Ядерная эра. Часть 6-я

Ядерная эра. Часть 6-я


КНР


До начала 60-х годов прошлого столетия между СССР и КНР поддерживались близкие союзнические отношения, и наши страны вели тесное военно-техническое сотрудничество. Из Советского Союза в Китай осуществлялись поставки значительных объёмов вооружения — ракетной, авиационной и бронетехники. Передавались лицензии и оказывалась помощь в деле производства самых современных на тот момент образцов военной техники и вооружения. Взамен в СССР шли: сельхозпродукция, изделия легкой промышленности, цветные металлы и серебро.

Но на просьбы китайского руководства о поставках ядерного оружия неизменно следовал недвусмысленный категорический отказ. Тем не менее, сложно переоценить роль СССР в деле создания китайской атомной бомбы. Даже с учётом того, что китайцам прошлось самостоятельно пройти весь путь по созданию ядерного потенциала, без тысяч учёных и специалистов, прошедших подготовку и обучение в Советском Союзе, а также без поставок научного и специального оборудования осуществление китайского ядерного проекта было бы вряд ли возможно. Также была передана технологическая и научная документация по интересующим китайских специалистов вопросам. До момента обострения отношений между нашими странами китайцы всё-таки успели получить достаточный объем теоретической информации, что позволило им избежать многих ошибок и тупиковых направлений в исследованиях.

В конце 1956 года для реализации атомной программы в КНР было создано «Третье министерство машиностроения». Поворотным для китайской ядерной программы стал 1958 год, тогда при помощи СССР началась возведение предприятий по обогащению урана в Баотоу, Хэнъяне, Дзиуцяне, Ланьчжоу и были запущены первый китайский экспериментальный ядерный реактор на тяжелой воде и циклотрон. Добыча урановой руды велась на рудниках: Дапу, Ченсян, Хеншан и Шанграо. В Цзюцюане был построен радиохимический комбинат, где началось извлечение плутония. Кроме производственной базы, при советской помощи создавались научно-исследовательские центры и лаборатории, такие как Северо-Западный центр развития вооружений в Цинхае и Пекинский институт ядерных исследований. В Синьцзян-Уйгурский автономный район была проложена железнодорожная ветка, что позволило создать северо-западней солёного озера Лобнор одноимённый полигон для испытания ядерных зарядов. В начале 60-х китайские физики провели более тысячи натурных взрывных экспериментов, моделируя и исследуя процессы, происходящие при подрыве ядерного заряда.

В 1960 году в связи с ухудшением двусторонних отношений все советские специалисты, работавшие в китайской ядерной программе, покинули КНР. Но к тому моменту большая часть работ по ядерной тематике либо вступила в завершающую стадию, либо продвинулась достаточно далеко, и отъезд советских консультантов на родину особо ничего не менял.

После окончания Корейской войны и Тайваньского кризиса, в ходе которых США неоднократно угрожали применить против Китая атомную бомбу, китайское руководство, несмотря на крайне низкий уровень жизни населения, тратило огромные ресурсы на национальную ядерную программу. По данным ЦРУ США, создание ядерного оружия обошлась КНР в 4,1 миллиарда $, по курсу начала 60-х годов. К работам по ядерному проекту было привлечено около 900 предприятий и организаций. Мао Цзэдун считал, что без обладания Китаем ядерного оружия весь мир будет относиться к КНР с пренебрежением. В частности, он говорил: «В нынешнем мире мы не можем обойтись без этой штуки, если хотим, чтобы нас не обижали».

Во второй половине 1964 года специалисты Цзюцюаньского атомного комплекса начали сборку первого ядерного заряда. Долгожданный для китайских лидеров момент настал 16 октября 1964 года, когда на полигоне Лобнор, на металлической башне высотой 102 метра, был взорван экспериментальный ядерный заряд (проект «596») на основе урана-235, мощностью 22 кт. В тот же день премьер Госсовета Чжоу Эньлай сообщил китайскому народу и всему миру об успешном испытании первой созданной в Китае атомной бомбы.

Ядерные испытания в КНР оказались неожиданностью для американских разведывательных служб. Согласно их докладам, ожидать появления китайской атомной бомбы следовало не раньше 1969 года. Впрочем, с прогнозами по срокам создания советского ядерного оружия американцы тоже ошиблись.


Снимок места испытания первого китайского ядерного заряда, сделанный с американского разведывательного спутника


К моменту первого испытания в КНР было накоплено количество расщепляющихся материалов, достаточное для изготовления ещё нескольких зарядов. С учётом того, что в распоряжении китайских ядерщиков были данные по испытаниям в СССР и США, они во многом шли проторенным путём, что существенно облегчало и ускоряло работу.


Снимок испытательной башни на полигоне Лобнор, сделанный с американского разведывательного спутника


Помимо первого взрыва 16 октября 1964 года, на полигоне Лобнор на вышках было взорвано ещё два заряда. В тоже время китайским специалистам удалось достаточно быстро создать образец, пригодный для практического использования.


Снимок Google Earth: место испытания ядерного заряда на полигоне Лобнор


14 мая 1965 года в Лобноре состоялось первое успешное испытание боевого образца — свободнопадающей авиационной бомбы мощностью 35 кт. Урановая бомба, сброшенная с бомбардировщика Ту-4, взорвалась на высоте 500 м.


Макеты первых китайских ядерных бомб


Ещё в 1953 году из СССР было поставлено 25 дальних поршневых бомбардировщиков Ту-4, которые, в свою очередь, являлись нелицензионной копией американского В-29. К середине 60-х они уже безнадёжно устарели, но, тем не менее, самолёты этого типа эксплуатировались в Китае до начала 80-х годов. Более современными носителями являлись реактивные фронтовые бомбардировщики Harbin H-5 (копия Ил-28) и дальние бомбардировщики Xian H-6 (копия Ту-16), но они могли выполнять преимущественно тактические задачи. Будучи уязвимыми для современной системы ПВО, эти самолёты не обладали необходимой для поражения стратегических целей дальностью.

Всего через три года после испытания первого ядерного устройства, 17 июня 1967 года, состоялось успешное испытание китайской термоядерной бомбы, которую можно было использовать в боевых целях. На этот раз в испытаниях был задействован реактивный бомбардировщик H-6. Бомба взорвалась на высоте около 3 км, мощность взрыва составила 3,3 Мт. В конце декабря 1968 года в КНР впервые состоялось испытание термоядерного заряда, в котором использовался оружейный плутоний.

Таким образом, Китай стал четвёртым в мире после СССР, США и Великобритании обладателем термоядерного оружия, опередив более чем на год Францию. Показательно, что временной интервал между созданием в КНР атомной и водородной бомбы оказался меньшим, чем в других странах.



На китайском полигоне Лобнор площадью 1100 кв. км всего было проведено 47 испытательных ядерных взрывов. Из них: 23 взрыва в атмосфере и 24 подземных. Последнее атмосферное испытание в КНР состоялось в 1980 году, дальнейшем испытания выполнялись только под землей. В июле 1996 года Китай объявил мораторий на ядерные испытания и подписал Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Но этот договор в КНР до сих пор не ратифицирован, что оставляет лазейку для продолжения испытаний.


Снимок Google Earth: провалы и воронки на полигоне Лобнор, образовавшиеся в результате подземных ядерных взрывов


27 октября 1966 года в КНР было проведено довольно рискованное испытание с использованием ядерного оружия. Баллистическая ракета средней дальности DF-2 (Дунфэн-2) была запущена с реальным ядерным зарядом мощностью 20 кт. Пролетев почти 900 км, она успешно поразила условную цель на полигоне Лобнор.


Баллистическая ракета средней дальности DF-2


Считается, что при создании жидкостной БРСД DF-2 использовались технические решения советской ракеты Р-5. Для запуска ракеты из технического состояния постоянной готовности, требовалось около 3,5 часов. До транспортировки на стартовую позицию ракеты хранились в бетонном укрытии арочного типа. В начале 70-х часть ракет DF-2 оснастили термоядерной моноблочной боевой частью мощностью 700 кт. Эти ракеты развёртывались вдоль границ с Советским Союзом и Монголией. По результатам опытно-испытательных пусков коэффициент их надёжности оказался невысоким — не более 0,8, а КВО при стрельбе на максимальную дальность 1250 км — около 3,5 км. На боевом дежурстве до 1979 года находилось приблизительно 70 БРСД DF-2 и усовершенствованных DF-2А.

В первой половине 70-х на вооружение Второго артиллерийского корпуса НОАК поступила одноступенчатая БРСД DF-3 — с ЖРД на низкокипящем топливе (окислитель — азотная кислота, горючее — керосин), с дальностью пуска до 2500 км.

На момент выдачи техзадания на разработку приоритетными целями для ракет DF-3 считались американские базы на Филиппинах — Кларк и Субик Бей. Но после начала массового производства большая часть БРСД развёртывалась вдоль советско-китайской границы.


БРСД DF-3


В 1986 году в производство поступила усовершенствованная модификация — DF-3A с дальностью пуска 2800 км (до 4000 км с облегчённой головной частью). DF-3A была способна поражать цели примерно на 50% территории СССР. В настоящее время в КНР ракеты DF-3/3А сняты с боевого дежурства, но они активно используются в разного рода испытаниях создаваемых в Китае систем раннего предупреждения и ПРО.

Практически одновременно с DF-3 на боевое дежурство начала поступать так называемая «московская ракета» — DF-4. Она имела много общего с DF-3, но была двухступенчатой. Дальности пуска БР DF-4 хватало чтобы «достать» американские базы на Тихом океане и «простреливать» всю территорию СССР. Ракета длиной 28 м и весящая более 80000 кг, была способна поразить термоядерной боеголовкой мощностью 3 Мт, цель на расстояние до 4800 км.

DF-4 стала первой китайской ракетой, размещаемой в защищённой шахте. Правда там она только хранилась, перед стартом ракета поднималась специальным гидравлическим подъемником на стартовый стол. В настоящее время все DF-4 сняты с боевого дежурства.

В начале 80-х на вооружение в КНР была принята первая по-настоящему межконтинентальная трёхступенчатая МБР тяжелого класса DF-5. В качестве топлива в двигателях ракеты используется несимметричный диметилгидразин, окислитель — тетраоксид азота. Стартовый вес DF-5 находится в пределах 185-190 т. Ракета несёт термоядерную боеголовку мощностью до 3 Мт, КВО на максимальной дальности пуска — 13000 км около — 3,5 км. В зоне досягаемости китайских МБР оказались объекты на всей территории СССР, США и Европы.


Испытательный пуск МБР DF-5


По своим характеристикам МБР DF-5 примерно соответствовала советским межконтинентальным ракетам конца 60-х годов. Время подготовки к старту МБР DF-5 с момента получения команды на запуск составляет 20 минут. Ракеты DF-5 так и не стали массовыми, в количестве около 20 штук они размещались в ШПУ на базах в районе Сюаньхуа и Ляонин.



Во второй половине 80-х в на вооружение поступила усовершенствованная МБР DF-5А. Её главным отличием от ранней модели стало внедрение новой головной части с блоками индивидуального наведения (РГЧ ИН). Ракета несёт до пяти боевых блоков с мощностью заряда по 350 Кт, дальность пуска при этом снизилась до 11000 км. Новая система наведения с астронавигацией обеспечивает КВО около 500 м. Согласно американским источникам, в КНР по состоянию на начало XXI века было построено около 30 ракет DF-5А, при этом на боевом дежурстве имелось около 20 МБР.

Характерной особенностью китайских шахтных пусковых установок является их отличная маскировка на местности и наличие многочисленных ложных позиций. Обычной практикой является возведение поверх оголовка ракетных шахт легких бутафорских строений, которые быстро сносятся инженерными службами в процессе подготовки ракеты к пуску. Даже зная районы развёртывания, практически невозможно с помощью спутниковых снимков достоверно определить ложная это позиция или реальная. Отчасти это объясняется малочисленностью китайских МБР, и худшей защищённостью ШПУ по сравнению с российскими и американскими ракетными шахтами, что делало их уязвимыми в случае внезапного «обезоруживающего удара».

Желая снизить уязвимость своих стратегических ядерных сил, в КНР, как и в СССР, пошли по пути создания мобильных грунтовых комплексов. В конце 80-х на вооружение ракетных частей НОАК начала поступать мобильная пусковая установка с БРСД DF-21. Новый ракетный комплекс в первую очередь поступал в ракетные полки вооруженные до этого DF-3, заменяя жидкостные ракеты старых типов.

Ракета DF-21, весящая 15 т, способна доставлять моноблочную 300 кт боевую часть на дальность до 1800 км. Благодаря прогрессу в области радиоэлектроники китайские конструкторы сумели создать новую, более совершенную систему управления ракетой. Благодаря этому КВО была уменьшено до 700 м, что являлось очень хорошим показателем в 80-е годы. В совокупности с мощной боеголовкой, такая точность позволяла решать большинство стратегических задач. Размещение ракет на мобильных пусковых установках повышенной проходимости обеспечивает возможность уклонения БРСД DF-21 от «обезоруживающего удара» средствами воздушного нападения, крылатыми и баллистическими ракетами.


DF-21С


Дальнейшим вариантом развития стал DF-21С, поступивший на вооружение в начале 2000-х. На модернизированной ракете КВО снижено до 500 м, а при использовании в наведении боевой части сигналов системы спутникового позиционирования КВО составляет 40-50 м. Как сообщалось в китайских СМИ, такая точность позволяет использовать ракеты для выполнения неядерных задач. Недавно в КНР появилось упоминание о новом варианте комплекса DF-21 с увеличенной до 3500 км дальностью пуска. Китайские БРСД практически бесполезны в противостоянии с США, но зато покрывают значительную часть территории России.

Если DF-21 в некотором роде является китайским концептуальным аналогом советского комплекса средней дальности РСД-10 «Пионер» (SS-20), то аналогом российского мобильного грунтового комплекса «Тополь» (SS-25) с ракетой РС-12М можно считать — DF-31.

Создание твердотопливной ракеты для мобильного комплекса стало серьёзным достижением китайских конструкторов. Благодаря применению твердого топлива на ракетах DF-31 время предстартовой подготовки сократилось до 15-20 мин.


DF-31


Первый успешный запуск DF-31 состоялся в 1995 году, но испытания шли трудно, неоднократно имели место аварийные ситуации, в том числе и с человеческими жертвами. По всей видимости, первые DF-31 были произведены в небольшом количестве и находились в опытной эксплуатации. Примерно 10 лет назад средства спутниковой разведки зафиксировали в центральных районах Китая начало строительства бетонированных площадок для запуска мобильных МБР. Они предназначены для модернизированных ракетных комплексов DF-31А с дальностью пуска более 11000 км. Реальные характеристики этой ракеты неизвестны, но как считают американские эксперты, DF-31А может нести моноблочною ядерную боеголовку мощностью до 1 Мт, или три боевых блока индивидуального наведения мощностью по 20-150 кт, КВО составляет, по разным оценкам от 100 м до 1 км. По характеристикам забрасываемой массы DF-31А примерно соответствует российской МБР «Тополь». Но по сравнению с российскими мобильными грунтовыми комплексами DF-31, размещённая на восьмиосном буксируемом шасси, серьёзно уступает им по проходимости. По этой причине китайские ракетные комплексы способны передвигаться только по дорогам с твёрдым покрытием.


Снимок Google Earth: мобильные пусковые установки МБР DF-31 на стартовой позиции в провинции Цинхай


В сентябре 2014 года состоялся публичный показ новой модификации китайского мобильного ракетного комплекса DF-31В. Он является дальнейшим развитием DF-31A. В 2009 году в открытых источниках впервые появилось упоминание о новой китайской твёрдотопливной МБР — DF-41. Предположительно DF-41 с увеличенными по сравнению с другими китайскими твёрдотопливными МБР массово-габаритными характеристиками предназначена для замены старых жидкостных ракет шахтного базирования DF-5. По оценкам западных экспертов, новая МБР может иметь дальность пуска до 15000 км и нести разделяющуюся головную часть, содержащую до 10 боевых блоков и средства прорыва ПРО. Но, по всей видимости, основой стратегических ядерных сил КНР в будущем будут мобильные грунтовые комплексы. Известно, что ракетные базы мобильных комплексов DF-21 и DF-31 по большей части располагаются недалеко от горных хребтов. В этих горах оборудована сеть транспортных туннелей, в которых мобильные пусковые установки могут укрыться от превентивного ядерного удара. Конечно, информация о проложенных в недрах гор туннелях протяженностью сотни километров, по которым колесят десятки китайских пусковых установок, скорее всего, не соответствует действительности, но туннеля протяженностью в 2-3 км с несколькими замаскированными и укреплёнными выходами для этой цели вполне достаточно. Таким путём в КНР реализуется стратегия «ядерного возмездия». В настоящее время китайские стратегические ядерные силы не способны на реализацию ответно-встречного удара, но, согласно китайской оборонной доктрине, нанесение ответных ядерных ударов китайскими баллистическими ракетами может продолжаться около месяца, по мере постепенного вывода пусковых установок из укрытий.


Радиус действия китайских баллистических ракет


Очевидно, что Второй артиллерийский корпус НОАК во многом повторяет путь, проделанный в своё время российскими РВСН. В конце 2015 года стало известно об испытании в КНР ракеты DF-41 в варианте железнодорожного базирования. С учётом того, что протяженность железнодорожных путей в КНР превышает 120 тыс. км, создание боевого железнодорожного ракетного комплекса представляется вполне оправданным. По мнению американской разведки, Китай приобрел документацию по железнодорожному ракетному комплексу на Украине, где в днепропетровском КБ "Южное" велась разработка советского БЖРК "Молодец" с МБР Р-23 УТТХ.

Помимо секретов, касающихся советских БЖРК, китайцы получили от Украины крылатые ракеты Х-55, которыми когда-то вооружались стратегические бомбардировщики Ту-160 и Ту-95МС, базировавшиеся под Полтавой. На базе Х-55 в Китае создана собственная крылатая ракета воздушного базирования CJ-10A с ядерной боевой частью.

До шести крылатых ракет CJ-10A могут быть подвешены на модернизированный дальний бомбардировщик H-6К. Этот самолёт обладает большей боевой эффективностью по сравнению с ранними модификациями Н-6. Помимо нового БРЭО и станции РЭБ, модернизированный бомбардировщик получил экономичные российские двигатели Д-30КП-2, что позволило увеличить радиус действия с 1800 до 3000 км, а бомбовую нагрузку до 12000 кг.

Однако по современным меркам даже модернизированный H-6К является, безусловно, устаревшей машиной. В связи с этим несколько лет назад китайское руководство пыталось договориться о поставках из России сверхзвуковых бомбардировщиков Ту-22М3, однако получило отказ. Известно, что в настоящее время в КНР ведётся разработка сразу двух проектов перспективных дальних бомбардировщиков Н-8 и Н-10.


Так, по мнению китайского интернет-сообщества, будет выглядеть новый китайский бомбардировщик


В начале нынешнего тысячелетия в КНР началось формирование морской составляющей ядерной триады. До этого в ВМС НОАК имелась единственная ПЛАРБ пр. 092 «Ся», которая, по сути, находилась в опытной эксплуатации и из-за невысоких данных и проблем с надёжностью к ведению боевого патрулирования не привлекалась. В 2013 году лодка пр. 092 «Ся» переоборудована для испытаний новых ракет.


ПЛАРБ пр.094 «Цзинь»


В 2004 году в строй вошла первая китайская ПЛАРБ нового поколения пр. 094 «Цзинь». Согласно информации, опубликованной в китайских СМИ, в 2011 году на воду была спущена 6-я по счету лодка данного типа. Основным вооружением подводных лодок пр. 094 являются 12 баллистических ракет (БРПЛ) JL-2 с дальностью пуска 8 000 км. Внешне китайские лодки пр. 094 очень напоминают советские РПКСН пр. 667БДРМ «Дельфин».


Снимок Google Earth: лодка пр. 094 в пункте базирования Хайнань, крышки ракетных шахт открыты


По американским данным, в 2014 году китайские ПЛАРБ пр. 094 стали осуществлять выходы на боевое патрулирование, но пока оно в основном происходит у своих берегов под прикрытием надводных сил и авиации.

На китайских вервях ведётся строительство ПЛАРБ пр. 096 «Тэнг» с улучшенными характеристиками скрытности. Предполагается, что она будет вооружена 24 БРПЛ с дальностью стрельбы до 11000 км. С учётом растущей экономической мощи КНР, можно предположить, что к 2020 году в составе ВМС НОАК окажется не менее 8 подводных ракетоносцев пр. 094 и 096, с 100 БРПЛ межконтинентальной дальности. Это примерно соответствует числу ракет на российских РПКСН находящихся в составе дежурных сил.

Отдельного упоминания заслуживает китайское тактическое ядерное оружие. В течение длительного периода основными носителями китайских тактических атомных бомб мощностью 5-20 кт были бомбардировщики Н-5 и штурмовики Q-5. В настоящее время эти самолёты в качестве носителей тактического ядерного оружия заменены истребителями-бомбардировщиками JH-7А и J-16.


Китайская тактическая ядерная бомба мощностью 5 кт незадолго до испытательного взрыва на полигоне Лобнор


Информации в открытых источниках о китайской «ядерной артиллерии» нет, но работы по этой теме в КНР наверняка велись, и исключить наличия на вооружении крупнокалиберной дальнобойной артиллерии НОАК «ядерных снарядов» нельзя. Зато в КНР ни один крупный военный парад не обходится без демонстрации тактических и оперативно-тактических ракетных комплексов.


DF-11


Первый такой комплекс DF-11 с одноступенчатой твердотопливной ракетой поступил на вооружение в конце 80-х. Ракета массой 4200 кг размещается на колёсном шасси, которое сильно напоминает советский МАЗ-543. Ракета оснащена 500-кг боевой частью и имеет дальность пуска до 300 км. Модернизированный вариант DF-11A с дальностью до 500 км поступил на вооружение в 1999 году. Численность ОТРК DF-11/11A в НОАК оценивается в 130 пусковых установок, большинство из которых сосредоточено вблизи Тайваньского пролива.

В начале 90-х на вооружение поступил другой ОТРК — DF-15. Твердотопливная ракета комплекса массой 6200 кг способна доставить 500 кг боевую часть на дальность до 600 км. Для транспортировки ракеты применяется восьмиколесная платформа, обеспечивающая высокую мобильность и проходимость комплекса. К 2000 году в КНР было произведено около 200 ОТРК DF-15.


DF-15В


В 2013 году на военном параде продемонстрирован ОТРК DF-15В. Внешним отличием нового комплекса стала ракета с изменённой головной частью, сильно напоминающая американскую MGM-31C Pershing II. В Китае ОТРК семейства DF-15 считаются аналогом российского ОТРК «Искандер».

Другим китайским средством доставки тактических ядерных зарядов являются крылатые ракеты наземного базирования (КРНБ ) DH-10. Они, так же как и авиационные CJ-10A, созданы на базе полученных от Украины советских Х-55.


Мобильная ПУ DH-10


Принятие на вооружение КРНБ DH-10 произошло в конце 2009 года. Три ракеты в транспортно-пусковых контейнерах размещены на четырёхосном шасси повышенной проходимости. Эта же мобильная пусковая установка может применяться для запуска противокорабельных ракет — YJ-62А с дальностью пуска 400 км. Таким образом, в КНР имеется унифицированная крылатая ракета наземного и воздушного базирования, способная в зависимости от типа системы наведения наносить удары по кораблям противника на значительном удалении от берега и поражать наземные цели обычными и ядерными боеголовками. Большая часть китайских КРНБ размещена вдоль восточного побережья Китая, неподалеку от Тайваня.

Кроме перечисленных носителей ядерного оружия, в КНР имеется некоторое количество тактических зарядов для торпед, глубинных бомб и зенитных и возможно противокорабельных ракет. Общее количество развёрнутых стратегических ядерных зарядов КНР оценивается приблизительно в 250-300 единиц, оно могло бы быть значительно больше, но пока ограниченно числом носителей. В ближайшие 5 лет, по мере ввода в строй новых ПЛАРБ и твердотопливных МБР с РГЧ ИН, этот показатель может превысить 500 единиц. Число китайских тактических ядерных зарядов американской разведкой оценивается примерно в 300 боеголовок. По количеству тактического ядерного оружия КНР находится примерно на одном уровне с США и несколько уступает России. Но, в отличие от российского ТЯО, хранящегося в основном на складах 12-го ГУМО, большая часть китайских тактических зарядов либо установлена на носители (КР, ОТР, ЗУР), либо находится в защищённых ядерных погребах и может быть помещена на носители в любой момент (тактические ядерные бомбы).

В прошлом объём производства ядерных боеголовок в КНР ограничивался дефицитом урановой руды. Собственные запасы урановых руд в стране по состоянию на 2010 год оценивались в 48800 т, чего, по китайским меркам, явно недостаточно. Ситуация изменилась в середине 90-х, когда Китай смог импортировать сырьё для ядерной отрасли из Африки и Средней Азии.

Согласно западным экспертным оценкам, количество плутония, полученное в КНР до конца 80-х, составляло примерно 750 кг. Этого объёма вполне достаточно для производства нескольких сотен ядерных бомб (в ядерных боевых частях содержится 3-5 кг плутония). Однако в связи с тем, что по ряду причин срок эксплуатации китайских ядерных зарядов в 70-80-е годы был ограничен 10 годами, стоящих на вооружении в КНР боеголовок было относительно немного. Производственные мощности позволяют осуществлять сборку 70 ядерных зарядов в год.

В 80-90-е годы большой вклад в развитие китайской атомной энергетики внесла Франция. Энергетические реакторы CPR-1000, впервые запущенные на Гуандунской АЭС, — это китаизированный вариант французского реактора CPY компании «Арева». Побочным продуктом работы реакторов CPR-1000 является плутоний. По состоянию на ноябрь 2015 года в КНР работал 31 промышленный ядерный реактор.

В настоящее время оружейный плутоний в КНР вырабатывают на предприятиях в Цзюцюань, провинция Ганьсу и Гуанюань, провинция Сычуань. Точное количество произведённого в КНР плутония не известно, но, по оценкам Global Security Institute (GSI), с середины 60-х годов его получено около 2500 кг. Этого объёма достаточно для сборки 600 боеголовок.

По материалам:
http://nuclearweaponarchive.org/China/ChinaTesting.html
http://nsarchive.gwu.edu/nukevault/ebb488/
http://scienceandglobalsecurity.org/archive/2003/01/estimating_chinas_production_o.html
Автор:
Сергей Линник
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

28 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти