Андрей Евгеньевич Снесарев

Андрей Евгеньевич СнесаревАндрей Евгеньевич Снесарев родился 1(13) декабря 1865 г. в Старой Калитве Острогожского уезда Воронежской губернии в семье слободского священника. Семья была многодетная, Андрей был вторым ребенком. Дети росли в условиях скромного достатка, но с большой заботой родителей о формировании их духовного мира. Его детство и отрочество протекали в станицах Области войска Донского. Перемены места жительства были связаны со сменой приходов его отца, Евгения Петровича.

Простое происхождение, однако, не помешало Андрею Снесареву раскрыть свой талант ученого, педагога и военачальника.

После церковно-приходской школы, в которой занятия вел его отец, Андрей 7 лет учился в прогимназии в станице Нижне-Чирская, а затем два года в гимназии в г. Новочеркасске – столице Донского казачества.


Его родители делали все возможное, чтобы дети выросли здоровыми, получили образование и стали достойными людьми своей страны. В 1884 г. Андрей закончил с серебряной медалью гимназию и поступил в Московский университет на математический факультет, окончив который в 1888 г. защитил научную работу по бесконечно малым величинам. Молодой математик был и способным лингвистом: к 23 годам изучил четыре языка, а впоследствии овладел четырнадцатью языками, в том числе узбекским, афганским, хинди, урду и др.

Перед Андреем открылась перспектива профессорской карьеры. Только вначале ему предстояло выполнить свой гражданский долг: по законам Российской империи лица с высшим образованием обязаны были пройти полугодовую военную службу, но А.Е. Снесарев выбирает Алексеевское военное училище. Это для него интереснее формального выполнения воинского долга вольноопределяющимся, только и служить в этом случае надо было не полгода, а год, чтобы пройти программу полного курса военного училища.

Учеба и служба оказались увлекательными, а участвуя в училищном хоре у юнкера Андрея Снесарева обнаружились музыкальное дарование и удивительно красивый голос.

Окончив военное училище с занесением его имени на мраморную доску, он получил чин подпоручика, но не уволился с воинской службы, на что имел право, а остался в рядах армии. Его служба продолжилась в 1-м лейб-гренадерском Екатеринославском полку, который размещался в Кремле. В полку Андрей Евгеньевич прослужил 7 лет. В первые годы офицерской службы он брал уроки пения, готовился на оперную сцену. Ему пророчили славу оперного певца, он даже выступал на сцене Большого театра. Однако из-за внезапной потери голоса с мечтой стать оперным певцом Андрею Евгеньевичу пришлось расстаться.

В 1896–1899 гг. поручик Снесарев учился в Академии Генерального штаба, с отличием окончил основной и дополнительный курсы и был произведен в штабс-капитаны. В этот период в русской армии по почину Д.А. Милютина развернулись работы по военно-географическому описанию возможных театров военных действий. Значительная доля работы по изучению и описанию Средневосточного театра выпала на долю штабс-капитана Снесарева, получившего назначение в Туркестанский военный округ на должность обер-офицера для поручений.

В округе его служба началась с экспедиции в Индию. В 1899–1900 гг. он пересек с севера на юг весь Памир, посетил труднодоступные районы Кашмира, собрал географический материал и произвел интересные наблюдения в Северной Индии. Знакомство с Индией, Афганистаном, Тибетом, Кашгарией позволило Снесареву в дальнейшем создать фундаментальные труды по востоковедению, военной географии, этнографии, статистике и др.

Осенью 1900 г. он совершил поездку в Англию, где работал в библиотеке Британского музея, изучал литературу по востоковедению. В 1902–1903 гг. Снесарев командовал Памирским отрядом. В 1903 г. в Ташкенте была издана его военно-географическая работа «Северо-Индийский театр», а в 1906 г. в Петербурге вышел труд «Индия как главный фактор в среднеазиатском вопросе. Взгляд туземцев Индии на англичан и их управление». Продолжая службу в штабе Туркестанского военного округа, Андрей Евгеньевич изучает языки, экономику, историю, быт стран, граничащих с округом, состояние их вооруженных сил. Он пишет статьи в информационный сборник, издаваемый штабом округа, выступает перед офицерами с лекциями по военной географии, преподает географию и математику в кадетском корпусе.

С 1904 г. А.Е. Снесарев был переведен на службу в управление генерал-квартирмейстера Генерального штаба. Одновременно преподавал военную географию в юнкерских училищах, выступал с лекциями и докладами в различных научных обществах, являлся действительным членом Географического общества. С 1905 г. – начальник Среднеазиатского отдела Главного управления Генерального штаба. В 1906 г. Андрей Евгеньевич окончил курсы востоковедения и был избран председателем среднеазиатского отдела Общества востоковедения. Через два года он участвовал в работе XV Международного конгресса ориенталистов в Копенгагене, где выступал с двумя докладами на немецком языке: «Религии и обычаи горцев Западного Памира» и «Пробуждение национального сознания в Азии». Это послужило росту его авторитета не только в России, но и за рубежом. В 1909 г. Снесарев издал учебник «Военная география России».

С сентября 1910 г. Андрей Евгеньевич – начальник штаба 2-й Сводной казачьей дивизии, которая дислоцировалась в г. Каменец-Подольский. В состав дивизии входили полки: 16-й Донской казачий генерала Грекова 8-го, 17-й Донской казачий генерала Бакланова, 1-й Линейный казачий генерала Вельяминова Кубанского казачьего войска, 1-й Волгский казачий Терского казачьего войска. Глубокие знания жизни и быта казаков являлись ему серьезным подспорьем в службе и вызывали уважение, как среди командного состава дивизии, так и среди казаков. В этой должности его и застала Первая мировая война.

С началом войны дивизия сразу вступила в бои. 4(17) августа у села Городок в конном бою дивизия разгромила австро-венгерскую 7-ю кавалерийскую дивизию, 10(23) августа за рекой Збруч нанесла новое поражения численно превосходившей коннице неприятеля. За августовские бои 1914 г. Андрей Евгеньевич бал награжден орденом Св. Владимира 3-й ст. с мечами и Георгиевским оружием.

Андрей Евгеньевич Снесарев

Полковник А.Е. Снесарев накануне Первой мировой войны.

С октября 1914 г. он командовал 133-м Симферопольским полком 34-й пехотной дивизии, который неоднократно отличался в трудные моменты боевых действий. Так, в декабре 1914 г. противник, прорвав фронт обороны под Коломыей, создал угрозу для тыла русских войск. Прибыв с полком на угрожаемый участок, полковник А.Е. Снесарев произвел ночную разведку, а с рассветом лично повел полк в наступление.

Мощным штыковым ударом неприятель был выбит из занятых окопов и из деревни Цысово. За личную храбрость и умелое руководство полком во время боев Андрей Евгеньевич был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени.

О любви солдат и офицеров к нему как командиру полка ходили легенды. Под его командованием хотели и стремились служить и воевать офицеры и солдаты. По результатам боевых действий его полк стал одним из лучших на Юго-Западном фронте. В августе 1915 г. А.Е. Снесарев был назначен командиром 1-й бригады 34-й пехотной дивизии и за отличие пожалован чином генерал-майора. В феврале 1916 г. он был назначен начальником штаба 12-й пехотной дивизии, которая участвовала во многих боях, в том числе летом 1916 г. в знаменитом Брусиловском прорыве. С сентября 1916 г. в течение трех месяцев он временно исполнял должность начальника 64-й пехотной дивизии 18-го армейского корпуса; в это же время был удостоен ордена Св. Георгия 3-й ст. В аттестации на генерал-майора Снесарева командир корпуса писал: «Несмотря на кратковременное прохождение службы в составе корпуса... зарекомендовал себя храбрым, с большим боевым и служебным опытом, в высшей степени деятельным, знающим, очень требовательным и заботящимся о вверенных ему частях и чинах».

После Февральской революции А.Е. Снесарев был назначен начальником штаба 12-го армейского корпуса, а в апреле 1917 г. – начальником 159-й пехотной дивизии. В сентябре 1917 г., после провала Корниловского мятежа, он стал командиром 9-го армейского корпуса 2-й армии Западного фронта, а в октябре – произведен в генерал-лейтенанты.

В это время развал армии уже стал необратимым и в средине ноября 1917 г. новые власти поставили точку в боевой биографии генерал-лейтенант А.Е. Снесарева и он убыл с фронта в долгосрочный отпуск к семье в Острогожск Воронежской губернии.

Октябрьская революция расколола страну на два лагеря. Фронт и армия разваливались. Советская власть приступила к созданию новой армии. Перед генералом Снесарев, как и многими другими, встала проблема выбора: оставаться в своей стране или пытаться скрыться за границей. Вопрос о будущем Родины всегда определял линию поведения генерала; обустраивать и защищать свою страну он считал своим священным долгом, и никогда от этого принципа не отступал. И Снесарев делает выбор – остаться в своей стране, с ее неопределенным и теперь уже очевидно – невероятно трудным будущим.

С 28 января 1918 г. на основании декрета Совнаркома начала формироваться Красная армия, и к решению этой задачи привлекались и военные специалисты русской армии. 2 мая 1918 г. А.Е. Снесарев добровольно вступил в ее ряды и получил назначение на должность военного руководителя Северо-Кавказского военного округа. Фактически это означало, что он назначался командующим войсками одного из важнейших в то время революционных фронтов Советской республики. Директивой Высшего военного совета от 12 мая 1918 г. командованию округа ставилась задача: «Собрать и организовать всеми возможными мерами необходимые силы и средства для противодействия дальнейшему наступательному движению противника... При первой возможности перейти к активным действиям...». Во исполнение этой директивы А.Е. Снесарев принимает меры к переформированию на регулярных началах всех отрядов как бывших в Царицыне (Волгоград), так и подходивших с Дона и Украины. Он решительно борется против попыток возродить всеобщую выборность командного состава и сосредоточить управление войсками в руках комитетов, ибо эти меры изжили себя, уже противоречили линии советской власти и могли привести к развалу армии.

С присущей ему энергией Андрей Евгеньевич принимал меры к отражению врага. Большую часть времени он проводил в частях на позициях. Красные бойцы знали и уважали его и всегда с подъемом воспринимали весть о его приезде в часть.

2 июня 1918 г. Высший военный совет Республики уточнил задачу войскам округа: «Не допустить вторжения противника в полосу к востоку от реки Дон» и «стремиться к сохранению в своих руках железнодорожной линии Грязи – Царицын». Снесарев разработал план обороны города, предусматривая активные боевые действия. По этому плану, изложенному в приказе № 4 от 23 июня 1918 г., из наиболее стойких и подготовленных, преимущественно пролетарских, отрядов была создана «группа Ворошилова», позднее развернутая в 10-ю армию. В результате принятых мер враг был остановлен и положение стабилизировалось.

Однако не все красные командиры и комиссары с должным доверием отнеслись к приказам и распоряжениям военрука округа. В это время произошло серьезное столкновение между Снесаревым и находившимися в то время в Царицыне И.В. Сталиным и К.Е. Ворошиловым. Дело дошло до ареста Андрея Евгеньевича и его штаба. Однако центральные власти из Москвы потребовали не только освободить генерала, но и выполнять все его распоряжения. Приехавшая московская комиссия приняла «соломоново» решение: И.В. Сталина и К.Е. Ворошилова оставить в Царицыне, а А.Е. Снесарева перевести на другую должность.

После подписания Брестского мира для прикрытия от германских войск западных рубежей Республики советское правительство 19 марта 1918 г. создало Западный участок отрядов Завесы, состоявший из нескольких районов. 11 сентября того же года Реввоенсовет Республики назначил начальником обороны Западного района А.Е. Снесарева. Позже в связи с реорганизацией Западной Завесы он с ноября 1918 г. командует Западной (с марта 1919 г. – Белорусско-Литовская) армией. В августе 1919 г. А.Е. Снесарев был отозван из действующей армии и назначен начальником Академии Генерального штаба РККА, созданной в декабре 1918 г.

Его назначение было вполне закономерно, т. к. службой в Красной армии Андрей Евгеньевич успел зарекомендовать себя как безусловно честный и искренний сторонник советской власти. В русской армии он был одним из наиболее образованных и авторитетных офицеров. Его разностороннее образование как нельзя более соответствовало новому назначению, а авторитет в среде генштабистов мог быть использован для привлечения в академию старой профессуры. Новое назначение Андрея Евгеньевича давало ему возможность реализовать обширнейшие знания военного дела, уникальный опыт, размышления о новой тактике, стратегии и войне как общественном явлении. Он прекрасно понимал, что теперь от него лично зависит сохранение преемственности и дальнейшее развитие отечественной военной мысли на основе изучения опыта Первой мировой и Гражданской войн.

Андрей Евгеньевич Снесарев

А.Е. Снесарев (на переднем плане в папахе) в годы Первой мировой войны.

На начальном этапе своей деятельности в академии надо было значительно переработать учебную программу и обновить академический курс за счет знаний, необходимых командному составу в новых условиях, увеличить количество практических занятий. А.Е. Снесарев ставит вопрос о глубоком изучении тактики и стратегии Гражданской войны и в 1920 г. впервые началось чтение лекций по этим проблемам. По оценке Снесарева, они хотя и были слишком общими, но представляли собой новый шаг в развитии военно-исторической науки. Среди первых профессоров, читавших этот курс, был сам начальник академии. Он же ввел, и в значительной части сам прочитал еще один новый курс – «Психология войны».

Андрей Евгеньевич Снесарев

Начальник Академии Генерального штаба

А.Е. Снесарев. Андрей Евгеньевич считал, что академический курс нельзя ставить в зависимость от слабой подготовки слушателей и тем самым низводить академию «до степени простой, грубо ремесленной школы», что подготовку красных командиров необходимо подтягивать до уровня академической программы. Начальник академии оказался прав: молодые командиры, по его меткому замечанию, «входили в науку довольно бодрым шагом».

Суровым испытанием для академии явилась зима 1919–1920 гг. Голодали все – и слушатели, и преподаватели. Занятия шли в нетопленных, почти не освещенных классах. Верхнюю одежду не снимали. Снесарев принимал меры для улучшения быта академии, решал вопросы по заготовке продуктов и дров.

Слушатели, ушедшие на фронт, помогали посылками. Все поступало в общий котел и делилось на равных основаниях между слушателями и профессорами. Но лекции и практические занятия не прекращались. Пример подтянутости, бодрости и аккуратности подавал сам начальник академии: он не опаздывал на лекции и не переносил их.

Весной 1920 г. выпускники ушли на фронт. Андрей Евгеньевич по своему обыкновению лично проводил питомцев академии и напутствовал речью. Осенью того же года в академии был открыт дополнительный курс. На него пришли красные командиры, ранее окончившие академию, и уже побывавшие на фронтах. Дополнительный, повышенный курс делал из них, по его определению, квалифицированных военных, готовых к любой практической стезе военного дела.

За два года нахождения в должности начальника академии Генерального штаба РККА бывший царский генерал Снесарев сделал очень много. Был собран хороший творческий состав преподавателей, которые уже проявили себя признанными военными теоретиками и профессионалами своего дела, костяк коллектива составили бывшие генштабисты А.А. Свечин, В.Ф. Новицкий и другие.

В академии был создан редакционный совет, в задачу которого входило обеспечение отбора и выпуска высококачественных трудов ученых и преподавателей академии. Опыт работы этого совета был воспринят руководством военного ведомства страны. В результате при Реввоенсовете Республики был создан Высший военный редакционный совет, решавший вопросы организации выпуска отечественной и переводной зарубежной военной литературы. Таким образом, в стране был налажен обзор мировой военной мысли.

В 1921 г. академию Генерального штаба РККА переименовали в Военную академию РККА, ее начальником назначили М.Н. Тухачевского. А.Е. Снесарев остался профессором академии и одновременно был назначен главным руководителем по военной географии и статистике и руководителем вновь созданного Восточного отделения академии.

В 1921 г. при активном участии Снесарева был открыт Институт востоковедения, позже получивший имя Н.Н. Нариманова. Андрей Евгеньевич, назначенный ректором института, сумел собрать здесь ученых-востоковедов, разбросанных по всей стране революцией и войной.

В 20-е гг. Андрей Евгеньевич работал над четырехтомным обобщающим трудом «Индия. Страна и народ». В 1926 г. вышла его первая часть – «Физическая Индия». К 1929 г. была подготовлена вторая часть – «Этнографическая Индия». Планировалась третья книга – «Экономическая Индия» и четвертая – «Военно-политическая Индия». Он сделал большое число научных докладов на различные темы, переводов книг иностранных авторов, написал несколько сотен статей и рецензий.

В 1926 г. решением советского правительства была введена высшая вневойсковая подготовка в гражданских вузах. Старшим военным руководителем этой подготовки был назначен бывший генерал А.А. Самойло. Военным руководителем и профессором Института востоковедения был утвержден А.Е. Снесарев, освобожденный от должности ректора. Одновременно он преподавал военное дело и географию.

Андрей Евгеньевич Снесарев

Труды А.Е. Снесарева.

Можно только удивляться энергии и работоспособности Андрея Евгеньевича в эти годы. Кроме работы в Военной академии РККА, Институте востоковедения и Высшем военном редакционном совете, он с февраля 1924 г. – профессор и старший руководитель цикла географии и статистики Военной воздушной академии, с 1926 г. – профессор Военно-политической академии и еще с 1923 г. ведет большую работу как помощник начальника статистической части Законодательного отдела управления делами Реввоенсовета СССР. 22 февраля 1928 г. Постановлением ЦИК СССР Андрею Евгеньевичу Снесареву за многолетнюю и полезную деятельность по строительству Вооруженных сил страны было одному из первых присвоено звание Героя Труда. В 1929 г. его кандидатура была выдвинута в академики АН СССР.

Но 27 января 1930 г. А.Е. Снесарев по сфабрикованному обвинению был неожиданно арестован и приговорен к расстрелу. Однако смертный приговор был заменен 10 годами заключения. Суровые условия подорвали здоровье А.Е. Снесарева. В 1934 г. он был досрочно освобожден, а 4 декабря 1937 г. умер. Похоронен Андрей Евгеньевич на Ваганьковском кладбище. В январе 1958 г. А.Е. Снесарев был реабилитирован.
Автор: Сергей Мигулин
Первоисточник: http://encyclopedia.mil.ru/encyclopedia/history/more.htm?id=12073105@cmsArticle


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 15
  1. cobra77 10 января 2016 07:26
    Интересная статья.
    "27 января 1930 г. А.Е. Снесарев по сфабрикованному обвинению был неожиданно арестован и приговорен к расстрелу" - а вот эту часть хотелось бы подробнее, какое было обвинение, что указано в материалах дела и т.п., а то в невинные жертвы режима часто заносят саботажников, предателей и всяких троцкистов.
    1. кошак 10 января 2016 08:08
      Саботажники, предатели и прочие троцкисты сами, надо думать, не дураки были подставить честного человека. Кто написал миллионы доносов - исключительно патриоты?
  2. parusnik 10 января 2016 08:57
    27 января 1930 г. А.Е. Снесарев по сфабрикованному обвинению был неожиданно арестован и приговорен к расстрелу. В ОГПУ от источников в Иностранном отделе стали поступать тревожные сведения. Вот, к примеру, что сообщалось в сводке от 16 августа 1928 г., озаглавленной «Подготовка восстания на Украине»: «В планы Англии входит, воспользовавшись осложнениями между Польшей и Москвой, вызвать одновременно польско-советскую войну. С этой целью проводится подготовка УНРовского восстания на Украине».Вот с этого и началось так называемое дело"Весна"...Многие из арестованных по делу «Весна» и по другим делам, заведенным в конце 1930 — начале 1931 гг. следственным производством, были Коллегией ОГПУ и тройкой ГПУ УССР приговорены к исправительным работам на срок от 3 до 10 лет либо к ссылке. Однако уже в конце 1931 г. и в течение нескольких последующих лет они были освобождены из заключения и даже возвращены на службу в РККА на высокие должности. Часть бывших офицеров и генералов расстреляли. Так, всех бывших военнослужащих белых и националистических армий, арестованных в 1930-1931 гг. в Москве - 31 человек, приговорили к высшей мере наказания, приведя приговор в исполнение.
    1. мрАРК 10 января 2016 11:41
      Цитата: parusnik
      Так, всех бывших военнослужащих белых и националистических армий, арестованных в 1930-1931 гг. в Москве - 31 человек, приговорили к высшей мере наказания, приведя приговор в исполнение.


      И ни какой ссылки. примите как должное. А в книге Александра Курляндчика на проза .ру написано иначе. И кто доносы на него писал, и кто из лагеря вытаскивал.
      1. parusnik 10 января 2016 13:02
        Да пожалуйста..А.А.Зданович «Органы государственной безопасности и Красная Армия». А так , на мой взгляд Дело «Весна», уж слишком темное дело...Многие архивы не рассекречены...Да и дело началось с «подачи» украинских чекистов...
  3. valokordin 10 января 2016 09:43
    Цитата: parusnik
    Так, всех бывших военнослужащих белых и националистических армий, арестованных в 1930-1931 гг. в Москве - 31 человек, приговорили к высшей мере наказания, приведя приговор в исполнение.

    Наверное, кто признался, того и расстреляли.
  4. ODERVIT 10 января 2016 11:16
    Очень хороший материал, к сожалению с ожидаемым концом...
  5. Алекс 10 января 2016 13:51
    Математик, лингвист, востоковед, географ-путешественник, военный, преподаватель - многограннейшая личность. Я так понял, Военная Академия, в основном, его детище. А выскочки типа Тухачевского только примазались к уже готовому. Впрочем, ничего нового...
  6. cobra77 10 января 2016 15:03
    Цитата: кошак
    Саботажники, предатели и прочие троцкисты сами, надо думать, не дураки были подставить честного человека. Кто написал миллионы доносов - исключительно патриоты?


    Одного доноса мало. Нужны были факты и свидетельства. Что бы некоторые не думали про методы ведения дела в те времена. И да доносы писали в том числе патриоты. Донос это вообще нормальное явление для работы правоохранительных органов. Это одна из основ их работы. Если бы пожили в Европах то узнали бы, что там доносы и жалобы в полицию строчат в диком количестве. И зазорным это не считается. Наоборот это гражданская сознательность.
    1. Mavrikiy 10 января 2016 18:48
      "Одного доноса мало", можно 2, можно 3. Можно сверху, можно снизу. Ты только скажи сколько, чтобы дело пошло. Если есть задача, решение найдется.
      "И да доносы писали в том числе патриоты", а пойди-ка ты... в библиотеку. И может там найдутся может быть синонимы, а может быть антонимы, типа: "шпион" - "разведчик". И исходя из этого патриотами писались не доносы, а.... короче поищи. Честно говоря "сигналы", боюсь мне тоже не понравятся. Но, как уже говорится "сама, сама, сама".
      "Это одна из основ их работы. Если бы пожили в Европах то узнали бы". Ничего не понял. Если вы из наших "правоохранительных органов", то любопытная информация. Если Вы травмированы опытом в Европах, "то это не наш метод"(Операция "Ы"). На нашей почве кукуруза растет хреново. И пусть у них будет порядок, а мы приедем к ним и все равно песни по ночам горланить будем.
  7. кошак 10 января 2016 16:53
    "доносы и жалобы в полицию строчат в диком количестве. И зазорным это не считается. Наоборот это гражданская сознательность."
    Да, но это и сведение личных счетов, и беспредел ювенальной юстиции...
    А признания, увы, получить несложно... Я никого не обвиняю, просто информации до сих пор немного, и она противоречива. Например - документы о "разоблачении" подвига панфиловцев.
  8. cobra77 10 января 2016 17:58
    Цитата: кошак
    "доносы и жалобы в полицию строчат в диком количестве. И зазорным это не считается. Наоборот это гражданская сознательность."
    Да, но это и сведение личных счетов, и беспредел ювенальной юстиции...
    А признания, увы, получить несложно... Я никого не обвиняю, просто информации до сих пор немного, и она противоречива. Например - документы о "разоблачении" подвига панфиловцев.


    Да и личные счёты тоже. Но это как раз задача компетентных органов отделять зерна от плевел.
    По поводу беспредела ювеналки, вы больше наши СМИ слушайте. Да перегибы там есть, есть системные проблемы. Да в целом тенденция нехорошая. Но беспредела там нет.

    Ну как сказать, признание получить не так просто, особенно если нужно ещё и закрепить его фактами (как это делается во время следствия), а не просто словами. Да и думаю от подобного человека (о герое статьи) получить признание за просто так не получилось бы, если был не виновен. Это не исключает что ОГПУ перестаралась и всё же нарисовало дело. Но вот потому и требуется более детальные данные дела для понимания что было. Давайте всё же не уподобляться нашим леберастам и будем более объективны.

    Про 28 панфиловцев на мой взгляд всё предельно просто. Дивизия была? Да. В боях участвовала в том месте? Да. Танки не прошли? Да. Для меня достаточно. А уже детали, это к профессиональным историкам. Только не типа му..ка Мироненко, а нормальным.
    1. кошак 10 января 2016 18:31
      Давайте всё же не уподобляться нашим либерастам и будем более объективны.

      + 100500 yes и насчет панфиловцев тоже.
      Хорошо, что в главном мы не спорим good drinks
  9. Mavrikiy 10 января 2016 19:16
    Статья, интересная, я Героя не знал. Считаю их были не сотни, а тысячи, храбрых, образованных офицеров. А погубили его не доносы, не конфликт 1918г., а просто он был очень опасен. Не жилец. Была такая ахиллесова пята, не у нас, а у Англии - Индия. И "парусник" верно указал - Англия, оттедова ноги растут.
    "Много знаний много печалей" - это я о герое.
  10. lnew 10 января 2016 20:31
    Но 27 января 1930 г. А.Е. Снесарев по сфабрикованному обвинению был неожиданно арестован и приговорен к расстрелу. Однако смертный приговор был заменен 10 годами заключения. Суровые условия подорвали здоровье А.Е. Снесарева. В 1934 г. он был досрочно освобожден, а 4 декабря 1937 г. умер.

    Расстрел видимо был бы более логичным итогом для человека предавшего свой народ и пошедшего служить большевикам.
  11. Pvi1206 10 января 2016 22:53
    Талантливый человек талантлив во многом.
    А.Е. Снесарев жил и трудился на переломном для России этапе истории. Не избежал репрессий. Для того времени - это не удивительно. Там, где власть, всегда существует борьба на неё. Есть победители и побеждённые. Так было, есть и будет.
    Таланты есть у многих. Но не хватает вдохновения для достижения успехов. Вдохновение-внутреннее желание и способность к работе и самосовершенствованию. Многим из нас нужна для этого некая внешняя причина принуждения к действию в нужном направлении.
  12. cobra77 10 января 2016 23:35
    Цитата: кошак
    Давайте всё же не уподобляться нашим либерастам и будем более объективны.

    + 100500 yes и насчет панфиловцев тоже.
    Хорошо, что в главном мы не спорим good drinks


    Согласен! drinks
  13. cobra77 10 января 2016 23:56
    Цитата: Mavrikiy
    "Одного доноса мало", можно 2, можно 3. Можно сверху, можно снизу. Ты только скажи сколько, чтобы дело пошло. Если есть задача, решение найдется.
    "И да доносы писали в том числе патриоты", а пойди-ка ты... в библиотеку. И может там найдутся может быть синонимы, а может быть антонимы, типа: "шпион" - "разведчик". И исходя из этого патриотами писались не доносы, а.... короче поищи. Честно говоря "сигналы", боюсь мне тоже не понравятся. Но, как уже говорится "сама, сама, сама".
    "Это одна из основ их работы. Если бы пожили в Европах то узнали бы". Ничего не понял. Если вы из наших "правоохранительных органов", то любопытная информация. Если Вы травмированы опытом в Европах, "то это не наш метод"(Операция "Ы"). На нашей почве кукуруза растет хреново. И пусть у них будет порядок, а мы приедем к ним и все равно песни по ночам горланить будем.



    Количество не переходит в качество. Можно написать 100500, но нужна конкретика, факты, свидетели. Ну и анонимка всегда -100 к достоверности. Без сомнения на "сигнал" будут реагировать. Но в 95% случаев дальше поверхностной проверки дело не зайдёт, иначе в делах утонешь. А вот если что то подтвердиться или уже был человек на контроле, тогда и начнётся вдумчивая работа.

    Вы товарищ, к словам придираетесь. Донос, сигнал, жалоба - без разницы. Это сути дела не меняет. Как и шпион - разведчик- агент. Это всего лишь игра в слова для придания тексту соответствующей окраски.

    Вы батенька такое ощущение что в Союзе не жили. Я жил. Там "сигналы" люди писали вполне регулярно (как по личной инициативе, так и на штатной основе), звонили. И от этого был толк. Было тихо и безопасно. Милиция работала по сигналам. На улицах пьяной гопоты орущих под окнами не было. Я уж не говорю про всё остальное что дала свобода, гласность и перестройка. Вот в той же Швеции сейчас, как в Союзе в этой части. Потому там можно не ставить стальные двери и сигнализации на машины. Да иногда всё же воруют, но так редко что никого это не пугает как у нас.

    "Кукуруза" тут растёт вполне хорошо. И опыт показывает это зависит исключительно от "агронома".
  14. JääKorppi 11 января 2016 12:16
    Всё очень неоднозначно, но хотелось бы обратить внимание, что правильнее говорить не о Гражданской войне, а об интервенции, всё руководство белого движения или имели офицерские звания Антанты или находились на её содержании, и полностью отстаивали интересы иностранного капитала. А дело по которому проходил Снесарёв требует отдельного рассмотрения, но человек был, конечно, неординарный!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня