Блюхер о солнце. Часть 2

Блюхер о солнце. Часть 2


Блюхер был всё же творческой натурой. Например, накануне штурма Волочаевки он направил командующему белыми войсками генерал-майору Виктору Молчанову письмо, начав его весьма необычно: «Какое солнце предпочитаете, вы, генерал, японское или восходящее солнце новой русской государственности?»

Но опытный генерал-майор Молчанов (он прожил до 1975 года и благополучно скончался в Сан-Франциско, написав несколько книг мемуаров) не внял страстным призывам Блюхера и стал оказывать сопротивление, в конечном итоге был сломлен и вовремя покинул Страну Советов. Вот как поэтапно развивались события в феврале.


Прежде всего красным необходимо было овладеть станцией Ольгохта, чтобы превратить её в плацдарм для развёртывания наступления на Волочаевку.

Блюхер о солнце. Часть 2


5 февраля второй полк красных при поддержке 3-й батареи и бронепоезда №8 ворвался на станцию и занял её. Молчанов отдал приказ отбить у красных станцию, но те держались стойко, отбивая атаки. Они ждали подкрепления своих, но помощь смогли прийти к ним только через пять дней — потому, что у Блюхера возникла идея, на реализацию которой потребовалось время.

Накануне штурма Волочаевки Блюхер собрал совещание командиров. Он хотел ещё раз обсудить план предстоящей операции. Неожиданно для всех у него возникает идея использовать опыт Перекопа, и он приказал командиру сводной штурмовой бригады Покусу «сформировать штурмовые взводы, которые свести в штурмовые колонны, имеющие задачей прорыв заграждений. Штурмовые колонны снабдить гранатами, ножницами, кошками и топорами».

Опять понадобилось время, чтобы нижестоящие командиры выполнили эти указания Блюхера. И только к 10 декабря все приготовления, наконец, были закончены, и главком отдал приказ о наступлении. В ночь на 10 февраля войска НРА начали развёртываться, а утром начался бой за Волочаевку.

Сводная бригада Покуса, партизанские отряды Петрова-Тетерина и Шевчука начали непосредственный штурм волочаевских укреплений, а Забайкальская группа Томина направилась вдоль Амура в обход левого фланга для удара по ближайшему тылу белых и окружения его в районе Хабаровска.

Первыми подошли к проволочным заграждениям бойцы шестого полка и бросились на штурм. Чтобы перерезать проволоку, не хватало ножниц, и бойцы прикладами рвали колючую проволоку, штыками копали промёрзшую землю и вытаскивали колья под сильным перекрёстным огнём из пулемётов и бронепоездов белых (один из них — бронепоезд «Каппелевец»).

Блюхер о солнце. Часть 2


В центре укрепления белых штурмовала команда красных разведчиков особого Амурского полка, но и она застряла. Дважды командир шестого полка Захаров водил своих бойцов в атаку, но сильный огонь преграждал им путь. Единственный танк, который оказывал поддержку наступающим красным частям, на подходе к заграждениям был подбит.

Продолжать атаку красные части уже не могли. «Бойцы лежали перед проволокой, зарывшись в снег. Бой не дал никаких результатов. Потери были большими. Более 400 человек выбыло в тот день из строя. К ночи мороз усилился, поднялась пурга. Всю ночь и весь следующий день красные лежали под открытым небом», — вспоминают участники боёв.

Блюхер решает на следующий день перегруппировать войска и подготовить их к новому наступлению.

К вечеру 11 февраля были восстановлены железнодорожные мосты и к фронту подтянулись бронепоезда. На рассвете 12 февраля три орудийных выстрела бронепоезда № 9 послужили для новой красной атаки. После часовой артиллерийской подготовки бойцы пошли снова в атаку. Бронепоезда белых открыли ураганный фланговый огонь. Тогда на помощь красной пехоте пришли артиллеристы. Бронепоезда белых отступили. Это дало возможность бронепоезду красных № 8 двинуться вперёд, ворваться в расположение белых и открыть огонь. Это позволило лежащим красным бойцам снова подняться в атаку.

Одновременно Блюхер потребовал от Томина, разбившегося белых на правом фланге и освободившего опорные пункты Верхне- и Нижне-Спасское, «самым решительным образом прийти на помощь Сводной стрелковой бригаде… и нанести удар в тыл волочаевской группе противника. Удар должен быть скорым и решительным». Время удара в приказе не указывалось, лишь общие формулировки. Обходная колонна Томина вышла в тыл белых и подожгла деревянный мост в нескольких километрах от Волочаевки.

В оперативной сводке полевого штаба Народно-революционной армии от 12 февраля говорится, что «Сводная стрелковая бригада, окружив к вечеру 11 февраля Волочаевку, сегодня перешла в решительную атаку, действуя на правом фланге 6-м и 3-м стрелковыми полками, и одновременно ударом 4-го кавалерийского полка со стороны Даниловки в 11 часов 32 минуты заняла Волочаевку. Сопротивление было настолько велико, что наши части, бросаясь на укрепления противника, расстреливались картечью, повисая на проволоке».

Блюхер о солнце. Часть 2


Орденом Красного Знамени и почётным революционным оружием «Т» был награждён военкомбриг сводной стрелковой Василий Трегубенков (Приказ РВСР № 82 от 1923 года) за то, что в бою «под станцией Волочаевкой 12 февраля 1922 года, когда наши части под покровом ночи подошли к первому ряду проволочных заграждений, он, личным примером увлекая за собой бойцов, невзирая на яростный огонь противника, бросился на проволочные заграждения, чем способствовал успеху наших частей на этом участке боя».

Волочаевка была взята.

А путь Блюхера на Дальнем Востоке в 1922 году завершался.

14 февраля красные освободили Хабаровск.

Блюхер о солнце. Часть 2


А в июле 1922 года Блюхера отозвали в Москву. В августе этого же года его назначают командиром-комиссаром первого стрелкового корпуса, стоящего в Петрограде и его окрестностях. Он также становится комендантом Петроградского укрепительного района. Два года Блюхер работает в этой должности и снова его отправляют на Восток. Но это другая история.
Автор: Полина Ефимова


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 9
  1. Андрюха Г 25 декабря 2015 07:10
    От героев былых времен не осталось порой имен.
    Те, кто приняли трудный бой, стали просто землей и травой.
    Только грозная доблесть их поселилась в сердцах живых.
  2. parusnik 25 декабря 2015 08:07
    Штурмовые ночи Спасска, Волочаевские дни...
  3. a.s.zzz888 25 декабря 2015 08:32
    В начале восьмидесятых прошлого века (а ведь действительно уже прошлого!) учился в г.Хабаровске. Проживал на квартире... бывшего одного из секретарей штаба Блюхера. Тихая, скромная, миловидная уже в годах женщина. Звали её Муза Павловна. Фамилию, к сожалению подзабыл. Удивлялся её памяти. Она многое рассказывала о жизни Блюхера и его семьи. Таких фактов не встретишь в печати.
    Жила одна, очень скромно. Подрабатывала тем, что сдавала комнату. Жива-ли, Муза Павловна?
  4. wertin 25 декабря 2015 10:46
    Так точно! В Хабаровске в 1983-84 годах приходилось бывать в ресторане гостиницы "Интурист". Обратил внимание на пожилую женщину, частенько там обедавшую. Это оказалась Глафира Лукинична, последняя жена Блюхера. Не удержался и подошел к ней. Совершенно простая женщина. Немного поговорили, но особо не стал надоедать. Потом несколько раз видел её снова там же. Всегда здоровалась и улыбалась.
  5. Aleksander 25 декабря 2015 10:58
    Удивителен интерес автора статьи к этому персонажу, которого вполне заслуженно сожрала та же система, которую он создавал. Именно на основании его доносов были расстреляны две его жены, дочь, родной брат с женой-вот это и есть главные, ярко его характеризующие деяния....
    1. Heimdall49 25 декабря 2015 11:54
      Ну так то оно да, но Блюхер не последний был человек по уровню дарований среди красных полководцев. Интересно почитать.
      1. Allax 5 января 2016 18:57
        Ну не знаю, насчёт "непоследнего по уровню дарований". Насколько я понял из статьи, Блюхеровская идея использовать опыт Перекопа привела лишь к тому, что его солдаты целый день лежали в снегу под открытым небом и пулемётами белых. А положение спас обходной манёвр Томина, ударившего белым в тыл.
  6. moskowit 25 декабря 2015 12:22
    Фотография открывающая статью, совсем не подходит для статьи о Блюхере. На ней изображён бронепоезд "Офицеръ", который оперировал на других ТВД, и исключительно в Белой Армии. Половина надписи и эмблема легко читаются. Герой статей Полины Ефимовой, свои полководческие дарования проявлял на других театрах военных действий нашей огромной страны...

    "...Сформирован 7 августа 1918 года после взятия Добровольческой армией Екатеринодара из бронеплощадок, оставленных отступающими войсками РККА на левом берегу Кубани. Ввиду того, что Красная Армия взорвала мост через Кубань и белые бронепоезда остались на правом берегу реки, на время стал основным бронепоездом Добровольческой Армии. Первоначально состоял из одной открытой платформы с трехдюймовым орудием образца 1900 года и двух пулеметных бронеплощадок. Первый командир бронепоезда — капитан Харьковцев..." (из Википедии).
  7. Nross 25 декабря 2015 15:16
    То была катастрофа не только всего русского народа, но и всей России.

    Одним сказали, что аристократия - основа государственности, другим, что лучше без неё. (это к слову о результатах ельцинской приватизации)....

    Как же это сильно те дела минувших дней напоминают белорусско-российско-украинские отношения последних 25 лет. Видать и вправду у англосаксов, в т.ч. и в веймарской германии, более чем эффективная "дипломатия". Всё накладывается на социальный аспект, и как никогда он похож на сегодняшнюю Россию(разве что демография ни к чёрту).

    Порой поражаешься, на сколько же слаб и глуп человек, способный поверить увещеваниям "врагов" и сладким речам "друзей", ратующих за то, чтобы брат убил брата....
  8. санёк 25 декабря 2015 16:27
    Хорошая статья
  9. Комментарий был удален.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня