Трижды Мастер. Михаил Афанасьевич Булгаков

«Что бы делало твое добро, если бы не существовало зла, и как бы выглядела земля, если бы с нее исчезли тени? Ведь тени получаются от предметов и людей...».
«В числе человеческих пороков одним из самых главных он считает трусость...».
М.А. Булгаков


15 мая 1891 в семье доцента Киевской духовной академии Афанасия Булгакова родился первенец, которого назвали Михаилом. Афанасий Иванович, бывший сыном священника, помимо обязательных древних языков, знал английский, французский и немецкий, в подлинниках читал славянские труды и в конце жизни получил степень доктора богословия. Его супруга – Варвара Михайловна – была дочерью соборного протоиерея и отличалась жизнерадостным и простым нравом. Дети в их семье появлялись один за другим – после Михаила родились погодки Вера и Надежда, затем Варвара, Николай, Иван и Елена.


Трижды Мастер. Михаил Афанасьевич Булгаков


Старший сын Булгаковых рос страстным книгочеем, причем никаких ограничений на литературу у детей магистра богословия не имелось – в доме были и детские книжки, и русская классика, и зарубежные произведения, включая популярнейших тогда Ибсена, Уайльда и Ницше. В 1900 Булгаковы приобрели в поселке Буча дачу, где дети с позволения родителей «опростились». Они босиком бегали по ближайшему лесу, катались на лодках по Днепру и играли в разные игры. Булгаков, к слову, рос хорошим спортсменом — прекрасно катался на коньках, увлекался теннисом, крокетом и футболом. Одним из любимых развлечений взрослых и детей тех лет были домашние спектакли. Михаил в них, как правило, являлся режиссером, а также блистал в комических ролях. Вообще шутки и смех являлись отличительной чертой семейства. Варвара Михайловна, хоть и любила посмеяться вместе с детьми, однако работать их заставляла – старшие ребятишки смотрели за младшими, мальчики убирали в саду мусор, корчевали с отцом деревья и расчищали дорожки, а девочки чинили одежду братьев.

В 1900 Михаил был зачислен в первую Киевскую гимназию, а в 1907 в его семье случилось страшное несчастье – от болезни почек умер 48-летний Афанасий Иванович. На Варваре Михайловне остались семеро детей, и в первое время она, растерявшись, не знала, что делать. Впоследствии мать не раз говорила детям: «Я не могу дать вам капитал или приданое. Однако я могу дать вам образование – единственный капитал, который будет у вас». И она сумела выучить всех семерых. При этом старшие дети, стараясь помочь, нанимались репетиторами, а Михаил на летних каникулах работал контролером на дачных поездах. Спустя некоторое время, когда Булгаковы только начали приходить в себя, служивший в Японии брат Афанасия Ивановича привез к ним двух своих сыновей – Костю и Колю. Еще спустя год из Люблинской губернии в Киев поступать на женские курсы приехала кузина Лиля Булгакова. В итоге на руках Варвары Михайловны оказалось уже десять детей.

Во время учебы в гимназии Михаил увлекался настоящим взрослым театром и оперой. Кроме того он много времени посвящал естественным наукам – из обихода будущего писателя не выходил микроскоп, юноша мариновал ужей, препарировал жуков, собрал замечательную коллекцию бабочек. В 1909 Михаил Афанасьевич окончил гимназию и оказался на медицинском факультете Киевского университета. Выбор профессии был не случаен – среди его родственников и со стороны отца, и со стороны матушки имелись доктора. Дома повзрослевший Михаил, по-юношески горячечно увлекшийся положениями Дарвина, перестал говеть в пост – это в семействе покойного профессора богословия выглядело нонсенсом.

В это же время Михаил Афанасьевич познакомился с гимназисткой Татьяной Лаппа, прибывшей погостить из Саратова к тетке (подруги матери Булгакова). Тетка ее и познакомила с юношей – мол, он тебе покажет Киев. Молодые люди действительно много гуляли по городу и с каждым днем нравились друг другу все больше и больше. Через год гимназистка вновь приехала к тетке, и Варвара Михайловна, во избежание каждодневных поездок сына с дачи в Киев и обратно, пригласила девушку пожить в Буче. А на Рождественские каникулы 1911-1912 студент-медик Булгаков сам отправился в Саратов. К лету 1912 Михаил Афанасьевич, несмотря на протесты матери, твердо решил жениться. В середине августа Булгаков привез невесту из Саратова, и вскоре Татьяна Лаппа поступила на женские курсы в Киеве. Одна из сестер Булгакова записала в то время в дневнике: «Как же они оба по безалаберности натур друг другу подходят!». В конце апреля 1913 состоялась скромная свадьба – у ничуть не унывающей невесты не имелось ни фаты, ни подвенечного платья, лишь шелковая блузка и полотняная юбка. Венчались, как было положено, в церкви, с образами. По-прежнему считавшая свадьбу «безумным шагом» Варвара Михайловна слегла на другой день с высокой температурой – отразились переживания. Молодые же сняли на Рейтарской улице отдельную комнату.

Михаил Афанасьевич давал частные уроки, кое-какие средства присылали из Саратова родственники жены. Однако деньги в семье не задерживались, как только они появлялись, молодые брали такси и неслись в театр. Потому не удивительно, что обедать они регулярно ходили в старую квартиру на Андреевском спуске, где по-прежнему было шумно и весело. На Рождество 1913 молодая жена уехала к родителям, а Михаил Афанасьевич дал ей слово, что перестанет бриться. Когда задержавшаяся в Саратове Татьяна снова появилась в Киеве, супруг оброс бородой. Это, к слову, случилось в первый и последний раз в его жизни – писатель всегда предпочитал оставаться франтом.

Война разразилась внезапно, застав Булгаковых в Саратове, куда они выехали на летние каникулы. Вернувшись в Киев, Михаил Афанасьевич пошел доучиваться в университет, а Татьяна вместе с теткой устроилась в госпиталь. Расстояние от Киева до границы составляло всего 300 километров, и когда осенью 1915 немцы подступили к городу, будущий писатель едва не силком отправил супругу в Саратов. Но уже спустя две недели она вновь появилась в Киеве. В апреле 1916 Михаил Афанасьевич окончил университетский курс и, получив звание «лекарь», работал в госпитале, а затем добровольцем отправился на Юго-Западный фронт. В конце лета к мужу выехала и Татьяна. Булгаков встретил супругу в Орше, по дороге в Черновицы (ныне Черновцы), где находился госпиталь, их машина была остановлена. У Булгакова попросили пропуск, которого тот не имел. Недолго думая, Михаил Афанасьевич протянул рецепт, и не знавшие грамоты солдаты, увидев печать, пропустили автомобиль.

Поскольку все опытные земские доктора были отосланы в полевые госпитали, едва окончивших курс молодых врачей стали отправлять на их места. Очередь дошла и до Булгакова – в сентябре 1916 он оказался в Никольской земской больнице, расположенной в 40 километрах от города Сычевка. Супруга, конечно, отправилась вместе с ним. Михаил Афанасьевич проработал в земской больнице больше года – о первых случаях из его практики правдиво и местами с уже по-настоящему булгаковским юмором поведано в «Записках юного врача». Почти анекдотические моменты – вроде налепленных поверх тулупа горчичников или сахара-рафинада, помещенного в родовой канал для выманивания не желающего выходить на белый свет младенца, – соседствовали с реалистически показанным изматывающим трудом провинциального врача. Лирический герой писателя восклицал: «Какие раны я зашивал, какие наблюдал гнойные плевриты, какие пневмонии, раки, тифы, грыжи, саркомы, геморрои... Я, как теперь это выяснилось, был тогда счастлив. Стремительный, вьюжный, незабываемый год».

В Сычевке Булгаков пристрастился к морфию – сделав летом 1917 первый укол, дабы обезопасить себя от аллергии, бывшей побочной реакцией на противодифтерийную сыворотку, Михаил Афанасьевич продолжал колоться. Эта зависимость усугубилась в городской земской больнице Вязьмы, куда в сентябре переломного для страны года был переведен писатель. В это же время Татьяна Николаевна, последовавшая за мужем, была вынуждена из-за его морфинизма сделать аборт. Отчет о ходе болезни оказался впоследствии запротоколирован в рассказе «Ханский огонь», написанном в 1924, лирический герой которого читал дневник другого доктора, застрелившегося от отчаяния. Однако сам писатель сумел преодолеть наркотическую зависимость, полностью избавившись от нее к весне 1918. Никогда больше Булгаков не впускал этого дьявола в свою кровь.

В 1918 супруги вернулись в Киев, в котором правил поддерживаемый немцами гетман Скоропадский. Обосновались они в старой квартире Булгаковых на Андреевском спуске. В доме помимо них жила мать, сестра Варя с мужем, кадровым офицером Леонидом Карумом, младшие братья Ваня и Коля, а также очередной кузен из Житомира. Однако кухарки у них уже не было, и члены семьи по очереди готовили еду. Михаил Афанасьевич при поддержке жены стал заниматься частной практикой – в Вязьме и Сычевке он стал хорошим специалистом по венерическим и кожным болезням. Когда к Киеву подошли петлюровцы, немцы, оставив гетмана на произвол судьбы, покинули город. Ранее Скоропадский запретил формирование русских частей, а немцы реквизировали все оружие. Тем не менее, оставшиеся русские офицеры пытались удержать город, но силы были неравными. В декабре 1918 украинские националисты заняли Киев. Современники вспоминали, что в первые дни после вторжения петлюровцев в госпиталях было убито множество находившихся на излечении военных, а все свалочные места в буквальном смысле оказались забиты трупами, большинство из которых были со следами чудовищных пыток. Помимо прочего петлюровцы сожгли дачу Булгаковых в Буче, разведя костер прямо посреди дома. А когда Михаил Афанасьевич отправился, как того требовало распоряжение новой власти, в комендатуру отмечаться, его мобилизовали. Он напишет об этом в 1926 в рассказе «Я убил»: «Вот эта блистательная армия, оставляющая на улице трупы... и я в этой компании с красным крестом на рукаве...». При удобном случае, представившемся первой же ночью, Булгаков сбежал. В Киеве, где власть постоянно менялась, Михаил Афанасьевич «лично пережил десять переворотов».

Осенью 1919 Булгаков вступил в Вооруженные силы Юга России и с деникинцами в составе третьего Терского казачьего полка отправился во Владикавказ. По прибытии туда он телеграфировал супруге, и она снова отправилась за ним. Вскоре будущего писателя перевели в полевой госпиталь под Грозным. Татьяна Николаевна вспоминала: «До отряда добирались через высокую кукурузу на тачанке. Я, кучер, и Миша с винтовкой на коленях – ее давали с собой, и она должна была все время быть наготове». В одну из осенних ночей 1919 при свете вставленной в бутылку из-под керосина свечки Булгаков написал свой первый небольшой рассказ. От этого фельетона «Грядущие перспективы», напечатанного в газете «Грозный», Булгаков и вел впоследствии отсчет своей литературной деятельности, хотя, известно, что Михаил Афанасьевич сочинял вечерами после приема больных в Сычевке и в Киеве.

В октябре 1919 Булгаков участвовал в сражениях с горцами в аулах Шали-аул и Чечен-аул. Затем был Беслан, где Михаил Афанасьевич вместе с супругой обитал в теплушке поезда, делая там операции и леча раненых. Питались они, по воспоминаниям Татьяны Николаевны, одними арбузами. На том же поезде Булгаковы возвратились во Владикавказ. А в самом начале 1920 ездивший в Пятигорск Михаил Афанасьевич подхватил возвратный тиф. Татьяна Николаевна едва нашла умиравшему писателю врача. Пока Булгаков валялся с температурой под сорок, белые оставили Владикавказ, и в «паузе» между красными и белыми город подвергся разграблению черкесами. После выздоровления ходивший с палкой Булгаков сказал жене: «С медициной отныне покончено».

Занявшие город красные упорно искали в нем белогвардейцев, Татьяна Николаевна писала: «До сих пор не понимаю, как в тот год Михаил остался жив – десять раз его могли опознать!». Весной 1920 Булгаков познакомился с писателем Юрием Слезкиным, который содействовал его принятию на место заведующего литературной, а затем и театральной секцией во Владикавказском ревкоме. Писатель вспоминал, что театр выдавал ему зарплату огурцами и постным маслом. Жили они на золотую цепочку Татьяны Николаевны, отрывая от нее по кусочку и продавая. Во Владикавказском театре поставлены были первые пьесы Михаила Афанасьевича, однако уже в мае 1921 театр закрыли.

Из Владикавказа Булгаковы отправились в Тифлис, где на деньги, вырученные от продажи обручальных колец, прожили целый месяц. Продать обручальные кольца считается плохой приметой, однако делать было нечего – золотую цепь они уже проели. Затем супруги оказались в Батуми. В августе 1921 Булгаков отправил Татьяну Николаевну в Москву, сказав напоследок: «Где бы ни оказался я, тебя, как всегда, вызову». Опечаленной супруге казалось, что они расстаются навек. Согласно ее воспоминаниям, Михаил Афанасьевич задержался в городе, надеясь попасть на какое-нибудь судно и покинуть Россию: «С кем-то вел переговоры, хотел, чтоб его спрятали в трюме». Однако жюль-верновские планы не удались, и уже в сентябре месяце писатель без денег и без вещей, прошагав от Воронежа более двухсот километров по шпалам, добрался до Москвы. Помаявшись по друзьям и знакомым, Булгаков написал письмо Надежде Крупской, при содействии которой волшебным образом получил комнату в коммуналке в доме номер 10 на Большой Садовой.

Долгое время Михаил Афанасьевич не ощущал в столице «твердой почвы под ногами». Он едва устроился на должность секретаря Литературного отдела Главполитпросвета, как Лито было ликвидировано. Он писал об этой работе: «В Лито не имелось ни столов, ни стульев, ни лампочек, ни чернил, ни читателей, ни писателей, ни книг... Часами я сидел с печальной барышней. Она за столом, я за конторкой. Я читал «Трех мушкетеров» Дюма, которых обнаружил в ванной на полу...». После этого писатель пошел в «Торгово-промышленный вестник» заведующим отдела хроники, но спустя месяц «скончалось» и это издание. Весь март Булгаков проработал репортером газеты «Рабочий», но не сложилось и тут. Михаил Афанасьевич писал в Киев: «Могу сказать коротко, тут идет яростная борьба за существование». А в начале февраля 1922 от тифа скоропостижно скончалась его мать Варвара Михайловна – новость эта потрясла Булгакова. Только в апреле 1922 писатель нашел «стабильное» место – им стала газета «Гудок».

Волею судьбы в печатном издании железнодорожников в то время работали Ильф с Петровым, Олеша, Катаев – проще говоря, весь цвет тогдашней литературы. Тридцатидвухлетний Михаил Афанасьевич почти на десять лет был старше остальных и держался особняком. Остальные гудковцы воспринимали его как старика, отмечая, «что даже недоступные им тщательно повязанный галстук и ослепительно свежий, гипсово-твердый воротничок» выделяли писателя из их блузочной братии. Кроме того Булгаков целовал дамам руки, церемонно кланялся, и, смешно сказать, не мог в трамвае сидеть, если рядом стояла женщина. Говорить Михаил Афанасьевич предпочитал «ерсами» – «как вам угодно-с» или «извольте-с». Весь облик и вся повадка этого «железнодорожного» газетчика сразу показывали, из какой он вышел среды.

На жизнь Булгаков зарабатывал, сочиняя ядовитые фельетоны и подписывая их, подобно юному Чехову, забавными псевдонимами, вроде «Крахмальная манишка». Свои сатирические фельетоны мастер печатал не только на страницах «Гудка», но и «Красного перца», и «Крокодила». Писал он их, к слову, «одним духом»: «Сочинение фельетона отнимало у меня, включая посвистывание и курение, восемнадцать-двадцать минут». Фельетоны нового автора привлекли внимание москвичей, однако со временем газетная поденщина стала раздражать Булгакова. Писателю казалось, что его вкус «резко упал», что «все чаще в писаниях стали проскакивать истертые сравнения и шаблонные словечки». «Свое» же Михаил Афанасьевич творил в ночное время суток. С осени 1921 он по два-три часа вечером надиктовывал свои произведения машинистке. Она рассказывала, что писатель «много импровизировал», «рукописей как таковых не было», были только отдельные листочки и записные книжки.

К сожалению, в отношениях Булгакова с женой после их прибытия в Москву стала все больше и больше наблюдаться прохлада. Их сосед по коммуналке вспоминал: «Высокая и худая Татьяна Николаевна держится так ненавязчиво, так неприметно будто ощущает себя в его жизни посторонней». Окончательная точка в их отношениях была поставлена весной 1924. В начале года на вечере встречи с вернувшимися из Берлина «сменовеховцами», возглавляемыми Алексеем Толстым, Михаил Афанасьевич познакомился с дворянкой по происхождению Любовью Белозерской. Они поженились в апреле 1925. Писатель Юрий Слезкин писал, что Любовь Евгеньевна была очень «практической женщиной» и «приглядывалась ко всем мужчинам, могущим помочь построить ее будущее». После второго брака жизнь Булгакова особо не изменилась – супруги встречались с приятелями, ездили отдыхать в Крым, ходили в оперу и на драматические спектакли. Как и раньше Булгаков продолжал писать по ночам. Любовь Евгеньевна на паях с подружкой содержала на ипподроме лошадь и в качестве жокея принимала участие в соревнованиях. Детей у них не было, зато постоянно жили кошки, коты, а также рыжий пес, названный в честь слуги Мольера Бутоном.

За период с 1922 по 1926 годы Михаил Афанасьевич написал такие известные произведения, как «Дьяволиада», «Собачье сердце», «Роковые яйца», «Кабала святош», «Александр Пушкин» и ряд других. В 1923 писатель начал работу над «Белой гвардией» – романе о сестре и братьях, о защите дома и о чести, о войне и ожидании мира. На сотрудников «Гудка», взыскующих новизны языка и формы, произведение не произвело впечатления, однако Максимилиан Волошин, подарив автору одну из акварелей, написал на ней: «Первому запечатлевшему душу русской усобицы». Литературовед Викентий Вересаев утверждал, что «настолько блестяще у нас начинал лишь один Лев Толстой». Действительно, «Белая гвардия» стала своего рода «Войной и миром» двадцатого века и по ее тексту можно изучать гражданскую войну на юге страны.

Первая и вторая часть романа были опубликованы в 1924. С трудом, частично векселями, получив за роман деньги, Булгаков заказал себе выходной костюм и смокинг. После долгих и трудных поисков он заимел и монокль. Дело было за шляпой-котелком – подобных «изысков» в столице уже не выпускали. Наконец, один из приятелей писателя, у которого с 1913 залежался миланский котелок, презентовал его Михаилу Афанасьевичу. Писатель при этом «обрадовался, словно ребенок, и все восклицал: «Отныне я могу импонировать!».

«Белая гвардия» была разобрана в Художественном театре, и в итоге там приняли решение сделать по роману пьесу на современную тематику, каковых в те дни практически не имелось. В 1925 писателя пригласили в МХАТ и сообщили ему об этом. Булгаков, с детства обожавший театр и сам давно вынашивавший замысел пьесы, не смог отказаться. Так родился спектакль, который (с трехлетним перерывом) прошел на мхатовской сцене с 1926 по 1941 годы более тысячи раз. Для Художественного театра «Дни Турбиных», главным режиссером которых значился Константин Станиславский, стали второй «Чайкой». Спектакль поразил зрителей, совсем недавно прошедших через те же трудности, что и герои пьесы. Нередко в зрительном зале случались «обмороки и истерики», «людей увозили на скорой помощи».

После успеха «Дней Турбиных» в гости к Булгакову пожаловали работники театра имени Вахтангова с просьбой сочинить для них комедию. Писатель согласился и вскоре, просматривая газетную колонку о происшествиях в городе, наткнулся на заметку о том, как московская милиция обнаружила работавший под вывеской пошивочной мастерской игорный притон. Содержала притон некая Зоя Буяльская. Так у Булгакова родилась идея невероятно актуальной и сегодня пьесы «Зойкина квартира», премьера которой состоялась осенью 1926.

В 1928 Булгаков написал новую пьесу под названием «Бег», в основу которой легли воспоминания вернувшегося в Россию белого генерала Якова Слащева. Дотошный литератор даже нарисовал карту, отметив все населенные места, где шли сражения, а также изобразив передвижения Белой и Красной армий. Подробности жизни в эмиграции Михаил Афанасьевич узнавал из рассказов супруги. Молодым актерам Художественного театра, в расчете на которых и писались роли, пьеса понравилась. Они начали репетировать, однако тут на пьесу (в ноябре 1928), несмотря на защиту Максима Горького, наложили запрет. Причина была проста – в произведении отсутствовала Красная армия. По словам Белозерской, Михаил Афанасьевич любил эту работу, «как мать любит своего ребенка» и «страшен был удар, когда «Бег» запретили. Точно в доме покойник объявился...».

Вообще стоит отметить, что после выхода «Дней Турбиных» на Михаила Афанасьевича ополчилась вся критика. Не остались в стороне и товарищи по литературному цеху. Пьеса истолковывалась как белогвардейская диверсия, постановку обсуждали на диспутах, причем некоторые говорили, что «МХАТ – змея, которую советское правительство понапрасну пригрело на своей груди». Театр, разумеется, как мог, оправдывался – мол, «с этих позиций и «Три сестры» нужно изучать как армейскую пьесу». Осаф Литовский, бывший председателем Главреперткома, окрестил пьесу Булгакова «Вишневым садом» белогвардейщины», а нарком просвещения Анатолий Луначарский обозвал сочинение «полуапологией «белого движения». Но особенно неистовствовал рапповец Орлинский, сделавший на травле писателя имя. В «Мастере и Маргарите» Михаил Афанасьевич вывел всю эту свору на суд читателя в образе критика Латунского.

«Бег» еще только начали репетировать, а распаленные цепные псы пролетарской литературы уже стали рвать Булгакова на части. В журналах и газетах того времени постоянно печатались статьи под такими заголовками: «Ударим по булгаковщине», «Бег должен быть приостановлен», «Тараканий набег». Педантичный автор тщательно вырезал все ругательные выступления и вклеивал их в специальный альбом, распухавший на глазах, – всего набралось около трехсот отрицательных отзывов и всего три положительных. К слову, Михаил Афанасьевич, державшийся вначале стоически, затем начал сдавать, стал раздражительным, плохо спал, боялся оставаться один, у него начался нервный тик.

Наступивший 1929 оказался для Булгакова насыщен событиями. Вскоре после запрета пьесы «Бег», в декабре 1928 в Камерном театре прошла премьера его «Багрового острова». А в конце февраля Михаил Афанасьевич встретил Елену Шиловскую. Случилось это так – художники братья Моисеенко организовали на масленицу блины, и в числе прочих гостей, туда были приглашены Булгаков и Елена Сергеевна. Михаил Афанасьевич не хотел идти, как, впрочем, и Шиловская, однако в последний миг оба передумали. За столом они случайно оказались рядом, у Елены Сергеевны на рукаве развязались какие-то завязочки, и она попросила Булгакова их завязать... Впоследствии Михаил Афанасьевич утверждал, «что тут было какое-то колдовство», и Елена Сергеевна, у которой, к слову, был муж и двое детей, привязала его. Сама Шиловская говорила, что с ее стороны «это была быстрая, необыкновенно быстрая любовь на всю жизнь». Они стали тайно встречаться – Елена Сергеевна даже подружилась со второй женой Булгакова, дабы «проникнуть» в их дом.

В это же время было опубликовано постановление Главреперткома о снятии всех пьес Михаила Афанасьевича с репертуара. Для писателя, которого уже давно не печатали, это оказалось тяжелым ударом. В один момент Михаил Афанасьевич даже решил написать для школьников учебник по истории. Вероятно, это было от полного отчаяния. Не зная, на какую поставить карту, писатель думал, что после создания учебника о нем станут думать иначе, и все тучи, наконец, рассеются». Однако открывшиеся у него сильнейшие головные боли положили конец этой работе.

Лишенный последнего, что оставалось у него, Булгаков продолжал работать над пьесой «Кабала святош», переименованной в дальнейшем в «Мольера». Но и эту пьесу, принятую к постановке в МХАТе, Главрепертком в марте 1930 запретил. После этого Михаил Афанасьевич написал Правительству СССР письмо (среди адресатов, кроме Сталина, были указаны Калинин, Каганович, Молотов и Ягода) с просьбой или предоставить возможность трудиться в Художественном театре лаборантом-режиссером, или «в срочном порядке приказать покинуть пределы страны». Спустя три недели после этого Булгакову позвонил Иосиф Виссарионович. Сначала Михаил Афанасьевич подумал, что это розыгрыш, однако он ошибся. Состоялся такой разговор: «Мы письмо ваше получили. Прочитали с товарищами. Вы по нему будете иметь благоприятный ответ... А может, правда – отпустить вас за границу? Мы вам очень надоели?» – «Я в последнее время много думал о том – может ли русский писатель существовать вне родины. Мне кажется, не может». – «Я тоже так думаю». Через полчаса после разговора писателю позвонили из Художественного театра и пригласили на работу. А еще через некоторое время (в феврале 1932) в репертуар МХАТа возвратили пьесу «Дни Турбиных». Вообще существуют документальные подтверждения, что Сталин любил Михаила Афанасьевича, считая его одним из лучших драматургов и писателей эпохи. К примеру, Иосиф Виссарионович больше пятнадцати раз смотрел «Дни Турбиных», говоря: «Вот Булгаков! Здорово берет! Берет против шерсти! Мне это нравится». По словам современников, тех, кто писал в духе политкорректного соцреализма, вождь ценил умом, а Булгакова – сердцем.

Меж тем роман литератора с Еленой Шиловской продолжался. В начале 1931 о связи жены с Булгаковым проведал ее муж Евгений Шиловский. По воспоминаниям очевидца, он «прибегал на Большую Пироговскую, где жил Булгаков с Белозерской и грозил писателю пистолетом». Заявив, что в случае развода он не отдаст детей, Шиловский тем самым вынудил супругу порвать на время с Михаилом Афанасьевичем. Почти два года они не виделись, она не отвечала на его звонки, не принимала писем, одна не выходила на улицу, однако, когда все-таки вышла, то первым увидела Булгакова, сказавшего: «Я без тебя не могу жить». Несмотря ни на что они решили соединиться, брак был зарегистрирован в октябре 1932, детей Шиловских поделили – старший остался с отцом, а младший с матерью.

Свой главный роман, имевший более десятка вариантов названий и множество редакций, Булгаков задумал в 1928 и работал над ним до конца жизни. Написать в атеистической России произведение о Понтии Пилате и Иешуа Га-Ноцри, о сатане и его обаятельной свите, наводящей порядок в Москве тридцатых годов, о любви затравленного критиками Мастера, о Маргарите, ставшей от бедствий и горя ведьмой, и надеяться, что его напечатают, было чистым безумием. Таким же, как сочинить в стране, где победила Красная армия, произведение о Белой гвардии и верить, что его издадут... Но ведь напечатали же! Это стало чудом, еще большим чудом явилась постановка «Дней Турбиных» в лучшем театре страны.

Первая версия «романа о дьяволе» была сожжена автором в 1930. Впоследствии Михаилу Афанасьевичу приходилось постоянно отрываться от написания произведения, дабы добывать на хлеб насущный в театре. В 1936 после критической статьи в газете «Правда» спектакль Булгакова «Мольер», показанный семь раз при аншлаге, сняли со сцены. Булгаков покинул МХАТ и устроился либреттистом в Большой театр. Третья редакция романа, имевшая в 1936 название «Князь тьмы», уже через год обрела окончательный вариант – «Мастер и Маргарита». Произведение писалось в промежутках между сочинением пьесы о Пушкине и либретто оперы «Петр Великий». В мае-июне 1938 рукопись перепечатали на машинке, однако правка по сути готового романа (разночтения в изданиях появились из-за потери одной из последних тетрадей) продолжалась до последнего дня жизни писателя.

Трижды Мастер. Михаил Афанасьевич Булгаков


В 1939 Михаил Афанасьевич, прекрасный рассказчик, разыгрывавший перед товарищами уморительные сценки-импровизации, обмолвился о том, что живет последний год. Причем подано это было как юмористическая реприза, и так же всеми воспринималось, включая жену. Однако в сентябре стало не до шуток – у Михаила Афанасьевича, отдыхавшего в Ленинграде, внезапно ухудшилось зрение, и доктора поставили ужасный диагноз его отца – нефросклероз. Писатель срочно вернулся в столицу, где диагноз подтвердил консилиум светил науки. Один из медиков сообщил больному, что жить ему осталось не более трех дней. Доктор ошибся, Михаил Афанасьевич прожил еще полгода, но страшное известие подкосило его. Будучи медиком, он знал, как болезнь развивается и находил у себя один симптом за другим. В начале болезни Булгаков, по словам его друга, сценариста Сергея Ермолинского, «помолодел», однако чем дальше, тем тяжелее становилось... К середине февраля 1940 ослепший, исхудавший Булгаков уже не мог вставать с постели, надиктовывая жене последние фразы правки «Мастера и Маргариты». Вскоре после этого Михаил Афанасьевич потерял речь, связно говоря только начала или концы слов. 10 марта 1940 писатель после страшных мучений скончался на руках у Елены Сергеевны. Тело его было кремировано.

Елена Сергеевна дала супругу клятву, что обязательно напечатает «Мастера и Маргариту». Когда Михаил Афанасьевич умирал, уже началась Вторая мировая, а затем наступил страшный 1941 год. В пожарище войны гибли не только бумажные рукописи, но целые деревни и города. Отправляясь в эвакуацию, Елена Сергеевна, опасаясь за судьбу произведения, сдала рукопись в Ленинскую библиотеку на хранение. Несмотря на то, что Москву бомбили, рукопись, к счастью, выжила. После окончания войны вдова Булгакова вновь предприняла титанические попытки опубликовать «Мастера и Маргариту» и лишь шестая из них увенчалась успехом – с купюрами роман вышел в журнале «Москва» в 1966-1967. Однако и в таком виде произведение произвело фурор, подобный тому, как если бы, веком ранее, после сожжения воскрес второй том «Мертвых душ». Романом заразились все – от интеллигента до пролетария, от мала до велика.

А на могиле самого автора двенадцать лет не было ни камня, ни плиты, ни креста. В 1952 Елена Сергеевна увидела в глубокой яме на кладбище огромную черную глыбу. Местные гранильщики рассказали ей, что этот камень под названием «Голгофа» стоял ранее на могиле Николая Гоголя в Даниловом монастыре. Елена Сергеевна купила камень, и он был установлен на могиле Михаила Афанасьевича. Любопытно, что великий литератор двадцатого века как-то написал, обращаясь к своему земляку-классику: «Учитель, укрой меня своей чугунной шинелью».

По материалам сайтов http://www.bulgakov.ru/ и http://to-name.ru/biography
Автор: Ольга Зеленко-Жданова


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 62
  1. Шарапов 7 января 2016 09:14
    Обожаю. Роман "Мастер и Маргарита" для современного читателя может показаться сложным - сам начинал читать его 3 раза. Но потом... Уверен, последняя экранизация романа удостоилась бы похвалы Мастера. С женой регулярно пересматриваем "Мастера и Маргариту". Осмелюсь дать совет ярым сталинистам не петь хвалебные оды вождю, а прочитать и получить прививку от сталинизма, ведь роман - это отражение той эпохи и жизни автора, он можно сказать документален и автобиагрофичен на 99% в советской его части.
    1. atos_kin 7 января 2016 10:55
      Уж чего у Булгакова в творчестве точно не найдёшь, уважаемый, так это "прививку от сталинизма". А лично он о Сталине отзывался весьма уважительно.
      1. Шарапов 7 января 2016 14:00
        Не нужно передергивать - я написал "от сталинизма", а не про Сталина. Еще бы он высказался о нем не уважительно, следующее высказывание было бы на Колыме.... А насчет сталинизма - уж больно реалистично отображена эпоха репрессий и стукачества.
        1. python2a 7 января 2016 17:52
          Как будто стукачества не было до Сталина и оно исчезло вместе с ним.
        2. atos_kin 7 января 2016 18:20
          Слово "сталинизм" придумали чтобы все такие как вы про Сталина с ненавистью думали и других им пугали. Хотите воочию почувствовать "эпоху репрессий и стукачества" без (даже вопреки) "сталинизма" милости прошу на Украину.
          1. Шарапов 7 января 2016 20:17
            Вам про термин "сталинизм" могли бы рассказать те три миллиона умерших от голода в 30-е и те 20 миллионов, которые были на гране... но уже не смогут. Мне рассказали мои деды, а также тесть, чудом выживший на Ставрополье - житнице России. Украину, конечно, модно теперь везде приплетать, но не в тему о Булгакове. Да и уже навязло.
            1. atos_kin 7 января 2016 20:44
              Мало читали Булгакова, его приплетать к Украине не приходится. Изучайте не только рассказы, смотрите на современных руководителей, чтобы сравнивать ушедшие и не родившиеся при отсутствии "сталинизма" миллионы и не ошибаться.
        3. Nick 8 января 2016 20:54
          Цитата: Шарапов
          Не нужно передергивать - я написал "от сталинизма", а не про Сталина.

          А подскажите пожалуйста, название термина "сталинизм" каким образом появилось?
          Цитата: Шарапов
          А насчет сталинизма - уж больно реалистично отображена эпоха репрессий и стукачества.

          Эпоха стукачесва явление перманентное...
    2. Mavrikiy 7 января 2016 11:54
      Шарапов
      "прочитать и получить прививку от сталинизма"

      Что же так скромно. Ограничился одним "Мастером". В интере есть"12 стульев" и "Теленок".
      Открою Вам тайну! "Мастер" не про Сталина, а совсем про другое...
      1. Шарапов 7 января 2016 20:20
        Сочувствую, и советую еше раз перечитать.......
    3. marlin1203 7 января 2016 12:01
      "Мастер и Маргарита" удивительным образом делит людей на обожающих его и абсолютно неприемлющих. Уж не знаю почему, но это так... И упрощать это произведение до уровня антисталинского фельетона вовсе не надо.
    4. de_monSher 7 января 2016 12:55
      Осмелюсь дать совет ярым сталинистам не петь хвалебные оды вождю, а прочитать и получить прививку от сталинизма,


      Вы знаете - тоже очень люблю роман "Мастер и Маргарита", и душу всколыхнуло сразу - не пришлось начинать и откладывать 3 раза... *) Хоть и не отношусь к лагерю антисталинистов, а даже очень наоборот. И автобиографичности в романе, совсем и нет. Если уж быть точней - нет совсем =разве что, только, сцена с приготовлениями к балу у Воланда, которую Мастер написал под впечатлением от приема в посольстве США=. Ищите крохи его автобиографии в цикле "Записки юного врача", или допустим в совсем ранних работах, к примеру... =задумался=, а! Во... "Налет. В волшебном фонаре".

      На стал бы писать ответа не Ваш коммент, если бы, честно - извините уж, не возмутил некоторый ваш снобизм что ли. Не давайте советы, и советуемы не будете - честное слово. И не ищите в чем-то того, чего в этом самом нет и не было никогда. Мастер - Михаил Афанасьевич, сделал великолепный слепок с того мира, с того времени в котором он жил - не более того. Это то и есть талант Метра, Мастера.
      А вот ваше поведение, больше похоже не необольшевизм. Не просто так, от всего сердца восхитится хорошей вещью, а вот еще обязательно добавить - не нормальное, "я так думаю, что автор это хотел сказать, возможно!..", а что-то вроде наставив перст и назидательно тряся им - "Прочтите, и сделайте именно этот вывод! Единственно правильный вывод!".

      Вам самому не кажется что это глупость, несусветная? Если не выразится даже более жестко, уважаемый.
      1. Шарапов 7 января 2016 14:11
        Цитата: de_monSher
        "я так думаю, что автор это хотел сказать, возможно!..", а что-то вроде наставив перст и назидательно тряся им - "Прочтите, и сделайте именно этот вывод! Единственно правильный вывод!".

        Это чьи слова, простите? Ваши бредовые фантазии? С глупейшими выводами? Если вы не согласны с автобиографичностью романа - я вам просто сочувствую. В статье о Булгакове, которую мы обсуждаем, практически описан Мастер в романе. А насчет антисталинизма - назовите еще одного писателя советской эпохи, который не побоялся высмеять и показать пороки социализма - заберу слова обратно.
        1. de_monSher 7 января 2016 14:37
          Если вы не согласны с автобиографичностью романа - я вам просто сочувствую


          Автобиографичны - "Детство", "В людях", "Мои университеты" Алексея Максимовича Пешков =более известного как Максим Горький=. Если Вы готовы попутать аллюзии, и примерку автором на себя, переживаний героя, на "автобиографичность" - сочувствовать нужно Вам.

          назовите еще одного писателя советской эпохи, который не побоялся высмеять и показать пороки социализма - заберу слова обратно.


          В части юмора, сразу приходят на ум Ильф и Петров. У этих Мастеров все еще более выпукло и рельефно, эти самые "пороки" социализма, что в "12 стульев", что в "Золотом теленке". Как и в любом произведении, автор всегда берет срез общества, чтобы его рассмотреть подробно. И как раз в этом отношении, произведения Ильфа и Петрова более хм... "антисоветски", чем "Мастер и Маргарита". Ведь согласитесь, что и у Булгакова и у Ильфа с Петровым, "за скобки" выведена страна, оставлены - люди, мировоззрения, переживания. Кстати... в части переживаний героев... просто можно открыть к примеру... =подумал=, "Хождение по мукам", Толстого и ту же "Белую гвардию" Булгакова и сравнить. Кто из них больший "последователь" белого движения то, если принять вашу логику?

          Примерно так...
          1. Шарапов 7 января 2016 20:34
            Вы попытались сравнить Х. с п. Есть Швондер у Ильфа? Рассуждали у Ильфа в произведениях, почему нагажено в парадных, и у кого разруха в головах? Там больше юмор о цвете окраски волос Кисы и о мадам Грицацуевой. Ильф в основном высмеивает пороки людей в системе, а Мастер - пороки самой системы. Юмор здесь совсем ни при чем... А передергивать с Толстым.... А почему не передернули со СЛОВОМ о полку Игоревом? Полет мыли вашей чуден.....
            1. de_monSher 8 января 2016 22:16
              Вы попытались сравнить Х. с п. Есть Швондер у Ильфа? Рассуждали у Ильфа в произведениях, почему нагажено в парадных, и у кого разруха в головах?


              Ильф и Петров, рассуждали обо всем этом, по-своему. Каждый творец, видит мир со своей точки зрения. И у каждого из них свои способы донести свои мысли людям. Ильф с Петровым очень даже колоритно, показали людей эпохи, прекрасно приспособившихся к жизни новой для них, советской действительности. И в этом отношении Преображенский, рассуждающий о людях писающих мимо унитаза, и распевающих хором, и Ильф с Петровым, пищущих о Ляписе-Трубецком =в котором, легко можно разглядеть, к примеру, Демьяна Бедного - был такой поэт, насколько помню=, или об Эллочке-людоедке, или же о том чуваке, как там его - "Ну ты, жертва аборта, быстро говори кому продал стул!" =не особо люблю "12 стульев" и "Золотой теленок", не особо помню ни героев, и афоризмы=. Это же герои, люди, которых "породила" Советская власть, в ранней стадии своего развития. И в произведениях Булгаков и у Ильфа с Петровым - все они выведены ярко и выпукло.

              Мдя... так что, скорее всего это все же Вы сами, х-е-р с пальцем, не то что путаете =пальцы тоже можно, прекрасно использовать в сексе, главное не забывать о гигиене=, а скорей в упор пытаетесь игнорировать, чтобы только Ваши выводы, оказались "правильными"...

              примерно так...
        2. de_monSher 7 января 2016 14:58
          Осмелюсь дать совет ярым сталинистам не петь хвалебные оды вождю, а прочитать и получить прививку от сталинизма, ведь роман - это отражение той эпохи и жизни автора, он можно сказать документален и автобиагрофичен на 99% в советской его части.


          Ваши слова? Вот и рождается вопрос к Вам - как можно получить прививку от "сталинизма", если роман вообще-то, даже не о добре и зле, =чем бы ни были эти загадочные, абстрактные категории, в Вашем представлении= а скорей о том что нет ни того, ни другого, а есть только лишь точки зрения?
          1. Шарапов 7 января 2016 20:38
            Сами то поняли о каких точках извергнулись? Каждый находит в этом романе то, что ищет. Если не ищет - находит точки. Я нашел подтверждение моих чаяний и жизненных принципов.
            1. de_monSher 8 января 2016 21:53
              Я нашел подтверждение моих чаяний и жизненных принципов.


              Вот именно что - Ваших.

              При чем тут прививка от "антисталинизма"-то, уважаемый?

              Просто, чтобы не было много бла-бла-бла, с моей стороны, разъясню свою позицию на примере десткго мультика.

              Я ненавижу людей которые так или иначе навязывают свою позицию остальным.

              Кто-то это делает "интеллигентно", на первый взгляд - "что вы, что вы, я не навязываю, но тем не менее - 20 (30-50-100) миллионов жертв, убитых котами и кошками, идут вразрез тому, что в мультфильме "Каникулы в Простоквашино" кот Матроскин, который выставлен таким из себя крепким хозяйственником, на самом деле тиран, деспот, и с его клыков капает кровь невинных младенцев. Вот так то вот, любезнейшие" и т.д. и т.п.

              Кто-то это делает "по-простецки". "Чуваки я тебе такое расскажу, что ты сразу поймешь что и ты сам по себе отстой, и этот, как бЭ мультик "Каникулы в Прстоквашино" - погань несуесветная. Этот полосатый куркуль, капиталистическая м-р-азь и вообще, кокаинисти Матроскин, злобно эксплуатирующий простого как три копейки Шарика..." и т.д. и т.п.

              Чем в ПРИНЦИПЕ отличаются две эти позиции? Для меня - абсолютно ничем.

              Вы сделали свои выводы? Вы - молодец. Держите их при себе, и не пытайтесь Ваши выводы, "натянуть" как презерватив на глобус, на, собственно, ценное само по себе художественное произведение. Пусть другие люди делают свои выводы - Ваши им точно не нужны.

              Примерно так...
            2. de_monSher 8 января 2016 22:46
              Сами то поняли о каких точках извергнулись?


              Кто же вам доктор-то, если Вам лень, просто прочесть внимательно, то что Вам написал оппонент в споре, и осмыслить написанное? Могу Вам только посоветовать - читайте, читайте, читайте больше и не пытайтесь делится "мыслями", с коими у Вас проблема, а просто, для начала, научитесь рассуждать, что ли...

              примерно так...
    5. dmit-52 8 января 2016 13:52
      Осбуждать и осуждать действия Сталина стало очень легко, а вот страну, "принятую с сохой и оставленную с атомной бомбой", кто-по Вашему мнению- мнению мог бы вытянуть из той ямы, в которую её загнал международный капитализм под эгидой венценосца, забывшего правило-"корона снимается с головой"?
    6. Nick 8 января 2016 20:40
      Цитата: Шарапов
      Осмелюсь дать совет ярым сталинистам не петь хвалебные оды вождю, а прочитать и получить прививку от сталинизма, ведь роман - это отражение той эпохи и жизни автора, он можно сказать документален и автобиагрофичен на 99% в советской его части

      Вы, уважаемый, плохо знаете историю. Роман описывает 20-е годы, когда Сталин был еще на вторых ролях, еще только боролся за власть. Этот период скорее можно назвать троцкизмом. Л.Д. Троцкий начал утрачивать свои властные позиции только в середине 20-х годов, а И.В. Сталин только к началу 30-х годов начал концентрировать власть в своих руках. Этот процесс укрепления личной власти он смог завершить лишь к 1939 году, победив региональную партийную элиту, так называемую "старую гвардию" и прекратив, начатые этой "гвардией" массовые репрессии 37-38 годов.
      Одним словом вы неправильно определяете период, в котором разворачивается действие романа. Этот период можно назвать скорее троцкизмом, с некоторой натяжкой конечно, но никак не сталинизмом.
  2. parusnik 7 января 2016 10:09
    Нашел фильм в инете «Мастер и Маргарита» — экранизация одноимённого романа Михаила Булгакова режиссёра Юрия Кары,не смотря на звездный состав..фильм не особо понравился..У Бортко лучше получилось..Бортко, наверное лучший режиссер М.А.Булгакова..Великолепны так же "Бег"-Алова и Наумова, "Дни Турбиных"-В.Басова,"Иван Васильевич меняет профессию"-Л.Гайдая,фильм-спектакль "Всего несколько слов в честь господина де Мольера"-А. Эфроса...А вот сериал "Белая гвардия"..не впечатлил...
    1. Mavrikiy 7 января 2016 12:03
      Уважаемый parusnik!
      Один приятель меня учил, если твое мнение совпадает с мнением выступающего, это не интересно. Не очем думать. Согласен, логично. Спустя годы, все равно ловлю себя на мысли, получаю удовольствие от встречи единомышленника.
    2. Cap.Morgan 7 января 2016 13:09
      Согласен. Кара какую то дрянь снял.
      Бортко же шёл чётко по книге.
      Всё таки последний вариант Белой гвардии был неплох, он более подробен, лучше передаёт дух той эпохи. Я с интересом посмотрел.
    3. Урфин Джюс 7 января 2016 13:44
      Цитата: parusnik
      .У Бортко лучше получилось.

      Я такого же мнения!
    4. Maksud 7 января 2016 15:42
      Всё дело в том, что при чтении текста имеешь дело только с автором ( + своё восприятие). Фильмы- это совсем другое дело. Тут в первую очередь видно восприятие текста самим режиссёром, затем уж виден автор ( и то не всегда). А на самом последнем месте стоит наше личное восприятие, но оно уже не знает, за кем следовать - за автором, т.е. первоисточником, или за режиссёрской концепцией. Если честно, то лишь малая часть режиссёров бережно относится к авторскому тексту. Многие просто горят желанием вписать своё имя на скрижали истории, безжалостно коверкая при этом сам текст. hi
      В литературоведении есть такое понятие, как метатекст- своего рода "предельный текст"(или "текстовой массив"), т. е. задающий те пределы, к рамках которых дОлжно создавать другие тексты, чтобы они были культурно и стилистически легитимными. Например, в христианстве таким метатекстом является "Библия". Есть свои метатексты в науке, в литературе и т. д. Метатекст диалектичен по характеру: он и предшествует всем возможным текстам и одновременно служит вектором для них. При этом негативное отношение к метатексту - отрицающее его функцию легимитизации - тем не менее сохраняет сущностное с ним единство.
      Это - в общем. Далее - уже спецификация.
      Т.О., мы имеем в виде художественного произведения некий метатекст, в в виде фильмов- его преломление через призму режиссёрского восприятия.
    5. Шарапов 7 января 2016 20:40
      Согласен, там все осень слабо.... Ю.Кара был не на высоте.
  3. Ким Климов 7 января 2016 10:21
    Выдающийся русский писатель. Гордость России.
  4. svp67 7 января 2016 11:32
    Великий Мастер - Браво!!!.
    1. tank64rus 7 января 2016 16:09
      Согласен. Гордость России. Классик. Гоголь 20-го века.
    2. tank64rus 7 января 2016 16:09
      Согласен. Гордость России. Классик. Гоголь 20-го века.
  5. Sarmat149 7 января 2016 11:58
    Привлекательность и опасность произведения М. Булгакова "Мастер и Маргарита" в том, что зло описано талантливо, добро и зло поменялись местами. Фактически автор воспевает обыкновенную нечисть. А то, что он из православной семьи доцента духовной академии только усугубляет данный факт. Талант несомненно, но талант воспел зло, создал привлекательность бесовщины для неокрепших душ. Для меня это произведение ошибка этого человека.
    1. Maksud 7 января 2016 15:44
      А что есть добро? Батюшка, с пудовым крестом на пузе и катающийся на новёхонькой бехе?
      1. Sarmat149 7 января 2016 16:07
        Ваш пример неудачен, священники неверующие в бога есть, и их роль гораздо более продуктивная нежели отделов по борьбе с религией в советское время. Эти люди в лучшем случае лицемеры и предатели. Ещё раз обращаю внимание на то, чей сын М.Булгаков, из какого сословия. Тот же "Батюшка, с пудовым крестом на пузе и катающийся на новёхонькой бехе" только образца начала 20 века.
        Ну в конце концов вольному воля. Вам нравится Волланд и иже с ним, для меня это неприемлемо. Детей воспитал также.
    2. Николай К 7 января 2016 21:15
      Быть может, это роман о том, как благими намерениями и высокими идеями выстилается дорога а ад, а порой случается и обратное. И порой не понятно, где было больше бесовщины - в советской Москве 30-х годов или на балу у Воланда. И где больше здравомыслящих людей: на улицах города или в сумасшедшем доме.
  6. санёк 7 января 2016 12:19
    Обожаю Булгакова. Регулярно перечитываю
  7. antiexpert 7 января 2016 12:28
    а еще мишенька булгаков сделал несколько абортов собственной любимой супруге, делал он теми же ручками, которыми писал свои книжицы - не зря там есть неприятный запашок )))
    1. Maksud 7 января 2016 15:46
      А вы уверены, что Пушкин или Лермонтов в быту были замечательными людьми? Но это не отменяет ГЕНИАЛЬНОСТИ их произведений.
      1. Sarmat149 7 января 2016 16:20
        Я считаю, что произведения А.С.Пушкина и М.Ю.Лермонтова НЕГЕНИАЛЬНЫ, они написаны талантливыми людьми. Но почему я должен считать это гениальным? У меня есть своё мнение, ох и попадало мне от учителя литературы в своё время). А почему если талант, то это всегда положительно. Разве нет талантливых или по Вашему гениальных злодеев? Поэты А.С.Пушкин и М.Ю.Лермонтов были людьми со своими проблемами и недостатками, как и все мы. И мне не всё нравится из их наследия, определённые вещи просто вредны.
        1. alex86 8 января 2016 21:33
          Цитата: Sarmat149
          определённые вещи просто вредны.

          Кому?
  8. Балу 7 января 2016 12:29
    Автор недооценил роль первой жены Булгакова, ничего не сказал как она спасала его от тифа, от морфинизма, как они существовали на ее средства, как она бегала по редакциям пристраивая его творчество. Да если бы не эта самоотверженная святая женщина кто бы он стал? Одним из многих, о которых мы уже никогда не узнаем.
    Кстати, а последняя жена Булгакова какое имела отношение к структурам НКВД?
    Очень удачно Булгаков решил квартирный вопрос, какие достойнейшие соседи по подъезду: С.Михалков, генерал НКВД Кончаловский...Один над ним, другой под ним, и по нашим временам шикарная квартира.
    Я в советском прошлом, когда за копию произведений Солженицина, Шаламова, Булгакова запросто могли пришить статью за антисоветскую пропаганду, читал Булгакова. Пожалуй самое впечатляющее Бег и Дни Турбиных. Доктор Живаго показался мне занудным.
    Мастер и Маргарита? Ни разу не смог прочесть до конца, мутота. Я и фантастикой особенно никогда не увлекался. А.Пикуль и Ильф с Петровым каждый раз производят впечатление впервые прочитанного, вполне реалистичного и в наше время. hi
    1. Кэптен45 7 января 2016 18:45
      Цитата: Балу
      Доктор Живаго показался мне занудным.

      А разве "Доктор Живаго" не Пастернак написал?Вроде ему ещё и нобелевку за этот роман дали.
    2. Mavrikiy 7 января 2016 19:42
      Не отвлекайтесь на Булгакова. Это Вам вредно. Жены, НКВД, квартиры, Михалковы, генералы... Вы не можете сосредоточится.
      Читайте, Пикуль и Ильф с Петров тоже хорошо. Главное читать, для начала.
      1. alex86 8 января 2016 21:38
        Цитата: Mavrikiy
        Главное читать

        Абсолютно согласен, при этом очень характерен переход количества в качество - с какого-то момента даже дикий человек становится приличным. Поэтому - читать, читать и читать ("Учиться, учиться и учиться" - как завещал великий Ленин, как учит коммунистическая партия (цитата) wink )
  9. Metlik 7 января 2016 13:40
    "Мастер и Маргарита" по сюжету и сложному пути, которое прошли эти книги к читателю, похожа на "Таинственного странника" Марка Твена. Но Булгаков смог создать законченный роман, у Твена этого не получилось.

    "Как я угадал" - говорит герой о событиях, произошедших 2000 лет назад. Но ведь автор оказался в тех же условиях что и его персонажи. Время Сталина это всеобщий страх, террор, борьба за выживание среди торжествующих клеветников и завистников, это возвращение во времена императора Тиберия и Исуса Христа. И, как и Исусу, Булгакову предстояло испытание. Тот, кто заказал ему комедию о Иване Грозном, несомненно знал, как отнесется Сталин к насмешкам над этим царем. Фарисеи и книжники снова заставят пройти гения по лезвию бритвы. Но он сделает это.
  10. antiexpert 7 января 2016 15:42
    Ах фанаты мишаньки булгакова, вы еще будете минусить за правду? Я ж такое про него расскажу, про его откровенный антисоветизм, а значит и русофобию, что мало не покажется!
    ВОт - кушайте!

    Мы живем в исключительно счастливое время,— говорил А. В. Луначарский.
    Время счастливо, очевидно, само по себе, без людей.
    Но вот писатели сейчас если не счастливы, то везучи.
    Приемка литературного товара почти без брака. Хвалят легко.
    Время наше если и не самое счастливое, то, конечно, не худшее, и ошибаются в
    писателе не по злой воле, а подчиняясь определенным историческим законам.
    Дело в том, что в искусстве есть чередования главенства формы и материала.
    Сейчас одолевает материал. Самая переживаемая часть произведения — тема.
    Успех АХРРа, Гладкова и Михаила Булгакова равнокачественен.
    Это не хорошо и не плохо.
    Бывают такие эпохи в искусстве, и они необходимы: завоевывается новый материал.
    Как пишет Михаил Булгаков?
    Он берет вещь старого писателя, не изменяя строение и переменяя его тему.
    Так шоферы пели вместо: «Ямщик, не гони лошадей» — «Шофер, не меняй скоростей».
    Хотя во время езды скорости не меняются.
    Возьмем один из типичных рассказов Михаила Булгакова «Роковые яйца».
    Как это сделано?
    Это сделано из Уэллса.
    Общая техника романов Уэллса такова, изобретение не находится в руках
    изобретателя.
    Машиной владеет неграмотная посредственность. Так сделаны. «Война в воздухе»,
    «Первые люди на Луне» и «Пища богов».
    В «Борьбе миров» посредственность не владеет вещью, но вещь описывается именно средним человеком, не могущим ее понять.
    Теперь детальнее посмотрим «Пищу богов».
    Два ученых открывают вещество, примесь которого к пище позволяет росту молодого животного продолжаться вечно.
    Они делают опыты над цыплятами. Вырастают огромные куры, опасные для человека.
    Одновременно один посредственный врач украл пищу. Он не умел обращаться с ней.
    Пища попала к крысам. Крысы стали расти. Стала расти гигантская крапива.
    Человечество стало терпеть неисчислимые убытки.
    Одновременно растут и добрые великаны, потомки ученых. Им пища пошла впрок
    Но люди ненавидели и их. Готовится бой.
    Здесь кончается роман Уэллса.
    Роман, или рассказ, Михаила Булгакова кончился раньше.
    Вместо крыс и крапивы появились злые крокодилы и страусы.
    Самоуверенный пошляк-ученый, который, похитив пищу, вызвал к жизни силы, с
    которыми не мог справиться, заменен самоуверенным «кожаным человеком».
    Произведена также контаминация, то есть соединение, нескольких тем в одну.
    Змеи, наступающие на Москву, уничтожены морозом.
    Вероятно, этот мороз возник следующим образом.
    С одной стороны, он равен бактериям, которые уничтожили марсиан в «Борьбе
    миров».
    С другой стороны, этот мороз уничтожил Наполеона.
    Вообще, это — косность земли, взятая со знаком плюс.
    Я не хочу доказывать, что Михаил Булгаков плагиатор. Нет, он — способный малый, похищающий «Пищу богов» для малых дел.
    Успех Михаила Булгакова — успех вовремя приведенной цитаты


    (с) Виктор Шкловский
    1. alex86 8 января 2016 21:46
      Цитата: antiexpert
      про его откровенный антисоветизм, а значит и русофобию

      Антисоветизм совсем не означает русофобию.
      А ссылка на Шкловского - так среда писателей всегда была и будет гадюшником, он был советской власти чуть ближе, зависть в среде писателей всегда была движущей силой в критике, а стремление принизить ближнего - нормальной реакцией. Поэтому приведенное выше - не аргумент...
  11. antiexpert 7 января 2016 15:43
    мало? сейчас козырными пойдет!

    Генезис мастера и Маргариты это детская зависть к элите и такая инфантильная страсть описать то, как детка понимает мир взрослых. Как не странно, отчасти это удалось, и именно это определило успех данной книги.
    24 апреля 1935 года состоялся самый роскошный и маразматический прием, когда-либо организованный американской дипломатической миссией за рубежом. Этот прием собрал в Спасо-Хаусе более 400 гостей. Там был и Буденный, который плясал трепака до утра. И напоенный насильно шампанским медвежонок которого стошнило на мундир Радеку. Стая зябликов вырвалась из клетки и логически завершила обгаживание всех и вся до комедийного финала. Нарком иностранных дел Литвинов, нарком обороны Климент Ворошилов, председатель Центрального комитета коммунистической партии Лазарь Каганович, бывший глава Коминтерна Николай Бухарин, большевистский писатель и член редколлегии газеты "Известия" Карл Радек и три маршала Советского Союза - Александр Егоров, Михаил Тухачевский. И чисто случайно туда попал и наш герой, неприметный гость - Булгаков.
    Кто он, этот случайный? - да никто, и попал он случайно, и не был он там персоной, но он решил создать фантазию по всем детским правилам. Ведь в его жизни ничего не было более значительным, чем этот бал. Типичный неудачник, который в жизни своей ничего круглее ведра, слаще морковки и белее гвардии не видел. Тогда и он решил выйти на арену писательской нивы с этой детской фантазией из песочницы - антиреализм высшей пробы и детский лепет о чудесном и создали ту самую репрезентацию, на которой пухли коммуняки так долго и успешно. Победившей партократии был позарез нужен такой выразитель их быта и развлечений.
    Антиреализм - это когда художник берет за основу реальное событие, но проводит там рейд личной фантазийной цензуры чтобы придать событию иной смысл. В данном случае цель читается просто: себя любимого поставить в центр управления полетом однокрылой бабочки. Как упырь Сокуров клепает фильм про гитлера. Так и был использован тот прием для примитивного приема заимствования, которым так славен Булгаков. Именно для этого булгаковская цензура вырезала оттуда всю партийную номенклатуру.
    И вот тогда больное воображение писателя дралоскописта, регулярно похищавшего пишу богов для своих мелких дел ((с) Шкловский) создало этого хозяина. В своем персональном лице. В полном соответствии с личным убогим пониманием такой великой фигуры. Нищий фантазией, не создавший ни одного, отличного от прочитанных в чужих книгах, сюжета за всю свою жизнь, мишанька Булгаков, а просто тыривший их у старших братьев, теперь в Спасо-Хаусе реальный авторитет. Как и странно изваянный бюст убитого президента Кеннеди.
    А теперь бюст Кеннеди - это легенда в особняке, который, кичится своей причастностью к произведению мастер и маргарита. Для тана также репрезентация, которую создал Булгаков намного ближе, чем то, что происходило в реальности. Как не смешно, современные "литераторы" удивительно коррелируют в действиях с официальной пропагандой США относительно Кеннеди - всесто обсуждения очень простых, порой даже примитивных и понятных событий, они собирают коллекцию притянутых за уши линков и текстовых псевдо - римейков на мертворожденный опус "мастер и маргарита". Именно событие, ознаменовавшее тот самый приём в спасо-хаусе и описанное булгаковым как центральный апогей в абсолютно пустой и бездарной книге мастер и маргарита есть причина и генезис раздутой популярности. Это типичная спецоперация против идеологии СССР, которая прошла успешно.

    (с) http://unlimmobile.livejournal.com/112324.html
    1. voyaka uh 7 января 2016 16:58
      Нет ни одного крупного писателяь про которого
      нельзя бы было состряпать подобную "разгромную" статью.

      В мировой литературе все основано на взаимствованиях.
      Всегда найдется похожий сюжет и похожий герой.
      Льву Толстому и Достоевскому в свое время досталось не меньше.
      Про Льва Толстого писали: "...такой человек не имеет право называть себя
      русским".
      1. alex86 8 января 2016 22:08
        Что безусловно радует - так это сам факт обсуждения Булгакова и "Мастера и Маргариты" - это значит, что даже здешние обитатели, в большинстве своём ярые сталинисты и человеконенавистники, не чужды чтению и читали хоть что-то, пусть и ругательное. Это означает, что не всё потеряно, поскольку человек читающий (homo legens) - это уже вряд-ли фашист...
    2. Шарапов 7 января 2016 20:56
      Кто вас так научил мастерски перепечатывать (копировать)ЧУЖИЕ статьи? плиз, научите....
  12. Korsar4 7 января 2016 18:45
    Из любимого - "Белая гвардия". Недавно с удовольствием "Бег" пересмотрел. Личная жизнь писателя многое объяснить может. Но вспоминают его лишь по работам.
  13. Подрыв Устоев 7 января 2016 19:26
    Цитата: python2a
    Как будто стукачества не было до Сталина и оно исчезло вместе с ним.

    Именно. Мастер и Маргарита актуален до сих пор. Классика.
  14. ikrut 7 января 2016 22:48
    Цитата: Шарапов
    Осмелюсь дать совет ярым сталинистам не петь хвалебные оды вождю, а прочитать и получить прививку от сталинизма, ведь роман - это отражение той эпохи и жизни автора, он можно сказать документален и автобиагрофичен на 99% в советской его части.

    Если Вы, так "обажая" Роман, считаете его "документальным и автобиографичным", то вы (ИМХО) совершенно не поняли его сути. Эпоха Романа и "автобографичность" его - это вообще дело шестнадцатое. Да и "эпохи" там описаны две:)) И о какой "прививке от сталинизма речь"? Это Вы о чем? Читайте внимательнее и вдумчивее..."Люди, как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было... Человечество любит деньги, из чего бы те ни были сделаны, из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или золота. Ну, легкомысленны... ну, что ж... обыкновенные люди... в общем, напоминают прежних.."(с) Это Роман о ВЕЧНОМ. а не о "той эпохе". Извините за резкость.
    1. alex86 8 января 2016 22:10
      Ну а поскольку
      Цитата: ikrut
      Это Роман о ВЕЧНОМ

      то в любом случае он и
      Цитата: ikrut
      о "той эпохе"
  15. dmit-52 8 января 2016 14:19
    Одно произведение-"Морфий"- должно войти в школьную программу,и по прочтении которой,обязательно сочинение.
  16. samuraiway 8 января 2016 20:13
    Цитата: Балу
    Автор недооценил роль первой жены Булгакова, ничего не сказал как она спасала его от тифа, от морфинизма, как они существовали на ее средства, как она бегала по редакциям пристраивая его творчество. Да если бы не эта самоотверженная святая женщина кто бы он стал? Одним из многих, о которых мы уже никогда не узнаем.
    Кстати, а последняя жена Булгакова какое имела отношение к структурам НКВД?
    Очень удачно Булгаков решил квартирный вопрос, какие достойнейшие соседи по подъезду: С.Михалков, генерал НКВД Кончаловский...Один над ним, другой под ним, и по нашим временам шикарная квартира.
    Я в советском прошлом, когда за копию произведений Солженицина, Шаламова, Булгакова запросто могли пришить статью за антисоветскую пропаганду, читал Булгакова. Пожалуй самое впечатляющее Бег и Дни Турбиных. Доктор Живаго показался мне занудным.
    Мастер и Маргарита? Ни разу не смог прочесть до конца, мутота. Я и фантастикой особенно никогда не увлекался. А.Пикуль и Ильф с Петровым каждый раз производят впечатление впервые прочитанного, вполне реалистичного и в наше время. hi

    Первая жена от Бога,вторая от людей,а третья...
    Писал хорошо,но «мастер» прочитанный слабым не окрепшим умом первый шаг к злу.
  17. SlavaP 9 января 2016 00:05
    Гениальный автор и колоссальное призведение. Много уровней , как в какой-нибудь модной компьютерной игре. Только поймешь один уровень - а там еще и еще.... Особенно когда ты читаешь его и глядишь в окно на Масличную Гору а назавтра идешь по пути Христа в Старом Городе Йерусалима....и еще - когда читаешь место о прощании н Воробьевых Горах и понимаешь , что ты тоже ушел отсюда НАВСЕГДА...!
  18. bober1982 9 января 2016 08:40
    роман "Мастер и Маргарита"не имеет отношения к теме сталинизма,троцкизма,стукачества и т.д.,и читать об этом в комментариях как-то нелепо.Кстати,Сталин уважал М.А.Булгакова как писателя,а пьеса "Дни Турбиных"-любимая сталинская.
    Но,на мой взгляд,сам роман затрагивает очень щекотливую тему (очень мягко сказано),т.е.не следует дразнить и дёргать за хвост некоторых,книга вредная,как и экранизации.В лучшем случае прочитать и забыть (если очень любопытно)
  19. Pvi1206 9 января 2016 14:24
    Правдивая биография позволяет глубже понять произведения писателя.
  20. Asperr43 16 января 2016 08:31
    ''Никогда. Никогда не сдергивайте абажур с лампы! Абажур священен. Никогда не убегайте крысьей побежкой на неизвестность от опасности. У абажура дремлите, читайте - пусть воет вьюга, - ждите, пока к вам придут. Что можно к этому добавит?! Тоже никогда не мог понять: как в ту эпоху можно было на свободе остаться после ''Собачьего сердца''? ''Никогда не читайте советских газет!''и т.д. Масштаб гения спас?! Что то мы не поняли, видимо про ''ту эпоху!''

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня