Погибшего отца нашли спустя 75 лет

Погибшего отца нашли спустя 75 лет


Он считался без вести пропавшим и лежал в сырой земле там, где проходил Миус-фронт, 75 лет. Почти рядом жили его дети, но они не знали об этом.

В Ростовской области работает много поисковых отрядов, но, к сожалению, не меньше и лжепоисковиков, чёрных копателей. Некоторые считают, что поисковики занимаются лишь раскопками. Но это только небольшая часть работы настоящих поисковых отрядов. Ростовскому поисковому областному клубу «Память-Поиск» почти 30 лет. Все дела этой поисковой организации не перечислить в одной статье - это восстановленные имена, издание различных трудов по истории Великой Отечественной войны, патриотическое воспитание молодежи, архивные исследования, проведение областных, межрегиональных и международных поисковых экспедиций.


Вахты памяти - это в основном сезонные работы (весна, осень), а сбор информации - практически ежедневная работа. Стараются по максимуму собрать всю информацию - где воевал, погиб, похоронен. Помогают писать запросы в архивы, в посольства.

Не прекращается ни на день и сбор информации для нового издания Книги Памяти. В процессе работы уточняются списки, фамилии, все данные. Кто-то не записан, а кто-то записан дважды. У кого-то неправильно записана фамилия или имя. Да и когда в Книге Памяти не просто одна фамилия, а дана информация - где воевал, где погиб и похоронен или в каких краях пропал без вести, - то видишь, что нет практически ни одного места, за которое бы не отдали свои жизни мои донские земляки.

В ходе этой исследовательской работы видишь причастность наших земляков, родных к Великой Победе. Это вызывает гордость и за них, и за наш край. И, конечно, в каждой строчке - судьбы. Человек считается пропавшим без вести, а на него находятся документы - кто-то погиб в бою, кто-то в плену. Раньше такую работу сделать было просто невозможно.

На примере хочу показать, что меняется. Была такая запись: «Акименко Тимофей Маркович, род.**, ст. серж., пог. 19.03.1945 г.». После работы с архивными документами эта запись уже выглядит так: «Акименко Тимофей Маркович, родился в 1913 году, уроженец села Михайловка Вареновского сельского совета, призван 24.06.1941 года. Неклиновским РВК, 792 артиллерийский полк, 256 стрелковая дивизия, радист 3 батареи, старший сержант, погиб 19.03.1945 года, похоронен - Латвийская ССР, Митавский уезд Салдусской волости, 1 км юго-восточнее д. Вертилое, мать Анна Егоровна».

После войны захоронения переносились, укрупнялись. Нашла сайт о захоронениях и памятниках в Латвии - там есть на памятнике в Пампали запись - рядовой Т.М. Акименко, есть фотографии памятника.

С вопросом по Книге Памяти обратилась жительница Отрадного Бузаненко Надежда Степановна. Она рассказала, что ее отец и брат в 1943 году ушли на фронт вместе. И оба погибли. Брат ее, Деников Иван Степанович, записан в Книге Памяти, а вот имени отца, Деникова Степана Андреевича, почему-то там нет. Когда подробней расспросила Надежду Степановну, узнала, что было извещение о гибели, и что мама её получала после войны пособие на детей. Она припоминает только, что написано было в извещении - погиб в селе Белая Зирка. Я не нашла ни такого села, ни записи о Деникове С.А. в областном военкомате, хотя перепробовала, как мне казалось, все варианты написания фамилии (часто в военных документах фамилии написаны с ошибками - как слышали, так и писали). Но раз было извещение, то должен же он где-то записан. И пособие выплачивали на основании извещений. Обратилась в Пенсионный фонд. Действительно, в архиве сохранилось в пенсионном деле Дениковой Екатерины извещение о гибели ее мужа. И когда выдали ксерокопию этого извещения, все стало понятным - там было написано: Динников Стефан (остальные данные написаны правильно). Погиб в селе Большая Белозёрка Запорожской области. Под этим именем он есть и в областном военкомате, и в Книге Памяти. Надежда Степановна даже и подумать не могла, что эта запись - о её отце.

Нет в Книге Памяти имени Ладановского Ивана Григорьевича, уроженца Приморки. Узнала о нем случайно от его дочери Валентины Ивановны. Она от мамы знала только то, что отец погиб в каком-то лагере. Удалось найти карточку военнопленного Ладоновского (одна буква в фамилии не совпадает, остальные данные - его). Получили подтверждение из Германии и сейчас ждём официальные документы о пребывании и гибели в плену нашего земляка.

А в Книге Памяти есть другой Ладоновский Иван Григорьевич, пропавший без вести, - из села Самбек (жена - Александра Ивановна), о судьбе которого хотелось бы узнать, так как есть запись, что он был освобождён из плена (кто знает о нем - откликнитесь).
Интересно было бы узнать о судьбе Алейникова Григория Даниловича из села Натальевка (жена - Клавдия Ивановна). В Книге Памяти и в военном документе записано, что он погиб 27.09.1943 погиб и похоронен в селе Показное Запорожской области, а в послевоенном документе 1965 года запись - жив.

Считали родные и пропавшим без вести Браженко Николая Никитича, но он вернулся после войны в другую семью. За отзывчивость и помощь в этой и других историях хотим поблагодарить сотрудников администрации Мелентьевского и Неклиновского поселений, а также ЗАГСа и Пенсионного фонда.

Есть в Книге Памяти Байдак Григорий Павлович, умерший от ран в 1944 году в Харькове. Но в Книге Памяти Харьковской области не нашла его имени. А когда я была в Харькове, то на одном воинском кладбище нашла на плите фамилию нашего земляка. Эта информация передана сотрудникам редакции Книги Памяти, и его имя будет занесено в дополнительный том Книги Памяти Харьковской области. А в селе Покровское Ростовской области с помощью газеты найдены его родные.

На некоторых земляков из Книги Памяти пока не удалось найти документы в военном архиве. Может, отзовутся родственники. Вот только некоторые: Абраменко Яков Павлович, Авдеенко Семён Афанасьевич, Агапов Анатолий Дмитриевич, Акименко Дмитрий Сергеевич, Алмасов Николай Сергеевич, Андриенко Андрей Никифорович, Андрусенко Дмитрий Васильевич, Андрусенко Павел Романович, Андрющенко Фёдор Ильич, Анистратенко Иван Иванович, Антипов Дмитрий Иванович, Антонин Демьян Никитович, Антонов Василий Андреевич, Архипенко Василий Михайлович, Архипенко Михаил Игнатьевич, Архипенко Николай Иванович, Архипенко Николай Парамонович, Архипов Тихон Трофимович, Афанасьев Фёдор Васильевич, Афонин Гаврил Михайлович, Аханов Николай Иванович.

Одна из основных составляющих поисков – раскопки.

Дважды в год, весной и осенью, Ростовский областной клуб «Память-Поиск» проводит поисковые вахты. Цель - найти и захоронить с отданием почестей останки воинов и, по возможности, вернуть из небытия имена без вести пропавших защитников Отечества. На вахту съезжаются поисковики из многих городов. Среди них - люди, имеющие большой опыт поисковой работы, и школьники в возрасте от 12 лет, приезжающие со своими учителями.

Ребята проходят прекрасную школу походной жизни, учатся оценивать свои силы и возможности, а самое главное - уже просто не могут быть равнодушными к своему историческому прошлому, к истории Великой Отечественной войны, которая здесь видится иначе, чем в учебниках. Ребята становятся совсем другими. Это выражается в более ответственном отношении к тому, что они делают, к окружающим людям.

В осенней вахте «Миус-2015» приняли участие более 30 человек из поисковых отрядов города Ростов-на-Дону, Егорлыкского района, республики Мордовия, города Таганрога, сёл Николаевки и Покровского.

Лагерь был разбит в лесополосе у пруда. В первый вечер руководитель поисковой вахты Дмитрий Николаевич Санин рассказывал ребятам о тех далеких страшных годах, о военных событиях на этой территории. Ни один урок за партой, наверное, не сравнится с этим. Мальчишки и девчонки не только слушали, но задавали вопросы, высказывали свою точку зрения. Я не видела в них обычных озорных школьников, это было обсуждение темы взрослыми заинтересованными людьми.

Слышала мнение, что нельзя привлекать детей к поисковой работе - опасно. Думаю, те, кто хочет этим заниматься, всё равно будут это делать. Так пусть они это делают после специального обучения вместе с опытными поисковиками и станут последователями благородного дела, а не пополнят ряды чёрных копателей. И к тому же поисковая работа включает в себя не только практическую работу на местности, но и работу с документами, в архивах, на компьютерах, с людьми и т.д. Поэтому дело в поисковых отрядах находится всем - и по желаниям, и по силам.

В этом году на место проведения поисковых работ смогли приехать и другие школьники. Правда, пока только на экскурсию. Поисковики познакомили их с особенностями своей работы, потом общение продолжили в лагере у костра.

Раньше, в 60-х годах, были поисковые отряды - «красные следопыты». Они практически не имели доступа к архивам, но могли общаться с участниками и очевидцами военных событий. Сейчас же наоборот: совсем мало осталось людей, кто прошел весь тот ужас под названием «война» и может рассказать о тех годах, но появился доступ к архивным документам, причем их можно просмотреть, не выходя из дома. И это даёт возможность узнать очень многое, установить судьбы многих людей. Помогут в работе и материалы, собранные «красными следопытами» - их нужно найти и свести воедино.

Там, где проводились поисковые работы, сейчас находится посёлок Новоприморский, в 1941-1943 годах здесь проходила линия Миус-фронта и шли жестокие бои.

Очевидцев и участников тех дней осталось мало, поэтому рассказ из их уст – это живая история. А теперь - воспоминания об этих боях живого свидетеля и участника этих событий Михаила Владимировича Семикина:

«В армию попал я по возрасту. В феврале 1943 году дан был клич: тем, кто 1925 года рождения, собираться и идти в станицу Мечётинскую. На следующий день молодые новобранцы собрались и после обеда пошли пешком в место назначения. На разъезде Прощальном переночевали и на другой день пришли в Батайск, а оттуда - в Ростов. Там нас построили по росту и отобрали кого куда. Несколько человек, в том числе и меня, оставили в Ростове, учиться в полковой школе. Квартировали у ростовчан, учились почти три месяца (февраль, март, апрель), а 4 мая нас отправили на фронт под Матвеев Курган.

Вскоре меня направили с Андреем Литвиненко в разведку. В бой новичков не отправляли, учили. Сначала несколько дней выходили осматривать местность, только потом шли в разведку, проверяли силу противника, брали языка.

Участвовал в изгнании немцев с одной высотки, которая господствовала над нами. 22 мая получил первое боевое крещение. Сначала воевал с карабином, а уже потом дали автомат. Там пробыли май, июнь, а 5 июля началась битва на Курской дуге. Нас вывели на север и двинули к селу Куйбышево, 18 августа началось наступление и пошли мы на Саур-Могилу — курган в Шахтёрском районе Донецкой области, одна из высочайших точек Донецкого кряжа (277,9 м). На вершине кургана находились сторожевой пост и укрепления Миус-фронта. Взяли его 1 сентября».

Ветеран говорит неохотно, словно силой возвращая себя в те кровавые ратные будни. Тяжело это переживать вновь. А порой воспоминания возвращаются во сне – вместе с юностью и огнём, смертями, кровью.

«После Миуса нас оставили на переформировку и отправили сначала в село Первозвановка Ворошиловградской области, – продолжает вспоминать участник войны. - Там мы пробыли месяц, и уже потом отправили в Запорожскую область в Чеховград, оттуда - на Каховку и на Перекоп. Вышли на правый фланг Перекопа, а затем нас перебросили на левый фланг - к озеру Сиваш. 10 ноября меня ранило, отправили в Мелитополь в госпиталь, оттуда - в город Донецк. Раны долго не заживали, и меня повезли в Тбилиси, на рентген. Снимок показал, что сидит осколок, удалили его и только потом всё потихоньку зажило.

Продержали в госпитале до апреля, после выписки отправили в Армавир, а следом – в город Беслан с заключением: не годен к строевой, годен к службе в тылу. Там формировался 24 батальон по переправке машин «Студебеккеров» и грузов из Ирана. Они шли к нам колоннами через Иран с Персидского залива. Наш батальон на железнодорожных платформах переправлял «Студебеккеры» по фронтам.

2 мая 1945 года мы были в Одессе, 4 мая погрузились, а 5 мая выехали по направлению на Австрию. Когда состав прибыл в Жмеринку Винницкой области, мы услышали залпы и канонаду. Главный вагона сообщил: «Победа!».
Счастливые, выгрузив последние машины, мы отправились в Новочеркасск и домой».

Рассказ вместился в несколько строк, а боль его и страдания от пережитого останутся в сердце навсегда. И пусть всё осталось позади, но история будущего строится из прошлого и настоящего.

До сих пор здесь по всей окрестности, где проходил Миус-фронт находят останки советских воинов, погибших в сражениях, но не погребённых, в большинстве случаев - безымянных.

Во время реконструкции водопровода в посёлке Новоприморском по улице Зеленой ковш экскаватора вдруг вместе с грунтом поднял человеческие останки. Остановив трактор, местные жители стали руками разгребать траншею, собирая черепа и кости. Их было много. Кто-то стал звонить в посёлковую администрацию. Вскоре приехали ее сотрудники, участковый, сотрудники областного поискового клуба «Память - Поиск» Владимир Евсигнеев, Сергей Лисаченко и Юрий Лаптий, которые и приступили к дальнейшим раскопкам.

Уже на следующий день поисковики «подняли» все останки, всего - двадцати семи бойцов. Оружия не было. Котелки, противогаз, кружки, ложки, монеты, клочки газеты. Как раз в этом месте проходила вторая линия обороны наших войск.
Первое предположение поисковиков - разрушенный блиндаж, в который после сильного артобстрела или авианалета захоронили убитых, а затем, после боя, - павших в бою. Такие выводы сделали потому, что лежавшие снизу останки иссечены осколками, в верхних же - следы от пулевых ранений. Одни из останков принадлежали, по-видимому, погибшей медсестре.

То, что хоронили их в блиндаже, - сильно сказано. Видимо, в спешке, в перерыве между боями или артобстрелами успели только присыпать тела, если за живых это не сделал снаряд или бомба. Даже спустя многие десятилетия, учитывая наносной слой грунта, захоронение обнаружили всего на полуметровой глубине.

Елена Анатольевна Кузнецова, хозяйка дома, у самой калитки которого лежали останки, теперь вспоминает, что ей почти каждую ночь снился сон, после которого с утра хотелось сходить на кладбище помянуть усопших, поставить свечку. Их семья здесь дом построила в 1966 году и не подозревала, что в двух шагах - воинское захоронение.

Поисковики нашли только четыре солдатских медальона, которые отправили на экспертизу в Ростов в лабораторию МВД. Сотрудники военкомата составили акт о найденном захоронении. И теперь останки воинов до выяснения их имен (по возможности, конечно) будут храниться в администрации Приморского поселения. Затем их вновь, но уже торжественно, предадут земле.

В этом году несколько поисковых отрядов подняли на участке от посёлка Новоприморского до Большой Неклиновки останки 60 бойцов. По рассказам поисковиков, были среди них пехотинцы, связисты, санитарочка. Удалось установить имена только пятерых солдат.

Среди них - Николай Михайлович Гегуж, уроженец города Ростова-на-Дону, техник оружейных мастерских 100-го отдельного полка связи. Он пропал без вести в июле 1942 года.

Другой красноармеец ушёл на фронт из Грозного. Это Алексей Наумович Зубков. Он пропал без вести в декабре 1941 года. Александр Стефанович Чубукин призывался в Красную армию из Краснодарского края. Иван Степанович Стародумов ушел на фронт в первые дни войны - 2 июля 1941 года из Сталинградской области. Установить имена и разыскать родных и близких этих бойцов помогли найденные медальоны - капсулы, в которые вкладывался листок с данными бойца. Имя пятого воина было выцарапано на фляжке - Фоменко Т.А., красноармеец.

Поисковики отыскали родственников этих бойцов: в России, на Украине, в Израиле. Люди, получив известие, которого их семьи ждали более 65-ти лет, приехали в посёлок Новоприморский.

- Так получилось, что известие о судьбе папы я получил в день своего рождения 27 октября. Накануне у себя дома, на Украине, смотрел телепередачу о перезахоронении в Запорожской области и подумал: «Нашли бы моего отца…» А на следующий день мой сын, который живет в Одессе, сообщил, что получил через Интернет весть о судьбе деда. Это был самый лучший подарок ко дню моего рождения. Меня переполняла радость, радость сквозь слезы, - поделился своими чувствами сын Зубкова - Владимир Алексеевич Зубков.

Проститься с Николаем Михайловичем Гегужем приехали его дочь Вера с мужем и все родственники.

- Мы ничего не знали об отце. Много лет искали его. Посылали запросы в военкомат, в архив Министерства обороны, а он, оказывается, все эти годы был рядом с нами, всего в часе езды от родного города. Для нас, его родных, сегодня очень знаменательный и долгожданный день, - сказала Вера Николаевна.

Родственники бойцов привезли с собой семейные реликвии - фотографии своих солдат. Они были молодыми, красивыми, полными сил.

В основном останки наших солдат поднимали на полях, где проходила немецкая линия обороны, там, где в декабре 1941 года неудачно завершилась первая Таганрогская наступательная операция.

Здесь работали несколько поисковых отрядов. Останки 29 бойцов подняли в посёлке Новоприморском поисковики из клуба «Память-Поиск» (отряды «Дон», «Звезда» и «Миусская высота»), 15 бойцов поднял отряд «Миус-фронт», 14 - школьные и студенческие отряды клуба «Память-Поиск» во время Вахты Памяти, поисковики отряда «Скиф» подняли останки моряка и санитарки на Самбекских высотах.

Местом захоронения был выбран обелиск воинам-освободителям на въезде в Новоприморский. К нему жители поселка приходят в День Победы и День освобождения. Здесь уже есть братская могила советских солдат.

Сюда 12 ноября пришли и приехали сотни людей. Встали у обелиска в почетный караул курсанты Неклиновской летной школы и члены Донского военно-исторического музея, выстроились в колонну жители Новоприморского, делегации сельских поселений, поисковики, представители администрации района, районной организации ветеранов.

Руководитель областного клуба «Память-Поиск» В.К. Щербанов обратился к администрации района с предложением в дальнейшем проводить захоронения найденных останков советских солдат на мемориале «Самбекские высоты» и передал ученикам Новоприморской средней школы вещи, которые были подняты вместе с бойцами - котелок, кружку, штык-нож.

Поисковый отряд «Дон» приготовил и передал родственникам кисеты с миусской землей, в которой покоятся их близкие.

Панихиду по погибшим отслужил настоятель храма святых апостолов Петра и Павла протоиерей Даниил Довыденко.

Торжественно-печальная церемония прощания с павшими воинами завершилась возложением гирлянды цветов к мемориальной доске у обелиска, венков от Покровского, Вареновского, Приморского и Самбекского поселений, букетов цветов от жителей поселка Новоприморский к новой братской могиле и троекратным оружейным салютом.

История одной находки
Также в ходе поисковых работ была найдена фляжка, на которой удалось прочитать фамилию – Шеф. Рядом - останки солдата. Это был Пётр Шеф. Выяснилось, что в станице Обливской, на улице Семашко, живёт его брат Георгий Яковлевич Шеф. В семье его родителей – Якова и Антонины Шеф - было семеро детей: шестеро сыновей и дочь. Георгий Яковлевич, самый младший, в живых остался один. Его память хранит многие страницы семейной истории.

Фамилия Шеф имеет немецкое происхождение. Её носители когда-то населяли область Эльзас-Лотарингия между Францией и Германией. В годы правления Екатерины Великой были переселены в Россию, неподалеку от г.Санкт-Петербурга, и фамилию свою писали на немецкий манер с двумя буквами «ф» на конце.

Яков Шеф родился в 1877 году. Его родители жили в городке Космодемьянске, недалеко от Нижнего Новгорода. Лет в 12 отец повез его на ярмарку в Нижний Новгород. Купец Мочалов из станицы Обливской взял к себе подростка в услужение с условием дать мальчику образование. Со временем купец стал приучать исполнительного, ответственного Якова к торговым делам, доверял ему большие денежные суммы, поручал разные сделки.

В один из ярмарочных дней в станице Чернышевской Яков познакомился с Антониной Новосельцевой, которая была на 11 лет младше Якова и происходила из зажиточной семьи - у её родителей был магазин.

Антонина родила мужу 13 детей, но шестеро из них умерли в детстве, Яков с женой вырастили и воспитали семерых. В 1910 году на свет появился Алексей, затем Александр, Дмитрий, Лев, Зоя, Петр и в 1928 - Георгий. Яков, работавший у купца приказчиком, вскоре стал вести торговлю самостоятельно, закупал мануфактуру в Иваново и продавал в станице Обливской. Трудные времена настали для семьи с установлением так называемого НЭПа (новой экономической политики). Яков, имея торговую жилку, сопротивлялся до последнего – платил непомерные налоги сколько мог. Но из-за возраставших поборов разорился, вынужден был уехать и скрыться на время у родственников в Армении. А его семью ждало раскулачивание. Уже во двор подъехали подводы, на которых Антонину с детьми должны были вывезти из станицы, но она наотрез отказалась ехать, сославшись на то, что Зоя больна скарлатиной. Их не тронули. Но вот страшный голод 1933 года им пережить пришлось. Матери было трудно кормить большую семью, и Александр отвез Льва и Зою к родным.

Семья потеряла и двух старших братьев, сначала Дмитрия, пропавшего без вести в 1928 году в Ленинграде, где он работал на тракторном заводе, а потом и старшего Алексея, который заболел и умер в 1939 году. Во время войны пропал без вести Пётр Шеф, останки которого и фляжку удалось найти поисковикам в районе Миус-фронта.

Лев, Александр и Зоя были участниками Великой Отечественной. Глава семьи Яков Шеф прожил 88 лет и скончался в 1965 году. Антонина Шеф пережила мужа на 17 лет, умерев в 93 года.

История родственников Петра Шефа достойна того, чтобы рассказать о ней подробнее, поскольку в ней удивительным образом сконцентрирована история военного лихолетья.

Александр дважды горел в танке
Родился 12 сентября 1912 года. После окончания неполной средней школы работал в г.Эривани, Ставропольском и Краснодарском краях лаборантом, а затем заместителем директора элеватора. В 1937 году был репрессирован, спустя год и восемь месяцев оправдан, без указания в дальнейшем судимости. В 1940 году женился на Марии Лесконы, в 1941 году у них родилась дочь Евгения. Когда началась война, был командиром танка Т-34, участвовал в Сталинградской битве. В ожесточенном бою его танк сгорел, но экипаж остался жив, сам Александр получил контузию. Когда в бою сгорел и второй танк, экипаж снова остался жив. Было у танкистов такое выражение: «Танк – гроб на четырех», а Александр говорил: «Танк – дом на четырех». Был награжден медалями «За отвагу», «За оборону Сталинграда», орденом Красной Звезды как участник битвы на Курской дуге. Имел также другие награды: медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией», медаль Польши «За форсирование Одера-Нейсе», юбилейные медали, орден Отечественной войны. Судьба берегла его.

В составе 1-го Белорусского фронта штурмовал Берлин, расписался на стенах рейхстага. В 1945 году перевез жену и дочь Евгению в оккупационную зону, где в 1947 году родилась дочь Фаина. В 1949 году Александра Яковлевича перевели в Северо-Кавказский военный округ. Он погиб в 1956 году на учениях.

Лев: трудовой фронт
Родился 17 февраля 1918 года в станице Обливской. Лев окончил в Москве школу, поступил в техникум и получил специальность зоотехника. Работал в городе Омске, затем переехал в станицу Обливскую. Началась война, немцы стали наступать. Лев сопровождал стада скота при эвакуации, поскольку призыву в армию не подлежал, потому что ещё в детстве в результате несчастного случая лишился глаза. Но когда Обливская была освобождена, Лев Яковлевич ушел с войсками, служил в стройбате, участвовал в восстановлении переправ, мостов. Дважды на фронте встречался с сестрой Зоей – в городе Одессе и в Румынии. Был награжден юбилейными медалями. После войны женился на Марии Шмелевой, учительнице начальных классов Обливской школы. В 1953 году они усыновили мальчика Василия.

Лев Яковлевич работал зоотехником, в 1958 стал председателем колхоза имени Жданова, затем главным зоотехником района. Неоднократно он избирался депутатом сельского совета народных депутатов, как коммунист участвовал в партийной жизни района. В 1981 году переехал в город Волгоград, где и был похоронен в 1991 году.

Зоя: учитель в военной шинели
Родилась в 1920 году. Окончив школу, поступила в Новочеркасский учительский институт. С началом войны с дипломом в руках Зоя отправилась в родную станицу Обливскую. Линия фронта приближалась, в станице расположился сортировочный эвакогоспиталь, где Зоя работала санитаркой. Вместе с другими хрупкими девушками она переносила тяжелораненых в палаты, ухаживала за ними, переодевала их, дезинфицировала и ремонтировала их одежду.

Вместе с победным шествием советских солдат переезжал и госпиталь. Так Зоя оказалась в городе Одессе, затем в Румынии, Венгрии. По дороге в венгерский город Шопрон поезд очень сильно качало, впереди были страшная стрельба, беготня, шум. Поезд остановился. На перроне все бегали, кричали: «Ура! Победа!», танцевали, палили в воздух. Венгры обнимали и угощали русских. Таким Зое запомнился День Победы. Но госпиталь был расформирован только в 1947 году. За заслуги перед Родиной Зоя Яковлевна была награждена орденом Отечественной войны, медалью маршала Жукова.

После войны она вернулась в станицу Обливскую. Однако школы уже были укомплектованы. И тут пришло письмо от подруги о том, что требуются учителя в город Красный Луч. Так в марте 1948 года прямо в солдатской шинели Зоя пришла в восьмилетнюю школу №15. Ученики побаивались новую учительницу, но все точно знали, что она хотя и строгая, но справедливая.

В 1956 году Зоя вышла замуж за шахтера Владимира Полуэктова. В 1960 году у них родился сын Виктор.

Всю дальнейшую жизнь Зоя Яковлевна посвятила воспитанию детей. Окончив заочно Таганрогский педагогический институт, работала учителем русского языка и литературы.

Пётр, которого нашли на Миус-фронте
Родился в 1923 году. В Обливской школе был одним из лучших учеников. Озорной и веселый, он любил спорт, качал пудовую гирю, прекрасно играл в волейбол и футбол. Учился в Сталинградском артиллерийском училище. В 1942 году состоялся ускоренный выпуск курсантов училища, Петр был отправлен на Южный фронт в должности командира взвода противотанковой артиллерии. В каждом письме домой Петр писал: «Мама, я все равно дойду до Берлина», но этому не суждено было сбыться. Он пропал без вести и был найден спустя семьдесят лет в районе Миус-фронта. Ему был 21 год. Сведений о его наградах нет. Имя Петра Яковлевича внесено в Книгу погибших участников войны, уроженцев Ростовской области, и высечено на мемориале в станице Обливской.
Автор: Полина Ефимова


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 17
  1. Игорь39 31 декабря 2015 07:28
    Поисковики молодцы,хорошее дело делают,сам мечтаю помочь,чисто дань памяти отдать,сьездить покопать,есть и металлоискатель и все что надо для поиска,все время нет,но думаю все равно когда нибудь выберусь.
  2. a.s.zzz888 31 декабря 2015 07:41
    Низкий поклон всем поисковикам за тот нелегкий труд, в результате которого добавляется ещё одни имена погибших и без вести пропавших!
    1. THE_SEAL 2 января 2016 01:14
      А минобороны не заинтересовано похоронить всех павших? Или это только личное дело энтузиастов?
  3. parusnik 31 декабря 2015 08:00
    Нужное дело, делают ребята..спасибо им...
  4. Reptiloid 31 декабря 2015 08:13
    В разных местах России существуют патриотические клубы,работают поисковые отряды.
    Благодарю всех их за это--такое важное дело для нашей страны делается.
  5. salman 31 декабря 2015 14:22
    Важно,чтобы потомки не забывали,через что прошла наша страна
    1. THE_SEAL 2 января 2016 01:25
      [quote=salman]Важно,чтобы потомки не забывали,через что прошла наша страна[/
      Важно чтобы руководство минобороны помнило. А то людей положили эти б.ляди штабные. Ордена себе повесили. И пошли сучары по служебной лестнице. А что простые люди, которые погибли?
      Почему даже в германии за могилами наших солдат лучше ухаживают, чем наши казлы из минобороны?
      В нашей стране еще тысячи непогребенных солдат, которых такие вот всякие жуковы уложили в угоду усатому очкуну-упырю. И пускай только какая-нибудь -сталинист попробует мне возразить.
  6. Klos 31 декабря 2015 16:05
    Для этого нужна внятная государственная политика.Не только лозунги,но и конкретные дела.
  7. Ратник2015 31 декабря 2015 16:42
    Читая подобное, всегда слёзы проступают на глазах... Действительно. низкий поклон и нашим предкам, ценой своих жизней добившихся Победы, и тем людям, которые спустя десятилетия выводят из небытия погибших героев !
    1. THE_SEAL 2 января 2016 01:27
      Цитата: Ратник2015
      Читая подобное, всегда слёзы проступают на глазах... Действительно. низкий поклон и нашим предкам, ценой своих жизней добившихся Победы, и тем людям, которые спустя десятилетия выводят из небытия погибших героев !

      А что сделал? Слезист . Может в поисковую экспедицию сходил?
  8. Klos 31 декабря 2015 17:31
    Страшно подумать,сколько безымянных бойцов лежат на полях сражений.Которые отдали за Родину самое дорогое,что у них было-свою жизнь.Вечная память им.Низкий поклон.
  9. polkovnik manuch 2 января 2016 11:25
    А сколько еще не захороненных героев ? Прикопали в какой нибудь воронке после боя и забыли.... . Молодцы ребята ! Работают и делают доброе дело практически на голом энтузиазме .К сожалению власть , особенно муниципальная , не всегда даже в состоянии помочь поисковикам .Как-то слышал ,что в МО РФ в Западном округе даже созданы " батальона , которые занимаются поиском и перезахоронением останков павших воинов . Данную работу нельзя оставлять ,наоборот нужно активизировать .
  10. seregina68 2 января 2016 11:34
    Большое спасибо поисковикам. Низкий поклон за их труд! Как хотелось бы мне узнать где похоронен мой дед, погибший в 1944 году...Но, увы, пока ничего неизвестно..
  11. Связист 2 января 2016 15:07
    Реальное дело ребята делают. Честь им хвала. Сам тоже где-то в конце 60 рыл, ездил, учавствовал. До сих пор память об это помогает ответить нашим ничего-непомняшим-что было. Память-это главное. Удачи им.
  12. БЕЛЫЙ КОТ 3 января 2016 09:49
    Молодцы ребята. Низкий им поклон за труды их. А вот останки моего деда никогда не найдут. Старший сержант Казаков Иван Захарович, 1915 г.р. погиб декабре 1942 г. Был шофером. Во время рейса в Ленинград по дороге жизни через оз. Ладога попал под бомбежку и вместе с машиной ушел на дно. не успел выпрыгнуть из кабины. Сначала пришло извещение, что пропал без вести. Потов в деревню приехал в отпуск его сослуживец который все видел и рассказал. Бабушка стала писать письма в Москву и после этого пришло извещение о том что он погиб.
  13. GULO 4 января 2016 00:38
    [quote=THE_SEAL][quote=salman]Важно,чтобы потомки не забывали,через что прошла наша страна[/
    Важно чтобы руководство минобороны помнило. А то людей положили эти б.ляди штабные. Ордена себе повесили. И пошли сучары по служебной лестнице. А что простые люди, которые погибли?
    Почему даже в германии за могилами наших солдат лучше ухаживают, чем наши казлы из минобороны?
    В нашей стране еще тысячи непогребенных солдат, которых такие вот всякие жуковы уложили в угоду усатому очкуну-упырю. И пускай только какая-нибудь -сталинист попробует мне возразить.[/quote]

    У одного беглого ЗК.который попал к партизанам спросили за что он воюет,а знали его не любовь и к власти и к Сталину. Так он ответил:"Вот приду домой,а мама спросит:"Где ты был,сынок". Воевали за РОДИНУ,,а не за министерство обороны...ЗА РО-ДИ-НУ.
    А судя по твоей злобной желчи,не понять тебе этого никогда,без роду и племени ты.
    PS. И вовсе я никакой не сталинист.
  14. Megatron 4 января 2016 06:47
    Пока не похоронен последний солдат - война не закончена.
  15. Ратник2015 5 января 2016 23:42
    Цитата: THE_SEAL
    А что сделал? Слезист . Может в поисковую экспедицию сходил?

    Товарищ или господин, не знаю, как правильнее к Вам обращаться, но полегче на поворотах !!!!!!! Не зная человека не стоит его провоцировать. Я лично работал в поисковом отряде и к сожалению по семейным объстоятельствам всего лишь один сезон, но думаю что сделал максимум возможного для сохранения памяти наших героев.

    Цитата: Klos
    Страшно подумать,сколько безымянных бойцов лежат на полях сражений.Которые отдали за Родину самое дорогое,что у них было-свою жизнь.
    Да, к сожалению наша Великая Победа была куплена огромной ценой, и не надо про это забывать ! Но наше Министерство Обороны в последние годы (лет 10 примерно) даёт финансирование на проведение поисковых экспедиций, просто про это молчат те, кто его получают, хотя конечно его размеры просто смехотворны по сравнению с масштабами некоторых нерациональных трат...

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня