Доступную и бесплатную медицину народу! Потом...

Мои публикации из онкологического диспансера имели для меня неожиданный эффект. Нет, я ожидал в комментариях к описаниям своих ситуаций слов поддержки. Просто потому, что мы люди. Даже предложений нетрадиционного или высокотехнологичного лечения ожидал. И все это было. Спасибо всем ещё раз!

Неожиданным стало то, что медики стали делиться со мной своими проблемами. Проблемами настолько неожиданными, что иногда приходилось просто выключать логику, чтобы понять происходящее. К примеру, покупают дорогущий аппарат для производства анализов в один из роддомов. Бюджетные деньги успешно освоены. Ура!


Ставят этот аппарат в лабораторию. Работает ну... иностранная техника. В одно окошко анализ, в другое карточку специальную. Ну и кнопочку нажми. А дальше иди, отравляй себя сигаретами где-нибудь за углом ближайшего здания. Машина работает. Машина всё за тебя сделает. Ну прямо как в кино. "Вкалывают роботы, счастлив человек..."

Только вот закавыка получилась. Анализы-то у нас свои, от производителя, так сказать. А вот карточки эти пластиковые — чужие. От производителя этой самой умной машины. И в магазине, как вы понимаете, не продаются. Да и цена... Если брать в прежних, досанкционных американских рублях, то на наши родные что-то около 1000 рублей.

Оно, конечно, недорого. Только вот покупать эти карточки должны те же ребята, что и купили аппарат. Не знаю, что и как. Единственное, в чем уверен, ребята эти, когда аппарат покупали, себя не обидели. Иначе зачем коммерсантам работать? А карточки? Не их уровень. Мелочь. Да и в бюджете таких денег не заложено.

Больные согласны эту тысячу заплатить. Только кому? Да и без аппарата этого дедовским, точнее, бабушкиным, учитывая гендерный состав лаборатории (для тех, кто не знает, связанный с ролью в обществе лиц мужского или женского пола), анализы сделают. Посидит врач или лаборант над своими старенькими приборами, покапает какие-то там реактивы и напишет, что и как.

Короче, стоит эта умная заморская машина для мебели и отчета главного врача в лаборатории. С неё женщины пыль смахивают, да иногда об углы синяки набивают. Но это просто пример.

Слушал я выступление президента. Создание фонда для сложных операций — это здорово. А то не к лицу великой державе на каждом углу ставить волонтера, который собирает деньги на операцию очередному больному ребенку. В каждом городе. Люди у нас сердобольные, но где государство? Да и жертвовать стали меньше. Кушать хочется, а у многих с этим стало похуже, чем раньше.

Да и про поездки к врачу за сотни километров — правильно. Те, что в городах, ещё смогут куда-то поехать, а вот сельскому жителю, да по нашим дорогам, сотня километров часто похуже будет, чем грипп какой-нибудь. Или зуб больной.

Только к чему это приведет? К восстановлению сельских больниц? Сомнительно. Ведь финансирование все равно возложат на местный бюджет. А там с деньгами полный... Нет там денег. Чиновники из одного кармана в другой перекладывают. Чтоб в новую дыру остатки финансов не вылетели.

Никогда не задумывались, почему при ежегодном сокращении бюджета здравоохранения (для спорщиков с пеной у рта совет — переведите выделенные средства в какие-нибудь евро или доллары по курсу) мы ежегодно рапортуем о повышении и улучшении? Ежегодно что-то там открывается. Кто-то делает очередной прорыв в медицине. Количество пролеченных возрастает. И самое главное, для тех, кто не знает, у нас продолжительность жизни скоро сравняется с советской. Чуть-чуть осталось. По словам министра, сегодня мы с удовольствием живем аж 71 год!

А вот я задумался после общения с врачами и руководителями лечебных учреждений. Не министрами, а главврачами, заведующими отделениями, просто врачами.

И родился у меня ответ на этот непростой вопрос. Уверен, что мои умозаключения сейчас разобьют экономисты и медицинские боссы, но высказать их хочу.

Почему закрыли фельдшерские пункты в селах? Ответ прост. Нет денег содержать сам пункт и платить зарплату фельдшеру. Лучше эти крохи передать в районную больницу. И фельдшеру, если, конечно, повезет, выделить авто, чтоб раскатывала она (опять гендер) по зимнику или по осенне-весеннему бездорожью по деревушкам и оказывала помощь. И передачу таких авто пошире в СМИ осветить. Чтоб народ знал — власть озабочена.


А в городах? Там откуда деньги? Тут схема посложнее. Получает министр местный федеральный бюджет и сидит некоторое время, не поднимаясь. Не потому, что читает внимательно. Потому, что по конечной цифре видит, что его докторам приходит какое-то не литературное слово. Да и больницам тоже.

Тут уже изобретением очередных реформ оплаты труда не отделаешься. Сколько зарплату ни сокращай, а денег все равно не хватит. И что? Естественно, слезные звонки в Минздрав. А оттуда прекрасный ответ. Вы, уважаемый, не справляетесь? Помните Кутузова из «Гусарской баллады»? Когда подкрепления гонцы просили на Бородинском поле? Тот же вариант.

А министру уже идти простым врачом как-то не с руки. Вот и начинает справляться. Изыскивать внутренние резервы. Иногда резервы оказываются в том, что целые больницы или медсанчасти закрывают. Иногда другие методы действуют.

В каждом регионе существуют, надо сказать, довольно безбедно, коммерческие медицинские организации. Начинали они с высокотехнологичной помощи. Всякие там МРТ и прочие новомодные штучки, без которых современная медицина обойтись не может, а государство бесплатно представить больницам только обещает. Потом спектр их услуг расширился практически до полного. Сегодня за деньги можно получить все те услуги, что предоставлены в государственной больнице. И даже больше, учитывая то же самое МРТ и т.п.

Итак, схема, при которой и волки сыты и овцы... пострижены, а пастух при зарплате.

Местное Министерство здравоохранения после ступора министра начинает писать письма подчиненным. Изыскать, минимизировать, найти скрытые резервы. Короче, денег дадим меньше, чем было в прошлом году.

А коммерческая фирма выходит на тот же Минздрав с предложением кооперировать услуги. Вы лечите, а мы вам помогаем. Там, где вы не можете, мы предоставим эту услугу на коммерческой основе. Министр думает.

В это же время коммерсанты выходят на главврача больницы или диспансера. Трудно вам? Поможем. Ну, МРТ и прочие подобные вещи уже не обговариваются. А вот другие анализы? Зачем вам содержать собственную, часто не оборудованную современными средствами лабораторию? Закрывайте. У нас любые анализы будут точнее. Да и всякие там отделения реабилитации вам зачем?

Вы же свою задачу выполнили! Человек пролечен. Операция проведена. Галочка в отчете уже стоит. А затраты на эти отделения приличные. Аппаратура-то не копейки стоит. А мы уже на базе того-то и того-то создали точно такое же отделение. Только современное, блестящее. С иностранными аппаратами. И стоит по-божески. Да и платить не ваша больница будет. А пациент. По собственной воле и с радостью.

Но и это ещё не всё. Такие фирмы выходят на заведующих отделениями или лабораториями с предложением работы. За такие же или даже большие деньги. А уже про перспективы дополнительного обучения и роста и не говорю. Та же схема и с врачами. Мы вам работу и перспективы, а вы нам направление пациентов в наше отделение.

Главврач в панике бежит в Минздрав... Что делать? Выхода нет. Этот единственный. А там уже давно это понимают. Какими способами это понимание пришло, оставим за скобками схемы. Короче, согласие получено.

Дальше все просто. На основании рекомендаций вышестоящего начальства главный издает приказ закрыть отделение с такого-то числа. В связи с тем, что количество пациентов резко упало. Работают врачи на приеме. Отрабатывают будущую зарплату. Статистика показывает. И врачам уже на основании данного приказа официально рекомендуют направлять пациентов в коммерческое отделение.

А самое мерзкое, что потом, когда вся эта совершенно несложная схема срабатывает, филиал такого отделения открывается уже на месте старого больничного. И работают там те же врачи. На той же аппаратуре. Но пациент уже платит. И платит много.

Так кого мы обманываем? Зачем говорим об улучшении в области страховой медицины? Мне кажется, курс сегодня не на страховую медицину, а на коммерческую. Оставить в государственном ведении лишь те отрасли медицины, которые не могут приносить доход. Или те, которые пациент просто не успевает оплатить. Остальное за счет больного. И ещё один вывод. Не будет никакого возрождения фельдшерских пунктов в селах. Знаете, почему? В тамошней схеме отсутствует одно важнейшее звено. А именно коммерческая медицина. Нет на селе "городских" денег. И количество больных не тысячами измеряется.

Вот такие грустные мысли пришли в голову после разговоров с теми, кто по обязанности и по призванию нас лечит. Хочешь родиться — пусть будущие родители копят денежку... Хочешь не болеть — плати за посещение секций и всяких бассейнов. Хочешь вылечить болезнь — плати за лечение. И всё остальное время собирай деньги на собственные похороны. Они тоже родным в копеечку не шуточную выльются.
Автор:
Александр Ставер
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

221 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти