Кто и почему выбирает путь террора

Кто и почему выбирает путь террораСлучилось так, что пришлось мне подискутировать с известным журналистом Максимом Шевченко, который в Facebook перепостил материал под заголовком «Как ФСБ превращала спортсменку и отличницу в террористку». Речь шла о студентке МГУ Варваре Карауловой, пытавшейся перейти на сторону запрещенного в России «Исламского государства» (ИГ), но, по мнению уважаемого коллеги, ставшей подсадной уткой ФСБ. Тема, особенно в связи с последними событиями, мне показалась важной. Тем более что, посмотрев статистику, я обнаружил следующие данные. По данным Росфинмониторинга, в 2013–2014 годах более 3,5 тыс. граждан России направили денежные средства террористическим группировкам. Финансовая помощь направлялась из 80 регионов страны. За два указанных года на содержание террористов направлено 40 млн руб., с января по начало сентября 2015-го только на поддержку ИГ из страны ушло 300 млн. А на стороне ИГ в Сирии воюют, по данным МВД, озвученным на недавней пресс-конференции его главой Владимиром Колокольцевым, 1800 россиян.

В ЧЕМ ПРИВЛЕКАТЕЛЕН РАДИКАЛИЗМ



Действительно, почему люди радикализируются? Ведь судьба той же Варвары скорее всего была бы незавидной, если бы ей удалось перейти турецко-сирийскую границу и влиться в ряды ИГ. Она стала бы наложницей или живой бомбой-шахидкой, а может быть, и тем и тем.

Конечно, в козни ФСБ могут верить лишь очень наивные люди или простофили (хотя известна и русская поговорка на этот счет). При современном уровне техники для выявления вербовщиков ИГ в социальных сетях живые подсадные утки не нужны. Выявляют же сейчас все полиции мира педофилов с помощью аватарок, не прибегая к помощи реальных людей. Понятно, что не ФСБ делает из «спортсменок и отличниц» потенциальных террористов, а что или кто на самом деле?

В этом плане заслуживают внимания и другие примеры уже не предотвращенного намерения, а прямого участия россиян в деятельности ИГ. Речь идет о палаче из Ноябрьска, 28-летнем Анатолии Землянке. Он стал героем ролика, в котором отрезал голову 23-летнему россиянину Магомеду Хасиеву. Известно, что Землянка уехал из Ямало-Ненецкого автономного округа в июне 2013 года. В Ноябрьске у него остались родители и брат Тарас Землянка. Анатолий Землянка, получивший прозвище Джихади-Толик, окончил школу № 3 в городе Ноябрьске Ямало-Ненецкого автономного округа. И хотя в отличие от Варвары учился он посредственно, но поступил в тюменский вуз и занимался спортом.

Надо сказать, что в нашей редакции эти случаи вызвали оживленную дискуссию. Особенное сочувствие вызывала Варвара. Не всем приходило в голову объяснение того, как золотая медалистка российской школы и университетская отличница могла очутиться по своей воле в сетях джихадистов.

Я думаю, что поиски ответа на этот вопрос важны с учетом распространения терроризма по всем миру. Но здесь надо видеть два аспекта, почему люди преуменьшают (или не понимают) опасность терроризма и особенно катастрофические последствия и для личности, и для общества перехода под его знамена. А с другой стороны – понять, что толкает молодых людей к подобному роковому шагу. И мне кажется, что это стороны одной медали.

На первый вопрос я, по сути дела, ответил в начале статьи. Это характерное для российской интеллигенции (а ведь у нас интеллигентом считает себя практически каждый, имеющий корочки о высшем образовании) недоверие и критическое отношение к власти. О таких интеллигентах, кстати, в свое время говорил еще русский философ Бердяев. По его мнению, «этот своеобразный мир, живший до сих пор замкнутой жизнью под двойным давлением, давлением казенщины внешней – реакционной власти (Бердяев говорил о тогдашней власти, но мои оппоненты, конечно, имеют в виду сегодняшнюю. – «НВО») и казенщины внутренней – инертности мысли и консервативности чувств, не без основания называют «интеллигентщиной» в отличие от интеллигенции в широком, общенациональном, общеисторическом смысле этого слова». Из того, что сказано Бердяевым в XIX веке, многое, на мой взгляд, верно и в XXI.

ХОЖДЕНИЕ В ТЕРРОРИСТЫ


Теперь же проанализируем путь молодого человека в террористы. Статистика утверждает, что в 2014 году 32,6 тыс. человек погибли от рук террористов. На эти цифры указывает исследование «Международный индекс терроризма», которое недавно, по сообщению агентства Би-би-си, опубликовал австралийский Институт экономики и мира. Это на 80% больше, чем в 2013 году. По сравнению с 2000 годом, количество жертв терактов в мире увеличилось в девять раз.

Большая часть терактов происходит в пяти странах – Ираке, Нигерии, Афганистане, Пакистане и Сирии. В этих странах погибло 78% людей, ставших жертвами террористов в прошлом году. Однако постепенно терроризм из этих стран распространяется на другие государства. Количество стран, в которых от рук террористов погибло более 500 человек, выросло с 5 в 2013 году до 11 в 2014 году. В 67 странах в прошлом году от рук террористов погиб по крайней мере 1 человек. В их число вошли Франция, Бельгия, Австрия, Австралия, Канада и др. В этих странах теракты чаще совершают одиночки. Кто же становится террористом в современном мире?

Британское агентство Би-би-си опубликовало на этот счет подборку материалов об исследовании этой проблемы известными учеными. Если суммировать их выводы, отмечает агентство, то в зоне риска оказываются в основном образованные выходцы из среднего класса. А фактором риска становится политическая ситуация в стране, откуда родом человек. Гражданские войны, вооруженные конфликты или избыточное ограничение свобод граждан часто стимулирует терроризм. Так, по мнению специалиста ООН Нассры Хассана, который в 1996–1999 годах работал в Ираке и опрашивал террористов-смертников, которым не удалось совершить теракт, простых членов террористических организаций, а также членов их семей, в основном это были выходцы из среднего класса, получившие хорошее образование. Ими руководили религиозные убеждения, а также политические мотивы. Это положение полностью отвечает социальному статусу российских Варвары и Анатолия.

Известно также, что к идеям служения ИГ они пришли через Интернет. В 2010 году Анатолий завел страничку в социальной сети «ВКонтакте». Там он фигурировал под именем Толик Таймулла. Последние записи датированы 2011 годом. Последний статус Землянки: «Плачь мужчины – это слезы льва!» С точки зрения психоанализа в данном случае речь идет о явном недовольстве сегодняшним статусом и попытке самоутверждения на базе переоценки ценностей.

Что главное в данном случае для данной категории молодых людей? Варвара, судя по всему, не смогла провести грань между абсолютным злом, которое представляет собой ИГ, и добром. Анатолий сознательно выбрал зло. Другими словами, их базовые ценности (если таковые имелись) оказались весьма условными. По большому счету к этим ценностям можно отнести основные христианские заповеди: не убий, не укради... и основные человеческие грехи: гордыня и др.


Как известно, вопрос пути в терроризм занимал российских писателей в позапрошлом веке. В этой связи достаточно вспомнить знаменитых «Бесов» Достоевского, где выведен обобщенный тип революционера-террориста того времени. Говорят, что его прообразом стал русский нигилист Сергей Нечаев, составивший «Катехизис революционера», уникальный документ в истории террористического и революционного движения. Кстати, Владимир Ленин довольно благосклонно отзывался об этом террористе. Судя по подходу, террористов позапрошлого века и нынешних исламских террористов отличала только провозглашаемая цель. Других отличий у них не было. Фанатизм был их руководством к действию. Но фанатизм не рождается на пустом месте.

ГЛАВНЫЙ РИСК – БЕЗДУХОВНОСТЬ ОБЩЕСТВА


Ученые называют несколько потенциальных причин, толкающих людей на терроризм. Одним из первых выдвинул свою версию ученый из Гарварда Альберто Абади в своей работе 2004 года. Он полагает, что дело в политической свободе. В основе работы ученого из Гарварда лежит Международный индекс терроризма, рассчитываемый World Market Research Center для 186 стран мира. С помощью этого показателя Абади определил террористический риск для каждой страны: насколько вероятен в ней теракт. Этот показатель он сопоставил с ВВП на душу населения, Индексом человеческого развития, учитывающим доходы, уровень здоровья и образования жителей стран, а также коэффициентом Джини, измеряющим уровень расслоения в обществе. Кроме того, террористические риски он сравнил с Индексом политических прав, который рассчитывает Freedom House. Оказалось, что последний в наибольшей степени и объясняет риски терроризма.

В странах, где политические права слишком ограничены, очень высоки террористические риски. К таким странам относится большая часть Ближнего Востока, Африки, Азии и Россия.

Однако риск оказался высоким и для стран с низким значением индекса, то есть там, где политические права граждан почти не ограничены. К таким либеральным демократиям относится большая часть Европы и США. В зоне безопасности лишь государства с умеренным уровнем политической свободы, которых в мире не так уж и много.

Но как же быть со студенткой философского факультета МГУ или студентом тюменского техвуза? Под какие критерии они подпадают? Формально все может объясняться тем самым индексом политических прав – ведь Россия в зоне риска. И, наверное, переход кавказского подполья на сторону ИГ связан в том числе с подобным фактором. Но, на мой взгляд, значительно большую роль в выборе и Варвары, и Анатолия пути в терроризм в данном случае играли такие факторы, как бездуховность существования, разделенная семья (в случае Варвары), когда на становление человека практически не было времени, ограниченный кругозор и примитивная среда, характерная как раз для многих российских школ и вузов. Они создали своего рода духовный вакуум, в который могли с успехом внедриться любые идеи: от мусульманского фанатизма до экзотических религий или учения бога Кузи (разоблаченного не так давно полуграмотного самозванца, создавшего собственное сектантское учение).

В этом плане для предотвращения и профилактики подобных явлений, я думаю, важны два аспекта – это усилия государства и усилия общественности. С точки зрения государства внимание привлекает госпрограмма патриотического воспитания россиян до 2020 года, которая вызвала в СМИ массу комментариев, в том числе и негативных. Но действительно, случаи с Варварой и Анатолием показывают, что патриотизм в стране находится далеко не на самом высоком уровне и прежние усилия по его воспитанию нельзя признать эффективными. Пропаганду же вечных, гуманитарных ценностей на сегодня, наверное, проще вести именно с позиций церкви. И какая это будет церковь: православная или католическая, мусульманская или буддистская – особой роли не играет. Важна гуманитарная суть их послания обществу.
Автор:
Олег Никифоров
Первоисточник:
http://nvo.ng.ru/concepts/2015-12-25/1_terror.html
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

143 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти