Откровения палача

«Украинский вопрос может быть решен только четкой установкой: против московитов и евреев»

24 ноября в кругу историков-архивистов состоялась презентация научного издания дневника нацистского идеолога Альфреда Розенберга.

В Российском государственном архиве социально-политической истории был представлен комментированный русский перевод текста, фигурировавшего на Международном военном трибунале в Нюрнберге в качестве доказательства обвинения. После завершения Нюрнбергского процесса он был незаконно присвоен американским обвинителем Робертом Кемпнером и обнаружен в США лишь в декабре 2013 года. Этот уникальный документ, разоблачающий преступления нацизма, был передан на хранение в Американский мемориальный музей холокоста и стал доступен для исследователей.


Комментированное научное издание дневника Розенберга на немецком языке, осуществленное под эгидой Мюнхенского института современной истории, вышло в свет в конце апреля 2015 года. Благодаря подготовленному фондом «Историческая память» русскому переводу (Игорь Петров, Светлана Визгина), снабженному сопроводительными статьями, комментариями и справочным аппаратом (Игорь Петров, Александр Дюков, Владимир Симиндей, Светлана Визгина), дневник Розенберга отныне становится доступен и для сообщества людей, читающих и мыслящих на русском языке.

Дневник Розенберга, издание которого посвящено 70-летию начала Нюрнбергского процесса над бывшими руководителями Третьего рейха, позволяет увидеть одного из главных идеологов нацизма как опасного, преисполненного одержимостью догматика. С исторической точки зрения особенно ценны сопровожденные должными комментариями страницы дневника, на которых описывается подготовка и ведение преступной войны против СССР, при планировании которой нацистские стратеги исходили из миллионов жертв среди мирного населения. Этот дневник – важное свидетельство преступности идеологии нацизма, востребованное в современном мире напоминание об ужасах нацистской истребительной войны против Советского Союза.

Приведем некоторые фрагменты документа.

28.3.(19)41


Вчера во время конгресса по случаю основания Института изучения еврейского вопроса1 фюрер вызвал меня из Фр(анкфурта)-на-Майне в Берлин. Телефонный разговор с Шаубом заставил меня теряться в догадках: я должен все отменить, самолет будет направлен немедленно, ничего больше он сказать не может. Я подумал, что этот звонок как-то связан с путчем в Белграде2, подумал, впрочем, и о России, поскольку и здесь ситуация находится в подвешенном состоянии. Когда вечером я появился в Р(ейхс)канцелярии, то увидел там Кейтеля. Фюрер обратился ко мне: У вас ведь прежде было много неофициальных связей. Остались ли таковые с Хорватией? Я ответил, что около 1933 года у нас побывали разные хорватские активисты. В рамках нашей официальной внешней политики они, конечно, не поддерживались. А потому одни стали проявлять осторожность, другие же выехали в Америку. Определенные экономические связи существовали. Имена и прочее я смогу сообщить фюреру к полудню 28-го числа. Мы все сошлись во мнении, что сербы совершили крупную политическую глупость. Я отметил: проблема с 600 000 немцев вновь встает остро. Фюрер: Да, они должны вернуться в Рейх. Разговор затем зашел о составлении прокламаций с призывами к свободе для хорватов.

Откровения палачаСегодня в моем ведомстве попросил принести мне документы о наших взаимоотношениях. Среди них обнаружились отчеты 1939 года о прошении Мачека3 предпринять совместные действия. Тогда я отказался об этом говорить. Другие хорватские лидеры вели переговоры с Маллетке по экономическим вопросам, но и при этом речь заходила о политических проблемах. После сегодняшнего обеда, организованного фюрером в честь Мацуоки4, я остался и зачитал фюреру выдержки из документов, я мог бы возобновить отношения с Мачеком. Однако это должно быть реализовано через людей, которые уже известны (Мачеку). Фюрер согласился. Он запомнил имя Маллетке. (В приемной находился ген(еральный) консул Нойхаузен5 из Белграда, доверенное лицо Геринга. У нас в ведомстве его не очень жалуют…) Я напрямую спросил фюрера о России. Мои сотрудники уже давно заняты составлением точной карты национальностей, их торопят, указывая на сроки…

Я сказал фюреру, что вопрос об административных органах уже обсуждается; я опасаюсь, что немцы, проживающие внутри рейха, столкнутся с проблемами, доселе им неизвестными. Я все эти годы поддерживал Скоропадского6 и его людей, некоторых предводителей казаков и проч., пусть от эмигрантов не стоит ждать чудес, однако знания территории и языка могут понадобиться всегда. Прежде всего на Востоке все смешалось. Я уже слышу рассуждения о том, что следует думать об экономике «без идеологии», я думаю, укр(аинский) вопрос может быть решен только ясной и четкой установкой: против московитов и евреев. Эти лозунги имеют двухсотлетнюю историю, и сейчас они могут быть претворены в жизнь. Проблемы балтийских провинций отличаются от проблем Юга, однако общ(ая) форма должна быть понятна: Балтика – протекторат, Украина самостоятельна в союзе с нами. Фюрер заметил, что не может позволить Сталину себя обмануть. Ст(алин) надеется, что Запад окажется обескровленным, и тогда он сможет на него напасть. Не остается ничего иного, кроме как своевременно расстроить его замысел. Фюрер, по его словам, с самого начала имел намерение привлечь меня. Он не станет принимать никаких решений, пока окончательно не подключит меня к работе.

(…)

Конгресс во Франкф(урте)-на-М(айне) оказался, с моей точки зрения, успешным. Впервые в истории Европы 10 европ(ейских) наций были представлены на антиевр(ейском) съезде с четко сформулированной программой. Теперь и власть, принимая историческую необходимость, поддерживает эту позицию. Предметы, конфискованные моим оперативным штабом в Париже, вне всякого сомнения, уникальны: библиотеки Всемирного евр(ейского) союза, раввинской академии, архив банка Ротшильдов (1816–1925) в 760 ящиках, библиотеки евреев Парижа, Брюсселя, Амстердама и проч. К своему дневнику я приложу заключительный отчет7. Кроме того, сокровища искусства, принадлежавшие евр(еям) и перевезенные недавно в Нойшванштайн. Их стоимость оценивается в миллиард марок. В ближайшее время я познакомлю с ними фюрера с целью их распределения по музеям. Сегодня в 18 часов я выступал по радио с речью, предназначавшейся для закрытия конгресса во Франкф(урте). Участники (конгресса) принимали передачу через коллективную антенну.

Берлин, 20.7.(19)418


(…)

Только что поступило известие об отставке кабинета Коноэ9. Фюрер снова отпустил саркастические замечания о разведданных М(инистерства) и(ностранных) д(ел). Бедному Хевелю придется теперь все сносить – а ведь иногда М(инистерство) и(ностранных) д(ел) действительно невиновно. Когда разговор зашел о видах Японии на Голландскую Индию, фюрер раздраженно заметил: этого всего нам бы не потребовалось, если бы Англией не управляла оплачиваемая жидами свинья.

Фюрер многократно подчеркнул, что задача на Востоке не решится за одно поколение, а растянется на столетия. Это сейчас важнейший вопрос.

В связи с боевыми действиями он снова высказал свое восхищение финнами. Они храбрецы, он считает их не попутчиками, а настоящими союзниками и товарищами по оружию.

Михендорф, 26.10.(19)44


Пару дней назад я попросил найти мои первые записки о восточной проблеме, которые я направил фюреру в начале апреля 1941 года. Возможный случай приближался, желания Советского Союза после присоединения балт(ийских) государств идти дальше на Запад стали заметнее. Из-за такого положения дел удар по Англии стал слишком рискованным: настал черед противоборства с большевизмом. Фюрер был весьма уверен (в успехе): он сказал мне, что на Восток покатится невиданная прежде танковая армада. Понятно, что по причине прежних успехов и это предприятие вызывало доверие. Тем не менее чувство громадности территории удерживало меня от составления глобальных планов.

Сначала я обрисовал 700-летнюю историю наших взаимосвязей с Прибалтикой и немецкие права на эти земли, отметил затем русский народ как центральную силу и выступил за создание Украинского государства со всеми следствиями из этого: поддержка укр(аинской) культуры, науки, задействование против больш(евистской) Москвы. Фюрер тогда поддержал меня! История Востока пошла бы по иному пути, если бы эта концепция сохранилась. Без твердой Украины кавказцы, туркестанцы и пр. не явят собой силу, сравнимую с русскими. Армия из миллиона украинцев с перспективой новых земель на Востоке, возможно, избавила бы нас от сталинградской катастрофы.

Вместо этого бахвальство Коха и консортов вместе с докладной запиской, в которой внезапно была обрисована будущая «опасность» Великой Украины, из-за чего украинцев не следовало развивать в политическом и культурном отношении. К этому добавилось лживое сообщение, что генерал-фельдмаршал фон Эйхгорн10 был убит в 1918 году украинскими националистами. Якобы в благодарность за хорошее обращение с ними. В отношении меня (фюреру) дали понять, что я нахожусь под влиянием укр(аинских) эмигрантов и отстаиваю интересы рейха не так последовательно, как господа в главной ставке. Существенную роль здесь, без сомнения, сыграл Борман, вначале, вероятно, и Гиммлер, но затем офицеры СС с Востока отсоветовали ему подобное.

Как бы то ни было, фюрер отказался от поддержки моей концепции. Мне кажется, я тогда несколько меланхолически заметил, что ведь это он, а не я завоевал Украину. Следствием отказа стало то, что в восточной политике у нас не было твердой линии. В области сельскохозяйственной политики мне удалось добиться согласия фюрера, в культурно-политическом отношении бушевало патологическое филистерство Коха. Позже этому самому Коху, если говорить без обиняков, пришлось, расхлебывая свою «политику», копать окопы в Восточной Пруссии. Сейчас крупные сражения идут на немецкой земле. Вблизи главной ставки фюрера. Генералы (вермахта) выдвигали генерала Власова, что я в определенной степени поддерживал. Резкое неприятие фюрера, Бормана, Гиммлера. Некоторое время угрозы арестовать В(ласова)… Сегодня вынужденно достают полтора года просидевшего без дела русского. Внезапно чисто великорусская линия уже неопасна. Подчиненные ведомства продвигают дело, не имея представления об общем комплексе вопросов, настолько дилетантски, как ни одну другую операцию.

Все, кто может, отчаянно лезут в восточную политику, идут к фюреру. У меня уже восемь месяцев не было возможности для личного доклада. Моя докладная записка послана ему, но подана ли она ему целиком – тут есть сомнения. При таком ходе дел неудивительно, что великий рейх под угрозой. Из-за нехватки обдуманной стабильной политики твердое руководство заменяется эмоциональными порывами то туда, то сюда. У немца внутри рейха нет чувства огромности пространства, им движут суждения, ограниченные размерами собственного огородика…

Проблему ложной гегемонии я мог в яснейшем «свете» наблюдать все эти годы у обоих своих рейхскомиссаров. Сначала как на ладони у Коха, затем и у Лозе. Первый был сразу против «Берлина». Не имея и понятия о Востоке, он был верен своей идее – мол, приказ править Востоком при помощи кнута и жестокости дан фюрером. У Коха есть практическая жилка для конкретных экономических задач, но для политики – ни малейшей. Прежде сторонник большевизма, восторгавшийся русской молодежью, сочинявший вздорнейшую чушь о единстве восточно-прусской и русской территории («Становление Востока», 1934), сейчас он и на самых крупных собраниях именовал все народы Востока неполноценными.

Будучи главным чиновником рейха на Украине, он вопреки всем инструкциям опубликовал 1.1.44 в «Укр(аине)цайтунг» воззвание, в котором самым жирным шрифтом было напечатано, что народ Украины «не обладает богатой историей»! Ничего более глупого и сказать было нельзя. Все покушения на его сотрудников совершенно точно являются расплатой с ним за его речи, дела и пр.

1 Фактически Институт исследования еврейского вопроса (Institut zur Erforschung der Judenfrage) существовал во Франкфурте с 1939 года, однако официальное открытие состоялось 26 марта 1941 года во время трехдневного конгресса, на котором с докладами выступили Розенберг и другие нацистские функционеры. Доклад Розенберга назывался «Еврейский вопрос как мировая проблема»

2 27 марта 1941 года несколько высших сербских офицеров совершили государственный переворот, свергнув князя-регента Павла и возведя на трон 17-летнего короля Петра II

3 Мачек Владко (1879–1964) – хорватский политик, лидер Хорватской крестьянской партии, в августе 1939 года было заключено соглашение между ним и премьер-министром Югославии Драгишей Цветковичем (1893–1969) о создании автономной области Хорватская Бановина, просуществовавшей до апреля 1941 года

4 Мацуока Есукэ (1880–1946) – японский политический деятель. С июля 1940 по июль 1941 года – министр иностранных дел Японии. Умер в тюрьме

5 Нойхаузен Франц (нем. Franz Neuhausen, 1887–1966) – немецкий промышленник, был представителем НСДАП в Югославии, затем генеральным консулом там же, после оккупации – генеральный уполномоченный по сербской экономике. Приговорен югославским судом к 20 годам тюрьмы, выпущен на свободу в 1953 году

6 Скоропадский Павел Петрович (1873–1945) – русский генерал, украинский военачальник и политический деятель, гетман Украины с апреля по декабрь 1918 года. В эмиграции в Германии. Умер в апреле 1945-го от последствий контузии, полученной при бомбардировке

7 Приложение отсутствует

8 Хотя день нападения на СССР не отмечен в дневнике отдельной записью, уместно привести отрывки из речи, произнесенной Розенбергом в кругу своих ближайших сотрудников 20 июня 1941 года: «Сегодня мы не ведем «крестовый поход» против большевизма лишь для того, чтобы навсегда освободить «бедных русских» от этого большевизма. Нет, для того, чтобы проводить немецкую политику и обеспечить безопасность Германского рейха... Война с целью создать неделимую Россию поэтому исключается. Замена Сталина новым царем или даже назначение вождя-националиста как раз и приведет к мобилизации всей энергии (населения) на этих территориях против нас. Место этой, хотя и привычной до сего дня концепции единой России занимает совершенно иной взгляд на восточные вопросы», «Прокорм немецкого народа, вне сомнения, стоит во главе угла, если речь идет о немецких требованиях на Востоке. И здесь южные районы и Северный Кавказ найдут резервы для прокорма немецкого народа. Но мы не видим нашего долга в том, чтобы из этих районов с переизбытком (сельскохозяйственной продукции) кормить также и русский народ. Мы знаем, что это жесткая необходимость, заставляющая забыть о любых чувствах. Без сомнения, окажется необходимой огромная эвакуация и русский народ ожидают тяжелые годы. В какой степени там будут сохраняться промышленные объекты (вагоностроительные заводы и пр.), будет решено позже» (документ 1058-PS, IMT, том XXVI)

9 Коноэ Фумимаро (1891–1945) – японский политик, трижды был премьер-министром. Покончил с собой после начала американской оккупации Японии

10 Эйхгорн Герман фон (1848–1918) – немецкий военачальник, генерал-фельдмаршал (1917). С января 1915 по март 1918 года командовал армией на Восточном фронте, затем был назначен главнокомандующим группы армий «Киев», возглавлял администрацию оккупированных областей Украины. Погиб 30 июля 1918 года в результате покушения эсеров
Первоисточник: http://vpk-news.ru/articles/28394


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 4
  1. parusnik 12 декабря 2015 07:56
    Враг,умный враг..
  2. ИмПерц 12 декабря 2015 08:12
    А Бжезинский получается начинался в своё время Розенберга?
    А где теперь находится архив Ротшильдов?
    А другие архивы?
    P.S. Меня заинтересовали подводные течения в Гитлеровской канцелярии. В администрации Путина тоже такая же атмосфера?
    1. ИмПерц 12 декабря 2015 09:10
      Умные планеты рулят...
      Не начинался, а начитался smile
  3. Никита Громов 12 декабря 2015 10:12
    Когда смотришь на фотографии этого "процесса", с многочисленными белыми касками американских вояк-охранников, то поневоле возникает самая простая мысль, что это не суд, а судилище, проводимое оккупационными войсками на оккупированной территории.
    1. ALEA IACTA EST 12 декабря 2015 15:21
      Это не суд. Это операция по удалению раковой опухоли.
  4. Xenos 12 декабря 2015 10:50
    Однозначно Розенбаум лучше Розенберга, имхо!
  5. Лiцьвiн 12 декабря 2015 22:28
    Там, на процессе, еще был один деятель - Рудольф Гесс. Нацы № 2. Дедушка с отменными генами дожил в Шпандау до глубокой старости, но даже умереть ему спокойно не дали - помогли совершить "самоубийство", но сделали это глупо и топорно. Не получилось бы у человека, который из-за болезни суставов даже ложку не мог держать в руке, "накинуть шнурок" и повеситься. Англичане, понимая что Гесс "слишком много знает" про роль Англии и США в приводе Гитлера к власти, спонсировании НСДАП и 3 рейха, развязывании Второй мировой войны, решили "слить дедушку Гесса". Странно одно - зачем ждали аж до 1987 года? Могли бы по тихому "порешить" и раньше...
  6. Лiцьвiн 12 декабря 2015 23:08
    Был в истории еще один деятель - Черчилль. Его слуга всегда будил его одной и той же фразой: "Вставайте сэр, Вас ждут великие дела". 22 июня 1941 года прямо "с подъема" адьютанкт по военным вопросам (прихлебай из канцелярии) доложил Черчиллю о нападении Германии на СССР. Черчилль аж вскочил с кровати и воскрикнул: "Воистину, сегодня Великий день - день спасения Британии, наконец-то Гитлер решился напасть на Советскую Россию!!!...". После этого, по воспоминаниям многочисленных очевидцев, Черчилль почти неделю ходил в приподнятом насторении и произнсил пламенные речи в Парламенте. А немецкие танки в это время уже давили и перемалывали наших людей на дорогах и в полях Беларуси, Прибалтики, Украины, уже был захвачен Минск, горели города и деревни, сражалась Брестская крепость........

    Был в истории еще один деятель - Рузвельт. Об этом деятеле можно говорить очень много... Но достаточно даже одного маленьго показательного факта - американские бизнесмены, близкие к нему, за 3 (!!!) года до 1 сентября 1939 года начали скупать за бесценок никому не нужные, пустующие судоверфи, на которых практически ничего не строилось из-за экономического кризиса. И проекты крупнотоннажного, "никому не нужного в то время" грузового корабля класса "Либерти" были нарисованы уже к концу 1937 года... ВОПРОС - ЗАЧЕМ !!!???

    А все так просто и безобидно начиналось - ".....одним сумрачным ноябрьским днем в завшивой мюнхенской гостинице встретились американский военный атташе Трумен Смитт и Адольф Гитлер......"
  7. Комментарий был удален.
  8. Комментарий был удален.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня