Радиоэлектронная борьба в Великой Отечественной войне

Радиоэлектронная борьба в Великой Отечественной войне


В последние годы много разговоров ведется о радиоэлектронной борьбе (РЭБ). Системы РЭБ и области ее применения находятся на острие современной техники, поэтому складывается впечатление, что это исключительно современное направление в боевых действиях, возникшее только во второй половине ХХ века. Однако уже в годы Великой Отечественной войны велась интенсивная радиоэлектронная борьба между нашими и германскими войсками. Главные усилия ее сосредотачивались на выявлении радиоразведкой и противодействия помехами радиосвязи и радиолокационным средствам, поражения пунктов управления, узлов связи, радиолокационных станций (РЛС) и радиостанций противника. Вторая основная задача была направлена на скрытие радиоэлектронных средств (РЭС) своих войск от разведки противника и защите своей радиосвязи от вражеских радиопомех.

Фашистское командование в годы войны развернуло широкую радиоразведку. В германских сухопутных войсках ее вели отдельные радиоразведывательные стационарные пункты, роты полевых армий и взводы радиоразведки пехотных дивизий. Радиоразведывательные роты с помощью коротковолновых (КВ), ультракоротковолновых (УКВ) разведывательных радиоприемников и радиопеленгаторов «Телефункен» производили перехват радиопереговоров и пеленгование радиостанций в полосе шириной до 150 км. Взводы в составе двух отделений вели перехват радиопередач, а отделения подслушивания телефонных переговоров и пункта обработки разведывательной информации вели радиоразведку в тактической глубине. Особое внимание в радиоразведке обращалось на выявление действий пунктов управления, артиллерии, танков и узлов связи.


Фашистская радиоразведка использовала в своей работе малейшие нарушения радистами радиодисциплины, правил скрытого управления войсками и неумелое применение радиосредств. Об этом свидетельствует, в частности, заявление фашистского генерала Рендулича, который утверждал: «В советской армии, была широко распространена передача распоряжений по радио. Нам удалось достаточно быстро расшифровать русский радиокод. В ходе моего нахождения на Восточном фронте я стал свидетелем того, что порой отдельные минометные подразделения русских становились хорошим источником сведений. Некоторые советские радисты могли обмениваться в эфире неслужебными сообщениями, а, кроме того, передавали данные о текущей обстановке, которые зачастую были достаточно важными».

Наряду с ведением радиоразведки немцы пытались навязать нашим связистам ложные радиограммы, установить с ними радиосвязь, в ходе которой выявить местоположение и принадлежность радиостанций. Немецкие дезинформаторы в перехваченных и записанных радиограммах переставляли местами отдельные цифровые группы, объединяли несколько радиограмм в одну, и, передавая их, старались отвлечь наших радистов от передачи и приема боевых распоряжений.

Для противодействия вражеской радиоразведке советское командование разработало руководства и наставления по организации связи, рекомендовавшие соблюдать меры скрытности и ограничивать применение радиосредств, особенно перед началом операций. Правильное использование радиосвязи и строгое соблюдение правил радиообмена значительно затрудняло радиоразведке врага добывать данные о советских войсках. Однако некоторые командиры иногда необоснованно принимали крайние меры и полностью запрещали применение средств беспроводной связи. В ряде случаев наблюдалась так называемая радиобоязнь, когда преувеличивались возможности перехвата радиограмм, обнаружения радиостанций радиопеленгаторами и поражения их артиллерией или авиацией противника. Отдельные командиры располагали радиостанции в отдалении от пунктов управления, что затрудняло пользование радиосвязью.

В действительности возможности применяемых противником в то время радиопеленгаторов не позволяли с необходимой точностью выявлять и определять места расположения коротковолновых радиостанций, преимущественно применяемых в войсках. Поэтому, пользуясь данными радиоразведки, нельзя было точно поражать радиостанции и пункты управления.

С целью дезорганизации управления противника по радио советские войска сами развернули радиоразведку: стали применять радиодезинформацию, радиопомехами нарушать важнейшие радиопередачи, а также поражать артиллерией и авиацией пункты управления войсками и узлы связи.

Радиоразведка фронтов вскрывала средства и системы радиосвязи, добывала данные о районах размещения штабов, рубежах, достигнутых войсками противника, районах сосредоточения основных сил, прибытии новых частей. Особое внимание уделялось перехвату радиопереговоров в танковых и авиационных соединениях, где радио являлось основным средством связи.

Радиопомехи, создаваемые в ходе идущих боевых действий, нарушали радиосвязь пунктов управления групп армий, полевых и танковых армий, армейских, танковых, моторизованных корпусов и дивизий, и радиосвязь с взаимодействующей авиацией. Например, на пунктах управления групп армий и полевых армий имелось по 12-16 радиостанций, армейских корпусов — по 6-8, пехотных дивизий — по 7-10, пехотных и танковых полков — по 5-8. Следует заметить, что радиостанции немецких дивизий и полков работали в телефонном, телеграфном режимах, а корпусов и армий еще и буквопечатанием.

Бесспорно, что радиопомехи нарушали управление войсками противника. Сначала для создания их применялись радиостанции частей связи, а в декабре 1942 года сформировали специальные части радиопомех — отдельные радиодивизионы специального назначения (ордн спецназ). Руководил деятельностью частей спецназ подполковник-инженер М.И. Рогаткин.

Радиоэлектронная борьба в Великой Отечественной войне


На вооружении каждого радиодивизиона для создания радиопомех имелось 8-10 радиостанций РАФ-КВ, смонтированных на автомобилях, от 18 до 20 специальных разведывательных радиоприемников моделей «Вираж» и «Чайка», а также 4 радиопеленгатора 55-ПК-ЗА и «Штопор». Кроме того, три ордн спецназ (130, 131 и 132) располагали мощными железнодорожными станциями радиопомех «Пчела». В дивизионах применялись также и трофейные радиостанции.

Радиоэлектронная борьба в Великой Отечественной войне


Советские связисты располагали станции радиопомех обычно на дальности 20-30 км от линии фронта и в 3-5 км от радиоприемных центров дивизионов. Ордн спецназ вскрывали вражеские радиосвязи и ставили радиопомехи, работая в тесном взаимодействии с подразделениями радиоразведки. За основными радиосвязями немцев шло круглосуточное наблюдение, в ходе которого определялись основные и запасные рабочие частоты радиостанций, их местоположение и войсковая принадлежность.

Помехи радиосвязи ставились в виде непрерывных колебаний, либо хаотической передачи (ручным способом или трансмиттером) цифрового и буквенного текста на немецкой несущей частоте. Для повышения эффективности нарушения радиосвязи за наиболее важными вражескими радиосетями в большинстве случаев, закреплялась пара передатчиков радиопомех, один из которых создавал помехи на основной частоте, а второй — на запасной. Тем самым обеспечивалась непрерывность нарушения работы вражеской радиосвязи. С целью сокрытия факта постановки радиопомех, дивизионы использовали имитацию немецких радиопередач. Такие передачи принимались германскими радистами как радиограммы, идущие от своих корреспондентов. Наибольшую правдоподобность удавалось обеспечить благодаря использованию для дезинформирующих радиопередач, трофейных радиостанций.

В радиодивизионах спецназ созданию радиопомех предваряла тщательная радиоразведка систем и средств радиосвязи противника, проводимая совместно с подразделениями радиоразведки.

Пытаясь поддерживать радиосвязь в условиях наших радиопомех, немецкие радисты часто меняли рабочие частоты радиостанций; передавали радиограммы одновременно на двух частотах или отдельными группами, в перерывах между радиопомехами давали ложные сообщения о переходе на другие волны, сами же продолжали работать по-прежнему; сообщали о приеме радиограмм, а вскоре снова просили их повторить; прекращали, а через 3-5 минут возобновляли радиопередачи. Иногда они снижали мощность радиопередатчиков до минимума, чтобы их не обнаружила радиоразведка, или повышали излучаемую мощность для обеспечения надежной передачи в условиях радиопомех. Наряду с проведением организационно-тактических мер радиомаскировки и защиты радиосвязи от помех, в штабах германских дивизий радиограммы шифровались с помощью шифровальных машин типа «Энигма». Кроме того, шифровальщики штабов дивизий и спецчастей, использовали радиопереговорные таблицы и кодированные карты, меняли радиоданные, особенно при переподчинении частей и соединений, а перед началом наступления вводилось полное или частичное радиомолчание.

Таким образом, войска противоборствующих сторон вели активную, незатихающую радиоэлектронную борьбу.

Тактика и результаты радиоэлектронной борьбы в ряде операций Советской Армии можно охарактеризовать следующими данными.

В боях под Сталинградом наши войска развернули интенсивную радиоразведку, проводили радиодезинформацию и начали создавать радиопомехи связи штабов соединений, окруженной группировки противника.

Радиоразведка вскрыла в районе Сталинграда места расположения и перемещения штабов, группировку и характер боевых действий пехотных и танковых соединений, частей зенитной и противотанковой артиллерии, а также систему связи противника. Данные, добытые радиоразведкой, учитывались при принятии решений нашим командованием, использовались для радиодезинформации и нарушения радиопомехами связи управления и взаимодействия противника.

Радиодезинформация осуществлялась с помощью мощной радиостанции, работавшей с позывными радиостанции штаба немецкой группы армий «Дон», соединения которой предприняли в конце декабря 1942 года наступление из района Котельниковский, с целью освободить окруженную группировку. Советская радиостанция неоднократно выходила на связь со штабной радиостанцией, окруженной немецкой шестой армии и принимала от нее радиограммы, адресованные штабу группы армий «Дон» и даже германскому верховному главнокомандованию. Всего ею было принято более 80 фашистских оперативных радиограмм.

Радиопомехи ставились группой войсковых станций, образованной для нарушения радиосвязи соединений, находящейся в окружении 6-й армии со штабами соединений, которые пытались оказать ей помощь извне. Разведка линий и систем радиосвязи, корректировка и наведение станций радиопомех, определение эффективности ее нарушения осуществлялись частями радиоразведки.

Данные, полученные в результате контроля за степенью нарушения радиосвязи, а также результаты допросов пленных немцев свидетельствовали о высокой эффективности советских помех и радиодезинформации.

В ходе Курской битвы летом 1943 года первые помехи, нарушавшие радиосвязь противника, создавались силами двух частей радиопомех — 130-м и 132-м ордн спецназ. Главной задачей было нарушению беспроводной связи штабов дивизий и корпусов, ведущих наступление на Курск с северных и южных направлений, а также препятствование радиообмену авиации, поддерживавшей сухопутные войска. 132 ордн спецназ Воронежского фронта, создавал радиопомехи связи штабов танковых дивизий, штабов танковых, армейских корпусов и армий, действовавших в направлении Прохоровки, а также радиосвязи авиации врага. В первую очередь радиопомехи создавались с целью затруднения или исключения приема противником шифрованных радиограмм. Отдельные операторы станций радиопомех за смену нарушали до 100 радиосвязей противника.

Радиоэлектронная борьба в Великой Отечественной войне


После перехода советских войск в наступление, дивизион, следуя за ними, в июле-ноябре 1943 года нарушал радиосвязи штабов немецких танковых и армейских армий и корпусов, их дивизий и офицеров связи авиации. Всего за время Курской битвы и последующих наступательных операций советских войск этого года, дивизион сорвал передачу более 3500 вражеских радиограмм. Некоторые из них безуспешно повторялись до 20 раз. В условиях радиопомех противнику удалось передать не более 30% оперативных радиограмм. Это значительно затруднило управление по радиосвязи соединениями немецких войск и их взаимодействие между собой и с авиацией.

130 ордн спецназ Центрального фронта, который был развернут южнее Мценска, нарушал радиосвязь штабов гитлеровской группы армий «Центр», танковых армий, армейского корпуса и их дивизий. В ходе наступления он продолжал создавать помехи. В сентябре-октябре 1943 года дивизион применил новый прием нарушения радиосвязи. Вместо излучения непрерывных колебаний или передачи цифровых групп, станции радиопомех начали имитировать работу радиостанций противника. Операторы принимали, записывали немецкие радиограммы, позже устанавливали связь с германскими радистами и передавали им искаженные ранее записанные радиограммы. Так операторы станций радиопомех, отвлекали вражеских радистов от приема действительно важных оперативных радиограмм, забивали радиолинии и вводили немцев в заблуждение.

В августе-сентябре 1943 года, в Смоленской операции, проведенной войсками Западного и Калининского фронтов, 131 ордн спецназ (командир майор В. А. Петров) Западного фронта, развернувшись в позиционном районе южнее Дорогобужа, нарушал радиосвязи штабов группы армий «Центр», 4-й и 9-й армий, их соединений, 15-й группы ближней авиаразведки, офицеров связи штабов армий.

С 18 августа по 25 сентября 1943 года, в ходе Смоленской наступательной операции, 131 ордн спецназ сорвал прием около 3500 вражеских радиограмм, что составило 90% всех радиограмм противника. Из-за создания сильных радиопомех, немецкие штабы не смогли передать более 2700 важных радиограмм

Порой немецкие радисты по нескольку часов, раз 15-20 безуспешно пытались передать одну и ту же радиограмму, а затем аннулировали их, как утратившие значение.

Как видим, во втором периоде войны в радиоэлектронную борьбу с противником, кроме радиоподразделений частей связи, вступили отдельные радиодивизионы специального назначения. Это было важным шагом вперед в развитии радиоэлектронной борьбы. Анализ их боевой деятельности свидетельствует о том, что эти подразделения вели борьбу с радиосвязями в оперативно-тактическом звене противника (армия, корпус, дивизия) путем создания радиопомех. Основная задача заключалась в подавлении радиосредств различных пунктов управления противника, нарушении работы радиосвязей. В ходе ведения радиоэлектронной борьбы развивалась и совершенствовалась тактика действий ордн спецназ. Особенно следует отметить организацию круглосуточного наблюдения за радиосвязями противника средствами радиоразведки и установление мест расположения радиостанций, а также выявления их рабочих частот, создание радиопомех различными способами (путем излучения непрерывных колебаний на рабочей волне, передачи хаотического цифрового, буквенного и смешанного текстов, имитации работы вражеских радиостанций). В целом, как показывает опыт, радиопомехи в большинстве случаев срывали радиосвязь управления и взаимодействия соединений противника.

В третьем периоде войны тактика ордн спецназ, по ведению радиоэлектронной борьбы, получила дальнейшее развитие. Кроме создания радиопомех, они стали активно проводить радиодезинформацию. Значительно расширились и масштабы их деятельности.

Радиоэлектронная борьба в Великой Отечественной войне


Рассмотрим ряд конкретных примеров.

В Львовско-Сандомирской операции, проводимой силами 1-го Украинского фронта, участвовал и 132 ордн спецназ. Он успешно нарушал радиосвязь соединений группы армий «Северная Украина». Так, в ходе боев за освобождение Львова дивизион, находясь в поселке Грыцовце, севернее Тернополя, подавлял радиосвязь 1-й танковой армии, 1-й пехотной и 8-й танковой дивизий, а также радиосвязь взаимодействия восьми дивизий. За четыре дня боевой работы он сорвал около 80 радиограмм, передаваемых немецкими штабами соединений. В целом радиопомехи, создаваемые в ходе операции, неоднократно на длительное время срывали радиосвязь штабов дивизий и армейских корпусов группы армий «Северная Украина».

В ходе стратегической операции советских войск по освобождению территории Прибалтики принимал участие 226 ордн спецназ, входящий в состав 2-го Прибалтийского фронта. В ходе наступления, проходившего с августа по октябрь 1944 года, он нарушал радиосвязь управления и взаимодействия оперативных штабов: группы армий «Север», полевых и танковых армий, ведущих оборонительные бои на фронте протяженностью около 1000 км. В начале операции дивизион, располагаясь в районе Себеж, нарушал радиосвязь штабов армий с подчиненными корпусами и дивизиями, и беспроводную связь взаимодействия их с 3-й танковой армией. Оборонявшиеся войска, имея устойчивую проводную связь, в начале операции мало пользовались радиосредствами. Однако по мере отступления под мощными ударами Советской Армии вражеские дивизии, корпуса, а затем и армии для обеспечения управления и взаимодействия начали применять радиосвязь. В этих условиях радиопомехи, создаваемые радиодивизионом, весьма эффективно срывали радиосвязь штаба 3-й танковой армии со штабами окруженных 16-й и 18-й армий. В августе радиопомехами было сорвано более 1000 передач радиограмм противника.

Во время радиопомех немецкие радисты часто меняли рабочие частоты, пытались отправить радиограммы в промежутках между радиопомехами, прекращали, а затем через 3-5 минут возобновляли радиопередачи, давали ложные квитанции о приеме радиограмм, но через 10-15 минут просили их снова повторить. Однако, несмотря на принимаемые ими меры, радиопомехи нарушали, а иногда на длительное время даже срывали радиосвязь и тем самым затрудняли управление войсками, отступавшими в Восточную Пруссию.

В ходе Висло-Одерской операции, с января по февраль 1945 года, радиоэлектронную борьбу вели два радиодивизиона спецназа — 130-й и 132-й. Здесь особенно поучительными были действия 132 ордн спецназ по подавлению радиосвязи войск противника, попавших в окружение в Глогау и особенно в Бреслау (Вроцлав).

Развернувшись вблизи поселка Вангеу, а затем в 6 км к западу от Бреслау, дивизион создавал эффективные помехи радиосвязи штабов войск, окруженных в городе, со штабами танковой армии (г. Бауцен), 17-й армии, 8-го авиакорпуса и с группой ближней авиаразведки, а также между штабами окруженных войск в Бреслау и Глогау. В результате советских радиопомех, немецкие радисты производили по 30-50 попыток установить связь и все-таки не могли длительное время передать важные радиограммы. Всего с помощью радиопомех было сорвано: в Бреслау — около 700 передач радиограмм и свыше 2800 попыток вхождения в радиосвязь; в Глогау — 360 передач. Интенсивные радиопомехи не дали возможности передать по радио из Глогау в Бауцен ни одной из 26 оперативных радиограмм.

Радиоэлектронная борьба в Великой Отечественной войне


Наблюдая за радиосвязью противника, дивизион обратил внимание на незначительный радиообмен окруженной группировки в Бреслау с войсками, действовавшими вне окружения. Из перехваченных радиопереговоров было выявлен тот факт, что германские войска для связи использовали подземные кабели. В результате поиска было обнаружено, а затем выведено из строя 45 подземных кабелей, тянущихся из Бреслау. После этого интенсивность радиопереговоров усилилась, что позволило радиопомехами нарушить радиосвязь окруженной группировки с войсками, действующими вне окружения.

Особое внимание при постановке радиопомех было уделено нарушению радиосвязи военно-транспортных самолетов, доставлявших грузы окруженным войскам. Благодаря этому, экипажи немецких самолетов часто теряли ориентировку и не могли найти районы выброски грузов.

Нарушая радиосвязь соединений группы армий «Центр», советские радиодивизионы спецназ значительно затруднили управление вражескими войсками и взаимодействие между окруженными группировками в Бреслау, Глогау, Познани. Это способствовало скорейшему их разгрому.

Радиопомехи, удары авиации и артиллерии по пунктам управления противника весьма эффективно нарушали управление и взаимодействие сухопутных войск, авиации, сил и средств ПВО, что, несомненно, оказало значительную помощь советским войскам и в разгроме берлинской группировки.

В наступательных операциях Советской Армии в годы войны радиоэлектронная борьба успешно велась, с одной стороны, созданием активных радиопомех радиосвязи и пассивных помех радиолокационным средствам противника, проведением мер радиомаскировки и дезинформации, а с другой — скрытием своих средств радиосвязи и радиолокации от радиоразведки и подавления противником.

Одновременно с ведением радиоэлектронной борьбы по данным пеленгования авиация и артиллерия наносили удары по вражеским пунктам управления, узлам связи, радиолокационным постам, радиопрожекторным установкам. Весьма интенсивно радиоэлектронная борьба велась тогда, когда в тесном взаимодействии действовали специальные наземные подразделения радиопомех и самолеты-постановщики пассивных помех. В ходе борьбы непрерывно совершенствовались тактические способы и методы их боевой деятельности: быстрота поиска и распознавания, правильная оценка и определение принадлежности радиосвязей, выбор целей для создания радиопомех, особенно при смене командных, наблюдательных пунктов и радиоданных.

Радиоэлектронная борьба в Великой Отечественной войне


Источники:
Болтунов М. «Золотое ухо» военной разведки. М.: Вече, 2011. С.66-71, 88-102, 114-117.
Палий А. Радиоэлектронная борьба в войнах и вооруженных конфликтах. М.: ВАГШ, 2007, С. 64-72.
Палий А. Радиоэлектронная борьба в ходе войны // Военно-исторический журнал. 1976. №5. С. 10-16.
Гордиенко В. Столетие радиоэлектронной борьбы // Независимое военное обозрение. 11 апреля 2003 г.
Кожевников С. Радиоэлектронная борьба в годы Великой Отечественной войны // Белорусская военная газета. 16 апреля 2014 г.
Автор: Инженер-технарь


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 10
  1. Мэнгел Олыс 18 декабря 2015 06:49
    В России РЭБ имеет давнюю историю. Впервые подавление вражеских радиосетей помехами для нарушения координации артиллерийского огня было успешно применено русскими связистами еще в 1904 году. Также во время Первой мировой войны русские средства радиосвязи использовались для создания помех работе германских радиосетей.
    Во время Великой Отечественной войны РЭБ велась уже на постоянной основе. 16 декабря 1942 года ГКО СССР издано постановление «Об организации в Красной Армии специальной службы по забивке немецких радиостанций, действующих на поле боя».
    В современных реалиях эффект воздействия средств РЭБ становится сравним с применением современного высокоточного оружия, по некоторым показателям даже превосходит его.Особенно это было продемонстрировано во время «пятидневной войны» с Грузией.После этого наше руководство стало оказывать более пристальное внимание развитию отечественных средств РЭБ.
    1. iouris 18 декабря 2015 17:29
      В СССР радиосвязь между самолётами и подразделениями сухопутных войск была полностью открытой. То есть армия во время войны была бы неуправляемой.
  2. костяныч 18 декабря 2015 09:02
    Во блин даже не знал что наши использовали войска РЭБ
    статье плюс
  3. michell 18 декабря 2015 10:19
    Знакомый рассказывал - читал книгу о войне, там был такой эпизод: у командира нашего подразделения возникло опасение, что телефонная линия связи прослушивается немцами. Времени на перекладку линии не было, информацию надо передавать срочно, но к немцам информация попасть не должна. Командир вспомнил, что у него в подразделении служит боец - узбек, у которого в том подразделении, с которым нужно было связаться, служит родной брат. Дальше - дело техники - командир вызывает своего узбека, просит того командира позвать к телефону его брата, садит узбека на телефон, диктует ему информацию на русском языке, узбек передает её своему брату по-узбекски, тот, в свою очередь, переводит её своему командиру. Посмеялся от души, представив себе реакцию немца, прослушивающего наши переговоры, и пытающегося объяснить своему командиру, почему он ничего не может разобрать. ЗАС-телефон, поколение первое laughing
    1. aviator1913 18 декабря 2015 10:58
      В каком то из фильмов американских описывалось использование в отрядах индейцев определенного племени. Для шифровки сообщений)
      1. LÄRZ 18 декабря 2015 17:02
        "Говорящие с ветром"
    2. igordok 18 декабря 2015 11:54
      Цитата: michell
      Посмеялся от души, представив себе реакцию немца, прослушивающего наши переговоры, и пытающегося объяснить своему командиру, почему он ничего не может разобрать. ЗАС-телефон, поколение первое

      Не 100% защита. Недалеко мог оказаться узбек-хиви.

      Краем уха или глаза, попадалась информация, что в ПМВ наши использовали коренных жителей Сибири, которые не знали ни чего кроме своего родного языка. При штабе был русско-тунгузский (для примера) переводчик. Штаб доводил до переводчика что надо передать. Переводчик переводил на родной язык тунгуса-"связиста". "Связиста" одного или с охранением, отправляли в соседний штаб где он передавал информацию переводчику. Смысл был в том, что даже взяв в плен, не зная языка невозможно быстро допросить "связиста", даже под пытками.
      Правда вопрос, всю-ли информацию можно перевести на язык где еще живут в первобытно-общинном строе. Многие понятия им неведомы.
  4. iv-nord 18 декабря 2015 11:04
    Американцы использовали язык индейцев наваха. Но статья о РЭБ. Во время службы сталкивался. Очень нужные подразделения.
  5. LÄRZ 18 декабря 2015 17:10
    У нас на службе р/станции распологались в 5км. от штаба. "Точка" называлась ЗПДРЦ (замаскированный передающий дальний радиоцентр). 5 человек круглосуточно дежурили.
  6. zav 20 декабря 2015 08:52
    Кстати о пользе связи на войне. Рассказывал знакомый, дядя Ваня. На Сандомирском плацдарме в Польше немцы провели контрудар и разбили нашу дивизию по запчастям. Вот комполка, оставшийся без связи и без ясного плана, поручает дяде Ване (связисту) установить связь с другим полком, который находится неизвестно где. Дядя Ваня на мотоцикле с барабаном полевика, который разматывался по ходу движения, отправился в путь. Вылетаю, - рассказывает он, - из-за пригорочка на спуск к речке, а там, на привале расположилась группа немцев с полевой кухней. Понятно, что шок и трепет почти, но не у всех. Кое-кто из немцев успел вскочить и схватиться за шмайсер, а дядя Ваня успел проскочить между вражеской группой и кухней, затормозить барабан и дать стрекача обратно на взгорок. Как мы знаем провод-полевик почти не рвется, и может легко подкосить группу людей с автоматами, что он и сделал. Так что если и стреляли они, но в дядю Ваню все равно не попали. А тот лупанул на своем мотоцикле куда глаза глядят, и – надо же! – выскочил на искомый полк. Связь наладили, действия скоординировали и победили. Дяде Ване Красное Знамя на грудь.
    zav

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня