Россия должна перейти в контрнаступление, как летом 16-го и зимой 41-го


Чем сильнее будет шок у партнеров и конкурентов, тем быстрее и легче они примут новую реальность

В свое время знаменитый Брусиловский прорыв 1916 года оказался успешен в первую очередь потому, что он был нанесен по австрийским войскам практически вопреки нормам существовавшей военной науки и практики: без выделения направления главного удара, на всех направлениях одновременно. Для русской армии это было неудобно, но для ее противника – слишком непривычно и ошеломляюще.


В декабре 1941 года контрнаступление под Москвой также развивалось в противоречии со сложившимися представлениями – без артподготовки. Красная армия на решающих участках фронта ночью чуть ли не молча пошла в штыковую атаку на позиции неприятеля, и немецкие войска долго не могли понять, с чем они имеют дело – с ночной разведкой боем, частной операцией или общим контрнаступлением (последнего они ждали меньше всего).

В июне 1944 года в Белоруссии советские войска начали операцию «Багратион» без переброски на это направление основных танковых армий. И германское командование до конца ждало главного удара не в Белоруссии, а на Украине, где по всем объективным показателям условия для подобного удара казались более предпочтительными. Сыгравший же главную роль в операции «Багратион» 3-й Белорусский фронт нанес по вермахту одновременно два главных удара – на Витебск и Оршу, в результате чего противник также не понимал, какой из этих ударов главный, а какой – вспомогательный, и, как следствие, не знал, куда именно нужно направлять резервы.

Все это – классические военные операции. Но их следует считать классикой не только военных действий, но всякого инициативного наступления, всякой активной политики.

Атаковать нужно не тогда, когда это комфортно для тебя, а тогда, когда к этой атаке наиболее не готов противник.

Сегодня складывается ситуация, парадоксально выгодная России в ее внешней политике, особенно в части ее интересов на постсоветском пространстве, интересов ее интеграции. Основные конкуренты России, противостоящие этому процессу и его опасающиеся, практически одновременно столкнулись с тремя самодостаточными проблемами, каждая из которых такова, что способна забрать на себя все силы и внимание властей.

Во-первых, Европа не может разобраться со своими финансовыми проблемами: зона евро под таким большим вопросом, о каком еще недавно невозможно было и думать. Собственно, не пересмотри парламент маленькой Словакии свой отказ участвовать в общеевропейских планах стабилизации (которая и с этими планами не гарантирована), не исключено, что с евро пришлось бы распрощаться.

Во-вторых, никто в полной мере не знает, что из себя представляет и по каким законам будет развиваться т. н. «уолл-стритовская акция» в США. О ней самой можно говорить отдельно. Не исключено, что с первой ее волной властям «сильных стран» удастся справиться, но никто не знает, что будет потом, и не окажется ли недавнее злорадство Европы по поводу падения ряда африканско-арабских режимов лишь предтечей ее собственных европейских проблем.

В-третьих, над Европой и США нависают очередные выборы, грозящие не только сменой лидеров, но и сменой власти в ее нынешнем формате в этих странах. Во Франции Франсуа Олланд, судя по всему, явно победит Саркози в апреле-мае следующего года, а в остающиеся до этого момента полгода будет нависать над Саркози ночным кошмаром.

В США у Обамы остается все меньше шансов удержать через год президентский пост, и на фоне почти капитуляции перед кризисом он вынужден будет уделять все внимание именно этой проблеме. Во Франции и США власть с высокой вероятностью сменится в течение года. Все время до выборов эти страны будут жить проблемами избирательной кампании.

В Германии и Великобритании выборы позже, но и там, и там правящие партии шаг за шагом теряют свою популярность и, не исключено, вынуждены будут пойти на досрочное голосование. В любом случае, сегодня общественное мнение против правящих партий, поэтому им постоянно нужно думать о лавировании и сдерживании натиска противников.

Т. е. все эти четыре ведущие страны Запада не могут в течение ближайшего года – полутора лет принять реальное участие в каких-либо действительно серьезных внешнеполитических событиях и, тем более, не пойдут в этот период при прочих равных на тот или иной конфликт с Россией.

В самой России, на первый взгляд, ситуация похожая: впереди – электоральный цикл, парламентские и президентские выборы. Обычно в такой ситуации активные внешнеполитические наступления, чреватые конфликтами, не проводятся.


Но, во-первых, в России предвыборная интрига в сравнении с аналогичными ситуациями на Западе невелика. Во-вторых, для России подобное внешнеполитическое наступление было бы лишь хорошим фоном, которое среди прочего стимулировало бы активность избирателей на выборах и осознанность их голосования.

Сегодня России нужна сильная интеграционная акция на постсоветском пространстве. Сильная и серийная. Особенно она нужна в условиях, когда Владимир Путин обозначил приоритет реинтеграции страны и евразийского пространства, и когда наши переговоры с США по ПРО, как объявляется американской стороной, зашли в тупик.

С одной стороны, нужно четко дать понять партнерам, что реинтеграция – это сознательно выбранный курс и долговременная стратегия, от которой Россия не отступится ни при каких условиях. С другой стороны, нужно прояснить ситуацию, показав США, что каждая недоговоренность, каждый несогласованный спорный вопрос в наших с ними отношениях будут вести к тем или иным односторонним действиям, ставящим мир и США перед фактом российской инициативы и создания ею новой политической и географической реальности.

Нужна именно серия акций с тем, чтобы оппоненты, и так в основном сосредоточенные на своей внутренней политике, не вполне понимали, что происходит, на что им нужно реагировать. Эта серия внешнеполитических акций России должна развиваться по наступающей, вызывая шок у тех, кто мог бы против нее возражать, и по разным направлениям, затрагивая разные регионы. Акция должна в принципе переломить ситуацию в отношении к проблемам постсоветского пространства. Ведущим странам мира она должна показать и поставить их перед фактом того, что Россия рассматривает постсоветское пространство не просто как сферу своих интересов, а как своего рода подмандатную территорию.

Бывшим постсоветским республикам на пространстве СССР она должна показать, во-первых, что реинтеграция может обсуждаться в своих формах – обсуждаться достаточно долго, с уважением и учетом всех интересов, но не может обсуждаться сама ее будущая неизбежность. Потому что очевидно, что именно реинтеграция – путь к самосохранению в сложившихся условиях и дальнейшему развитию.

Гражданам России она должна показать, что курс на реинтеграцию необратим, и время воссоединять – в тех или иных формах – некогда единую страну наступило.

Т. е. по всем этим направлениям Россия должна продемонстрировать и воспроизвести тезис выступления Путина в Новороссийске в августе этого года на палубе крейсера-музея «Михаил Кутузов»: «Движение – только вперед».

Страны-конкуренты, которые обоснованно предполагают, что возвращение Путина на пост президента России будет означать более твердые ноты в разговоре с ними, чем те, которые Россия демонстрировала в последние годы, должны в результате этой акции осознать, что позиция может оказаться и еще более твердой, чем в период до 2008 года. И что для ее смягчения хотя бы до того уровня оппоненты России должны приложить определенные усилия и убедительно продемонстрировать свое понимание российских интересов.

На сегодняшний день Россия, на мой взгляд, имеет три проблемные точки на постсоветском пространстве, оказывающиеся в той или иной степени не только не соответствующими ее интересам, но и демонстративным вызовом ей.

Первая (отчасти привычная) стандартная проблема – откровенно враждебный России, ужесточающийся и одновременно загнивающий режим Саакашвили в Грузии.

Вторая важная (хотя и ситуативная) проблема – ситуация в Латвии, где формируется коалиция с участием профашистских сил в обход победившего на выборах «Центра согласия».

Третья – не враждебная, но принципиальная проблема: ситуация на Украине, где Янукович, с одной стороны, затягивает вступление Украины в Таможенный союз, с другой – теряет популярность в обществе, с третьей – дискредитирует себя в глазах того же Запада скандалом с Тимошенко.

В этой связи для России представляются необходимыми три активные и твердые, предельно последовательные и доведенные до конца акции, использующие слабость оппонентов и принципиально меняющие ситуацию на постсоветском пространстве и в мире.

До латвийского руководства должна быть доведена позиция России: если правительство в стране будет формировать не представляющая в т. ч. интересы русскоязычного населения страны партия, выигравшая парламентские выборы, а силы, прославляющие гитлеровских вояк, исповедующие идеологию оголтелой русофобии, то Россия будет рассматривать Латвию как государство, пытающееся пересмотреть решения Нюрнбергского трибунала, возрождающее нацизм и подлежащее денацификации, и будет руководствоваться в отношениях с ней своими обязательствами члена антигитлеровской коалиции и соглашениями, достигнутыми в Тегеране и Ялте.

Януковичу должны быть представлены убедительные и достаточные для принятия решения обоснования, после которых он не мог бы не подписать документы о вступлении в Таможенный союз.

На волне охватывающего правительства стран-конкурентов шока должен быть решен вопрос о режиме Саакашвили. Здесь действия должны быть стремительными и наиболее прямыми, не лишающими Грузию независимости, но гарантированно обеспечивающими ликвидацию диктатуры и направленными на демократизацию Грузии и проведение в ней свободных и честных выборов. Речь идет об активной поддержке Россией политических сил Грузии, представляющих широкие слои грузинского общества, которые сегодня под сладкоголосые байки о «невиданном расцвете демократии» в Грузии подвергаются жесткому давлению со стороны правящего режима, которым пытаются заткнуть рот, которых стремятся оклеветать и опорочить любыми способами, объявляют их «предателями интересов» Грузии, разгоняют и арестовывают.

Первая из вышеупомянутых потенциальных внешнеполитических акций России, как представляется, должна быть осуществлена до приезда в Москву нового американского посла и, во всяком случае, до вручения им верительных грамот. Наступление (точнее, контрнаступление) на других участках внешнеполитического фронта тоже не терпит отлагательств. Мир должен наконец увидеть новую роль России.

Предлагаемые действия могут показаться излишне активными и амбициозными, входящими в некоторое противоречие с привычным развитием современной международной политики, но чем сильнее будет шок, тем быстрее и легче партнеры и конкуренты России примут новую реальность в качестве не подлежащей оспариванию данности. В конце концов, это принесет им даже некоторое облегчение, поскольку избавит их от ряда проблем, которые они и сами не знают, как решать.
Первоисточник:
http://www.km.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

41 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти