От пики до мушкета

Военные реформы по западному образцу начались в России во времена Смуты

В этом году на экраны кинотеатров вышел мультфильм «Крепость. Щитом и мечом», посвященный героической обороне Смоленска от польско-литовских войск короля Сигизмунда III. Добротно сделанный, особенно в плане реконструкции облика крепости, он вряд ли оставил зрителей равнодушными. К тому же дает повод коснуться некоторых сторон отечественной военной истории XVII века, поговорить о не изжитых по сей день мифах.

Каким на уровне массового сознания видится облик допетровского Российского царства? Сонная и неторопливая, самодостаточная Русь. Старые, с окладистыми бородами, дородные бояре в длиннополых кафтанах и шубах, дремлющие на заседаниях Думы. И вот в это сонное царство с трубкой в зубах и засученными рукавами ворвался неутомимый самодержец Петр, которого часто представляют еще по довоенному одноименному фильму. Но чем раньше подобное видение нашего прошлого будет разрушено, тем лучше.


“ Для России тактика острожков стала настоящей находкой, позволяя свести на нет превосходство польской конницы в открытом поле ”
Дело в том, что рассматриваемое столетие по насыщенности важнейшими для России событиями, по внутреннему напряжению духовных и физических сил народа не уступает XVIII веку и даже превосходит его. Ведь в XVII столетии мы пережили и Смуту, и разинский бунт, и эсхатологические ожидания, к тому времени еще будоражившие все слои общества и так ярко описанные в житии протопопа Аввакума, им самим составленном, – именно они в немалой степени породили надрыв старообрядческого раскола. А как не вспомнить тяжелые войны с Речью Посполитой, Швецией, Крымским ханством и стоявшей за ним Османской империей. И всем этим передовым в военном отношении державам (за исключением Крымского ханства, конечно) Россия противостояла вполне достойно во многом благодаря военным реформам, проведенным в первой половине XVII столетия.

Насущная их необходимость обусловлена рядом факторов, важнейшие из которых – это последствия опричного террора Ивана Грозного и неудачно проведенной им Ливонской войны, что привело к ослаблению русских вооруженных сил и страны в целом.

После преодоления Смуты в правительстве Михаила Романова возникло понимание того, что новые войны не за горами. Сохранялась напряженность во взаимоотношениях с Речью Посполитой, король которой с 1632 года Владислав IV не отказался от претензий на русский престол. По-прежнему оставалась угроза южным рубежам России со стороны Крымского ханства. Непростой была обстановка в Поволжье – не минуло и ста лет после покорения Казани, а последнее восстание бывших ее поданных под руководством бека Еналея Шугурова русские войска подавили только в 1616 году.

Нелегко налаживались контакты со Швецией, при короле Густаве Адольфе быстро становившейся ведущей военной державой Европы. Напомню, что согласно Столбовскому миру 1617 года Москва уступила северному соседу земли на побережье Финского залива.

От пики до мушкетаВ этой связи задачи военного строительства для правительства царя Михаила Федоровича становились первоочередными. Разумеется, при проведении реформы за основу был взят передовой западный опыт. Почему западный, почему именно со Старым Светом Москва стремилась развивать тесные отношения?

Дело в том, что ментальные установки наших соотечественников рассматриваемого периода требовали, чтобы трон занимал «природный» государь, Богом благословленный. Юридически безупречное избрание царя Земским собором в глазах народа ровным счетом ничего не значило.

Это прекрасно понимал еще Борис Годунов, предпринимавший неудачные попытки породниться со шведским королевским домом, выдав за герцога Густава свою дочь Ксению Годунову. Соответственно государь Михаил Федорович, знавший о трагической судьбе того же Годунова, всех Лжедмитриев и Василия Шуйского, хотел утвердить свое царствование в глазах народа и военно-политической элиты, породнившись с семьей одного из «настоящих» монархов.

Это желание нашло выражение в попытках царя Михаила Федоровича выдать замуж дочь Ирину на датском принце Вальдемаре. Однако приехавший в Россию и пышно здесь встреченный иноземец не захотел переходить из протестантизма в православие – в Москве было даже устроено несколько диспутов о вере, но брак все равно не состоялся. Сохранилась «Повесть о внезапной кончине государя Михаила Федоровича, случившейся по безуспешному делу супружества княжны Ирины Михайловны с Вальдемаром королевичем», рассказывающая об этих событиях и написанная неизвестным монахом. Неудача с женитьбой стала, вероятно, одной из причин смерти нестарого еще государя, о чем недвусмысленно свидетельствует название «Повести».

Приведенные примеры важны не сами по себе, а как иллюстрация ориентации Москвы на христианский Запад, что предопределило и характер военной реформы, призванной до некоторой степени европеизировать русские вооруженные силы. Происходило это почти за столетие до петровских нововведений.

Принц голландский


При проведении военных преобразований за основу взяли опыт военного строительства в Нидерландах и Швеции. В этой связи необходимо сказать несколько слов о выдающихся военных деятелях и реформаторах в названных странах.

Голландский принц Мориц Оранский. Его современник и соотечественник Юст Липсий написал в одной из своих книг: «Тот, кто сумеет соединить римское военное искусство и современные войска, сможет покорить весь земной шар». Разумеется, последнюю фразу следует понимать как метафору, но нужно иметь в виду, что военная реформа Оранского как раз и соединила римское военное искусство с современностью, превратив голландскую армию в сильнейшую в мире. И это не пустые слова – голландцы одержали блестящие победы над испанскими войсками при Кевердене, Торнгуте и Ньюпорте.

Помощником принца был его двоюродный брат и друг Вильгельм Людвиг Нассауский. Суть же преобразований братьев заключалась в следующем: вместо громоздких пехотных батальонов они разделили армию на маленькие и чрезвычайно подвижные боевые единицы. Они-то и пришли на смену безраздельно господствовавшей на полях Европы испанской терции.

Существенной частью военных преобразований Морица стало укрепление дисциплины, являвшейся большой проблемой в наемных армиях позднего Средневековья и Нового времени. Так, в четвертом томе своего фундаментального труда «История военного искусства» выдающийся немецкий военный историк Ганс Дельбрюк пишет: «При взятии Делфзейла Мориц велел повесить двух солдат, одного – за то, что он украл шляпу, другого – за то, что он украл кинжал».

Благодаря военной реформе голландская армия стала не только сильнейшей в Европе, но и настоящей школой боевого тактического мастерства для других народов, ибо в национальном плане она была довольно разношерстной.

Переместимся из Голландии в Швецию, король которой – полководец и военный реформатор Густав Адольф также превратил свою армию в одну из лучших в Европе, одержав блестящие победы в Тридцатилетней войне. Несомненно, его можно назвать последователем Морица Оранского в деле развития военного искусства, ибо он, по словам Дельбрюка, «не только воспринял и развил новую тактику, но и положил ее в основу стратегии широкого масштаба».

Этому способствовала и спаянность шведов, создавших по-настоящему военное государство. Ведь Густав Адольф сформировал именно национальную армию, обладавшую гораздо более высоким боевым духом, нежели наемные войска.

Существенным образом он реформировал артиллерию, заменив покрытые кожей медные пушки на легкие 180-килограммовые чугунные орудия, их были способны перемещать четыре человека или пара лошадей, что обеспечивало шведской артиллерии более высокую, нежели у их противников, скорость передвижения на поле боя. Кроме того, Густава Адольфа с полным правом можно назвать творцом линейной тактики, что стало шагом вперед по сравнению с принятым тогда в Европе построением войск колоннами. Это преимущество было продемонстрировано шведами в блестяще выигранной ими битве при Брейтенфельде в 1631 году. Словом, нам было у кого учиться.

Поговорим теперь о военной реформе царя Михаила Федоровича, опираясь на выводы кандидата исторических наук, одного из ведущих специалистов в области военно-исторической реконструкции писателя Олега Курбатова, коего я благодарю за ценнейшие советы при написании статьи. Считаю нужным подчеркнуть, что он многолетний сотрудник Российского государственного архива древних актов и свои заключения делает на строгой документальной основе.

Шведы в учителях


В сущности, военная реформа по западному образцу в России началась еще во времена Смуты. Ее творцом стал Михаил Васильевич Скопин-Шуйский. Он одержал ряд блестящих побед, например под Тверью над польско-литовскими войсками, снял длившуюся 16 месяцев осаду Троице-Сергиевой лавры и, увы, был отравлен в 1610-м. Ему было всего двадцать три.

От пики до мушкетаИменно Михаил Васильевич первым начал реформировать свои войска по голландскому образцу. В этом ему помогали шведские офицеры из союзной русским армии Якоба Понтуса Делагарди – будущего фельдмаршала. Союзной, впрочем, она была недолго и вскоре после смерти Скопина-Шуйского превратилась в оккупационную.

То, что шведы помогали русскому полководцу перестраивать войска на голландский манер, не должно удивлять. Дело в том, что с конца XVI по начало XVII века численность нидерландских войск составляла порядка шестидесяти тысяч человек. Богатые голландцы могли позволить себе столь крупную армию, передовую школу которой прошли многие европейские офицеры, в том числе шведские. Сам Делагарди некоторое время учился у Морица Оранского, а вернувшись на Родину, стал наставником Густава Адольфа в военном деле.

Чему конкретно обучали европейские офицеры наших ратников? Во-первых, классическим построениям пехотных батальонов: пикинеры в центре и стрелки по флангам, глубина – восемь шеренг, как и было принято в нидерландской армии. Проблема состояла в том, что до реформы у нас не было пикинеров. Решение, по словам Олега Курбатова (далее в статье приведены именно его цитаты), нашли следующее: из Ярославля доставили специально изготовленные по западному образцу пятиметровые пики.

Не имелось у нас на первых порах и мушкетов. Чем же были вооружены русские воины? Аркебузами, представлявшими собой фитильное дульнозарядное ружье. Поступивший еще в 1600 году на русскую службу и оставивший воспоминания о ней французский капитан Жак Маржерет называет русских стрельцов аркебузирами.

Боевая ценность описанного выше построения была доказана в столкновениях с польской конницей – знаменитыми крылатыми гусарами прежде всего. Лучшая в то время польская гусария была создана в начале XVI столетия. На ее счету блестящие победы над шведами в битве при Кирхгольме, турками – под Хотиным, русскими – в Клушинском сражении.

Таким образом, успешная борьба с крылатыми гусарами в условиях Смуты и последующих приготовлений Москвы к Смоленской войне стала насущной задачей правительства царя Михаила Федоровича. И тут-то опыт голландцев и шведов пришелся как нельзя кстати.

В чем выражались заимствования у этих мастеров военного дела, направленные непосредственно на противодействие кавалерии? В применении еще Скопиным-Шуйским так называемых испанских рогаток, представлявших конструкцию из связанных между собой кольев. С их помощью русские части избавлялись от необходимости ломать строй при каждом появлении вражеской конницы. Длинные пики просуществовали в русском военном деле до конца правления Петра I (когда исчезли и из всех европейских армий), а рогатки использовались еще и в войнах начала XIX века.

Пушки – пехоте


Другое заимствование выразилось в тактике острожков. Они представляли собой деревоземляные крепости, причем возводились в кратчайшие сроки – за считаные часы. Внутри острожков размещались отряды, способные блокировать как лагерь, так и крепость неприятеля. Собственно эту тактику и пытался применить дядя Михаила Скопина-Шуйского Дмитрий Иванович Шуйский (он же младший брат царя Василия Шуйского) в помянутой выше битве при Клушине. К слову, иноземные наемники-пехотинцы несколько раз успешно отражали атаки польских гусар, но в отличие от своего племянника Дмитрий Иванович оказался бездарным полководцем, допустив ряд серьезнейших тактических просчетов, приведших к поражению. Для России, где войска располагали многочисленной рабочей силой, тактика острожков стала настоящей находкой, позволяя свести на нет превосходство польской конницы в открытом поле.

Подобные заимствования продолжились и после преодоления Смуты, при царе Михаиле Федоровиче, правительство которого установило, несмотря на все дипломатические трудности, тесные контакты с Густавом Адольфом.

Итак, преобразования в указанный период отечественной истории затрагивали прежде всего область ратного строя, а также конкретных образцов вооружения.

В 1630-м полковник Александр Лесли начал создание пехотных полков с оружием и тактикой, принятыми в армии короля Густава Адольфа. В отличие от периода 1609–1611 годов все чины получили закупленное на Западе имущество, включая латы, пики и шпаги у пикинеров, фитильные мушкеты с банделерами и шпагами у мушкетеров.

Соответственно вплоть до конца XVII столетия русская пехотная тактика включала, как и во всей Европе, батальонные построения по шесть – восемь шеренг. И так же, как и на Западе, в России постепенно отказывались от терявших боевую эффективность пикинеров, заменяли их мушкетерами.

Выше мы уже указали на реформу, проведенную Густавом Адольфом в области полевой артиллерии. Благодаря тесным контактам правительства царя Михаила Федоровича с шведским монархом этот передовой опыт в области применения артиллерии был заимствован и нами. Прибывший мастер пушечного дела Юлиус Коэт в 1630 году начал выпуск «кожаных пушек», а через год стал делать бронзовые короткие пищали по своему немецкому образцу (с длиной ствола около метра). К 1632 году все солдатские полки получили бронзовую полковую артиллерию из расчета по одному трехфунтовому орудию на роту (всего 116 пушек). С этого момента легкие пушки стали обязательным элементом вооружения пехотных полков.

В период правления первого государя из династии Романовых в России были созданы полки рейтарского строя, пришедшие на смену двум разным видам конницы: наследникам рыцарской кавалерии – кирасирам и аркебузирам. В русской армии были еще драгуны, они практически поголовно являлись конными мушкетерами, которые в бою спешивались и открывали кинжальный огонь для поддержки собственной конницы. Наконец в 1634 году в России сформировали отряд ротмистра Христофора Рыльского, включавший в себя крылатых гусар, рейтар и драгун.

Менялась и система звуковых команд – в эпоху Средневековья Русь в военном отношении испытала на себе восточное влияние, шедшее в первую очередь из Золотой Орды. Напомним, что Дмитрий Донской победил на Куликовом поле узурпатора Мамая благодаря эффективному применению татарской же тактики. В Новое время, как мы уже убедились, Россия пошла по пути заимствований с Запада. И как следствие вместо восточных ясаков в армии первой половины XVII столетия стали применять литавры и трубы.

Мы коснулись только некоторых, хотя и важнейших нововведений в русской армии первой половины XVII столетия. Конечно же, характер реформ был глубже и многограннее. Если у читателя возникло желание ознакомиться с ними более подробно, рекомендуем труды упомянутого Олега Курбатова, а также Александра Малова.
Автор: Игорь Ходаков
Первоисточник: http://vpk-news.ru/articles/28383


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 15
  1. казак волгский 13 декабря 2015 07:01
    спасибо. прочел с удовольствием!!! хорошая статья.
    1. Свелес 13 декабря 2015 11:25
      Сонная и неторопливая, самодостаточная Русь


      ну это не верное и расхожее мнение,устойчивое и искуственно поддерживаемое заблуждение. В 17в Русь-Московия уже была КРУПНЕЙШИМ государством мира и как бы это происходило если бы ,как тут говорится это было "сонным и неторопливым" ,если ещё при Иване 4 Ермак Тимофеевич завоевал Сибирь,а так же Князья Строгановы уже энергично отстраивали уральские города.Казак Дежнёв открыл пролив между Асией и Америкой,причём этот пролив назывался АНИНСКИЙ пролив ,а в японии жили АЙНЫ- напрашиваются паралели.Всё это было конечно "сонно и неторопливо",а царь Алексей Михалыч,который вёл войны со шведами и поляками был "ТИШАЙШИЙ". Причём это именно по ТИ.

      Насущная их необходимость обусловлена рядом факторов, важнейшие из которых – это последствия опричного террора Ивана Грозного и неудачно проведенной им Ливонской войны, что привело к ослаблению русских вооруженных сил и страны в целом


      Время Ливонской войны и последующие войны и смуты-это было время Гражданской войны в ИМПЕРИИ.Империя переживала раскол отделившиеся части становились новыми государствами Польшей,Германией,Щвецией-Свеей,в польше и швеции была например одна династия- Ваза,которые тем не менее уже к середине 17в воевали между собой.

      король которой с 1632 года Владислав IV не отказался от претензий на русский престол


      как может католический государь претендовать на престол православный? Это не мыслимо,народ бы НИКОГДА не поддержал бы такого царя. Но тем не менее это было и поляки и шведы ,и крымские ханы действительно лезли на Московский престол,почему? Все они ИМЕЛИ ПРАВО занять престол по праву принадлежности к ЦАРСКОМУ РОДУ.А значит в то время правители этих государств были РОДСТВЕННИКАМИ московского царя ,а так же мировые религии ещё не так далеко разошлись друг от друга,что бы быть препятствием по дороге к трону ИМПЕРАТОРА. Об этом хорошо написано у историка Александра Каса "Крушение Империи русских царей"
      1. Свелес 13 декабря 2015 11:42
        Вот эти вот изображения -реконструкции стрельцов 17в с ружьём,саблей и ещё и бердышом,как один человек мог управляться таким количеством оружия? Сначала стрелец стреляет ,потом бросает ружьё на землю,возможно в грязь,потому что поле боя это НЕ казарменный плац,бросает бердыш опять таки на землю ,выхватывает саблю и пошёл в рукопашную.Может ли такая картина быть на самом деле? Так быть не могло. Во первых оружие стоило в те времена не дёшево и обращаться с оружием ,как попало нельзя,нельзя ружьё бросать на землю,но и держать в руках солдату и ружьё, и саблю, и бердыш одновременно НЕВОЗМОЖНО. Тогда возникает совершенно несуразная картина.На земле валяются в грязи ,в пыли ружья и бердыши или сабли ,а стрельцы отбиваются или тем или другим,потому что воевать обеим оружием одновременно не представляется возможным.
        1. Нагайбак 13 декабря 2015 19:37
          Свелес"Вот эти вот изображения -реконструкции стрельцов 17в с ружьём,саблей и ещё и бердышом,как один человек мог управляться таким количеством оружия?"
          А на западе как могли управляться таким же количеством?
        2. Сармат72 13 декабря 2015 19:54
          А почему ни кто не вспоминает, что ему еще 2 лошади полагалось? Как и французские мушкетеры, стрельцы на себе это все не таскали и спешивались только для боя. К тому же если тебе положено выдать какое то вооружение и аммуницию, при поступлении на службу, это еще не значит что все это нужно таскать на себе 24 часа в сутки. Что в конкретной ситуации нужно было то и использовали.
        3. Комбриг 14 декабря 2015 00:16
          Цитата: Свелес
          Тогда возникает совершенно несуразная картина.На земле валяются в грязи ,в пыли ружья и бердыши или сабли ,а стрельцы отбиваются или тем или другим,потому что воевать обеим оружием одновременно не представляется возможным.


          Вплоть до начала 20 века практически все стрелки имели вспомогательное холодное оружие, если вы думаете, что в каждом бою стрелки после нескольких залпов обязательно рубились саблями, то Вы заблуждаетесь... Задача стрелка - стрелять. Сабля для стрелка это оружие "последнего шанса"и если уж дошло до рукопашной, то дело дрянь, тут уже стоит вопрос жизни а не сохранения оружия....
          1. Свелес 14 декабря 2015 08:45
            Цитата: Комбриг
            Вплоть до начала 20 века практически все стрелки имели вспомогательное холодное оружие, если вы думаете, что в каждом бою стрелки после нескольких залпов обязательно рубились саблями, то Вы заблуждаетесь... Задача стрелка - стрелять. Сабля для стрелка это оружие "последнего шанса"и если уж дошло до рукопашной, то дело дрянь, тут уже стоит вопрос жизни а не сохранения оружия....


            нет не так,в те времена НИКОГДА так не было ,что бы войска сражались на расстоянии и ВСЕГДА сближались и применяли ХОЛОДНОЕ ОРУЖИЕ.Впрочем вы не рассказали ,куда девать бердыш если применяется сабля,мушкет -10кг -уже выяснили был в левой руке laughing
            1. Комбриг 14 декабря 2015 12:31
              Цитата: Свелес
              ВСЕГДА сближались и применяли ХОЛОДНОЕ ОРУЖИЕ.Впрочем вы не рассказали ,куда девать бердыш если применяется сабля,мушкет -10кг -уже выяснили был в левой руке


              Почему Вы упорно продолжаете думать, что именно стрельцы рубились при сближении войск? Для атаки применяли конницу, а в пешем строю - пикинёров, стрельцы же отходили на фланги или в тыл...А если лень погуглить тактику войск в 17 вв., посмотрите фильм Капитан Алатристе, там всё прекрасно показано...
              А лучше пообщайтесь с реконструкторами по "семнахе", они это всё на практике проделывают...

              А куда девать бердыш? Да по обстоятельствам...Если зажала пехота противника брось его нах... А если конница, то сабельку можно и не вынимать тут уж бердышом сподручней...
            2. Комбриг 14 декабря 2015 12:55
              Цитата: Свелес
              ,мушкет -10кг -уже выяснили был в левой руке


              мушкет мог быть заброшен за спину, на ремне....

              Что касаемо применения бердыша, есть несколько версий:
              1.Холодное оружие ближнего боя.
              2. Опора при стрельбе
              3. Лёгкое полевое заграждение против кавалерии противника
              4. Различные комбинации и перечисленных выше пунктов.
  2. Грибоедофф 13 декабря 2015 09:24
    Очень интересная тематика. А то как-то принято выпячивать реформы Петра, как будто до него все было в застое. Да, Петра I не просто так назвали великим, но Казань и Астрахань брал не он, Сибирь осваивали тоже восновном до него. Значит не такими уж и устаревшими были русские военные формирования, коль добивались таких громких успехов.
    1. Нагайбак 14 декабря 2015 15:22
      Грибоедофф" но Казань и Астрахань брал не он, Сибирь осваивали тоже восновном до него. "
      Взято за 150 лет до Петра.)))) За это время западники ушли вперед. Петр догонял.
  3. parusnik 13 декабря 2015 09:55
    Очень интересная тема, спасибо автору и все таки хотелось бы продолжения, автору есть о чем рассказать...
  4. moskowit 13 декабря 2015 11:25
    Для популярного прочтения рекомендую статью из Википедии...

    "... В 1681 было 33 солдатских (61 000 человек) и 25 драгунских и рейтарских (29 000 человек) полков. В конце XVII века они составляли свыше половины всех войск и в начале XVIII века были использованы для формирования регулярной русской армии...."
  5. Комбриг 13 декабря 2015 12:00
    Браво, великолепная статья! Со времени Грозного русские стрельцы были реальной военной силой, Пётр Алексеевич просто перестроил армию под Европейский стандарт, что имело как свои плюсы, так и минусы..
    1. Писсаро 13 декабря 2015 18:25
      Вот только автор написал о Грозном стандартный либеральный штамп

      Насущная их необходимость обусловлена рядом факторов, важнейшие из которых – это последствия опричного террора Ивана Грозного и неудачно проведенной им Ливонской войны, что привело к ослаблению русских вооруженных сил и страны в целом.


      Грозный не ослабил русские вооруженные силы,а создал их по сути на регулярной основе.И стрельцы с бердышами и пищалями и гуляй-города( так восхитившие автора острожки,применяемые еще Грозным в казанском походе за сто лет до описываемого периода), и "зверства" опритчины ,которые из феодального сброда и бардака создали централизованное государство и регулярную армию
      1. 4-тыйПарасенок 21 декабря 2015 18:41
        Цитата: Писсаро
        Грозный не ослабил русские вооруженные силы,а создал их по сути на регулярной основе.

        обсалютно согласен. А если еще и учесть что часть стрельцов была вооружена нарезными ружьями еще при Грозном, чего автор или не знает или специально не упоминает. Как и перевирает факты про опричну и Ливонскую войну, в которой принимала участие только дворянская конница. Стрельци в той войне почти не участвовали, только отдельные слободские полки.
  6. abrakadabre 13 декабря 2015 15:30
    И как следствие вместо восточных ясаков в армии первой половины XVII столетия стали применять литавры и трубы.
    Не ясаков, ясак - это налог, а бунчуков и их аналогов.
  7. Лекс. 13 декабря 2015 20:27
    Вообще то Смоленск принадлежал вкл,а потом речи пасполитой и Смоленск переходил из рук в руки
  8. сыч 15 декабря 2015 14:17
    Пехота того времени, да и дальнейших периодов, дымного пороха и гладкого ствола, согласно современным исследованиям (Жмодиков "Наука побеждать") и историографии (уставы пехоты как 18, так и 19 века), очень неохотно сходилась в рукопашную, ибо данный вид боя, при той системе командования быстро приводил к потере управления войсками, а отсутствие защитного снаряжения - к значительным потерям личного состава.
    Относительно наличия "большого количества оружия" - думается мне, что мы не совсем точно понимаем взгляды современников на войну и употребление вооружения.
    Статья интересная. Спасибо. Однако, на мой взгляд, слишком обзорная.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня