Охотники за террористами

В боевых действиях против бандформирований вертолеты незаменимы

В связи с увеличением масштабов действий запрещенной в России террористической группировки «Исламское государство» (ИГ) и ответных действий государств, выступающих за ее уничтожение, особую роль приобретает вертолетная техника. Некоторые страны регионов Персидского залива, Ближнего Востока и Центральной Азии уделяют данному аспекту большое внимание и закупают новейшие российские, американские и европейские вертолеты для огневой поддержки войск и уничтожения объектов ИГ. Вместе с тем часть стран, воюющих против ИГ и других исламистских группировок, по-прежнему продолжает полагаться на устаревающие платформы, конструкция которых уходит в период холодной войны. Одним из таких государств является Пакистан, который входит в число перспективных покупателей российской вертолетной техники.

В настоящее время активное противодействие различным исламистским террористическим группировкам (в том числе и ИГ) оказывают следующие страны региона Ближнего Востока и Азии: Сирия, Иордания, Ирак, Бахрейн, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), Саудовская Аравия, Турция, Пакистан. В ходе данных боевых действий очень важное значение имеет вертолетная авиация. Примером этого может служить операция российских Воздушно-космических сил (ВКС) в Сирии, в ходе которой эффективно применяются боевые вертолеты Ми-24П.


Геликоптерные арсеналы


Из стран региона наиболее мощным вертолетным парком располагает Саудовская Аравия. В его состав входят 15 боевых вертолетов: 12 AH-64D «Апач Лонгбоу» (Apache Longbow) и три новейших AH-64E «Апач Гардиан» (Apache Guardian), которые недавно начали поступать на вооружение корпуса армейской авиации США.

ОАЭ располагают 30 боевыми вертолетами AH-64D.

На вооружении сирийской армии состоит 24 вертолета Ми-25 (экспортная модификация Ми-24В).

За последние несколько лет свой вертолетный парк существенно усилил Ирак: на данный момент эта страна получила из России 16 Ми-35М и 11 Ми-28НЭ. В общей сложности с учетом ранее поставленных Ирак до середины 2016 года должен получить 24 Ми-35М и 19 Ми-28НЭ.

Крупным вертолетным парком обладает Турция. На вооружении армейской авиации этой страны состоит 18 единиц AH-1P «Кобра» (Cobra), 12 AH-1S «Кобра», 6 AH-1W «Кобра», 4 TAH-1P «Кобра». Начались поставки в вооруженные силы новейших боевых вертолетов T-129 «Атак» (ATAK) разработки турецкой компании «Теркиш аэроспейс индастриз» (Turkish Aerospace Industries – TAI). По состоянию на август 2015 года национальным вооруженным силам было передано девять таких вертолетов, поставки продолжаются. В общей сложности Турция намерена получить 59 единиц T129 «Атак», которые позволят полностью обеспечить потребности страны в современных боевых вертолетах.

Пакистан располагает 38 боевыми вертолетами AH-1 «Кобра» модификаций F и S, а также одним Ми-24, находящимся на хранении.

Иордания имеет 25 боевых вертолетов AH-1F «Кобра».

На вооружении ВВС Бахрейна состоит 34 боевых вертолета: 16 AH-1E «Кобра», 12 AH-1F «Кобра», 6 TAH-1P «Кобра».

На данный момент в борьбе с исламистами на вертолетную авиацию больше всего полагаются две страны – Ирак и Пакистан. Багдад принял решение о закупках современной вертолетной техники и уже начал ее получать, в том числе обладающие повышенным уровнем защищенности российские «Ночные охотники». В то же время состояние вертолетного парка Пакистана является достаточно плачевным. Устаревшие «Кобры» попросту не выдерживают нагрузки, испытываемой при активных вылетах против исламистов. По уровню защищенности AH-1F/S, поставленные Пакистану в 1984–1986 годах, существенно уступают современным боевым вертолетам. Максимальная полезная нагрузка «Кобр» составляет 1500 килограммов. При этом одновременно на борт может быть установлено только четыре – восемь управляемых ракет (УР) «Хеллфайр» (Hellfire). Пакистан также продолжает испытывать проблемы с поставками запасных частей для «Кобр», что в еще большей степени снижает эффективность этих винтокрылых машин. Ввиду устаревания конструкции AH-1F/S его модернизация нецелесообразна. Поэтому вопрос приобретения новых вертолетов армейской авиации для Пакистана является крайне актуальным.

Покупай российское


На данный момент Пакистан активно ищет способы пополнения и модернизации всего вертолетного парка национальных вооруженных сил. В апреле 2015 года после длительного периода отказов Государственный департамент США одобрил вероятную поставку Пакистану 15 вертолетов AH-1Z «Вайпер» (Viper). Полезная нагрузка этой машины несколько превышает уровень Ми-35М и Ми-28НЭ (2620 кг), однако ее бронирование и защищенность от поражения ЗУР ПЗРК уступает показателям Ми-28НЭ. Немаловажно, что стоимость AH-1Z значительно превышает стоимость «Ночного охотника». Ведет Пакистан военно-техническое сотрудничество по вертолетной тематике и с Китаем. В частности, в апреле 2015 года было поставлено три боевых вертолета Z-10. Однако боевая эффективность данных вертолетов вызывает сомнения экспертов. Ранее эти вертолеты не применялись ни в одном конфликте. Показатель полезной нагрузки (порядка 1500 кг) существенно уступает как Ми-35М и Ми-28НЭ, так и AH-1Z. Китайский боевой вертолет оснащен двумя двигателями WZ-9, мощность которых также уступает российским и американским силовым установкам. Западные эксперты отмечают, что из-за недостаточной мощности двигателей Z-10 не может выполнять боевые задачи с полной нагрузкой. Ведутся соответствующие переговоры и с Россией. Летом 2015 года стало известно о заключении контракта с Пакистаном на поставку четырех боевых вертолетов Ми-35М.

Как погибают вертолеты


Ныне на поле боя востребованы современные и хорошо защищенные боевые вертолеты. Согласно исследованию, проведенному объединенным отделом изучения выживаемости авиационной техники ВМС США и института анализа военных проблем, в настоящий момент основную угрозу для вертолетной техники на современном поле боя представляют переносные зенитные ракетные комплексы (ПЗРК) и реактивные гранаты, выпущенные из ручных противотанковых гранатометов. По итогам изучения потерь, понесенных американскими вооруженными силами в ходе вооруженных конфликтов в Ираке и Афганистане (в период с октября 2001 по сентябрь 2009-го), было выявлено, что в общих потерях доля вертолетов, сбитых огнем противника, составляет 19 процентов, а 81 процент приходится на различные несчастные случаи. В общей сложности за указанный период произошло 496 инцидентов и катастроф, в ходе которых потеряно 375 винтокрылых машин.

Охотники за террористамиПо сравнению с вьетнамской войной соотношение потерь и летного времени существенно снизилось (в семь раз) и составило 2,71 безвозвратно потерянных вертолета на 100 тысяч летных часов. Вместе с тем данный показатель существенно выше цели, которая ставилась конгрессом и Министерством обороны США (0,5 безвозвратно потерянных вертолетов на 100 тысяч часов).

В общей сложности в ходе боевых действий было потеряно 70 вертолетов. Соотношение летных катастроф и летного времени составило 2,31 единицы на 100 тысяч летных часов, что почти в 4,5 раза превышает установленный руководством вооруженных сил норматив. Соотношение летных инцидентов и летного времени составило 4,79 единицы на 100 тысяч летных часов (превышение норматива почти в 10 раз). В ходе боевых действий по причинам, не связанным с огнем противника, потеряно 157 вертолетов. Еще 148 винтокрылых машин относятся к небоевым безвозвратным потерям.

В контексте данного исследования особый интерес представляют потери боевых вертолетов AH-64 «Апач» (Apache). В ходе боевых действий в 2001–2009 годах принимали участие «Апачи» модификаций A и D («Апач Лонгбоу» – Apache Longbow). В период с сентября 2001 по октябрь 2009-го вооруженные силы США потеряли от огня противника в ходе боевых действий в Ираке и Афганистане 11 вертолетов AH-64 «Апач». В 2003 году было потеряно 2 вертолета, в 2004-м – 2, в 2005-м – 1, в 2006-м – 3, в 2007-м – 3. Значительно большее количество «Апачей» было утрачено в ходе различных летных инцидентов, не связанных с действиями противника, – 31 машина. По данной группе причин в 2002 году было потеряно 2 вертолета, в 2003-м – 6, в 2004-м – 5, в 2005-м – 7, в 2006-м – 4, в 2007-м – 6, в 2009-м – 1. Вне поля боя по разным причинам вооруженные силы США потеряли 26 вертолетов. В 2002 году было утрачено 7 вертолетов, в 2003-м – 3, в 2004-м – 3, в 2005-м – 7, в 2006-м – 2, в 2007-м – 3, в 2009-м – 1. В общей сложности Соединенные Штаты в период с сентября 2001 по октябрь 2009 года потеряли 68 AH-64 всех модификаций, из них в бою – только 11 машин (16%).

Исследователи отмечают существенное сокращение потерь вертолетов всех типов в ходе боевых действий в Ираке и Афганистане по сравнению с показателями вьетнамской войны. Это во многом было достигнуто за счет повышения количества различного необходимого оборудования (включая гидравлическое), дополнительного бронирования кабины пилотов, установки более защищенных от удара и пожара топливных систем. В частности, военно-транспортный вертолет UH-60 способен держаться в воздухе по меньшей мере 30 минут после одиночного попадания бронебойно-зажигательной пули калибра 7,62 миллиметра в любое место вертолета.

Как во Вьетнаме, так и в Ираке и Афганистане основной угрозой для вертолетов всех типов оставалось легкое стрелковое оружие (ЛСО). Во Вьетнаме огонь из ЛСО послужил причиной 94 процентов боевых потерь, в ходе боевых действий в Ираке и Афганистане – 31 процент. Предполагается, что в ближайшем будущем ЛСО продолжит оставаться одной из основных угроз. Вместе с тем существенно выросла угроза поражения ПЗРК и гранатами РПГ.

В ходе указанного периода применение повстанцами ракетного или пушечного вооружения с радиолокационным наведением на цель зафиксировано не было. Самым мощным зафиксированным средством ПВО стали ПЗРК. Вместе с тем, как полагают американские эксперты, данная угроза не должна остаться без должного внимания, так ее роль в будущем может увеличиться. Более того, видеозаписи, сделанные представителями группировки «Исламское государство», позволяют предположить, что террористы располагают различным вооружением, которое ранее принадлежало правительственным войскам, в частности Ирака. Вполне возможно, что в руки к ним попадут и зенитные ракетные комплексы. В данном случае вертолеты предыдущих поколений (в том числе и Ми-35М) становятся более уязвимыми по сравнению с современными боевыми вертолетами Ми-28НЭ.

Борьба за живучесть


Американские эксперты рекомендуют оснащать вертолеты системами опто- и радиоэлектронного противодействия/постановки помех, повышать уровень огнестойкости и баллистической защиты винтокрылых машин, существенно усилить критерии аварийной стойкости летательных аппаратов, оснастить экипаж и десант (в случае военно-транспортных вертолетов) сиденьями с улучшенной баллистической защитой, установить системы обнаружения различных угроз (в том числе ракетных), системы автоматического обнаружения огня противника и электродистанционные системы управления (ЭДСУ). Иными словами, при борьбе с ИГ на Ближнем Востоке и в Центральной Азии более эффективными будут Ми-28НЭ, а не Ми-35М.

Говоря об этих российских вертолетах, необходимо отметить, что Ми-35М – это максимально полная модернизация винтокрылых машин семейства Ми-24, в то время как Ми-28НЭ является спроектированным с нуля боевым вертолетом, при разработке которого широко использовался опыт эксплуатации и боевого применения вертолетной техники в Афганистане. Условия данного конфликта во многом схожи с театром военных действий против группировки ИГ.

Важное преимущество Ми-28НЭ по сравнению с Ми-35М – повышение могущества пушечного вооружения. На «Ночном охотнике» смонтирована несъемная подвижная пушечная установка НППУ-28 с 30-мм автоматической пушкой 2А42 (данной пушкой также оснащается боевая машина пехоты БМП-2). Ее штатный боекомплект составляет 300 патронов. В ВС РФ к данной пушке применяются четыре образца снарядов: бронебойные 3УБР6 и 3УБР8, зажигательный осколочно-фугасный 3УОФ8, осколочно-трассирующий 3УОР6. 3УБР6 и 3УБР8 позволяют эффективно поражать бронетехнику противника на дистанции 1000 и 1500 метров соответственно. Зарубежный заказчик также может применять бронебойные снаряды с оперенным сердечником и отделяющимся поддоном швейцарского, бельгийского, болгарского, чешского и словацкого производства. Допускается применение в 2А42 осколочно-фугасных и осколочно-трассирующих снарядов иностранного происхождения. Дальность эффективного поражения живой силы противника составляет 2000–4000 метров в зависимости от типа снаряда.

По сравнению с Ми-28НЭ Ми-35М оснащен менее мощным пушечным вооружением. На вертолет установлена НППУ-23 с 23-мм пушкой ГШ-23Л, боекомплект которой составляет 450 патронов. Для данной пушки применяются осколочно-фугасные зажигательные (ОФЗ-23-АМ-ГШ), осколочно-фугасные зажигательные трассирующие (ОФЗТ-23-АМ-ГШ), бронебойно-разрывные (БР-23-АМ-ГШ), бронебойно-зажигательные трассирующие (БЗТ-23-АМ-ГШ и БЗТ-23-ГШ), фугасно-зажигательные (ФЗ-23-ГШ и ФЗ-23-ГШ-Н), многоэлементные (МЭ-23-ГШ). По показателям бронепробиваемости и заброневого действия (23х115 мм) патроны пушки ГШ-23Л существенно уступают патронам (30х165 мм) пушки 2А42. В частности, эффективная дальность поражения легкой бронированной/небронированной техники противника составляет от 1000 до 1500 метров, живой силы – до 2000 метров. В связи с тем, что авиационная пушка ГШ-23/ГШ-23Л массово состоит только на вооружении российской и китайской авиационной техники, спектр доступных иностранных боеприпасов существенно ограничен и на экспорт чаще всего поставляются указанные выше российские боеприпасы. Единственным преимуществом ГШ-23Л является возможность применения многоэлементного снаряда МЭ-23-ГШ, в состав боевой части которого входит 24 поражающих элемента, способных наносить серьезный ущерб незащищенной живой силе противника. Иными словами, пушечное вооружение Ми-28НЭ при борьбе с террористическими группировками оказывается более эффективным по сравнению с Ми-35М.

Показатель максимальной полезной нагрузки вертолета Ми-35М несколько превосходит соответствующий показатель Ми-28НЭ и составляет 2400 и 2100 килограммов соответственно. Вместе с тем штатная номенклатура вооружений Ми-35М меньше по сравнению с «Ночным охотником». Ми-35М может оснащаться следующим подвесным вооружением: двумя универсальными пушечными контейнерами УПК-23 с пушками ГШ-23Л (250 патронов к пушке на контейнер) или четырьмя блоками Б8В20-А с неуправляемыми авиационными ракетами (НАР) семейства С-8 калибра 80 миллиметров (20 НАР на блок), двумя блоками Б13Л1 с НАР калибра 122 миллиметра С-13 (5 НАР на блок), противотанковыми управляемыми ракетами (ПТУР) семейств 9М114 «Штурм-В» (штатный вариант) или 9М120 «Атака-В» (до 8 ПТУР на пусковую установку). Ми-28НЭ также может применять данную номенклатуру вооружений, при этом штатным считается ПТУР 9М120. На «Ночной охотник» допускается установка ракет класса «воздух-воздух» «Игла-С» в составе комплекса управляемого ракетного вооружения «Стрелец».

Существенное преимущество Ми-28НЭ – повышенный по сравнению с Ми-35М уровень защищенности. Бронезащита Ми-35М по сравнению с Ми-24В выросла незначительно. Для Ми-35М по-прежнему большую угрозу представляют основные средства поражения, применявшиеся против Ми-24 в ходе войны в Афганистане (1979–1989), в частности пулеметы ДШК (патрон 12,7х108 мм), зенитные горные установки ЗГУ-1 и зенитные пулеметные установки ЗПУ-1/ЗПУ-2/ЗПУ-4, зенитные установки ЗУ-23-2. «Исламское государство» также захватило значительное количество крупнокалиберных пулеметов M2HB (патрон 12,7х99 мм). Все данное вооружение способно достаточно эффективно сбивать Ми-24 и Ми-35М.

Почти доспехи бога


При разработке Ми-28НЭ был принят ряд мер, направленных на защиту винтокрылой машины от пушечно-пулеметного вооружения. Два двигателя ВК-2500 разнесены и экранированы элементами конструкции планера. Лопасти несущего и рулевого винта изготовлены из композиционных материалов повышенной прочности. Топливные, гидро- и пневматические магистрали дублированы. Вертолет скомпонован таким образом, что менее важные элементы прикрывают собой более важные. Пустоты конструкции машины заполнены пористыми материалами. Экипаж получил бронированную кабину и энергопоглощающие кресла с парашютной аварийно-спасательной системой. На вертолет установлены надувные баллонеты для предотвращения столкновения экипажа с опорами шасси при аварийном покидании вертолета. Отдельное внимание уделено противопожарной защите вертолета, в частности топливным бакам и пожароопасным отсекам. Ми-28НЭ также получил энергопоглощающее шасси. В результате предпринятых мер бронекабина и бронеостекление вертолета выдерживают попадание бронебойных пуль патронов 12,7х99 и 12,7х108 миллиметров, осколочно-фугасных зажигательных снарядов калибра 20 и 23 миллиметра. Лопасти винтов продолжают работать после нескольких попаданий снарядов калибра 30 миллиметров. В результате вероятность поражения из пушечно-пулеметного вооружения заметно снижена. При стрельбе из ЗУ-23-2 (предполагается, что именно эта зенитная установка является наиболее мощной и массово распространенной в ИГ) для эффективного поражения Ми-28НЭ требуется гораздо больше боеприпасов и времени, чем для Ми-24. А лишних минут и даже секунд в современном бою попросту не будет.

Ми-28НЭ оснащен современным бортовым комплексом обороны (БКО), в состав которого входят системы предупреждения о лазерном и радиолокационном облучении (возможна установка системы предупреждения о ракетной атаке). Допускается установка станции постановки радиоэлектронных помех «Президент-С», существенно повышающей защищенность вертолета от зенитных управляемых ракет ПЗРК.

По сравнению с Ми-35М устойчивость «Ночного охотника» к зенитным управляемым ракетам ПЗРК также увеличилась. В отличие от локальных конфликтов конца 80-х – начала 90-х годов (в том числе и войны в Афганистане) ныне количество ПЗРК в рядах незаконных вооруженных формирований значительно выросло. Ранее повстанцы располагали, как правило, нелицензионными копиями советских «Стрел» и «Игл» и в меньших количествах – американскими FIM-92 «Стингер» (Stinger) ранних модификаций (FIM-92A). В настоящее время, по оценкам западных экспертов, ИГ располагает 250–400 единицами ПЗРК, большим количеством ЗУ-23-2 советского, польского и болгарского производства, а также пулеметами ДШК и M2HB. На данный момент зафиксировано наличие у террористов ПЗРК FIM-92, FN-6 (КНР), «Игла-1», «Стрела-2», «Игла-С». Наибольшую угрозу представляет именно «Игла-С», образцы которой, вероятно, захвачены боевиками ИГ в Сирии. Нельзя недооценивать и FN-6, которые, как предполагается, были закуплены Катаром для сирийской оппозиции и впоследствии попали к ИГ. Как минимум один Ми-35М российского производства, поставленный для вооруженных сил Ирака, сбит из FN-6 в октябре 2014 года. Согласно западным данным иракские Ми-35М оснащаются станциями радиоэлектронного противодействия КТ-01-АВЭ «Адрос» украинского производства. Вероятно, проблемы в работе данной системы и привели к поражению вертолета. ИГ располагает небольшим количеством зенитных самоходных установок ЗСУ-23-4 «Шилка» и 57-мм зенитных пушек С-60.

Выбор за Пакистаном


Таким образом, в зоне противодействия ИГ, в том числе и в Афганистане, насыщенность поля боя противовоздушными средствами растет и продолжит расти в ближайшем будущем. Это в свою очередь означает, что правительственным войскам будут нужны вертолеты с повышенным запасом живучести по сравнению с Ми-35М.

Пакистан уже предпринимает шаги по получению российских вертолетов. В ходе международного авиасалона «Дубай Эйршоу-2015» (Dubai Airshow 2015) глава госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов сообщил, что поставки Пакистану Ми-35М начнутся в 2016 году. Сам Пакистан высоко оценивает качество российской оборонной продукции. Такое мнение в ходе «Дубай Эйршоу-2015» выразил маршал авиации, глава крупнейшего пакистанского производителя авиационной техники компании PAC (Pakistan Aeronautical Complex) Джаваид Ахмед. «Качество российской оборонной продукции очень высоко», – заявил Ахмед журналу «Военно-техническое сотрудничество». Он отметил, что Пакистан работает с различными российскими компаниями по ряду направлений: «Надеюсь, что в следующие месяцы будет прорыв по многим направлениям. Недавно Пакистан приобрел российские вертолеты Ми-35М. Полагаю, что это является определенным прогрессом».

Представитель Пакистана дал высокую оценку российской вертолетной технике: «Ранее у России были приобретены транспортные вертолеты Ми-171. Мы обнаружили, что они отлично функционируют в наших условиях. Рассматриваем возможности дальнейшей работы с российскими компаниями». Он добавил, что пакистанским вооруженным силам требуется большое количество вертолетов. «Наши вертолеты летают очень активно в операциях против террористов. В этой связи нам необходима любая российская оборонная продукция», – подытожил глава PAC.

Пакистан готов к военно-техническому сотрудничеству с Россией, в том числе в области авиационной техники, заявил в ходе «Дубай Эйршоу-2015» начальник штаба ВВС Пакистана главный маршал авиации Сохаил Аман. «ВВС Пакистана открыты для сотрудничества, мы стремимся к установлению хороших отношений со многими странами, – сообщил Аман. – Оценивается возможность осуществления различных проектов, в том числе и с Россией».

«Почему бы и нет? Нам необходимо развивать отношения со многими странами, мы должны протягивать друг другу руку помощи и взаимно дополнять возможности. Двигатели – только один небольшой аспект (оборонного производства). Необходимо развивать кооперацию», – отметил главком. Таким образом, пакистанские военные демонстрируют готовность к приобретению и эксплуатации российской вертолетной техники.

На основе вышеприведенных данных можно сделать ряд выводов. На современном поле боя востребованы хорошо защищенные от стрелкового оружия вертолеты с интегрированными средствами РЭБ и РЭП. Для эффективного выполнения боевой задачи винтокрылая машина должна обладать пушечным вооружением, возможностью применения как ПТУР/УР, так и НАР, допускать установку подвесных контейнеров с пушечно-пулеметным/автоматическим гранатометным вооружением. При этом предполагается, что показатель полезной нагрузки будет не менее 2000–2300 килограммов. Вертолет должен быть оснащен двумя силовыми установками мощностью не менее 2000 лошадиных сил каждая, при этом желательно, чтобы они были разнесены для повышения живучести винтокрылой машины. В данном случае наиболее оптимальным для Пакистана выбором станет приобретение вертолетов Ми-28НЭ или AH-1Z. Однако российская машина при сопоставимых или превосходящих боевых характеристиках имеет три важных преимущества – повышенную надежность в условиях пустынно-гористой местности, более низкую стоимость ремонта и технического обслуживания, более простые требования к подготовке экипажей. А стоимость имеет решающее значение: как показало применение американских боевых вертолетов в недавних конфликтах, большая часть потерь приходится на различные катастрофы, не связанные с действиями противника. Также эксплуатация AH-1Z в ходе операций в Ираке и Афганистане продемонстрировала, что эта машина крайне чувствительна к загрязнениям песком и пылью и к жаркому климату. Это налагает определенные ограничения на ее применение. В то же время российские вертолеты крайне успешно зарекомендовали себя при эксплуатации в странах Ближнего Востока и Центральной Азии. Исходя из этого именно современная российская вертолетная техника, в частности Ми-28НЭ, является оптимальным выбором для вооруженных сил Пакистана в условиях борьбы с различными исламистскими террористическими группировками.
Автор: Николай Новичков, Дмитрий Федюшко
Первоисточник: http://vpk-news.ru/articles/28387


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 14
  1. a.s.zzz888 12 декабря 2015 07:16
    В общей сложности Соединенные Штаты в период с сентября 2001 по октябрь 2009 года потеряли 68 AH-64 всех модификаций, из них в бою – только 11 машин (16%).


    Статья хорошая, интересная. +
    Интересно, а сколько с 2009 по 2015 г.г. мерикатосы загубили вертолётов?
    И сравнить бы с нашими цифрами. Посмотреть, кто лучше летает!
    А то посмотришь на их СМИ, так лучше мерикатосов и нет никого на белом свете. А на самом деле сплошная босота, которая не идёт воевать, если на обед не дали свежих мандаринов.( кстати этот факт был действительно зафиксирован, если не ошибаюсь в Афгане с мерикаитосным спецназом). Вот такие они, на хрен, вояки! laughing
    1. Ингвар 72 12 декабря 2015 09:48
      Цитата: a.s.zzz888
      Интересно, а сколько с 2009 по 2015 г.г. мерикатосы загубили вертолётов?
      И сравнить бы с нашими цифрами. Посмотреть, кто лучше летает!

      Некорректное будет сравнение. Мы потеряли в Афгане 400 вертушек, но не потому что плохо летали. Все зависит от насыщенности средствами ПВО мест ведения боевых действий. У Украины около 50-ти Ми-24, но на Донбассе они не летают, и не потому что не умеют. Пеньдосы тоже кстати не сталкивались с насыщенным ПВО противником, этим скорей всего и объясняются небольшие потери. hi
  2. Намба Сикс 12 декабря 2015 07:17
    У меня вопрос - почему модификация ветерана AH-1 (которая под литерой "Z") существенно дороже 28НВ?
    За счёт NTS что ли? И каковы её характеристики по сравнению с тем, что установлено на новом 28-м?

    ps: хотя там всё немного интереснее - оказывается "Гадюка" способна нести на подвесках аж урвп 4 "Маверик" емнип это что-то подобное нашей х-25, только с повышенной дальностью. А в арсенале 28-го я чего-то подобного не наблюдаю, даже уровня с-25л...
  3. ИмПерц 12 декабря 2015 07:50
    Для работы по караванами и группам самая оптимальная вещь. В связке с разведывательными БЛА это отличный вариант борьбы с группами боевиков и небольшими укрепрайонами.
  4. МЮД 12 декабря 2015 08:32
    Почему не рассмотрен Украинский конфликт? Или этому нужно посветить отдельную статью?
    1. paxil 12 декабря 2015 08:41
      Цитата: МЮД
      Почему не рассмотрен Украинский конфликт? Или этому нужно посветить отдельную статью?

      А причём здесь украинский конфликт? Наши вертолётчики не принимали в нём участия fool
  5. Миротворец 12 декабря 2015 09:16
    Конечно Ка 52 дорогой. Но все-же было б узнать сравнение по надежности и вооруженности обоих ударных вертолетов. Сравнивать американскую технику с Российской. Российская более неприхотливая и выносливая. Обслуживание дешевле.
  6. Zaurbek 12 декабря 2015 11:49
    Для контрпартизанской борьбы слишком сложные системы поражения не нужны. Совершенное прицельное оборудование и бронирование это самое главное.
  7. Cap.Morgan 12 декабря 2015 15:02
    Интересно.
    Сейчас важным фактором становится электронная начинка. Глаза и уши машины.
  8. 31rus 12 декабря 2015 15:51
    Уважаемые,обзор хороший ,но не учтен важный фактор ,а именно примирение вертолетов,совместные действия вертолетов и самолетов,т.е тактика примирения,если ДАИШ получат современные пзрк и зрк,а это вполне возможно,то примирение вертолетов будет проблематичным,не зависимо от страны производства,вот тут по аналогии с танком ,необходимы разработки защиты как отдельных боевых единиц,так и групп,так же примирение в ночное время,может повысить возможности вертолетов
  9. макс702 12 декабря 2015 18:37
    И не слова не сказано о ночном применении МИ-28.. похоже не "Ночной охотник" ,а "Дневной охотник".. Что весьма печально.. Милевцы (в страхе потерять заказы) зарубив КА-50 обделались по полной.. Весьма вероятно обещали сделать ночную РЛС "сегодня вечером" но.. бодяга эта растянулась на десятилетия. и конца края сей истории не видно..Очень жаль что из за боязни потерять денюжку и звание "придворного поставщика" будет литься кровь как простых пехотинцев не получивших огневой поддержки , так и вертолетчиков неспособных благодаря недостаткам машин нейтрализовать угрозу..
    1. болот 12 декабря 2015 18:48
      Цитата: макс702
      И не слова не сказано о ночном применении МИ-28.. похоже не "Ночной охотник" ,а "Дневной охотник".. Что весьма печально.. Милевцы (в страхе потерять заказы) зарубив КА-50 обделались по полной..

      Ми-28 и Ка -50/52 дорог,для контрпартизанской войны,где вторая половина не обладает "серьезными" противовоздушными средствами.Вот и возникает интерес к турбовинтовым самолетам,типа Цесна Комбат Караван или Супер Тукано и др...
      Вот ЮАРовцы новый продукт предлагают.AHRLAC,дешев.
      AHRLAC (Advanced High Performance Reconaissance Light Aircraft) — южноафриканский лёгкий разведывательно-ударный боевой самолёт, впервые представленный в сентябре 2011 года. Лёгкий штурмовик разработан южноафриканскими компаниями Paramount Group
  10. Волька 15 декабря 2015 09:13
    хорошая статистика приведенная в статье, авторам плюс
  11. Soldier Dusty 21 декабря 2015 20:29
    Было бы любопытно посмотреть на Ка-52 в действии. Может, наши всё же пошлют их в Сирию опробовать..?
  12. HELIX 18 июня 2016 16:33
    Спасибо за статью!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня