Блюхер о солнце. Часть 2

Блюхер о солнце. Часть 2


Блюхер был всё же творческой натурой. Например, накануне штурма Волочаевки он направил командующему белыми войсками генерал-майору Виктору Молчанову письмо, начав его весьма необычно: «Какое солнце предпочитаете, вы, генерал, японское или восходящее солнце новой русской государственности?»


Но опытный генерал-майор Молчанов (он прожил до 1975 года и благополучно скончался в Сан-Франциско, написав несколько книг мемуаров) не внял страстным призывам Блюхера и стал оказывать сопротивление, в конечном итоге был сломлен и вовремя покинул Страну Советов. Вот как поэтапно развивались события в феврале.

Прежде всего красным необходимо было овладеть станцией Ольгохта, чтобы превратить её в плацдарм для развёртывания наступления на Волочаевку.



5 февраля второй полк красных при поддержке 3-й батареи и бронепоезда №8 ворвался на станцию и занял её. Молчанов отдал приказ отбить у красных станцию, но те держались стойко, отбивая атаки. Они ждали подкрепления своих, но помощь смогли прийти к ним только через пять дней — потому, что у Блюхера возникла идея, на реализацию которой потребовалось время.

Накануне штурма Волочаевки Блюхер собрал совещание командиров. Он хотел ещё раз обсудить план предстоящей операции. Неожиданно для всех у него возникает идея использовать опыт Перекопа, и он приказал командиру сводной штурмовой бригады Покусу «сформировать штурмовые взводы, которые свести в штурмовые колонны, имеющие задачей прорыв заграждений. Штурмовые колонны снабдить гранатами, ножницами, кошками и топорами».

Опять понадобилось время, чтобы нижестоящие командиры выполнили эти указания Блюхера. И только к 10 декабря все приготовления, наконец, были закончены, и главком отдал приказ о наступлении. В ночь на 10 февраля войска НРА начали развёртываться, а утром начался бой за Волочаевку.

Сводная бригада Покуса, партизанские отряды Петрова-Тетерина и Шевчука начали непосредственный штурм волочаевских укреплений, а Забайкальская группа Томина направилась вдоль Амура в обход левого фланга для удара по ближайшему тылу белых и окружения его в районе Хабаровска.

Первыми подошли к проволочным заграждениям бойцы шестого полка и бросились на штурм. Чтобы перерезать проволоку, не хватало ножниц, и бойцы прикладами рвали колючую проволоку, штыками копали промёрзшую землю и вытаскивали колья под сильным перекрёстным огнём из пулемётов и бронепоездов белых (один из них — бронепоезд «Каппелевец»).



В центре укрепления белых штурмовала команда красных разведчиков особого Амурского полка, но и она застряла. Дважды командир шестого полка Захаров водил своих бойцов в атаку, но сильный огонь преграждал им путь. Единственный танк, который оказывал поддержку наступающим красным частям, на подходе к заграждениям был подбит.

Продолжать атаку красные части уже не могли. «Бойцы лежали перед проволокой, зарывшись в снег. Бой не дал никаких результатов. Потери были большими. Более 400 человек выбыло в тот день из строя. К ночи мороз усилился, поднялась пурга. Всю ночь и весь следующий день красные лежали под открытым небом», — вспоминают участники боёв.

Блюхер решает на следующий день перегруппировать войска и подготовить их к новому наступлению.

К вечеру 11 февраля были восстановлены железнодорожные мосты и к фронту подтянулись бронепоезда. На рассвете 12 февраля три орудийных выстрела бронепоезда № 9 послужили для новой красной атаки. После часовой артиллерийской подготовки бойцы пошли снова в атаку. Бронепоезда белых открыли ураганный фланговый огонь. Тогда на помощь красной пехоте пришли артиллеристы. Бронепоезда белых отступили. Это дало возможность бронепоезду красных № 8 двинуться вперёд, ворваться в расположение белых и открыть огонь. Это позволило лежащим красным бойцам снова подняться в атаку.

Одновременно Блюхер потребовал от Томина, разбившегося белых на правом фланге и освободившего опорные пункты Верхне- и Нижне-Спасское, «самым решительным образом прийти на помощь Сводной стрелковой бригаде… и нанести удар в тыл волочаевской группе противника. Удар должен быть скорым и решительным». Время удара в приказе не указывалось, лишь общие формулировки. Обходная колонна Томина вышла в тыл белых и подожгла деревянный мост в нескольких километрах от Волочаевки.

В оперативной сводке полевого штаба Народно-революционной армии от 12 февраля говорится, что «Сводная стрелковая бригада, окружив к вечеру 11 февраля Волочаевку, сегодня перешла в решительную атаку, действуя на правом фланге 6-м и 3-м стрелковыми полками, и одновременно ударом 4-го кавалерийского полка со стороны Даниловки в 11 часов 32 минуты заняла Волочаевку. Сопротивление было настолько велико, что наши части, бросаясь на укрепления противника, расстреливались картечью, повисая на проволоке».



Орденом Красного Знамени и почётным революционным оружием «Т» был награждён военкомбриг сводной стрелковой Василий Трегубенков (Приказ РВСР № 82 от 1923 года) за то, что в бою «под станцией Волочаевкой 12 февраля 1922 года, когда наши части под покровом ночи подошли к первому ряду проволочных заграждений, он, личным примером увлекая за собой бойцов, невзирая на яростный огонь противника, бросился на проволочные заграждения, чем способствовал успеху наших частей на этом участке боя».

Волочаевка была взята.

А путь Блюхера на Дальнем Востоке в 1922 году завершался.

14 февраля красные освободили Хабаровск.



А в июле 1922 года Блюхера отозвали в Москву. В августе этого же года его назначают командиром-комиссаром первого стрелкового корпуса, стоящего в Петрограде и его окрестностях. Он также становится комендантом Петроградского укрепительного района. Два года Блюхер работает в этой должности и снова его отправляют на Восток. Но это другая история.
Автор:
Полина Ефимова
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

9 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти