Опасное будущее стратегических сил США ("PetroleumWorld", Венесуэла)

Опасное будущее стратегических сил США ("PetroleumWorld", Венесуэла)


Соединенные Штаты Америки оказались сегодня в весьма любопытном положении в сфере международной политики. Если их неядерные военные силы не имеют себе равных, то мощный когда-то стратегический потенциал ядерного сдерживания США, состоящий из ядерных сил и их инфраструктуры, постепенно ослабевает.

С болью приходится признать, что после распада Советского Союза интерес Вашингтона к стратегическим силам начал серьезно угасать. За последние два десятилетия Соединенные Штаты не произвели ни одного нового ядерного боеприпаса, а их силы межконтинентальных баллистических ракет и ядерная инфраструктура находятся на грани истощения, учитывая масштабы текущих задач. Проблемы, о которых во времена 'холодной войны' и подумать было невозможно, стали обыденностью. Такой спад беспрецедентен, и он будет иметь огромные стратегические последствия для американской мощи в предстоящие годы.


Понять такое положение дел важно по целому ряду причин. Во-первых, расхожая мудрость гласит, что стратегические силы и инфраструктура США сильны, и сохранят свою силу в будущем. На самом деле, верно как раз обратное. Ядерный потенциал Америки в настоящее время достаточен, но он приходит в упадок по всем направлениям - от самих ядерных боеголовок и доставляющих их к цели ракет до ученых и инженеров, их создающих. Существуют серьезные недостатки в ядерном арсенале, которые дадут о себе знать в предстоящие годы. Из-за них стратегические ядерные силы США могут оказаться не в состоянии отвечать будущим боевым требованиям.

Во-вторых, если не решать эту проблему, в надежности активных сил ядерного сдерживания начнут сомневаться как союзники, так и противники США. Слабый потенциал активных сил ядерного сдерживания увеличивает шансы на возникновение агрессии и еще больше ограничивает возможности Вашингтона по отстаиванию интересов США перед врагами, которые впервые в истории могут оказаться лучше оснащенными ядерным оружием, нежели Соединенные Штаты.

В-третьих, если будет поставлена под сомнение надежность стратегических сил ядерного сдерживания Америки, то Соединенные Штаты сами создадут стимул для распространения оружия массового уничтожения. В таких условиях вполне резонно предположить, что многие государства, в настоящее время защищенные обязательствами США по активному ядерному сдерживанию, такие как Япония, Саудовская Аравия и Южная Корея, будут вынуждены сами создавать ядерные силы.

Медведь вернулся

В то время как Соединенные Штаты сталкиваются с существенными проблемами в области стратегических сил, и являются по сути дела единственной страной, неспособной производить новое ядерное оружие, остальные ядерные государства - Китай, Франция, Великобритания, Индия, Израиль, Северная Корея, Пакистан и Россия - не уходят на такие 'ядерные каникулы'. Как мы отмечали недавно в The National Interest, стратегический ядерный баланс в последние годы заметно изменился, и отнюдь не в пользу Вашингтона (1).

Хотя ядерная модернизация Китая важна, и этот вопрос будет обретать постоянно растущее значение, в рамках нашей дискуссии было бы целесообразно подумать о том, чего добивается в этой области Россия. Вызвано это тем, что, во-первых, китайская модернизация ядерных сил идет хоть и верно, но медленно, и ее успехи весьма скромны. Китайская ПЛАРБ (атомная подводная лодка с баллистическими ракетами) "Ся", например, никогда не выходила на ядерное патрулирование. Во-вторых, что более важно, мы неизбежно приходим к выводу о том, что эстафету стратегической ядерной гонки Вашингтон все-таки передал Москве.

Если говорить просто, то Россия создает ядерный арсенал двадцать первого века, а Соединенные Штаты нет. Если США не изменят курс и не предпримут необходимые шаги по модернизации своего арсенала, то Россия обеспечит себе стратегическое господство, получив соответствующие политические дивиденды.

Мы не говорим, что российский ядерный потенциал безупречен. Нет, это не так. В управлении российскими ядерными силами имеются серьезные недостатки, особенно когда речь заходит о разведке, наблюдении и сборе информации о целях. Однако со временем эти недостатки можно будет устранить. На самом деле, русские уже делают шаги в этом направлении, благодаря определенным усовершенствованиям в своих стратегических и обычных силах.

Начиная с 1999 года, русские ежегодно проводят учения стратегических сил, которые по своим масштабам соответствуют тому, что было во времена "холодной войны". Это намного существеннее того, что предпринимают в данной сфере Соединенные Штаты. В российских учениях принимают участие самые высокие эшелоны государственной власти. Во время крупных учений в 2005 году президент Владимир Путин лично летал на борту бомбардировщика Ту-160, который произвел пуск четырех крылатых ракет большой дальности Х-555. То, что российское руководство твердо намерено создавать и поддерживать модернизированный ядерный арсенал, не вызывает никаких сомнений. Самое убедительное тому доказательство - это масштабы российских усилий в деле модернизации.

Основные виды российского стратегического ядерного оружия

Программы модернизации


1. Разработка МБР РС-24 с разделяющимися головными частями (РГЧ) индивидуального наведения

2. Развертывание МБР шахтного базирования "Тополь-М"

3. Развертывание мобильных МБР "Тополь-М"

4. Разработка МБР с разделяющимися головными частями на базе "Булавы"

5. Спуск на воду атомного подводного крейсера четвертого поколения

6. Принятие на вооружение баллистической ракеты морского базирования "Булава"

7. Принятие на вооружение крылатой ракеты большой дальности

8. Продолжение производства Ту-160

9. Модернизация электромагнитного оружия

Россия всерьез приступила к модернизации своих стратегических сил в текущем десятилетии. В отличие от США, она модернизирует каждый из компонентов своей ядерной триады, в значительной мере меняет свою ядерную доктрину и продолжает создание новых видов ядерного оружия. Иными словами, перерыв в стратегическом ядерном строительстве в России, который наблюдался в 90-е годы, закончился примерно 10 лет назад с приходом Владимира Путина на пост президента. Это строительство продолжается и по сей день под руководством путинского протеже Дмитрия Медведева.

Стратегическая дальняя авиация никогда не являлась основой российской ядерной триады, но модернизация ее бомбардировщиков, тем не менее, идет весьма уверенными темпами. Каждые три года российские ВВС будут принимать на вооружение по два стратегических бомбардировщика, о чем рассказал главнокомандующий ВВС России генерал Владимир Михайлов (2) (бывший главнокомандующий. Командовал ВВС до 2007 года - прим. перев.). У России в составе стратегической авиации имеется три типа бомбардировщиков: Ту-160 (Blackjack в натовской классификации), Ту-22 (Blinder) и Ту-95 (Bear). Все вновь вводимые в строй бомбардировщики - это Ту-160.

Подобно бомбардировщикам, подводные лодки в российских ядерных силах всегда играли вторую скрипку. Тем не менее, и в этом элементе ядерной триады проводится существенная модернизация. Она началась с уничтожения рудиментарных остатков советского подводного флота ядерных субмарин. К началу 2007 года Россия списала 148 из 197 подводных лодок советской постройки. Она ежегодно демонтирует и разоружает восемнадцать ядерных субмарин. Москва надеется, что к 2010 году ей удастся вывести из эксплуатации все подводные лодки советской эпохи. (3)

Россия также добивается успехов в развитии баллистических ракет морского базирования. В июне 2007 года она провела успешные испытания своей новой ракеты "Булава", запущенной с подводной лодки. Произошло это после серии неудачных пусков, которые длились весь 2006 год. Российское руководство по-прежнему твердо намерено довести разработку этой системы до успешного завершения, несмотря на неудачный запуск во время последних испытаний "Булавы" (декабрь 2008 года). Заместитель начальника российского Генерального штаба генерал-полковник Анатолий Ноговицын заявил в январе 2009 года, что испытания "Булавы" продолжатся. (4) После принятия "Булавы" на вооружение, данной ракетой (это слегка модифицированный вариант новой МБР "Тополь-М") оснастят три ядерных ракетоносца класса "Борей". Мощность ядерной боевой части ракеты составляет 500 килотонн, плюс ложные цели. Она обладает маневренностью неизвестной эффективности, и способна преодолевать элементы американской системы ПРО.

Как и во времена Советского Союза, основу российских стратегических ядерных сил составляют межконтинентальные баллистические ракеты. Ракеты Р-36М (SS-18 в натовской классификации) останутся на вооружении вплоть до 2016 года. В дополнение к этому Россия разработала и создала ракеты "Тополь-М" шахтного базирования (SS-27 в натовской классификации). Сейчас у нее имеется 40 таких ракет, а вскоре появится еще 34. Разрабатывается также мобильный вариант ракет, перевозимых по дорогам на тягаче. Ожидается, что к 2015 году у России их будет 50. (5) В дополнение к этому в мае и декабре 2007 года Россия провела испытания новой межконтинентальной баллистической ракеты с РГЧ РС-24. Эта ракета, которая пока не получила название по классификации НАТО, к 2050 году заменит старые образцы МБР РС-20 "Воевода" (SS-18 Satan) и РС-18 (SS-19 Stiletto).

Есть сообщения о том, что Россия работает над созданием новой МБР на жидком топливе, которая будет оснащена десятью боеголовками, имея полезную нагрузку четыре тонны. (6) Таким образом, она намного превзойдет своих ближайших американских конкурентов - ракеты Minuteman и Trident II. Также, что касается возможных видов вооружений, русские говорят о разработке сверхзвукового планирующего летательного аппарата, который сможет быстро достигать удаленных континентов, обладая способностью проникать через американские системы противоракетной обороны. (7)

Русские также проводят модернизацию своих ядерных боевых частей с зарядами малой мощности, которые применяются в оперативно-тактических целях. Москва разрабатывает высокоточное ядерное оружие малой мощности, которое составляет в тротиловом эквиваленте от нескольких десятков до 100 тонн, а также "чистую" боеголовку глубокого проникновения в грунт. В то же время, Конгресс отменил новые программы создания ядерного оружия малой мощности, такие как Robust Nuclear Earth Penetrator (RNEP). (8)

Москва также интересуется оружием с электромагнитным импульсом. Считается, что она обладает существенными возможностями в данной области, что позволяет ей использовать к собственной выгоде американскую зависимость от своей недостаточно защищенной электроники на военных и ключевых гражданских объектах. Сценарий с применением такого оружия может показаться надуманным, но он вполне правдоподобен - и будет иметь катастрофические последствия в случае его применения. Брайан Кеннеди (Brian Kennedy) из Клермонтского института (Claremont Institute) недавно написал в Wall Street Journal по этому поводу следующее:

Гамма-лучи, образующиеся в результате взрыва, благодаря комптоновскому эффекту генерируют три типа разрушительных электромагнитных импульсов, которые полностью выводят из строя бытовую технику и электронику, электронику некоторых автомобилей, а также, что наиболее важно, сотни крупных трансформаторов, распределяющих электроэнергию на всей территории США. Все наши осветительные приборы, холодильники, насосные станции, телевизоры и радиоприемники прекратят работу. У нас не будет связи, не будет возможности обеспечивать водой и питанием 300 миллионов американцев. (9)

У России самый крупный в мире военно-промышленный комплекс по производству ядерного оружия. У нее есть два предприятия по сборке ядерных боеприпасов и одно предприятие по производству зарядов из плутония и урана. Россия заявляет, что обладает достаточными мощностями для разборки 2000 ядерных зарядов в год. Это равно ее техническим возможностям по изготовлению примерно такого же количества боеголовок. Соединенные Штаты, между тем, с 1989 года не разрабатывают и не производят никаких новых боезарядов. В случае чрезвычайной ситуации США смогут производить около 40 боеголовок в год на предприятии ТА-55 в Лос-Аламосе. В соответствии с существующими сегодня планами США получат крупные мощности по производству зарядов для ядерных боеприпасов не раньше 2023 года. Российским испытательным объектам требуется минимум времени на подготовку к проведению ядерных испытаний; Россия также признает, что проводит масштабную программу гидродинамических экспериментов, или "докритических" ядерных взрывов, мощность тротилового эквивалента которых ничтожна, составляя 0,1 грамма.

Из проведенного анализа становится совершенно ясно, что российское руководство рассматривает модернизацию стратегического ядерного оружия в качестве приоритетной задачи. Россия, в отличие от других стран, признает, что ядерные силы остаются для нее важным источником стратегической мощи, и по этой причине она будет и впредь заниматься производством самого передового ядерного оружия в мире. Ядерная инфраструктура у России также одна из самых передовых и боеспособных на нашей планете. С учетом этого потенциала, а также слабостей России в области обычных вооружений, не может вызывать удивления тот факт, что у нее самый низкий пороговый уровень для применения ядерного оружия среди всех ядерных держав. В январе 2008 года Юрий Балуевский, занимавший тогда должность начальника Генерального штаба российских вооруженных сил, открыто и весьма подробно раскрыл детали этого порогового уровня:

Мы не собираемся ни на кого нападать, но мы считаем необходимым, чтобы все наши партнеры по мировому сообществу ясно понимали : что для защиты суверенитета и территориальной целостности России и ее союзников, вооруженные силы будут применяться, в том числе, превентивно, в том числе, с использованием ядерного оружия. (10)

Ремарка Балуевского по поводу превентивного применения ядерного оружия показывает, какое большое значение Россия придает своим ядерным силам и средствам. Ядерное оружие и ударные стратегические силы будут в предстоящие десятилетия обладать в Российской Федерации высочайшим приоритетом в плане технического обеспечения, обслуживания и снабжения.

Программа обновления

В отличие от Москвы, в Вашингтоне ядерное оружие отошло на второй план как для государственных деятелей и политиков, так и для военного руководства. Если бы ядерные силы США представляли собой пакет акций, то их цена рухнула бы еще в 90-е годы, а их стоимость находилась бы сейчас на рекордно низкой отметке. Однако ядерная модернизация является не подлежащей обсуждению необходимостью и велением времени, если Соединенные Штаты хотят в будущем добиваться поставленных грандиозных целей, включая гарантированное выполнение своих обязательств в сфере активного ядерного сдерживания перед союзниками, такими как Япония и Южная Корея. С учетом времени, необходимого для проектирования и разработки всех этих сложных систем, а также времени для принятия их в состав действующих сил, модернизацию надо начинать немедленно.

Если использовать в качестве точки отсчета 2009 год, мы увидим, что срок службы действующих систем ядерной триады составляет 39 лет для Minuteman III, 19 лет для лодочных баллистических ракет Trident II D-5, 48 лет для бомбардировщика B-52H, 12 лет для бомбардировщика В-2 и 28 лет для атомных ракетоносцев класса Ohio. Старение этих стратегических систем, а также увеличение стоимости их содержания и обслуживания в значительной мере способствовало быстрому сокращению, проводившемуся в ядерных силах США, начиная с 2001 года. В рамках этих действий было произведено 18-процентное сокращение межконтинентальных баллистических ракет, 63-процентное уменьшение количества находящихся на вооружении бомбардировщиков, а также почти 25-процентное сокращение флота атомных подводных лодок с баллистическими ракетами на борту. (11)

Первый шаг для прекращения спада заключается в модернизации американских сил межконтинентальных баллистических ракет. Сегодня эти ракеты составляют основу стратегических сил ядерного сдерживания США, и на то есть веские причины. МБР обладает большой полезной нагрузкой, она сохраняет боеспособность после первого удара любого существующего сегодня потенциального противника. Кроме того, МБР могут держать под угрозой постоянного нападения целый спектр самых разных целей для нанесения как ядерного удара, так и удара в обычном снаряжении.

Вместе с тем, значительные количественные сокращения сил МБР, вызванные списанием ракет Minuteman II, Minuteman III и Peacekeeper, а также отсутствие замены для Minuteman III вызывает сомнения в боеспособности США на предстоящие годы. Возможно, сегодня американские межконтинентальные баллистические ракеты весьма надежны, но в будущем ситуация изменится.

Второй вопрос, требующий сосредоточения усилий, это разработка надежных систем противоракетной обороны от баллистических и крылатых ракет. Распространение по всему миру ракетных технологий повышает уязвимость самих США. Баллистические ракеты способны доставлять к цели как оружие массового уничтожения, так и мощные боевые заряды в обычном снаряжении, а необходимые для изготовления таких ракет технологии широко доступны - их можно как создать, так и приобрести на рынке. В настоящее время баллистические ракеты имеются на вооружении у 25 государств. Многие из них, например, Иран и Северная Корея, не только производят баллистические ракеты, но и продают их на экспорт, а также делятся важнейшими ракетными технологиями с другими странами. Так, пакистанская баллистическая ракета средней дальности Ghauri создана на базе северокорейской No Dong. Изготовлена она также при содействии Северной Кореи. Иранская баллистическая ракета средней дальности Shahab-3 является разновидностью No Dong, претерпевшей модернизацию при содействии России. Сверхдержавы не сохранили монополию даже на межконтинентальные баллистические ракеты. Ожидается, что за 8-10 лет Иран и Северная Корея освоят производство таких ракет, что даст им возможность нацеливаться на объекты в Соединенных Штатах и на территории их союзников.

Для борьбы с растущей угрозой баллистических ракет администрация Буша во время своего пребывания у власти развернула ограниченную систему противоракетной обороны. Ключевыми компонентами этой системы являются ракеты-перехватчики наземного базирования в Форт-Грили на Аляске и на базе ВВС США Ванденберг в Калифорнии. Третий позиционный район ПРО, который даст США и НАТО возможность для обеспечения ограниченной защиты от иранских ракет семейства Shahab, планируется создать на территории Польши и Чехии.

Но пока неясно, как намерена отнестись к вопросу противоракетной обороны администрация Обамы. Первые признаки особого оптимизма не вызывают. В ноябре 2008 года переходная команда Обамы выступила со следующим заявлением после телефонного разговора с польским президентом Лехом Качиньским (Lech Kaczynski):

"Избранный президент Обама не брал на себя обязательств в этом отношении [по развертыванию ракет-перехватчиков в Польше]. Его позиция на протяжении всей кампании и сейчас остается неизменной: он поддержит развертывание системы ПРО, когда эта техника докажет свою работоспособность". (12) Такая неопределенность вызывает тревогу, поскольку надежные средства ПРО не только усиливают потенциал сдерживания Вашингтона, но и служат гарантией защиты на случай неудач и отказов таких сил сдерживания.

Более того, та техника, о которой идет речь, уже доказала свою работоспособность. Успешное уничтожение Пентагоном неисправного американского спутника при помощи ракеты-перехватчика Standard Missile-3 в феврале 2008 года продемонстрировало оперативную гибкость и разносторонность этой техники. Данная операция также подтвердила оправданность дальнейших инвестиций в эту область. Не менее важно и то, что руководство в Пекине, Москве, Пхеньяне и Тегеране знает: американские технологии противоракетной обороны работают.

Но остается еще проделать огромный объем работ. Так, крылатые ракеты представляют для США не меньшую угрозу, чем баллистические ракеты, однако политики и средства массовой информации не уделяют этой проблеме практически никакого внимания. Крылатую ракету можно запускать откуда угодно: с земли, с морской поверхности, из-под воды, с воздуха. Ее трудно засечь, поскольку она летит на малой высоте с довольно высокой скоростью, у нее небольшая эффективная отражающая поверхность и весьма скромные характерные признаки в инфракрасном диапазоне излучений.

Крылатые ракеты - идеальное оружие для таких стран как Китай, Иран или Северная Корея, если они захотят совершить нападение на Соединенные Штаты. Это хорошо зарекомендовавшая себя система, она довольно дешева, проста в обслуживании и развертывании. Ее трудно уничтожить, а пуск можно производить с разных платформ. Соединенные Штаты Америки чрезвычайно уязвимы для таких ракет: 80 процентов национального богатства США и 75 процентов населения сосредоточено в пределах 200 миль (чуть больше 300 км) от морского побережья. Более того, крылатые ракеты распространены значительно шире, чем баллистические. Согласно оценкам, они имеются на вооружении примерно 75 стран, а к 2015 году как минимум 24 государства будут представлять серьезную угрозу для США в плане применения против них крылатых ракет. Произойдет это вследствие распространения таких передовых систем вооружений. Имея эффективно действующую систему противоракетной обороны, Соединенные Штаты смогут не только защитить себя от нападения с применением баллистических или крылатых ракет, но и дать надежные гарантии защиты своим союзникам.

В стратегических силах США есть еще одна проблема, которая редко подвергается анализу. Речь идет о старении рабочей силы в этой отрасли. Проблема эта возникла из-за длительного перерыва в закупках стратегических систем. Ни одной другой ядерной державе не грозит такая проблема, поскольку все они модернизируют свои стратегические силы. И эта кадровая брешь в "критических навыках" постоянно увеличивается. Созданная в 2006 году рабочая группа Научного совета Министерства обороны США по изучению проблем квалифицированных кадров для будущих нужд ударных стратегических сил разбила такие "критические навыки" в целях анализа на шесть категорий: возможности и навыки в области проектирования и разработок; производственные возможности и кадры для производства; возможности и навыки для обеспечения будущих потребностей; наличие материалов; важнейшие поставщики, а также специальные объекты, такие как ядерные полигоны. Оценки, изложенные в отчете Научного совета, просто шокируют. Оказалось, что Соединенным Штатам грозит серьезная опасность в таких областях, как надежность систем наведения, систем входа в плотные слои атмосферы и ракетных двигателей МБР. (13) Состояние баллистических ракет, запускаемых с подводных лодок, а также самих атомных ракетоносцев получше, по крайней мере, пока. Но как ясно указано в отчете Научного совета Пентагона, нынешняя демографическая ситуация явно не в пользу сохранения критических навыков в течение предстоящих десяти лет. (14)

Что касается управления ядерными силами, то здесь озабоченность вызывают два вопроса. Первый - это доступность космического пространства, от которой зависит военный потенциал США. Сжатие графиков ракетных пусков из-за роста числа запусков коммерческих спутников, снижение количества пусков ракет военных и НАСА, а также старение квалифицированных кадров ведет к тому, что в успешных пусках принимает участие все меньше людей, все меньше людей будет знать, какие трудности могут возникнуть, и как их преодолевать. Во-вторых, старение кадров также ограничивает способность правительства правильно оценивать воздействие ядерного оружия на различные системы. Научный совет признает следующее:

Сегодня количество людей, работающих в рамках программ C4ISR (командование, управление, связь, компьютеры, сбор и анализ данных, наблюдение, разведка) и беспокоящихся по поводу уязвимости систем и узлов для поражения электромагнитным импульсом (ЭМИ) - включая их временный и постоянный выход из строя - а также по поводу других поражающих факторов ядерного оружия, постоянно уменьшается, и на смену этим людям, имеющим такую квалификацию и навыки, никто не приходит. (15)

Более того, такая уязвимость наверняка будет увеличиваться, если за решение этих проблем не взяться незамедлительно, потому что многие из тех, кто во времена "холодной войны" занимался вопросами защиты от ЭМИ, уходят на пенсию.

Что касается стратегических сил, включая боевые заряды и системы их доставки, Соединенные Штаты в этой области выглядят еще хуже - по трем основным причинам. Во-первых, в период после окончания "холодной войны" значительно снизились затраты на системы ядерного оружия. Сейчас на эти цели тратится самая малая доля военного бюджета, начиная с 40-х годов. Это самое значительное снижение среди ударных систем наступательного ядерного оружия. Финансирование таких систем снизилось до 4 процентов от общего текущего бюджета министерства обороны. В 1991 году США выделили средства на последнюю атомную подводную лодку-ракетоносец, и на последнюю МБР Peacekeeper. А в 1993 году страна купила последний В-2 для своих сил бомбардировочной авиации. Таким образом, финансирование сокращается, а каждый из компонентов ядерной триады стареет.

Вторая важная причина заключается в самих ядерных боезарядах. В настоящее время главной проблемой для Соединенных Штатов является обеспечение надежности своего стратегического арсенала. Администрация Буша выступала против Договора о всеобъемлющем запрещении испытаний ядерного оружия, но она не отменила почти двадцатилетний мораторий США на ядерные испытания. В результате оружейные ядерные лаборатории сталкиваются с огромными проблемами, пытаясь обеспечить надежность, но не имея при этом научных доказательств, которые можно получить только во время испытаний.

Тем временем, Конгресс последовательно сокращает финансирование либо вообще прекращает выделение средств на программы ядерной модернизации, включая Программу надежной замены боеголовок (RRW). В сентябре 2008 года Конгресс вновь отказался выделить деньги на данную программу. Оппозиция на Капитолийском холме представлена обеими партиями. Лишь небольшая группа конгрессменов, включая сенаторов-республиканцев Джона Кила (Jon Kyl) от штата Аризона и Джеффа Сешнса (Jeff Sessions) от штата Алабама, а также члена палаты представителей республиканца Терри Эверетта (Terry Everett) от штата Алабама, постоянно голосует за финансирование самых важных усилий по модернизации, таких как программа RRW. К счастью, администрация Обамы подает сигналы о том, что может уделить гораздо больше внимания данной проблеме. Выступая на страницах номера Foreign Affairs за январь/февраль 2009 года, министр обороны Роберт Гейтс (Robert Gates) продемонстрировал то же самое, когда подверг критике бездействие Конгресса в вопросах Программы надежной замены боеголовок. Он заявил, что "Конгрессу необходимо выполнить свою часть работы, профинансировав программу RRW - в интересах обеспечения безопасности, а также повышения надежности сил ядерного сдерживания". (16)

К ядерному ренессансу

В нашем мире после "холодной войны" Соединенные Штаты Америки будут по-прежнему полагаться на свои ядерные силы при достижении возвышенных и важных стратегических целей. Но делать это будет все сложнее, если Америка не начнет действовать - причем действовать прямо сейчас - в интересах ликвидации недостатков своего арсенала. Такие недостатки не привлекают большого внимания прессы, но их замечают как союзники, так и враги Соединенных Штатов. Ядерное оружие остается огромным источником силы в системе международных отношений. Если говорить просто, к ядерным державам относятся иначе, нежели к государствам без ядерного оружия.

Америка в настоящее время не всегда демонстрирует понимание этого факта действительности. Не ведется разработка новых межконтинентальных баллистических ракет и баллистических ракет морского базирования. Ракеты США не нацелены ни на одно государство мира. Производство бомбардировщиков В-2 остановлено, и ни один из американских стратегических бомбардировщиков не находится на боевом дежурстве. Многие программы создания стратегического и тактического ядерного оружия отменены. Надводные и воздушные компоненты сухопутных войск, корпуса морской пехоты и ВМС не имеют ядерного оружия. Количество тактических систем ядерного оружия НАТО в Европе сокращено на 85 с лишним процентов, а количество типов их носителей уменьшено с 11 до одного.

Предстоящая публикация выходящего раз в четыре года документа Defense Review (анализ стратегических задач и потенциальных военных угроз США, проводимый министерством обороны - прим. перев.), а также Nuclear Posture Review (доклад "О развитии ядерного потенциала США" - прим. перев.) дает администрации Обамы хорошую возможность для совершенствования приходящего в упадок ядерного потенциала Америки. Модернизация всего ядерного комплекса должна стать основным приоритетом для этих важнейших стратегических и политических документов.

Ставки высоки как никогда. Подавляющее военное превосходство Соединенных Штатов не гарантировано нам на веки вечные. Со временем, если будет продолжаться упадок ядерного потенциала страны и кадровый дефицит, США утратят те великие преимущества, которыми они обладают сейчас, потому что остальные ядерные государства будут продолжать модернизировать свои арсеналы и поддерживать в надежном рабочем состоянии свою ядерную инфраструктуру. А после утраты этих преимуществ Америке будет с каждым годом все труднее обеспечивать надежность своих активных сил ядерного сдерживания.

Брэдли Тэйер - адъюнкт-профессор военно-стратегических исследований университета штата Миссури, проживает в Фэрфаксе, штат Виргиния.

Томас Скайпек - военный аналитик из Вашингтона.


Примечания:

1. Bradley A. Thayer and Thomas M. Skypek, 'Russia Goes Ballistic,' The National Interest , ? 97 (сентябрь/октябрь 2008 г.), стр. 61-68.

2. 'Russian Air Force to Get Two Strategic Bombers Every Three Years,' РИА Новости, 19 января 2007 г., http://www.defencetalk.com/news/publish/ai...rs100010013.php

3. 'Russia Scraps 148 out of 197 Decommissioned Nuclear Submarines,' РИА Новости, 27 декабря 2006 г., http://en.rian.ru/russia/20061227/57958170.html.

4. 'Russia not to Give up Bulava Missile Test Launches,' РИА Новости, 4 января 2009 г., http://en.rian.ru/russia/20090104/119365579.html.

5. Vladimir Isachenkov, 'Weapons Plan Strives to Beat Soviet Readiness,' Washington Times, 8 февраля 2007 г., http://www.washtimes.com/world/20070207-104140-3775r.htm.

6. Mark B. Schneider, 'The Strategic Nuclear Forces and Doctrine of the Russian Federation,' in Bradley A. Thayer, ed., American National Security Policy: Essays in Honor of William R. Van Cleave (Fairfax, VA: National Institute Press, 2007), стр. 148.

7. 'Arms Control and Proliferation Profile: Russia,' Arms Control Association, ноябрь 2007 г., http://www.armscontrol.org/factsheets/russiaprofile.

8. Schneider, 'The Strategic Nuclear Forces and Doctrine of the Russian Federation,' стр. 148.

9. Brian T. Kennedy, 'What a Single Nuclear Warhead Could Do,' Wall Street Journal , 24 ноября 2008 г., http://online.wsj.com/article_email/SB1227...MzQyODM5Wj.html.

10. Steve Gutterman, 'Baluyevsky Warns of Nuclear Defense,' Moscow Times , 21 января 2008г., http://www.themoscowtimes.com/stories/2008/01/21/017.html.

11. Эти цифры основаны на данных по сокращению ядерного арсенала США с 2001 по 2007 год.

12. Christina Bellantoni, 'Obama, Polish President at Odds on Call,' Washington Times , 9 ноября 2008 г., http://www.washingtontimes.com/news/2008/n...t-odds-on-call/.

13. Office of the Under Secretary of Defense for Acquisition, Technology, and Logistics, Report of the Defense Science Board Task Force on Future Strategic Strike Skills , март 2006 г., стр. 24-26.

14. Там же, стр. 32-34.

15. Там же, стр. 43.

16. Robert Gates, 'How to Reprogram the Pentagon,' Foreign Affairs , номер за январь/февраль 2009 г.
Первоисточник: http://www.inosmi.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://www.inosmi.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня