Бой у мыса Нордкап 25-26 декабря 1943 г.

Сразу же после нападения Германии на СССР, 22 июня 1941 г., британское правительство предложило советскому политическому руководству «содействие во всем, в чем оно может помочь» в борьбе против общего врага. Уже 12 июля Москве было подписано «Соглашение о совместных действиях Правительства Союза ССР и Правительства Его Величества в Соединенном Королевстве в войне против Германии». В соответствии с ним в Баренцевом море создавалась временная оперативная группировка военно-морских сил Великобритании для борьбы с флотом противника и нарушения его морских коммуникаций в Арктике. Однако сложившаяся летом 1941 г. обстановка заставила пересмотреть приоритеты, и основной задачей союзных сил стала защита коммуникации между Великобританией и Исландией с советскими портами.

Первый союзный конвой, состоявший из шести транспортов, прибыл в Архангельск 1 сентября. У главного командования вермахта этот факт особой тревоги не вызвал, так как оно полагало, что поставки вооружения, военной техники и материалов в СССР уже никоим образом не смогут повлиять на общий ход войны. До конца 1941 г. союзники провели в обоих направлениях тринадцать конвоев. При этом в Архангельск и Мурманск было доставлено около 750 танков, 800 самолетов, 1400 автомобилей и более 100 000 т боеприпасов, промышленного оборудования, стратегического сырья, продовольствия и других грузов.


По мере того как провал плана «молниеносной войны» становился все более очевидным, военно-политическое руководство Германии вынуждено было изменить свое отношение к союзным конвоям. В середине ноября 1941 г., А.Гитлер принял решение о перебазировании в Арктику сильнейших боевых кораблей кригсмарине (ВМФ). Создание военно-морской группировки «Норд» завершилось к весне 1942 г. В нее вошли линкор «Тирпиц», тяжелые крейсеры «Адмирал Шеер», «Лютцов», «Адмирал Хиппер», «Принц Ойген», легкий крейсер «Кельн», две флотилии эскадренных миноносцев, до 20 подводных лодок. Задача по нарушению арктической коммуникации между Британскими островами и СССР была поставлена и перед командованием 5-го флота люфтваффе, самолеты которого базировались на аэродромах Северной Норвегии.

Наиболее сильные удары по союзному судоходству на Севере германские вооруженные силы нанесли летом 1942 г., разгромив конвой РQ-17 и нанеся тяжелый урон конвою РQ-18. Из-за этого (а по версии британского военного кабинета и в связи с подготовкой к высадке англо-американских войск в Северной Африке) конвойные операции были приостановлены, а советский Северный флот вынужден был противостоять мощной арктической военно-морской группировке врага без помощи союзников. К тому времени в нем имелось всего девять эскадренных миноносцев. По совокупной огневой мощи (25 – 130-мм, 12 – 102-мм, 8 – 76,2-мм, 3 – 45-мм орудия) они, к примеру, уступали одному немецкому тяжелому крейсеру «Лютцов» (6 – 280-мм, 8 – 150-мм, 6 – 103-мм орудий).

Стремясь в максимальной степени использовать выгодную для себя обстановку, командование кригсмарине провело в августе 1942 г. операцию «Вундерланд». В ее ходе тяжелый крейсер «Адмирал Шеер» потопил ледокольный пароход и обстрелял порт Диксон, повредив сторожевой корабль и транспорт. Однако полностью прервать союзное судоходство на Севере противнику не удалось. С наступлением полярной ночи движение конвоев возобновилось.

Бой у мыса Нордкап 25-26 декабря 1943 г.

«Шарнхорст» (нем. Scharnhorst), линкор ВМС Германии во Второй мировой войне.

Весной 1943 г. на замену двум крейсерам, переведенным на Балтику, немецкое командование направило в Северную Норвегию линейный корабль «Шарнхорст». Однако до осени остававшиеся в строю линкоры фактически бездействовали, так как британское Адмиралтейство вновь приостановило движение конвоев. Единственный совместный выход «Тирпица» и «Шарнхорста» состоялся в первой половине сентября, но результат огня их артиллерии по береговым сооружениям на архипелаге Шпицберген был ничтожным. 22 сентября 1943 г. британские сверхмалые подводные лодки тяжело повредили «Тирпиц». На другой день в Германию на ремонт ушел тяжелый крейсер «Лютцов». Столь серьезное ослабление группировки германского ВМФ в Арктике и проблемы с обеспечением остававшихся в строю кораблей топливом поставили под вопрос целесообразность ее дальнейшего существования. В связи с этим командование кригсмарине было вынуждено искать случай, чтобы доказать обратное.

Между тем в ноябре 1943 г. движение союзных арктических конвоев возобновилось. До конца года в обоих направлениях было проведено четыре конвоя. Так, в декабре осуществлялась одновременная проводка двух конвоев, которые следовали навстречу друг другу: RA-54B – из СССР на Запад и JW-55A – в обратном направлении. Их ближнее оперативное прикрытие осуществлялось соединением контр-адмирала Р. Барнетта, состоявшим из двух однотипных легких крейсеров «Белфаст» и «Шеффилд» и тяжелого крейсера «Норфолк» (так называемого «вашингтонского типа»), дальнее оперативное прикрытие – соединением, включавшим линейный корабль «Дьюк-оф-Йорк» (под флагом командующего флотом Метрополии адмирала Б. Фрэзера), легкий крейсер «Ямайка» и четыре эскадренных миноносца.

Авиация противника обнаружила конвой RA-54B 23 декабря 1943 г. в районе Фарерских островов. Но, выполнив по нему всего лишь одну безуспешную воздушную атаку, летчики его потеряли. Через два дня этот же конвой был обнаружен немецкой подводной лодкой «U-601». Однако последовательные попытки вначале этой лодки, а затем и «U-716» атаковать транспорты были пресечены кораблями охранения. Тогда адмирал К. Дёниц решил нанести удар по конвою надводными кораблями. На его перехват вышли линкор «Шарнхорст» (флаг контр-адмирала Э. Бея) и пять эскадренных миноносцев («Z-29», «Z-30», «Z-33», «Z-34», «Z-38»).


Британский линкор «Дьюк оф Йорк» (англ. Duke of York – «Герцог Йоркский»). Современный рисунок.

Утром 26 декабря германское соединение рассредоточилось в районе между островом Медвежий и мысом Нордкап, чтобы увеличить полосу поиска. В тот момент контр-адмирал Э. Бей не знал, что британская радиоразведка перехватила и расшифровала его переговоры по радиосредствам. Между тем английские корабли уже начали охоту за «Шарнхорстом». Линкор «Дьюк оф Йорк» с крейсером и четырьмя эскадренными миноносцами следовал в этот район с запада, а с востока к нему приближались крейсеры Р. Барнетта. Именно они первыми обнаружили вражеский линкор, установив с ним радиолокационный контакт на дистанции 17,5 миль (33 км). Радары же «Шарнхорста» были выключены: таким образом Э. Бей рассчитывал добиться внезапности при атаке конвоя.

Бой между «Шарнхорстом» и британскими крейсерами завязался в 9 часов 25 минут. Первый залп осветительными снарядами произвел легкий крейсер «Белфаст». Минутой позже открыли огонь 203-мм орудия тяжелого крейсера «Норфолк». Один из снарядов уничтожил антенну носовой радиолокационной станции германского корабля. После этого управление огнем двух башен его главного калибра могло осуществляться только по данным, полученным с помощью оптических дальномеров, что в условиях полярной ночи было почти равнозначно стрельбе вслепую. Но волнение моря не позволило британским крейсерам развить самый полный ход, и «Шарнхорсту» удалось от них оторваться.


«Норфолк», тяжёлый крейсер Королевского военно-морского флота Великобритании времён Второй мировой войны.

Немецкий линкор снова лег на курс, который вел в район, где согласно расчетам мог находиться союзный конвой. Однако около полудня «Шарнхорст» был вновь запеленгован радиолокатором «Белфаста». Примерно через 20 минут бой возобновился. На этот раз германский корабль, артиллерия которого была сильнее артиллерийского вооружения всего соединения Р. Барнетта, добился нескольких попаданий в «Норфолк». Одна из четырех башен главного калибра британского крейсера была выведена из строя. Несмотря на достигнутый успех, немецкий флагман, по-прежнему преследуя цель по разгрому конвоя, уклонился от дальнейшего огневого контакта и, приказав своим эскадренным миноносцам возобновить поиски союзного каравана, направил «Шарнхорст» на юго-восток. При этом он не знал, что избранный курс ведет навстречу соединению под командованием адмирала Б. Фрезера.

Около 13 часов 15 минут ввиду неясности обстановки Э. Бей все же отменил свое решение и приказал возвращаться в базу. Оставшуюся в строю кормовую радиолокационную станцию «Шарнхорста» снова выключили, чтобы затруднить его обнаружение кораблями противника. Через два часа с германского линкора на берег была отправлена радиограмма, в которой Э. Бей назвал расчетное время своего возвращения. Он не догадывался, что крейсеры Р. Барнетта «вели» его флагманский корабль, поддерживая с ним непрерывный радиолокационный контакт, и наводили на него силы дальнего оперативного прикрытия RA-55B.

Бой возобновился в 16 часов 47 минут. Первыми открыли огонь осветительными снарядами британские легкий крейсер «Белфаст» и линейный корабль «Дьюк-оф-Йорк». «Шарнхорст» ответил главным калибром, однако его 283-мм снаряды не пробивали брони, прикрывавшей жизненно важные части линкора противника. Вскоре на самом немецком линкоре была выведена из строя одна и получила повреждения другая носовая башня. Кроме того 356-мм снаряд пробил борт в районе кормовой башни главного калибра. Но для этого корабля, имевшего развитую систему защиты, все это не являлось фатальным.

Пользуясь преимуществом в скорости, Э. Бей стремился увеличить дистанцию боя, и до тех пор, пока это ему удавалось, британские эсминцы не могли выполнить приказ своего флагмана об атаке торпедами. К 17 часам 42 минутам расстояние между «Шарнхорстом» и английскими кораблями увеличилось настолько, что по нему мог вести огонь лишь «Дьюк-оф-Йорк» и только главным калибром.

Несмотря на значительное удаление цели, стрельба британского линкора, управляемая по данным, полученным с помощью радиолокаторов, была точной. Около 18 часов 20 минут 356-мм снаряд взорвался под первым котельным отделением германского корабля, и его скорость упала до 8 узлов. Меры для устранения повреждений были приняты быстро, после чего «Шарнхорст» даже смог увеличить ход до 22 узлов, однако к тому времени он уже лишился большей части своей артиллерии. В 18 часов 24 минуты с него была отправлена последняя радиограмма: «Мы будем сражаться до последнего снаряда».

Четверть часа спустя орудия «Дьюк-оф-Йорка» временно прекратили огонь, и адмирал Б. Фрезер повторно приказал эскадренным миноносцам произвести торпедную атаку. На этот раз им удалось сблизиться с «Шарнхорстом» на дистанцию залпа. После попадания четырех торпед скорость хода последнего не превышала 12 узлов. Сократив дистанцию до 9,1 км, «Дьюк-оф-Йорк» вновь открыл по нему огонь из 356-мм орудий. Когда скорость хода вражеского корабля упала до 5 узлов, и он почти перестал слушаться руля, Б. Фрезер приказал завершить его уничтожение торпедами. В продолжение 20 минут по «Шарнхорсту» было выпущено 27 торпед, из которых семь достигли цели. В 19 часов 45 минут после мощного внутреннего взрыва охваченный пламенем германский линкор ушел под воду. Из 1968 человек, находившихся на его борту, английские моряки спасли только 36.

Получив известие о бое у мыса Нордкап, И.В. Сталин направил послание с поздравлениями премьер-министру Великобритании У. Черчиллю, командующему флотом Метрополии адмиралу Б. Фрезеру и «доблестным морякам» линкора «Дьюк-оф-Йорк». Пожалуй, это был единственный за всю Вторую мировую войну случай, когда тактический, с формальной точки зрения, успех союзников получил столь высокую оценку из уст первого лица советского государства.

После гибели «Шарнхорста» британский военный кабинет перестал рассматривать арктическую группировку кригсмарине как фатальную угрозу для северных конвоев. Их движение уже не прерывалось. Отпала необходимость привлекать к ведению конвойных операций главные силы флота, благодаря чему британское Адмиралтейство смогло вывести из его состава и направить в Тихий океан авианосец, два линейных корабля и линейный крейсер. В этом заключалось военно-политическое и военно-стратегическое значение победы, одержанной союзными военно-морскими силами 26 декабря 1943 г.

Бой в Баренцевом море показал, что организация проводки конвоев в форме операции, к участию в которой привлекались все рода сил союзных флотов, была наиболее целесообразным решением. С другой стороны, не обеспеченная ни разведкой, ни мерами оперативной маскировки попытка нанести удар по союзному конвою провалилась совершенно закономерно. Ставка на высокие маневренные характеристики кораблей того типа, к которому принадлежал «Шарнхорст» (как и линейных крейсеров в целом), оказалась несостоятельной. В вооруженной борьбе на море решающее значение приобрели дальнобойность, точность и могущество средств поражения, а корабельная радиолокация, первоначально предназначавшаяся в основном для освещения обстановки, превратилась в главное средство управления артиллерийским огнем.
Автор:
Михаил Монаков
Первоисточник:
http://mil.ru/winner_may/history/more.htm?id=12072969@cmsArticle
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

21 комментарий
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти