Турецкий отток

Опыт превращения провокатора в партнера не удался.

Преднамеренные действия Турции против ВКС России и вполне оправданная реакция Москвы на эти действия ведут к пересмотру всего комплекса двусторонних отношений. Предстоит принятие стратегических решений. В том числе в ОПК и на «полигоне» стран, расположенных между РФ и Турцией.


В наших руководящих кругах и правительственных экспертных группах до последнего времени считалось, что противоречия Анкары с Брюсселем, даже несмотря на то, что Турция – член НАТО, приведут чуть ли не к политико-экономическому союзу с Россией. Потому, собственно, и появился масштабный проект «Турецкий поток», предназначенный для поставок газа в Европу в обход Украины. И почему-то не обращалось должного внимания на то, что Турция в этом случае тоже становится транзитной страной, а маршрут через нее минимум на четверть длиннее в сравнении с украинским или белорусским. Но куда более выгодный и надежный проект Ямал – Белоруссия – Европа-2 пока остается замороженным.

Турецкий отток

Мохаммед Реза-Пехлеви знал об
агрессивных намерениях Турции и говорил
о них Сталину. Фото: last.fm


Упускалось из виду и то, что Турция не только лоббирует, но и в значительной мере финансирует газопроводные проекты из Азербайджана и Туркменистана в обход России, нацеленные на ЕС. Что многие турецкие политики и эксперты выступают за конкуренцию иранского и российского газа в Европе.

В Анкаре понимают, что Россия заинтересована в новых маршрутах ввиду их стратегического значения для рентабельности газовой индустрии и бюджетных доходов страны. Играя на этих факторах, Турция добивалась удешевления для себя нашего газа, небезуспешно увязывая это с решением вопросов по подготовке строительства «Турецкого потока» на своей территории.

Тем временем уже с 1993 года резко активизировалось военно-техническое сотрудничество Турции с большинством стран южного и юго-восточного регионов экс-СССР (кроме Армении и Таджикистана). По имеющимся оценкам, прямые и косвенные турецкие инвестиции в оборонпром бывших союзных республик за 1995–2014 годы возросли более чем вдвое. И к настоящему времени почти в два раза превосходят российские. Тем самым ОПК означенного региона фактически привязывают к НАТО.

По объемам капиталовложений в производственный и финансовый секторы тех же стран и по темпам роста этих инвестиций Турция с 1991 года тоже опережала и пока опережает Россию. Понятно, что такая стратегия Анкары всегда имела весомую «подпорку» в виде членства страны в НАТО.

Немаловажно и то, что национальные, иностранные и смешанные инвестиции в турецкий ОПК за последние 15 лет увеличились вдвое и продолжают расти. Это рекордные показатели по НАТО (вторые после США). Повышение мобильности и боевой мощи ВМС, дальнобойной артиллерии, танковых войск, десантных и диверсионных частей, систем залпового огня, бомбардировочной авиации, более разрушительные виды боеприпасов, теле- и радиоэлектронная разведка – основные направления этих инвестиций.

Особый вопрос – черноморская экономическая и военно-политическая стратегия Анкары. Отметим для начала, что до 25 процентов ежегодного объема экспорта нашей нефти уже который год идет из Новороссийска и Туапсе через Босфор – Дарданеллы. Свобода судоходства через проливы гарантирована на международном уровне (Конвенция Монтре 1936 года и приложения к ней). Но турецкая юрисдикция в этой акватории не гарантирует от всевозможных внезапностей. Нелишне напомнить, что во второй половине 90-х под предлогами перегруженности проливов или экологических несоответствий танкеров с российской нефтью Турция периодически задерживала их проход. Убытки нашей стороны превысили 600 миллионов долларов.

Кстати, еще в 1945–1948 годах СССР предлагал повысить международный статус этих проливов и запретить проход через них военных судов стран, расположенных вне черноморско-эгейского бассейна. Запад с Турцией эти предложения все более жестко отвергал. А послесталинское руководство страны как бы забыло о столь важном стратегическом вопросе. Хрущев в конце мая 1953-го даже извинился за прежние необоснованные требования к Турции...

Тем более этот вопрос не поднимался после 1991 года. Зато с того времени ВМС НАТО все чаще гостят в черноморской акватории, причем особенно часто с весны 2014-го – в портах Батуми, Поти (Грузия), Одесса, Николаев (Украина), Констанца (Румыния). То есть вблизи Приднестровья, Крыма, Краснодарского края, Абхазии.

Что интересно: одновременно с «проливными» инцидентами сепаратисты в Чечне, поддерживаемые и с территории Турции, блокировали нефтепровод Азербайджан – Грозный – Тихорецк – порты Новороссийск – Туапсе. И тогда же началось строительство ветки Азербайджан – Грузия – турецкий Джейхан. Эта артерия уже в начале 2000-х перетянула на себя почти весь транзит бакинской нефти.

Что касается обеспечения национальной безопасности, то, по оценкам британских и американских источников (2012–2014), соотношение совокупных боевых потенциалов черноморских военно-морских сил СССР и Турции в середине 70-х составляло 3 к 1. В 1985-м – уже меньше, чем 1,5 к 1, а к концу 2014-го данный показатель был уже 1 к 3. В конце мая 2013 года адмирал Игорь Касатонов, бывший командующий Черноморским флотом РФ, оценивал соотношение этих потенциалов примерно в той же пропорции.

Нелишне напомнить о провокационной политике Анкары в годы Великой Отечественной войны, когда Турция в крупных объемах и по низким ценам поставляла нацистам разнообразное стратегическое сырье (хром, кобальт, никель, ванадий, медь, марганец). ВВС и ВМС Турции своими провокационными действиями в приграничных с СССР районах не могли не способствовать сдаче Одессы, Севастополя, Керчи, прорыву агрессоров на Северный Кавказ. Наконец, планировалось вступление Турции в войну на стороне Германии в случае падения Москвы, Сталинграда, прорыва агрессоров в Закавказье. Кстати, по данным НКГБ СССР, с марта 1941 по ноябрь1945 года на Северном Кавказе, в Закавказье, Средней Азии (включая Казахстан), автономных республиках Поволжья и Урала были обезврежены свыше 500 эмиссаров и законспирированных агентов, работавших одновременно на Берлин и Анкару.

По воспоминаниям НГШ Сергея Штеменко, никто не мог поручиться в 1941–1943 годах, что Турция, сосредоточив крупные военные силы и средства у границы с СССР, не вступит в удобный момент в войну на стороне Берлина. Схожее мнение высказал в Тегеране на переговорах со Сталиным 30 ноября 1943-го шахиншах Ирана (с осени 1941-го участника антифашистской коалиции и ленд-лизовского «моста» в СССР) Мохаммед Реза-Пехлеви: «Мы ожидали турецкой атаки на соседние районы СССР в 1941 и особенно в 1942 годах. Были также турецкие военные планы прорыва к Баку через северо-западный Иран, захвата в Армянской или Азербайджанской Республиках части трансиранского коридора союзнических поставок СССР».

Известно, что в 1939–1940 годах существовал план совместного вторжения в Закавказье, Крым и на Северный Кавказ войск Англии, Франции и Турции под кодовым названием «Топливо» – как бы в помощь Хельсинки (в период Советско-финляндской войны). Командующий войсками этой коалиции французский генерал Вейган заявил в январе 1940-го при обсуждении вариантов вторжения: «С некоторыми подкреплениями и двумя сотнями самолетов, в том числе и из Турции, я через Батуми, Нахичевань, Баку овладел бы Кавказом и вошел бы в Россию, как нож в масло». Но вторжение Германии в Данию и Норвегию наряду с капитуляцией Финляндии весной 1940 года устранило угрозу того вторжения.

Перечисленные факты враждебной политики в отношении СССР/РФ и последняя турецкая провокация против России – не одного ли поля ягоды?

Сегодня требуется особо тщательно выверять нашу политику и грамотно, точнее – комплексно реагировать на вызовы со стороны Анкары – пропагандистские, экономические, военно-политические.
Автор:
Алексей Чичкин
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/articles/28395
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

38 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти