Россия, Турция и «крымский вопрос»

Обострение отношений с Турцией вновь привлекло внимание к проблеме Крыма. Не является секретом, что с момента распада Советского Союза Турция рассматривала Крым как зону своих геополитических интересов. Пока Крым входил в состав Советского Союза и Российской империи, Турция, терпевшая многочисленные поражения в русско-турецких войнах и прекратившая быть империей вследствие поражения в Первой мировой войне, не рисковала предъявлять к могущественному северному соседу какие-либо территориальные претензии. Однако распад СССР и переход Крыма в состав новообразованного государства Украина существенно изменил подход Турции к «крымскому вопросу». Тем более, что накануне распада СССР в Крым в массовом порядке началось возвращение депортированных при Сталине в Среднюю Азию и Казахстан крымских татар. Как известно, крымские татары — одна из наиболее близких к туркам в языковом и культурном отношении тюркских наций.




Присоединение Крыма к России

Длительное время, вплоть до присоединения к России, Крым входил в состав Крымского ханства и находился, таким образом, в вассальной зависимости от Османской Турции. Соответственно, и крымские татары были тесно связаны со своими единоверцами на южном берегу Черного моря. Период существования Крымского ханства был эпохой расцвета в Крыму тюрко-мусульманской культуры. Фактически это было единое с Османской Турцией культурное пространство. Присоединение Крыма к Российской империи было вызвано необходимостью обезопасить южные рубежи страны, а именно — Новороссию, — от постоянных нападений подконтрольных Крымскому ханству ногайских орд. В степях Северного Причерноморья кочевали ногайские племена, совершавшие регулярные рейды на российские земли — с целью захвата рабов и их последующей продажи на невольничьих рынках в Крымском ханстве и Османской империи. Работорговля была одним из важных источников доходов Крымского ханства. Общее количество рабов, украденных в российских, малороссийских, польско-литовских землях и проданных в рабство в Крымском ханстве, оценивается в три миллиона человек. В XVI-XVII вв. крымские татары и ногайцы использовали для нападений на российскую территорию Муравский шлях от Перекопа до Тулы. Южнороссийские земли, несмотря на свою плодородность и хорошие климатические условия, вынужденно оставались практически безлюдными — и в этом основная «заслуга» принадлежит именно Крымскому ханству. Кто вернет России миллионы людей, угнанных в рабство и сгинувших на чужбине, или пополнивших чужой генофонд?

По мере продвижения Российской империи на юг, неизбежно встал вопрос и о необходимости ликвидации угрозы со стороны Крымского ханства. Российские войска предпринимали походы «на Крым», наносившие серьезный урон крымским татарам. Так, в 1736 г. поход фельдмаршала Христофора Миниха завершился сожжением ханской столицы — Бахчисарая, а также опустошением поселений в Предгорном Крыму. Поход Миниха нанес серьезнейший удар по экономике Крымского полуострова, ставший началом конца многовековой истории ханства. В 1768 г. началась очередная русско-турецкая война, в результате которой армия князя В.М. Долгорукова вошла на территорию Крыма и в течение двух месяцев заняла весь полуостров. Бахчисарай был повторно разрушен, а крымский хан Селим III бежал в Стамбул. Новым ханом был избран Сахиб II Герай. 10 июля 1774 г. Россия и Османская империя заключили Кючук-Кайнарджийский мирный договор, в соответствии с которым Крымское ханство признавалось независимым государством от Османской Турции. К Крымскому ханству переходило и южное побережье Крымского полуострова, прежде принадлежавшее непосредственно Османской империи. В то же время, султан Османской империи сохранял статус верховного главы крымских мусульман и, соответственно, получал возможность влиять на культурную и политическую жизнь Крымского ханства. В частности, верховные кадии (судьи) назначались османским султаном. Однако, несмотря на уступки Турции, в конечном итоге от заключения договора выигрывала Россия. Ведь она не только «отрывала» ханство от Турции, но и получала под свое управление стратегически важные Кинбурн, Керчь и Еникале, а также возможность плавания по Черному морю. История присоединения Крыма к России — весьма продолжительна и интересна, однако пересказывать ее в рамках настоящей статьи вряд ли имеет смысл. Необходимо лишь отметить основные вехи, способствовавшие присоединению Крыма. И прежде всего — это переселение христианских народов полуострова в Россию. До вхождения в состав Российской империи, в Крыму проживало три основные группы народов. Первая группа — это крымские мусульмане, к которым относились субэтносы крымских татар, ногайцы, турки, черкесы, крымские цыгане (крымы) и цыганообразные группы (гурбеты, урмачели). Мусульмане в Крымском ханстве имели привилегированное положение и были противниками вхождения в состав Российской империи. Вторая группа — крымские иудеи, к которым относились тюркоязычные группы караимов — потомков хазар и крымчаков — тюркоязычных евреев, среди которых было много переселенцев из Италии, еще во время генуэзской колонизации Крымского полуострова осевших в крымских торговых городах. Третья группа — крымские христиане, к которым относились крымские армяне, греки, итальянцы, грузины, волохи (румыны), славяне. В экономике Крымского полуострова играли основную роль именно христианские народы, занимавшиеся земледелием, ремеслами и торговлей. Поэтому начатое в 1778 г. А.В. Суворовым переселение христиан из Крыма в Россию — в Приазовье, способствовало окончательному подрыву экономики Крымского ханства. Здесь мы позволим себе дать оценку переселению «с высоты» прошедших двух столетий. Безусловно, что в рассматриваемый период переселение крымских христиан было выгодно России, так как, во-первых, подрывало экономику Крымского ханства, во-вторых, — способствовало экономическому развитию южнороссийских малонаселенных земель, куда переселялись христиане, в-третьих, — обеспечивало безопасность самих христиан, которые в случае войны с Крымским ханством могли серьезно пострадать. Но, в то же время, переселение крымских христиан фактически дало основания крымско-татарским националистам говорить о том, что именно крымские татары являются единственным коренным народом Крыма, а славянское население в Крыму — пришлое. Вряд ли подобные утверждения стали бы возможными, если бы в Крыму на протяжении двух столетий сохранялись бы многочисленные общины крымских армян и греков, а также других христианских народов.

В свою очередь, вхождение Крыма в состав России привело к серьезным изменениям в этнической структуре населения полуострова. Прежде всего, началась эмиграция крымских татар в Османскую империю, в которой принимали участие как представители крымско-татарской аристократии и зажиточных слоев населения, так и обычные крестьяне. В 1790е гг. Крым покинули десятки, если не сотни тысяч крымских татар, турок, черкесов и других мусульман. Турецкие историки говорят о 200-250 тысячах крымских татар, переселившихся в Румелию. В то же время, после завершения первой волны «исхода» крымских татар, масштабы эмиграции уже не были столь велики — ведь численность татарского населения в Крыму с начала XIX в. до 1850 г. выросла со 137 тысяч до 242 тысяч человек — почти в два раза. На протяжении первой половины XIX века крымские татары практически не эмигрировали в Османскую империю. Этому способствовала и политика российских властей, направленная на привлечение крымско-татарской аристократии на свою сторону. Однако Крымская война стала причиной второй волны эмиграции крымских татар на территорию Османской империи. Дело в том, что многие крымские татары после начала Крымской войны надеялись на то, что Османской империи при поддержке Великобритании и Франции, в конечном итоге, удастся «отбить» Крым у России. Поэтому значительная часть крымских татар сотрудничала с противником и после окончания Крымской войны, убедившись в том, что полуостров останется в составе Российской империи, предпочла покинуть ее пределы и выехать на территорию Турции. В результате второй волны эмиграции крымских татар, масштабы которой оцениваются в 200 тысяч человек, практически обезлюдели степные районы полуострова. В Турции крымские татары составили внушительную общину, большая часть которой, впрочем, ввиду языковой и культурной близости с турками впоследствии полностью растворилась в турецком окружении. В настоящее время в Турции насчитывается примерно 130-150 тысяч человек, идентифицирующих себя как «татары». Значительная часть турецких татар проживает в районе города Эскишехира. Еще примерно 40-50 тысяч крымских татар проживают в Румынии, которая в период эмиграции из Крыма входила в состав Османской империи.



Крымские татары в составе России и СССР

Естественно, что присоединение Крымского полуострова к Российской империи и заселение Крыма выходцами из других регионов российского государства изменило этнический, конфессиональный, социально-экономический облик полуострова практически до неузнаваемости. Конечно, культура Крыма дороссийского периода интересна и заслуживает уважения, но именно вхождение в состав российского государства дало Крыму стимул для подлинного экономического и культурного развития. Крымский полуостров превратился в уникальный регион России, где на протяжении более чем двух столетий сосуществовали совершенно разные и самобытные культуры — русская, греческая, крымско-татарская, караимская, крымчакская, болгарская, армянская и т.д. Однако именно русская культура стала для Крыма объединяющей. За два столетия вхождения в состав российского государства, Крым стал одним из важнейших регионов России, с которым неразрывно связана не только политическая и военная, но и культурная история и современность нашей страны. Несмотря на маленькую территорию, стратегически важный для России полуостров приобрел символическое значение — чего стоит один город русской славы и русского флота Севастополь?

Несмотря на то, что Крым два столетия входит в состав России, Турция никогда не прекращала смотреть с аппетитом на благословенную землю полуострова, видя в любом временном ослаблении российского государства вероятный шанс для воплощения своих реваншистских устремлений. Распад Советского Союза возбудил утихнувшие прежде аппетиты Анкары. Дело в том, что явно слабая и нерешительная украинская власть была неспособна сохранить Крым в составе Украины на протяжении длительного времени. Тем более, что само нахождение Крымского полуострова в составе Украины было исторической ошибкой. Никита Хрущев передал Крым в состав УССР, так как Украина была частью Советского Союза, и в тот период мало кто мог помыслить о грядущем распаде советского государства. Повторно Крым «отдал» Украине Борис Ельцин, который не стал выдвигать во время совещания в Беловежской пуще территориальные претензии к Украине и фактически пропустил возможность бесконфликтного возвращения полуострова в состав российского государства. В результате, Крым в течение двадцати трех лет находился в составе украинского государства. За это время успели родиться, вырасти, стать совершеннолетними взрослыми гражданами новые поколения крымчан. Как известно, крымские татары в 1944 г. были депортированы с территории Крыма и переселены в Среднюю Азию и Казахстан. Официальной причиной депортации было названо сотрудничество крымско-татарского населения с гитлеровскими захватчиками во время оккупации полуострова. Между тем, не менее 35 тысяч крымских татар проходили службу в рядах сражающейся Красной Армии, 36,6% воевавших в составе советских войск крымских татар погибли на поле боя. Пятеро крымских татар были удостоены высшей государственной награды СССР — звания Героя Советского Союза. Среди них — гвардии майор Тейфук Абдуль (1915-1945) — командир 2-го стрелкового батальона 175-го гвардейского стрелкового полка 58-й гвардейской стрелковой дивизии, погибший уже после присвоения звания Героя Советского Союза; старшина Узеир Абдурахманов (1916-1992), гвардии майор Абдураим Рашидов (1912-1984) — заместитель командира 162-го гвардейского бомбардировочного авиационного полка; гвардии подполковник Фетислям Абилов (1915-2005) — командир 130-го гвардейского стрелкового полка 44-й гвардейской стрелковой дивизии 65-й армии; старшина Сейтнафе Сейтвелиев (1919-1983). Прославленный летчик Аметхан Султан был удостоен звания Героя Советского Союза дважды. Тем не менее, депортация коснулась и героев Великой Отечественной войны, а также членов их семей. В результате депортации, которая носила всеобщий характер, Советский Союз обрел еще одну негативно настроенную нацию.



В отличие от чеченцев, ингушей, карачаевцев, балкарцев, калмыков и ряда других народов, крымским татарам не разрешалось вернуться в Крым вплоть до 1989 года. На волне борьбы за возвращение в Крым возникло и приобрело широкую известность, как в стране, так и за ее пределами, крымско-татарское национальное движение. Оно зародилось в Узбекистане, куда была депортирована основная масса крымских татар. С 1960-х гг. проживавшие в Узбекистане крымско-татарские активисты стали периодически наведываться в Крым. Однако деятельность крымско-татарского национального движения подавлялась правоохранительными органами и спецслужбами. При этом, советское руководство не предпринимало и реальных мер по противодействию национальному движению. В результате, создавалась парадоксальная ситуация — с одной стороны, советское руководство не могло (или не хотело?) выработать и реализовать стратегию нормализации отношений с крымско-татарским населением, с другой стороны — противодействие национальному движению крымских татар носило весьма вялый характер. Сейчас это выглядит как намеренное создание оснований для того, чтобы Запад мог обвинить советское государство в притеснении национальных меньшинств. Именно в 1970-е — 1980-е гг., во время борьбы за возвращение крымских татар в Крым, и начали свою политическую деятельность многие современные лидеры крымско-татарского национального движения, в том числе и широко известный Мустафа Джемилев. Однако, до начала «перестройки» советское руководство не предпринимало никаких мер в направлении решения «крымско-татарского вопроса». Только в 1987 г. была создана комиссия во главе с Андреем Громыко. В это время крымские татары составляли лишь 1% от населения Крыма, 1% составляли крымские татары и в Узбекистане, где проживала основная часть депортированных семей. Спустя два года, в 1989 г., началось массовое возвращение крымских татар из Средней Азии. Первоначально многие крымские татары, по пути в Крым, останавливались в Краснодарском крае. Здесь, на Тамани, в станицах быстро появились и окрепли крымско-татарские общины. В Крыму возвращающиеся из Средней Азии крымские татары приступили к практике «самозахвата» пустующих земель — ведь их дома и участки давно были заняты новыми жильцами. С 1991 по 2007 гг. на территории Крымского полуострова было захвачено более 40 тысяч гектаров земли, где появилось примерно 300 поселков для компактного проживания крымско-татарского населения. Поскольку южный берег Крыма и Севастополь для расселения крымских татар были закрыты, они стали селиться в районе Симферополя, вдоль Евпаторийской трассы, в Судаке, Алуште, Партените. В настоящее время численность крымских татар в Крыму составляет около 250 тысяч человек, 10% из которых проживают в столице Крымской республики г. Симферополе. Таким образом, численность крымско-татарского населения с 1989 по 2015 гг. выросла с 38 тысяч до 250 тысяч человек. Крымско-татарское население отличается более высоким демографическим приростом, чем представители остальных народов Крыма. На фоне постоянных земельных конфликтов и социально-бытовой неустроенности многих крымских татар, на протяжении 1990-х — 2000-х гг. в Крыму неоднократно вспыхивали конфликты — как между крымско-татарским и русскоязычным населением, так и между крымскими татарами и правоохранительными органами.

Известную роль в нагнетании обстановки всегда играли крымско-татарские националисты, которые пытались полностью подчинить своим интересам весь крымско-татарский народ и присвоить себе право говорить от имени всех представителей крымско-татарского населения. При этом лидеры националистических организаций руководствовались не столько реальными потребностями крымско-татарского населения, сколько собственными политическими и экономическими интересами.

Примечательно, что деятельность крымско-татарских националистов фактически поддерживалась украинским правительством и украинскими националистическими организациями. На самом деле, народ Малороссии в свое время наиболее пострадал от набегов войск Крымского ханства. Сотни тысяч жителей Малороссии были похищены и проданы в рабство на невольничьих рынках Османской империи. Однако историческая память у современных украинских националистов оказалась короткой. Они взяли на вооружение известный принцип «враг моего врага — мой друг», и стали сотрудничать с крымско-татарскими националистическими организациями против России и укрепления ее влияния на Крымском полуострове. Поскольку в Крыму украинское население не имеет «западенской» русофобской идентичности, единственной силой, на которую Киев мог опереться в Крыму для противопоставления России, были крымско-татарские организации. С целью привлечения крымских татар, украинская пропаганда распространяла ложные слухи о том, что в случае отсоединения Крыма от Украины в отношении крымско-татарского населения вновь начнутся репрессии. Крымско-татарские националисты стали единственной надеждой Киева в Крыму, поскольку иных сплоченных групп населения, которые бы выступали категорически против воссоединения с Российской Федерацией, под антироссийскими и русофобскими лозунгами, на полуострове просто нет. Россию крымские татары обвинили в своей депортации, хотя в 1944 г. государства «Российская Федерация» не существовало и с тем же успехом претензии могли бы быть выдвинуты к любому из постсоветских государств, на тот период входившему в состав Советского Союза. Тем не менее, тема депортации крымских татар в контексте общей русофобской политики на Украине, приобрела особую популярность.

Турция и крымско-татарский национализм

Свою лепту в дальнейшую радикализацию крымско-татарского национального движения внесла и Турция. С самых первых лет украинской независимости, с начала 1990-х гг., Турция стала проявлять активный интерес к судьбе татарского населения Крыма и фактически позиционировала себя как основного защитника прав и интересов крымских татар. Вообще, еще в 1991 году, после распада СССР, Турция могла потребовать вернуть Крым под свое управление, однако не стала озвучивать это право и ограничилась только требованием защиты прав и интересов крымских татар. Но затем, по мере осознания того факта, что Крым оказался в составе абсолютно эфемерного и слабого украинского государства, Турция активизировала свое присутствие в жизни Крымского полуострова. На Крым была распространена деятельность турецких общественных организаций, проповедующих пантюркистские идеи. Кроме того, именно благодаря усилиям Турции, в Крыму появились проповедники радикального исламского фундаментализма. Распространение пантюркистских и радикально-фундаменталистских идей среди крымско-татарской молодежи осуществлялось турецкими общественными организациями с целью укрепления крымско-татарской национальной идентичности и утверждения антироссийских настроений в Крыму. На протяжении двадцати с лишним лет Турция, с молчаливого позволения Украины, фактически формировала «пятую колонну» на территории Крымского полуострова, привлекая в подконтрольные общественные и религиозные организации большое количество молодых людей. Многие крымские татары, особенно молодые, не скрывали своих протурецких симпатий, ориентировались на учебу и работу в Турции, то есть — скорее были склонны отождествлять себя с Турцией, чем с Украиной. Развитию связей с Турцией способствовала и деятельность турецкой диаспоры крымских татар, которая до сих пор выступает с заявлениями о геноциде крымско-татарского населения в Российской империи и Советском Союзе. Турецкие спецслужбы активизировали деятельность в крымско-татарской среде еще в 1990-е гг., а в 2000-е гг. произошел ее настоящий всплеск.

При поддержке Турции формировались крымско-татарские банковские структуры, развивался бизнес — то есть, создавались условия для последующего материального и организационного обеспечения позиций крымских татар в политической жизни полуострова. Многие эксперты связывают с Турцией и появление на территории Крыма радикального ислама.

На протяжении многих столетий ислам оставался одной из важнейших религий Крыма. В настоящее время мусульманами является примерно 15% жителей полуострова, то есть — около 300 тысяч человек. Это — крымские татары, турки, крымские цыгане, татары, азербайджанцы, узбеки, представители кавказских народов, проживающие на территории Крыма. С XV по XVIII вв. Крым играл роль основного центра исламской религии и культуры в Северном Причерноморье. После падения последних христианских бастионов Крыма — армянского православного княжества Феодоро и генуэзской Кафы, ислам на три столетия стал доминирующей религией Крыма. На полуострове распространился суннизм ханифитского мазхаба, а также суфизм. Повсеместно строились мечети, открывались медресе, а подготовленные в Крыму исламские проповедники сыграли важную роль в распространении ислама среди народов Северного Кавказа, с которыми крымские татары имели тесные связи. Численность мусульманского духовенства на полуострове достигала пяти тысяч человек. В ряде крымских городов действовали дервишские общины суфийских орденов, распространенных в Османской Турции. Позже, после вхождения в состав Российской империи и стремительного изменения этнического состава населения полуострова, ислам в Крыму стал постепенно утрачивать свои позиции. Этому способствовали и рост численности христианского населения на полуострове, и эмиграция значительной части крымских татар в Турцию, а позже, в советское время — и депортация крымских татар в Среднюю Азию.

Впрочем, как раз депортация внесла важную лепту и в сохранение религиозных традиций среди собственно крымско-татарского народа. Как отмечает философ Айдер Булатов, «исламская идентичность всегда играла важную роль в этнической мобилизации крымских татар, в формировании их национального самосознания и этнокультуры. В условиях депортации посещение крымскими татарами действующих мечетей было невозможно. Язык молитвы (арабский) со временем стал доступен лишь единицам, и мусульманская традиция сохранялась преимущественно в семейно-бытовой сфере. Тем не менее, социокультурная приверженность крымских татар исламу в этот период усилилась. Это не случайно, поскольку «для народов, лишенных политической независимости, религия является единственным выражением национального единства» (Цит. по: Булатов А. Ислам в Крыму: от трагического прошлого к проблемам современности // http://www.islamsng.com/ukr/pastfuture/3871).

После распада СССР и возвращения в Крым депортированных татар, наступила эпоха настоящего «исламского возрождения» на Крымском полуострове. Этому способствовали и идейный вакуум, присущий всем постсоветским обществам, и процессы укрепления национальной идентичности крымских татар, в которой ислам всегда играл определяющую роль, и социально-демографические и экономические процессы в регионе. Однако, в современном Крыму распространился и радикальный ислам, принесенный проповедниками из Турции и стран Арабского Востока. На территории Крымского полуострова появились последователи ваххабизма и салафизма, организация «Хизб ут-Тахрир», целый ряд других радикальных религиозно-политических организаций. Украинские власти и правоохранительные органы практически не боролись с распространением радикально-фундаменталистских идей в среде крымско-татарской молодежи. Следствием этого попустительского отношения стало появление реальных тренировочных лагерей и баз боевиков в крымских горах, а затем и отправка добровольцев из числа молодых крымских татар для участия в боевых действиях в Ираке и Сирии.

Россия, Турция и «крымский вопрос» Политическая ситуация в Крыму особенно накалилась после того, как в результате общенародного референдума большинство жителей Крыма приняло решение о выходе из состава Украины и воссоединении с Российской Федерацией. Собственно, и до референдума предпринимались неоднократные попытки дестабилизации ситуации в Крыму со стороны отдельных представителей крымско-татарского националистического движения, настраиваемых киевским режимом. Затем лидеры националистических организаций крымских татар заняли открыто антироссийскую позицию. Речь идет о таких фигурах в крымско-татарской политике как Мустафа Джемилев, Рефат Чубаров и Ленур Ислямов. Мустафа Джемилев (род. 1943) — наиболее известный крымско-татарский политик. И наиболее решительно настроенный в отношении России. В какой-то степени это объясняется особенностями биографии Мустафы Джемилева. Еще в 1962 г. Мустафа Джемилев поступил в Ташкентский институт инженеров ирригации и мелиорации сельского хозяйства. Однако, спустя три года, молодой человек был исключен из вуза за свои политические взгляды. Впоследствии Мустафа Джемилев был семь раз судим за свою политическую деятельность, и считался самым известным крымским татарином — политзаключенным в СССР. Возвращение крымских татар на полуостров и распад Советского Союза стали «звездным часом» для Мустафы Джемилева. С 1991 по 2013 гг. он занимал пост председателя Меджлиса крымско-татарского народа, фактически превратившись в неформального лидера крымских татар, получающего не только политические, но и финансово-экономические дивиденды от своей деятельности. После начала Евромайдана на Украине, Джемилев стал активно поддерживать оппозицию. Он никогда не скрывал своих протурецких симпатий, являясь наиболее ярым сторонником отрицания геноцида армян в Османской Турции. 20 августа 2014 года Джемилев был назначен президентом Украины Петром Порошенко Уполномоченным по делам крымско-татарского народа.

Именно люди Джемилева, вместе с боевиками «Правого сектора», устроили серию диверсий против линий электропередач в Херсонской области Украины, по причине чего было нарушено электроснабжение Крыма. Кстати, типичный пример подлинной «заботы» проукраинских деятелей о благосостоянии народа Крыма — в результате их преступных действий был отключен свет не только в административных зданиях, но и в жилых домах, больницах, школах, детских садах. Нарушилось и отопление, водоснабжение региона. Естественно, что среди пострадавших от действий радикалов — те же самые крымские татары, проживающие на полуострове. Рефат Чубаров (род.1957) — еще один крымско-татарский политик, с 2013 года занимающий пост председателя «Меджлиса крымско-татарского народа». Рефат Чубаров родился в Узбекистане, куда были депортированы его отец и мать, но «дискриминация» в Советском Союзе не помешала ему закончить московский вуз — Историко-архивный институт, и благополучно работать по специальности вплоть до распада Советского Союза. По причине антироссийской позиции, 5 июля 2014 года Рефату Чубарову запретили въезд в Республику Крым сроком на 5 лет. Ленур Ислямов — вице-президент Всемирного конгресса крымских татар и известный в Крыму предприниматель — также стал одним из лидеров акции по «блокаде Крыма». Джемилев, Чубаров и Ислямов являются основными инициаторами «блокады Крыма», осуществляемой силами крымско-татарских националистических группировок и «Правого сектора». Между тем, даже многие украинские политики, которых сложно заподозрить в симпатиях к России, видят в «блокаде Крыма» попытку дестабилизации ситуации на границе Херсонской области. С критикой «блокады» высказался и представитель ООН Иван Шимонович, который заявил, что она приведет лишь к дальнейшему росту взаимного непонимания и недоверия между киевскими властями и Симферополем.

Крымские татары — в составе России

В действиях крымско-татарских активистов, которые явно идут вразрез с официальной политикой киевских властей, многие аналитики видят руку Турции. Тем более, что практически одновременно с начавшейся блокадой произошли известные события в Сирии — сначала Турция предприняла ряд антироссийских высказываний в форме «предупреждений» о недопустимости нанесения ударов по территории, населенной туркоманами, а затем сбила российский самолет Су-24. Ответом на действия Турции стал целый комплекс санкционных мер, предпринятый Российской Федерацией и носящий экономический характер. Не остался в стороне от происходящих событий и Крым. В интервью каналу «Россия 24» глава Крыма Сергей Аксенов заявил: «Они (Турция) всегда пытались с помощью своей разведки использовать их (крымских татар) как фактор влияния. Многие крымские татары из числа молодежи проходили обучение в Турции, в том числе в духовных учреждениях. Сейчас эта практика прекращена. Я лично уверен, что мы не нуждаемся больше в услугах турецких учебных заведений и вообще, в принципе, в помощи Турции» (Цит. по: http://tass.ru/politika/2490868).

Следует отметить, что, в отличие от Украины, за 23 года так и не предпринявшей реальных шагов в направлении улучшения положения татарского населения в Крыму, Российская Федерация, сразу после принятия народом Крыма решения о вхождении в состав российского государства, озаботилась и вопросом положения крымских татар. В частности, лично президент Владимир Путин распорядился проработать комплекс мероприятий, направленных на реабилитацию депортированных из Крыма народов, включая и крымских татар. Глава Крыма Сергей Аксенов утверждает, что большинство крымских татар уже адаптировались к условиям жизни в Российской Федерации и поддерживают действующие власти республики и России в целом. В Крыму, в частности, продолжают действовать школы, в которых обучение детей осуществляется на крымско-татарском языке. Крымско-татарский язык, наряду с русским и украинским языками, провозглашен государственным языком Республики Крым, входящей в состав Крымского федерального округа.
Показательно, что не только крымские татары на территории Российской Федерации, но и представители крымско-татарских общин той же Турции признают, что в действительности татарскому населению в Крыму стало лучше именно после вхождения полуострова в состав России. Так, советник главы Федерации культурных союзов крымских татар в Турции Ягыз Кызылкая заявил, что «заинтересованные структуры, имеющие покровителей на Западе, пытаются доказать, что на татар оказывается давление. Однако в реальности именно сейчас, после вхождения Крыма в состав России, крымские татары начали получать права, которых у них не было на протяжении 23 лет в составе Украины» (Цит. по: http://ria.ru/world/20150920/1267950339.html). Также Ягыз Кызылкая подверг резкой критике поведение проукраинских крымско-татарских политиков, которые своими действиями в виде «блокады Крыма» наносят прямой ущерб как раз собственному крымско-татарскому народу. Очень негативно Кызылкая охарактеризовал и идею Джемилева о формировании «Мусульманского батальона», подчеркнув, что не следует создавать аналоги «Исламского государства» (запрещенной в Российской Федерации террористической организации) в регионе. Примерно в этом же духе высказался и генеральный секретарь Федерации культурных союзов крымских татар в Турции Сами Ногай. Он сообщил, что в Турции крымско-татарская диаспора разделена между сторонниками двух точек зрения — одни придерживаются украинской и западной пропагандистской линии и считают, что Россия аннексировала Крым и дискриминирует крымско-татарское население. Но, как сообщил Сами Ногай, он лично был в Крыму и подтверждает, что голосование на референдуме было свободным, а жители Крыма, в том числе и представители крымско-татарского народа, совершили выбор в пользу вхождения республики в состав Российской Федерации и с этим нельзя не считаться.

Впрочем, после резкого ухудшения отношений между Россией и Турцией не исключено, что лидеры турецких крымско-татарских организаций могут переменить свое мнение. В любом случае, поскольку Крым воссоединился с Россией, проблемы межнациональных отношений на территории полуострова — теперь и проблемы России. Пока мы видим, что Россия проводит правильную и эффективную политику, не настраивая против себя крымско-татарские массы и действительно стремясь к защите прав и интересов населения полуострова, вне зависимости от его национальной принадлежности. Ограничение вмешательства иностранных государств в дела Крыма в этом контексте являются одной из важнейших задач.
Автор:
Илья Полонский
Использованы фотографии:
resfed.com, http://paperpaper.ru/,
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

34 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти