольного избрания законного и праведного государя вместо Петра. «Как только утвердится новый государь, шведский король сложит оружие, но будет помогать всем, кто на его стороне», — увещевали шведы потенциальных, как им казалось, союзников.

Впрочем, и без них у шведов хватало веских оснований не сомневаться в успехе. Русской армии сопутствовала удача в первой половине 1700-х, а во второй Стокгольм сумел обернуть ситуацию в свою пользу. Чудом избежав разгрома под Гродно в 1706 году, Россия вынуждена была свернуть большинство военных операций и начать буквально на ходу перестраивать и перевооружать армию. И если бы не уверенность короля, что за столь короткий срок справиться с этой задачей русским не удастся, Москва не получила бы так нужной ей передышки 1707–1708 годов, когда шведы неторопливо пересекали Восточную Польшу и Западную Белоруссию, подходя все ближе к нашим границам.

Тактика выжженной земли

Но передышка была, и Петр воспользовался ею. Не заметить продвижения шведской армии на восток было невозможно, и оставалось решить, где давать бой: на польской земле или в своих границах. Петр и его советники приняли решение отойти восточнее и биться на своей земле. Причем ее по указу царя успели подготовить. Вдоль русской границы появилась «линия Петра I», представлявшая собой полосу засек, перекрывавших практически все основные и второстепенные дороги, ведущие на восток, и валов, пересекавших поля.

Чтобы лишить противника возможности снабжать армию за счет реквизиций, крестьянам приказали заранее подготовить укрытия для фуража, скота и людей. Воевавшая в Прибалтике шведская армия могла успешно действовать только в условиях бесперебойного снабжения с моря, а вот в Польше шведы, не имея налаженного подвоза, вынуждены были подолгу задерживаться на месте, чтобы изъять у населения припасы.

Именно на войну с противником, лишенным нормального снабжения, и сделал ставку Петр I. Именно для этого возводилась «линия Петра». Именно поэтому крестьянам велено было укрывать припасы и скот. Именно ради того, чтобы заставить шведов растянуть тыловые коммуникации и действовать в условиях дефицита, русская армия отступала вглубь страны. А самый жестокий удар, от которого армия Карла не смогла оправиться вплоть до Полтавы, был еще впереди…

Битва при Лесной: матерь Полтавской победы

«Полтавская победа», картина художника Александра Коцебу

Обоз для Карла XII

Еще в феврале 1709 года генерал Левенгаупт приступил к выполнению полученного от Карла приказа взяться за заготовку провианта, фуража, запасов пороха и боеприпасов и быть готовым к началу кампании выступить на соединение с основными силами. О том, что Левенгаупт взялся за исполнение монаршей воли, в Москве узнали почти сразу. Скрыть от лазутчиков российского генерала Родиона Боура, командира стоявшего под Ригой кавалерийского корпуса, масштабные конфискации запасов и подвод не было никакой возможности. Но вот установить точный маршрут, по которому отправится в путь все это добро, русской разведке не удалось. Предполагалось, что корпус Левенгаупта выступит к Нарве или в Польшу. О том, что он пойдет в Белоруссию на соединение с Карлом, стало ясно только в начале июня.

К этому времени Карл успел лишний раз убедить себя в слабости русской армии, одержав нетрудную победу над дивизией генерала Аникиты Репнина под Головчиным. Вынудив русских отступить, Карл решил дождаться корпуса Левенгаупта: на разоренной земле не нашлось достаточного количества провианта и фуража.

По иронии судьбы обе стороны — Левенгаупт и Петр I — пребывали в заблуждении относительно силы противника. Швед, узнав о преследовании русских, решил, что против него двинулся не корволант, а авангард всей армии. Именно поэтому Левенгаупт и решился дать бой, надеясь одержать легкую победу и заодно уменьшить число русских, противостоящих основным силам шведов. Русская же сторона обманывалась насчет численности противника в другую сторону. Как следует из документов, относящихся к личному архиву Петра, 7 июля 1708 года в расположении русской армии в Дерпте появился дезертир — драгун-эстонец, насильно мобилизованный в конный полк генерал-майора Вольмара Антона Шлиппенбаха, являвшийся частью корпуса Левенгаупта. Он сказал, что весь корпус должен был в конце июня двинуться на соединение с Карлом, добавив, что у Левенгаупта шесть полков пехоты и столько же конницы. Это и заставило оценить силы противника в неполные 8000 человек.

«Важность цели не допускала отказа от боя»

В действительности корпус Левенгаупта насчитывал чуть более 16 000 человек. Вся эта громада, вынужденная уравнивать скорость передвижения со скоростью обоза из 7000 повозок, двигалась медленно. Только 19 сентября корпус добрался до Днепра и лишь через два дня сумел переправиться. Впрочем, и русская армия не слишком спешила, не имея представления, куда и каким маршрутом движется противник. К тому же, когда корволант был готов к выступлению, подосланный Левенгауптом лазутчик сумел сбить его командиров с толку, заявив, что он точно знает: шведы предполагают переправляться через Днепр в Орше.

Что это дезинформация, стало ясно только на следующий день, когда шведы уже опережали русских по пути к основным силам своей армии. Теперь русским предстояло не готовиться к встречному сражению, а скорым маршем идти вдогонку за противником. «Это обстоятельство, однако, не смутило Петра; он продолжает сближаться с врагом, оставаясь при твердом намерении атаковать шведов, — писал в 1911 году в труде "Эпоха Петра Великого" подполковник Генерального штаба Павел Андрианов. — Послав Боуру, бывшему у Черикова, приказание спешить на соединение с легким корпусом, Петр, заняв деревню Долгий Мох, решил лишь два дня подождать Боура, а если он за этот срок не прибудет, то атаковать шведов, невзирая на неравенство сил. Расчет Петра вполне согласован был с обстановкой. Важность цели не допускала отказа от боя. При удачном исходе нападения достигались результаты огромного значения; в случае же неудачи Петр рисковал немногим, так как Левенгаупт, отразив нападение русских, но будучи связан огромным транспортом, не мог причинить вреда легкому отряду».

Битва при Лесной: матерь Полтавской победы

«Карл XII в Истаде», картина художника Иоганна Генриха Ведекинда

Андрианов продолжает: «Узнав о близости русских, Левенгаупт, прежде всего, принимает меры для спасения… жизненно необходимого Карлу XII транспорта. Под прикрытием 3-тысячного авангарда транспорт направляется к Пропойску, чтобы поскорее переправиться через реку Сожу по имеющемуся… мосту и поскорее поставить преграду между транспортом и преследующим его отрядом русских. С прочими силами, желая выиграть как можно больше времени, Левенгаупт останавливается на позиции у деревни Долгий Мох, пытаясь задержать русских на переправе через болотистую речку Ресту. Петр выдвинул к месту переправы пять орудий, и под прикрытием артиллерийского огня наши войска переправились через ручей. Тогда шведы отошли на несколько верст и стали готовиться к бою у деревни Лесной».

«Сия у нас победа может первая назваться»


Русские войска, шедшие двумя колоннами, одной из которых командовал князь Александр Меньшиков, а другой — сам Петр, вынуждены были вступить в сражение прямо с марша. Авангард меньшиковской колонны столкнулся со шведами на подходе к месту сражения утром 28 сентября. Шесть шведских батальонов в итоге вынуждены были отступить, но дали возможность основным силам подготовиться к отражению первой атаки русских — одной из десятка.

В общей сложности сражение растянулось на полдня. Лишь к семи вечера, «понеже по обе стороны солдаты так устали, что более невозможно биться было, и тогда неприятель у своего обоза, а наши на боевом месте сели и довольное время отдыхали».

Ратное дело продолжали только пушкари: артиллерийская дуэль между стоявшими в поле русскими и отошедшими в вагенбург (укрепленный лагерь, основу которого составляли собранные в круг и закрытые дощатыми щитами повозки) шведами шла до десяти вечера. А под покровом ночи, поджегши часть повозок и оставив в вагенбурге всех больных и раненых, Левенгаупт максимально скрытно вывел основную часть корпуса и стремительно отступил. В русском лагере это обнаружили наутро. Всю ночь наши войска простояли на позициях, готовясь к новому бою, а вместо этого пришлось вновь бросаться в погоню. Догнать противника удалось в Пропойске, где корпус Левенгаупта спешно переправлялся через Сож. Переправа дорого обошлась шведам: из 16-тысячного корпуса уцелели лишь 6300 человек, добравшиеся до Карла, но без обоза, без пороха и боеприпасов, которые удалось вывезти из вагенбурга, но пришлось утопить в Соже, чтобы не оставлять русским.

Потери шведов под Лесной составили 6397 человек убитыми и ранеными, из них 45 офицеров и около 700 солдат попали в плен. Русские, по официальным данным, потеряли 1111 человек убитыми и 2856 ранеными. «Сия у нас победа может первая назваться, понеже над регулярным войском никогда такой не бывало, к тому ж еще гораздо меньшим числом, будучи пред неприятелем, и… оная виною всех благополучных последований России, — писал позднее Петр, — понеже тут первая проба солдатская была… и мать Полтавской баталии...»
Автор: Сергей Антонов
Первоисточник: http://rusplt.ru/society/bitva-pri-lesnoy-mater-poltavskoy-pobedyi-19975.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 18
  1. svp67 6 декабря 2015 07:28
    Вот так вот и сдавали экзамены "шведским учителям" "птенцы гнезда Петрова". А затем и сами профессорами стали.
    1. alekc73 6 декабря 2015 09:23
      ВЫ правы шведы научили русскую армию ведению современной войны в 18столетии.
  2. igordok 6 декабря 2015 09:39
    Ох уж эти блицкриги, и в 1700, и в 1812, и в 1941 годах. Русские вредные, хорошо спланированную войну превращают в "долгострой", где уже и генерал Мороз, и полковник Распутица, и майор Зараза более поддерживают русских, как более привыкших к ним.
    1. SpnSr 6 декабря 2015 11:42
      Цитата: igordok
      Ох уж эти блицкриги, и в 1700, и в 1812, и в 1941 годах. Русские вредные, хорошо спланированную войну превращают в "долгострой", где уже и генерал Мороз, и полковник Распутица, и майор Зараза более поддерживают русских, как более привыкших к ним.

      а ведь у карла тогда был почти такой же евросоюз, как и у наполиона, как и у гитлера, и черты которой можно разглядеть и сейчас, в тот момент, как османская империя продолжала рассыпаться, а Российская еще не окрепла и даже мало мальски не набрала те размеры, которые были до смуты начала 17века, и которые набрала в последствии...
      1. Cap.Morgan 6 декабря 2015 13:57
        Какой уж там Евро союз. Швеция в одиночку воевала против коалиции - России, Дании и Польши/Саксонии.
  3. Добрый кот 6 декабря 2015 10:25
    Поколотили "желторотых" и славно!
    1. igordok 6 декабря 2015 10:44
      Обычно желторотыми называют новичков, птенцов. ВС Швецию я бы не назвал желторотыми. Может по цветам флага - желто-блакитными.
  4. Ким Климов 6 декабря 2015 10:27
    Стратегическая победа и рост боевого мастерства русской армии. Вот определяющие нашей победы под Лесной.
  5. Aleksander 6 декабря 2015 11:31
    Кроме победы под Лесной Александр Меньшиков тогда же, в ноябре 1708, взял приступом столицу Мазепы Батурин, где также были уничтожены огромные запасы продовольствия и оружие, накопленные Мазепой для Карла. Это был еще один кирпичик будущей победы.
    1. Алекс 6 декабря 2015 16:22
      Цитата: Aleksander
      Кроме победы под Лесной Александр Меньшиков тогда же, в ноябре 1708, взял приступом столицу Мазепы Батурин, где также были уничтожены огромные запасы продовольствия и оружие, накопленные Мазепой для Карла.

      В частности, Карл остался без казацкой артиллерии, что при его пушечном голоде под Полтавой никак не сопутствовало победе. В общем, победы одерживают не только умением войска строить - стратегический расчёт тоже немало значит.
  6. Иван Иваныч 6 декабря 2015 12:19
    Грустно читать многие из комментариев. Странно что большинство думает что до петра русские и воевать то не умели.
    1. svp67 6 декабря 2015 13:40
      Цитата: Иван Иваныч
      Странно что большинство думает что до петра русские и воевать то не умели.

      Кто это сказал? Умели, иначе не имела бы Россия такую территорию, но в какой то момент упустила новое в развитии военного дела и вот тут, этому новому и пришлось учиться у шведов, так как это они были теми, кто не только это новое придумал, но и стал очень активно применять. Вы просто посмотрите на карту Швеции в тот момент и Вам многое станет понятно. К слову, надо еще учитывать, что численного преимущества у шведов и не было, все за счет тактики и стратегии, а так же планомерной подготовки войск
  7. Cap.Morgan 6 декабря 2015 14:00
    На самом деле многие петровские реформы были начаты до Петра.
    Половина армии например уже была сформирована по новому образцу.
  8. Лiцьвiн 6 декабря 2015 16:31
    Да, первую победу Петр 1 одержал на нашей, беларусской земле. Есть даже письменные свидетельсва о конкретной помощи нашего населения московской армии. Но нам, беларусам, нужно помнить, что Петр 1 "рубил окнов Европу" через наши земли. На территории ВКЛ за период Северной войны межд Московией и Швецией погибло по разным причинам 30 % населения (примерные цифры установлены историками по результатм анализа переписей в ВКЛ городского населения и шляхетских маентков, проведенных в период с 1720 по 1726 годы). Особенно пострадали северные и центральные земли - Виленщина, Полоччина, Менщина, Могилевщина. Хотя даже города в юго-западной части ВКЛ были сожжены.
    1. Cap.Morgan 6 декабря 2015 17:24
      Но и выгоду немалую вы имели. Ваши города на торговых путях стояли - между Россией и Прибалтикой, Польшей, Германией. Так что, как сожгли , так и отстроили.
      1. Лiцьвiн 7 декабря 2015 14:11
        А мы выгоду для чего имели - что бы вы пришли и все спалили? Или это вы их отстраивали, наши города, после того как спалили? А население убитое вы нам тоже вернули в "добром здравии"?
        России тогда еще не было, как и термина "Прибалтика". Южная "прибалтика" - т.е Жамойтия или Жмудзь, была нашей землей в составе ВКЛ с 1413 года после разгрома Тевтонского ордена под Грюнвальдом в 1410 году и подписания Торуньского мира. До этого Жмудзь "болталась" междку ВКЛ и немецкими орденами. Поэтому, если мы и торговали, то не с "Прибалтикой", а с Ливонией - тогда называли просто "вели торговлю с Ригой".
        Жмудзь - это современная "Литва" без южной части - исторически наших городов Вильна, Ковна, Троки и др. которые были основаны славянами кривичами - теми, кто основал Полацк, Вицебск, Смоленск, Навагародак, Гродно и т.д. Эти наши земли литвинов-беларусов Сталин подарил летувисам-жамойтам в октябре 1939 года.
        Согласно последней переписи Российкой Империи от 1914 года в Виленском крае так называемое "белорусское" население составляло более 60 %, потом по убыванию доли шли иудеи, поляки, русские, только потом жамойты-летувисы, прибалтийские немцы и т.д.
    2. Morrrow 6 декабря 2015 19:07
      Что за Московия?
      1. Лiцьвiн 7 декабря 2015 13:54
        Московия - так ваше государство ОФИЦИАЛЬНО называлось до принятия Петром 1 Имперской короны. В международной переписке западных государств, в исторических хрониках, пишется имено Московия, царь Московии, войска московитов, земля московитов. Также употреблялся термин царство Московское, Царь Московский. До этого было Великое Княжество Московское - по аналогии с нашим государством - Великим Княжеством Литовским, Русским и Жамойтским. В обиходной речи данное назание государства применялось вплоть до последней четверти 18 века (окончательно вышло из речевого обихода и переписки при правлении Екатерины 2).
        В советских фильмах "Россия молодая", "В начале славных дел" и др. этот термин часто звучит в диалогах.
        К слову, не ищиет здесь подвоха. В те времена государства либо титулы "вождей" зачастую именовали по названию центрального города либо по исторически сложившемуся названию какой-то местности.
        К слову, больше всего населения Беларуси (тогда ВКЛРЖ) погибло во время очереденой войны 1654-1667 годов между Речью Посполитой (конфидеративного государственного образования между Польшей и ВКЛРЖ) и Московским Царством. Эта война забрала КАЖДОГО ВТОРОГО жителя Беларуси - для сравнения в ВОВ погиб кадый третий. Война 1654-1667 года нанесла Беларуси самый страшный людские потери и материальный ущерб, после чего экономика государства практически была уничтожена. О масштабе потерь говорит тот факт, что был сожжен даже такие дальние города как Брест, Пинск, Кобрин, Гродно, и много населенных пунктов на Волыни.
        Вот так, "православне братья с востока" - читайте историю, там много чего интересного найдете. Ваши професиональные историки об этом тоже знают, но предпочитают писать завуалировано, этак абстрогировано...
  9. kvs207 6 декабря 2015 16:44
    Цитата: Иван Иваныч
    Странно что большинство думает что до петра русские и воевать то не умели.

    Конечно умели, только перерыв был, очень большой и стрелецкое войско, по сути своей, устарело. Полки "нового" строя и система их комплектования, действительно были необходимы русской армии.
  10. Иван Иваныч 8 декабря 2015 20:27
    Есть такое мнение
    ...главные победы в войне были одержаны не новой армией и флотом, а старыми. Победу при Лесной, «матерь полтавской виктории» одержали полки «старого строя», а главные морские победы над шведами одержал не парусный, а гребной флот...

    Фурсов Андрей Ильич - Опричина в русской истории - воспоминание о будущем
  11. Ратник2015 11 декабря 2015 14:11
    Цитата: igordok
    Ох уж эти блицкриги, и в 1700
    Скорее блицкриг начал Пётр I, который и был агрессором (наравне с Данией и Саксонией и Польшей) против Швеции; эти страны действительно вероломно напали на неё. Другое дело, что от юного Карла никто не ожидал дарования военного гения.

    Цитата: Алекс
    при его пушечном голоде под Полтавой никак не сопутствовало победе.
    Простите, но Вы не разбираетесь ни в шведской тактике той эпохи, ни в ходе Полтавской битвы. Шведам была не нужна (или практически не нужна) артиллерия для полевых сражений.

    Цитата: Иван Иваныч
    Странно что большинство думает что до петра русские и воевать то не умели.
    Ну прочитайте про Крымские походы князя Голициына да и про Первый Азовский поход - когда огромные орды россиян в 100-160 000 воинов ничего не смогли сделать даже с какими то крымским татарам и второсортными войсками турок. Пётр I не просто так хотел создать новую армию...

    Цитата: kvs207
    Полки "нового" строя и система их комплектования, действительно были необходимы русской армии.
    Полки "нового строя" уже были в России с 1630х годов - и показали себя в высшей степени посредственно во всех войнах. Пётр создавал качественно новую армию, беря именно современные образцы, - и это ему удалось лишь с третьей (!!!!!!) попытки. Но он был упорен...

    Ну и главное - при Лесной отборные русские полки (в т.ч. вся гвардия и Ингерманландский - "гвардия Меньшикова"), имея к тому же большое численное превосходство (цифры традиционно приводимые - необъективны), и не разгромили, а оттеснили достаточно посредственные полки "Прибалтийской армии" Левенгаупа, который к тому же был стеснён огромным обозом. В итоге сражения стороны разошлись по лагерям, Пётр не решился его атаковать в вагенбурге. Но Левенгауп ночью принял решение бросить обоз, посадить всех солдат на коней и уходить к главной армии.

    И по потерям - в реальности они были очень большими и у русской армии, хотя про это обычно и не пишут (Левенгауп был всё же одним из лучших полководцев Швеции и одержал несколько побед в Прибалтике при огромном численном превосходстве противников). Сам шведский генерал совместно с русскими офицерами, находясь в московском плену, имея кучу свободного времени и значительную личную свободу, произвёл расследование, в котором на основании поимённых списков полков, участвовавших в битве, по собранным данным выходило что россияне потеряли где то от 6 000 до 9000 человек, т.е. в реальности как минимум сопоставимо с шведами, а то и намного больше. Для многих это звучит удивительно, но это факты.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня