От копья к пистолету. Эволюция конных солдат с 1550 до 1600 год

Переход от господства рыцарей в кованых латах, сидящих верхом на мощных и таким же точно образом «бронированных» лошадях, к относительно легкой кавалерии, вооруженной пистолетами и мечами, произошла менее чем за столетие. Вспомним Столетнюю войну. Она началась в эпоху «комбинированной кольчужно-пластинчатой брони», а закончилась в эпоху «доспехов белого металла», но на это ушло целое столетие. Почему? Да потому, что главной ударной силой в то время являлись копье и меч, а вот лук и арбалет при всей их убойной силе – вспомогательным оружием. К тому же в Европе даже ездящие лучники не могли стрелять с коня, поскольку считалось, что они не могут заниматься столь неблагородным делом, сидя на благородном животном! А зубодеры, напротив, чтобы вырвать зуб рыцарю садились на коня, чтобы хотя бы таким вот образом приблизиться к «их благородству»!


Пикинеры в битве при Рокруа в 1643 г. Картина Себастьяна Ренкса.


Указ французского короля Карла VII создал конницу из «полностью бронированных дворян» и дворянской прислуги, лишенную щитов, так как они стали не нужны – доспехи достигли своего совершенства. В битве при Форново в 1495 году именно такие всадники разбросали итальянцев как кегли, а в Равенне в 1512 году французские рыцари прорвали ряды германских ландскнехтов, доказав, что они являются практически неуязвимыми.

Но эта армия требовала невероятно много денег и только французская корона была способна содержать ее. Были попытки бургундского герцога из династии Габсбургов скопировать эти французские роты жандармов, но по сути дела успехом они не увенчалась. Да, всадники такие там были, но они были малочисленны. Когда английский Генрих VIII вторгся во Францию в 1513 году, он с огромным трудом вооружил нужное ему количество мужчин, да и то им пришлось носить только наполовину брони или «доспехи в три четверти» и ездить верхом на небронированных лошадях.

Эта парадигма изменилась в середине 1540-х годов с появлением в Германии нового изобретения: пистолета с колесцовым замком. И уже очень скоро всадники начинают использовать такие пистолеты, поскольку именно для них они были очень удобны. Так во время осады Секешфехервара в Венгрии в 1543 году эти пистолеты уже в бою использовались. На следующий год в распоряжении германского императора Карла V появилось целое подразделение всадников с пистолетами. Интересно, что Генрих VIII в том же году жаловался, что немецкая кавалерия, которую он нанял, была не реально тяжелой кавалерией, а лишь кавалерией пистолетчиков. Так что не такой он уж и был прозорливец, хотя и любил разные военные диковинки.

От копья к пистолету. Эволюция конных солдат с 1550 до 1600 год

Шлем бургонет. Франция, 1630 г. Вес 2190 г. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Уже в 1550 году, немецкие тяжелые кавалеристы практически полностью отказались от копья в пользу пары или более колесцовых пистолетов. Причем они продолжали считаться тяжелой кавалерией, так как носили и полные латы, и «латы в три четверти», но уже использовали пистолеты в качестве основного наступательного оружия. Бронированные кони сразу же ушли в прошлое и, таким образом, в 1560 году немецкий конь для тяжелой кавалерии был уже значительно легче, чем всего лишь тридцать лет тому назад. Какая выгода? Да очень простая – меньше приходилось тратиться на фураж, а эффективность такой конницы в бою не пострадала, а, напротив, увеличилась!

Другой причиной стало появление в конце 1540-х годов мушкетов весом от 20 фунтов и более и калибром до 20-мм. Свинцовая пуля такого мушкета могла пробить любую броню, поэтому смысла в ней становилось все меньше и меньше. В результате французы и итальянцы стали нанимать албанских страдиотов; немцы – венгров; испанцы использовали собственных легких всадников – гинетов, вооруженных щитом и копьем (но также и пистолетом!); ну, а в Англии была создана целая система, в соответствии с которой всадники вооружались пропорционально своим доходам!


Мушкет. Германия, XVI – XVII вв. Калибр 17,5-мм. Вес 5244,7 г. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.


Замок к этому мушкету.

Вся эта конница была дешевой, мобильной, склонной к мародерству и не слишком надежной, но… с этим мирились. Почему? Да потому, что при случае любой такой всадник выстрелом в упор мог отправить на тот свет дорогого и «правильного» дворянина в дорогих доспехах и на дорогом коне!


Немецкая гравюра начала XVII века поясняющая принципы использования огнестрельного оружия рейтарами в бою.


С начала французских религиозных войн в 1562 году во Франции тоже начался переход от господства старой тяжелой кавалерии к легкой. Первоначально так называемые ордонансовые роты по штату состояли из 600 всадников в составе 100 «копий», в свою очередь разбитых на 10 десятков. На практике в роте могло быть от 30-ти до 110-ти «копий» в своем составе, то есть реальная численность далеко не всегда была равна штатной. «Копье» насчитывало шесть человек: жандарма («вооруженного человека») в тяжелых доспехах, который не обязательно был рыцарем, оруженосца, называвшегося кутилье, затем трех стрелков (это могли быть и лучники, и арбалетчики) и пажа для услуг. По другим данным стрелков было два человека, а шестым в «копье» был слуга. Также в роте был и свой штаб, в котором начальником был капитан, лейтенант (являлся заместителем капитана), а кроме них были еще два знаменосца и квартирмейстер. Ордонансовые роты в армии Карла Смелого отличались только тем, что в них входила также и пехота.

Но тут в Германии началась так называемая Шмалькальденская война между католиками и протестантами, и вот в ходе нее и появились новые всадники, использовавшие и новое оружие, и новую тактику – «черные всадники», рейтары или пистольеры. От современных им кирасиров они отличались тем, что главным для них было огнестрельное, а не традиционное холодное оружие. Имея при себе несколько тяжелых крупнокалиберных пистолетов, длиной нередко почти в метр, они использовали их в первую очередь и делали ставку именно на них. А меч выступал в качестве запасного оружия «на всякий случай».

Кирасиры обычно давали залп из пистолетов по пехоте и врубались в ее ряды, а вот рейтары методично расстреливали пехоту до тех пор, пока она не бежала с поля боя. Рейтары также никогда не спешивались, а стреляли непосредственно с коня, то есть, по сути дела, стали европейским аналогом восточных конных лучников!


«Трехчетвертные латы» для семьи Барберини. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Споры о том, что лучше, копье или пистолет, некоторое время еще продолжались, но практика однозначно сделала выбор в пользу второго. Теперь традиционным оружием большинства всадников стал металлический шлем-каска и кираса, а вот дальше разные всадники вооружались по обстоятельствам. Кирасиры, более чем другие, продолжали походить на рыцарей тем, что имели закрытые шлем и набедренники до колен, а ниже высокие сапоги из прочной кожи. Драгуны вооружались карабинами, имели минимум доспехов, но зато карабин, из которого можно было стрелять, как спешившись, так и из седла. Догнать их после того, как они давали залп, те же, скажем, рейтары не могли!


Французский шлем морион 1575 г. Вес 1773 г. Обычно такие шлемы носили пехотинцы, однако не брезговали ими и всадники. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Кирасиры имели обычно по два пистолета. Легкие копейщики два-один, а вот рейтары – три, пять, шесть, что позволяло им вести продолжительный огневой бой с противником. Два носили в кобурах у седла, два за голенищами сапог и один-два за поясом!

Поскольку их противники также носили доспехи, так что даже пехота имела шлемы и кирасы, рейтары старались стрелять из своего оружия практически в упор. Чтобы сблизиться с противником обычно применяли рысь, но при благоприятных условиях они могли скакать и легким галопом, что, однако, зависело от рельефа местности, чтобы быстрая скачка не помешала бы сохранить строй. Так как пистолеты перезаряжались очень медленно, основным тактическим приемом и в пехоте, и среди рейтаров был строй караколе – построение, при котором первый ряд выстреливших солдат тут же разворачивался и уходил назад, занимая место последнего ряда, в то время как второй ряд, ставший первым, давал следующий залп. Обычно рейтары строились в караколе примерно в 20 всадников по фронту и глубину в 10 – 15 шеренг. Первая шеренга всадников сразу же после залпа делилась на две группы: одна скакала влево, а другая – вправо, а встречались они обе в тылу, где и перезаряжались свои пистолеты и вновь готовились к атаке.

Хотя эта тактика и кажется простой, на самом деле она требовала отменной выучки, чтобы шеренги всадников в бою не смешались, и не превратились в неуправляемую толпу. К тому же требовалось стрелять залпами, что также требовалось уметь и достигалось отнюдь не сразу. К тому же требовался и определенный психологический настрой воевать таким образом.


Техника стрельбы из пистолета в бою. «Железнобокий» армии парламента против «кавалера» армии Карла I.

Недаром современники писали, что «Большие пистолеты сделали бой на близком расстоянии настолько опасным, что каждый хочет, чтобы он закончился поскорее, и можно было бы больше не рисковать». То есть, очевидно, что при определенном проценте потерь атакованные пистольерами пехотинцы и всадники не рисковали защищаться до конца, а все бросали и отступали, чтобы сохранить свою жизнь! Но и сами пистольеры не слишком-то стремились умирать под градом пуль, и если несли большие потери с самого начала, то практически сразу же и отступали.

Дольше всех за свои копья в Европе держались испанцы, но им пришлось очень плохо, когда они стали воевать в Голландии против наемной конницы из англичан, немцев и шотландцев (ну и самих голландцев, конечно!), вооруженных по типу конницы пистольеров. И только Филипп III указал отменить копья в первые годы XVII века.


Двуствольный пистолет Карл V (1519 – 1556 гг.) Германия, Мюнхен. Длина 49 см. Калибр 11,7 мм. Вес 2550 г. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Можно сказать, что вплоть до середины XVII века именно пистольеры были в Европе своего рода «оружием судного дня», а их численность и умелое применение гарантировали победу. Именно это стало и причиной, по которой рейтарская конница после эпохи Смуты была заведена и в России. Без нее добиться победы в тогдашних сражениях было ну просто очень трудно!


Миланские доспехи 1600 г. Вес19,25 кг. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Тем не менее, со временем от пистольеров отказались. Почему? Да просто потому, что они все также носили тяжелые доспехи, и это было слишком дорогой платой за их непобедимость. Ну, и, конечно, лошади. Разводить коней для такой конницы и кормить их было делом непростым и недешевым, особенно в мирное время.


Германский карабин калибра 14,2-мм 1680 – 1690 гг. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

И когда Тридцатилетняя война в Европе закончилась, и наступил Вестфальский мир, армии начали решительно «разоружаться», сбрасывая свои доспехи и отказываясь от тяжелых коней. В этих условиях кирасирская конница оказалось «более универсальной», потому она и выжила, а вот немногим более специализированные, но несравненно более дорогие пистольеры канули в Лету.


Доспехи «крылатых гусар». Музей Войска Польского. Варшава.

Дольше всех в варианте «крылатых гусар» они продержались в Польше, которая в то время продолжала воевать с турками. Полякам требовалось «оружие» прорывать ряды янычар и она его получила и использовала, но в итоге тоже отказалась от этих эффектных, эффективных, но уж слишком дорогих всадников!
Автор:
Светлана Денисова
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

154 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти