Семестр потерь

От прежней академии РВСН остается одно название

7 декабря исполнилось 195 лет со дня основания Военной академии РВСН имени Петра Великого. В третий раз за свою почти двухвековую историю вуз встречает свой день рождения на новом месте.


Впервые это случилось в 1938 году после передислокации из Ленинграда в Москву по постановлению Совета народных комиссаров СССР. Второй раз – в 1941–1943 годах, когда академия была эвакуирована из осажденной Москвы в Самарканд (возвращена в столицу в августе 1944-го). И наконец, третье перемещение – в подмосковную Балашиху – совершилось этим летом.

Переезд под покровом тайны


С самого начала вывод академии из Москвы был окутан завесой тайны, а точнее – дезинформации. Так, целью этой акции вначале называлось создание на едином обособленном пространстве военного учебно-научного центра (ВУНЦ) РВСН в составе академии и 4-го ЦНИИ Минобороны. Причем вариант базирования ВУНЦ именно в Балашихе на первых порах даже не рассматривался, а стал достоянием общественности только после посещения министром обороны Военно-технического университета 7 февраля текущего года. Затем, когда в марте-апреле концепция наращивания сети ВУНЦ Минобороны была признана Советом безопасности ошибочной, необходимость передислокации академии стала объясняться созданием условий для ее преобразования в образцовый вуз. Без расширения территории с планируемой в перспективе застройкой объектами современной инфраструктуры это объявлялось невозможным. Доступная официальная информация о дальнейшем предназначении освобождаемых академией 11 гектаров дорогой земли в центре Москвы отсутствовала.

26 июня, на момент вывоза оборудования и имущества, официальных документов о передислокации уровня правительства или министра обороны не было, все транспортно-погрузочные и прочие мероприятия проводились исключительно на основе устных распоряжений.

28 августа Сергей Шойгу подписал соответствующую директиву со сроком исполнения 1 сентября, поступившую в академию лишь 3 сентября.

К концу июля, несмотря на попытки противодействия общественности, перебазирование вуза было в основном завершено. Силами офицеров и курсантов проделана колоссальная работа по демонтажу, погрузке и выгрузке оборудования, документации и имущества, которая только по счастью обошлась без серьезных травм.

Ради скорейшего освобождения зданий на Китайгородском проезде при неготовности фондов в Балашихе принять все имущество академии его вывоз осуществлялся по нескольким адресам: в ограниченном объеме – в здания и сооружения в Балашихе, остальное – в загородный учебный центр академии, в ее Серпуховской филиал, в 4-й ЦНИИ Минобороны (Королев) и другие места. В течение августа-сентября велась интенсивная работа по элементарному обустройству перебазированных подразделений на новом месте силами (и частично за личный счет) офицеров постоянного состава и курсантов. Включая и переоборудование одной (временно свободной) из курсантских казарм под размещение некоторых кафедр и служб. Никакой помощи в этих строительных работах академии оказано не было. При этом надо отдать должное министру обороны, который выполнил все, что обещал. В штат академии включено автомобильное подразделение, выделены автобусы, из соединений РВСН со всей страны собрано необходимое количество водителей-контрактников. Это позволило организовать регулярную доставку сотрудников академии от ближайших станций метро в Балашиху и обратно, что не сократило продолжительности езды, но хотя бы ее удешевило. По решению Сергея Шойгу для компенсации потерь в заработной плате гражданским педагогам и научным сотрудникам, согласившимся продолжить работу в академии после ее переезда в Балашиху, установлены дополнительные ежемесячные стимулирующие выплаты. Правда, их регулярное осуществление пока не налажено. К тому же они стали причиной раздора между двумя категориями сотрудников академии: переехавшими из Москвы (выплаты предназначены именно для них) и принятыми на работу уже после 1 сентября (на них эта доплата не распространена).

Семестр потерь


Вдобавок ко всему руководство вынуждено было согласиться с временным двойным базированием: из-за невозможности размещения в Балашихе научно-исследовательский центр академии вместе с отделом организации научной работы и подготовки научно-педагогических кадров пока остается на московских площадях. Здесь же продолжают свою деятельность и диссертационные советы. Часть сотрудников в ожидании другого постоянного или служебного жилья остаются в общежитиях академии на московской территории. В прежнем режиме пока функционируют крытый плавательный бассейн и столовая Военторга.

29 августа на новом месте дислокации академии приведены к присяге курсанты набора 2015 года, 1 сентября традиционным митингом открыт очередной семестр, 7 декабря проведены мероприятия, посвященные 195-летию вуза. Таким образом, задача форсированной передислокации академии, поставленная министром обороны, с формальной точки зрения успешно выполнена. Основные учебные корпуса академии освобождены, хотя до сих пор никому не переданы. А с неформальной?

Сумбур вместо учебы


Завершается первый семестр. В результате необъяснимой поспешности и неподготовленности переезда он оказался скомканным. Из-за задержки с выходом распорядительного документа Министерства обороны о передислокации академия подошла к началу учебного года без нового устава, без переоформленной лицензии на право образовательной деятельности, без перерегистрации по новому адресу диссертационных советов, без наличия в своем составе (по месту нахождения) научных подразделений. То есть в целом – без формальных оснований на само существование в качестве организации высшего образования, тем более типа «академия». Эта правовая коллизия повлекла за собой целый букет нарушений в области трудового законодательства. Сотрудники гражданского персонала так и не были официально уведомлены, как того требует Трудовой кодекс РФ, о переводе на другую работу (именно так трактуется перевод на работу в другую местность вместе с работодателем). Соответственно письменного согласия на продолжение работы (это также обязательная норма трудового права) никто не давал, а ранее заключенные трудовые договоры должны были утратить свою силу. Правдами и неправдами вопрос о переоформлении лицензии к середине ноября все-таки решен, но это лишь первый шаг. Вторым должна стать государственная аккредитация всех образовательных программ. Объективно академия к ней не готова, хотя в нашей сегодняшней действительности это отнюдь не исключает возможность получения соответствующего свидетельства.

В абсолютном большинстве случаев условия размещения офицеров и гражданского персонала не соответствуют нормам, чрезмерная стесненность никак не способствует эффективной работе.

Для проведения занятий катастрофически не хватает аудиторий с требуемой посадочной емкостью, компьютерных классов, особенно с выходом в Интернет, не обладает должной производительностью внутренняя локальная сеть, отсутствуют условия для проведения лабораторных работ по физике, химии, другим естественнонаучным дисциплинам. Пока не налажена работа с секретной документацией, ее размножением и обработкой. Без этого сугубо режимная академия просто не в состоянии нормально функционировать.

На качестве занятий крайне негативно сказывается отсутствие на специальных кафедрах объектов учебно-материальной базы, в большинстве своем временно вывезенных в другие места. Так, занятия по изучению ракетной техники приходится проводить в загородном учебном центре в Балабанове, на перемещение к которому уходит четыре часа в один конец.

Сложившаяся в академии за многие десятилетия система научной работы разрушена: основные объекты материальной базы исследований на старом месте демонтированы, а на новом – не воссозданы. Кафедры, докторанты, адъюнкты, слушатели и курсанты находятся в Балашихе, а научно-исследовательский центр (без секретной документации и библиотеки), отдел организации научной работы и подготовки научно-педагогических кадров с отделением военно-технической информации и бюро изобретательства – в Москве, причем с неопределенными сроками пребывания на старой территории.

На протяжении первого семестра продолжался регулярный отрыв от занятий курсантов для выполнения незавершенных работ по вывозу имущества из Москвы, в частности экспозиции музея, типографии, фундаментальной библиотеки, а также освобождению помещений учебных корпусов от списанной и поломанной мебели, демонтажу и утилизации оборудования.

К счастью, пока не приходится говорить о массовом исходе из академии квалифицированных кадров. Но потери есть. К примеру, на кафедре математики не осталось ни одного доктора физико-математических наук, кафедру естественнонаучных дисциплин оставили все доктора наук и профессора-механики. В целом на середину декабря убыль докторов и кандидатов наук составила около 10 процентов, что далеко от того критического уровня (до 70 процентов), который прогнозировался противниками неподготовленной передислокации. И дело не в неверности прогноза. Если бы это было так, руководство Минобороны с ним не считалось бы. Соответственно не принимало бы затратных парирующих мер. На данном этапе эти меры в совокупности с рядом других обстоятельств сыграли позитивную демпфирующую роль. В некоторой степени сказалось выполнение обязательств Министерства обороны по снижению остроты транспортной проблемы и компенсации финансовых потерь научно-педагогических работников из числа гражданского персонала, а также негласное введение для них так называемого гибкого графика работы. Кроме того, сдерживающим фактором послужила и отсрочка организационно-штатных мероприятий, которыми предполагали (и насколько известно, все еще предполагают) воспользоваться для увольнения часть офицеров постоянного состава. Увольнения гражданских сотрудников, принявших для себя такие решения, по-видимому, отложены ими до получения причитающихся премиальных выплат по майскому указу президента 2012 года за I–IV кварталы. Дело в том, что средства на это из бюджета Минобороны выделяются только в конце года. Поэтому людям, уволившимся раньше, все их текущие трудовые и творческие достижения при расчете не учитываются, поскольку неизвестен реальный объем средств, который выделят для премирования. А самое главное заключается в том, что условия временного двойного базирования позволили избавить от немедленного и болезненного расставания с родным вузом большое число возрастных докторов наук. Сегодня непосредственно в Балашихе служат и работают только около 40 процентов оставшихся в академии докторов наук, из которых три четверти – по тому самому гибкому графику. Порядка 60 процентов переназначены на научные должности и пока трудятся в подразделениях на московской площадке, составляя основу диссертационных советов.

Три кита для устойчивости


Судьба академии, переживающей сегодня сложнейший период в своей истории, по-прежнему небезразлична ее ветеранам, в том числе и тем, кто активно выступал против переезда. Хотя некоторые из руководителей пытаются навесить на инициаторов этих действий ярлыки чуть ли не врагов академии, ветераны вуза заинтересованы только в одном: чтобы государственное дело, которому они себя посвятили, не пошло прахом из-за необоснованных решений отдельных начальников. В практическом плане сегодня это сводится к предотвращению дальнейшей дестабилизации коллектива и обеспечению минимизации продолжительности этапа перехода академии к устойчивому развитию.

В этой связи ключевыми, по нашему мнению, являются три момента.

Первый заключается в безусловном признании того, что академия как учебный и исследовательский центр в результате передислокации сильно сдала свои позиции и это никак не может быть компенсировано ни хорошим состоянием предоставленных в пользование объектов инфраструктуры бывшего ВТУ, ни стимулирующими выплатами, ни тем более гибким графиком работы.

Вторым и, возможно, главным ключевым моментом считаем то, что реальное движение в направлении возрождения академии ознаменует только начало полномасштабного строительства недостающих новых корпусов и объектов. По утвержденному министром обороны перспективному плану развития вуза оно должно было начаться уже в четвертом квартале текущего года, а завершено по первоочередным объектам – к декабрю 2016-го. Пока строительство не начато. Если из-за экономического кризиса или иных обстоятельств дело затянется либо, что еще хуже, будет сорвано, сотрудники академии окончательно разуверятся и в своем командовании, и в руководстве Вооруженных Сил. Со всеми вытекающими из этого последствиями в части качества работы и дальнейшей принадлежности к системе военного образования. Академия вряд ли выдержит еще и это испытание.

Как третий ключевой момент выделяем необходимость обеспечения терпеливого преодоления всем коллективом академии сегодняшней полосы нестабильности. Это возможно лишь при соответствующем настрое общественности и исключении шараханий руководства в поисках альтернативных выходов из ситуации. Здоровый микроклимат в коллективе формируется уважительным и бережным отношением к каждому из работников, демонстрацией реальных, пусть и не таких скорых, как хотелось бы, сдвигов к лучшему. В этом плане академии есть над чем поработать. Хотя бы над упорядочением системы стимулирующих выплат в интересах поддержки сотрудников всех категорий. Что же касается шараханий, то их потенциальная опасность уже просматривается, к примеру, в обсуждаемых вариантах решить надвигающуюся проблему размещения предстоящих наборов курсантов академии путем передачи их обучения в филиал в Серпухове. Или в предложении сократить до приемлемой численности научные подразделения имеющегося состава, которые не получилось разместить в Балашихе. Для академии все эти лукавые приспособленческие прожекты – разновидности дороги в никуда, путь в небытие.

Ветераны академии полностью разделяют мнение командования РВСН и руководства Министерства обороны о том, что сохранить один из ведущих военных вузов страны, обеспечить его желательное последующее развитие можно только совместными усилиями военного руководства и коллектива вуза. Они не просто заинтересованы и готовы к такому сотрудничеству, но и в пределах своих возможностей осуществляют его и намерены заниматься этим в дальнейшем. Формы сотрудничества могут быть разными. Где-то поддержка, непосредственное участие в решении практических задач, но где-то и критика. Не злопыхательская, а конструктивная и главное – исключительно в интересах скорейшего прохождения академией пика переживаемых сложностей с минимальными потерями. В этом плане у ветеранов академии нет оснований изменять самим себе.
Автор:
Ремус Маркитан, Александр Рассолов, Валентин Углов, Василий Блинов
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/articles/28611
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

57 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти