Великий князь всея Руси из рода Чингизидов

Великий князь всея Руси из рода Чингизидов 400 лет назад, 5 января 1616 г., умер касимовский хан и великий князь всея Руси Симеон II Бекбулатович. Далеко не все теперь помнят о таком российском самодержце, а если его царствование и упоминается, то только как странный эпизод эпохи Ивана Грозного. Однако современники чрезвычайно серьезно относились к царскому достоинству Симеона. Не зря его репрессировали сначала Борис Годунов, а затем Лжедмитрий.

В 1575 г. царь Иван Васильевич «отрекся» от престола и возвел на него татарского царевича, прямого потомка ханов Золотой Орды Симеона Бекбулатовича. Осенью в Успенском соборе Кремля Симеон был посажен Иваном Грозным на царство: «…посадил царем на Москве Симеона Бекбулатовича и царским венцом его венчал, а сам назвался Иваном Московским и вышел из города, жил на Петровке; весь свой чин царский отдал Симеону, а сам ездил просто, как боярин, в оглоблях…» Симеон Бекбулатович (Семен Касимовский) пробыл великим князем всея Руси 11 месяцев. В августе 1576 г. Иван Грозный официально вернулся на трон, а царя Симеона жаловал великим княжеством Тверским с титулом Великого князя Тверского. Симеон имел свой великокняжеский двор — свои приказы, своих бояр и стольников, дворец в Твери и постоянную резиденцию в селе Кушалино. Дарованными ему землями распоряжался почти самовластно, обладал особым правом судить и жаловать «людишек своих».


Симеон Бекбулатович был крещеным татарином царской крови, бывшим царем Касимовского царства Саин-Булатом. Его отец, Бек-Булат, был внуком хана Ахмата, правившего Золотой Ордой и астраханским царевичем. В родословной книге о нем значилось: «Из рода большие Орды царей». В 1558 году Иван IV пригласил его из Ногайской орды к себе на службу. Таким образом, Саин-Булат (Симеон Бекбулатович) был Чингизидом, потомком Чингисхана.

В результате касимовский царь занимал на социальной лестнице Русского государства самое высокое место, уступая только правящей династии. Ранее цари Орды были фактическими правителями Руси, а многие аристократические фамилии вели свое происхождение от перешедших на русскую службу татарских ханов, считавшихся людьми «царского корня». К тому же он был родственником Рюриковичей. В 1573 году, по настоянию царя, Саин-Булат крестился, приняв имя Симеон (Семен), и тогда же женился на княжне Анастасии Мстиславской, дочери И. Ф. Мстиславского (его мать была племянницей великого князя Василия III) и И. А. Шуйской, породнившись таким образом с потомством Ивана III. Мстиславские приходились родней царю Ивану IV, стал его родственником и Симеон Бекбулатович. Кроме того, Мстиславские происходили великого князя литовского Гедимина. Так, женитьбы на Мстиславской представитель царственного рода Чингизидов породнился с Рюриковичами и Гедиминовичами.

Таким образом, Симеон был идеальным кандидатом на роль великого князя всея Руси. Он не был связан с традиционными боярскими родами, с которыми боролся Иван Грозный и устраивал генеалогически и в иных отношениях бояр и высших чиновников, так как по понятиям того времени, Симеон считался человеком очень благородного происхождения (царских кровей).

Саин-Булат был назначен царем Касимова не позднее 1570 г. Касимовское «царство» было особой областью Русского государства. Удельным владением татарских ханов, которые перешли на службу русским правителям, с центром в г. Касимове. Возникло в середине XV века и просуществовало более 200 лет. Управлялось татарскими «царями» или царевичами (ханами), назначавшимися русским правительством. Первым ханом был Касим-Трегуб (сын изгнанного из Золотой Орды хана Улу-Мухаммеда), которому великий князь московский Василий II Тёмный за оказанные ему казанским царевичем военные услуги отдал в удел г. Городец Мещерский с волостью. «Царство» было создано в противовес появившемуся тогда Казанскому ханству, быстро набиравшему силы и угрожавшему юго-восточной границе Русского государства. Стоит отметить, что татары активно шли на службу Москве и сыграли большую роль в последующих войнах Русского государства. Касимовские ханы политической самостоятельностью не обладали, всеми делами «царства» фактически управляли назначавшиеся из Посольского приказа воеводы. «Цари» и царевичи получали жалованье от московского правительства, а местное мордовское и мещерское население платило им ясак, также получали оброк и различные сборы.

Саин-Булат принял активное участие в Ливонской войне во главе своего двора из касимовских татар. Проявил себя хорошим военачальником и верным соратником царя. Приблизительно 1 сентября 1575 г. Иван IV возгласил его великим князем всея Руси. Симеон был коронован в Успенском соборе и стал называться «великим князем всея Руси», а царь — князем Иваном Васильевичем Московским. Симеон жил с семьей в Москве, в богатстве и пышном окружении, а Иван Грозный поселился в Петровке в скромной обстановке. К своему выдвиженцу Иван Грозный обращался подчёркнуто почтительно, низко кланялся, писал ему: «государю великому князю всея Руси Симеону Бекбулатовичу Иванец Васильев со своими детишками Иванцом да Федорцом челом бьют». На заседании Думы царь Иван стал садиться далеко от трона, вместе с боярами.

Формально держава была разделена на «государев удел» и особый «удел Ивана», но фактически правителем Руси по-прежнему оставался Иван IV Грозный. Испросив «разрешения» у Симеона, Иван «перебрал» детей боярских в своем уделе, кого-то оставил, кого-то переселил. Оставшиеся составили личный полк Ивана Грозного, но в отличие от опричников, особых прав не получили.

Во время своего княжения на российском престоле Симеон председательствовал в Боярской думе и издавал правительственные указы от своего имени. Но по сути, политического веса он не имел и был формальным правителем Русского государства. Иван IV продолжал сохранять всю полноту власти в своих руках. Даже грамоты и документы, подписанные Симеоном и скрепленные государственной печатью, дьяками игнорировались, исполнялись лишь повеления Ивана Грозного. Иван IV принимал и иностранных послов, Симеона Бекбулатовича им не показывали. Иван Грозный возглавлял армию в летнем походе 1576 г.

В августе 1576 г. Иван Васильевич вернулся на трон, а царя Симеона жаловал великим княжеством Тверским с титулом Великого князя Тверского, а Иван Грозный снова стал царём. Симеон сохранил свой великокняжеский двор, правил пойти как самодержец. Однако в 1584 году со смертью Ивана Грозного всё изменилось. При слабом царе Федоре Иоанновиче власть оказалась в руках царского шурина Бориса Годунова. Тогда-то и настали черные дни для «царя» Симеона. Годунов с подозрением относился ко всем соперникам — явным и возможным. С начала тесть Симеона Мстиславский, который по завещанию Ивана Грозного входил в регентский совет при Федоре Иоанновиче, был обвинен в заговоре против Бориса Годунова. Его сослали в Кирилло-Белозерский монастырь, и постригли в монахи с именем Иона.

После гибели в Угличе царевича Дмитрия и смерти бездетного царя Федора Россия стала перед необходимостью выбирать себе нового самодержца. Годунов стал опасаться, что Симеон бросит ему вызов (хотя потомок Чингисхана, видимо, не имел политических амбиций) и вокруг него объединятся его противники. А такая возможность была, если бы Симеон проявил политическую волю, он был Чингизидом и родственником Рюриковичам. Его жена была родственницей царской фамилии, в её жилах текла кровь Софии Палеолог. В браке у них было шесть детей и это были последние потомки Ивана III и Софии Палеолог, известные по письменным источникам. Поэтому Годунов принял меры: целуя крест новому царю, каждый боярин должен был обещать «царя Симеона Бекбулатовича и его детей и иного никого на Московское царство не хотети видети…». Симеон был лишен удела и сведён на одну тверскую вотчину — сослан на житье в тверское село Кушалино.

В 1605 году присягавшие сыну Годунова Федору II давали то же самое обязательство. Симеон обеднел, и ослеп. Судя по всему, его ослепили по указанию Бориса Годунова, Никоновская летопись сообщает: «Враг вложи Борису в сердце и от него (Симеона) быти ужасу... и повеле его ослепити». Ослепленный царь стал ревностным христианином и свои богатства потратил на строительство храмов и на вклады в монастыри, особо богатые вклады он отправил на Соловки. Однако его по-прежнему опасались. Так, Лжедмитрий I постриг Симеона в Кирилло-Белозерском монастыре в иноки под именем старца Стефана, а затем приказал сослать на Соловки. В 1612 году его вернули в Кириллов, так как он уже не представлял угрозы. Ушёл из жизни 5 января 1616 года.

У исследователей нет единой точки зрения на это событие. Так как Иван Грозный в представлении многих его недоброжелателей был «кровавым тираном», то большинство версий имеют негативный оттенок. Одни исследователи полагают, что суеверный Иван IV так хотел спасти свою жизнь, поскольку волхвы предсказали «скорую смерть московского царя», другие — что он хотел развязать себе руки для борьбы за польский престол, третьи — что таким образом Грозный восстанавливал отмененную в 1572 году опричнину и т.д. Так, историк Р. Г. Скрынников считал, что отречение Грозного связано было с серьёзным внутренним кризисом: «Видимо, царь и его окружение долго ломали голову над тем, как без согласия думы возродить опричный режим и в то же время сохранить видимость законности в Русском государстве, пока склонность к шуткам и мистификациям не подсказала царю нужное решение».

Возможно, что так Иван Грозный отреагировал на очередной боярский заговор, стараясь сбить противников с толку, направив на формального царя недовольство врагов. Так, в 1575 г. был раскрыт ещё один заговор против царя. Сведений о нём мало. Известно, что заговорщики хотели убить царя и его сыновей. Но неизвестно, какие планы они вынашивали, кого хотели возвести на престол, как их раскрыли. Судя по количеству репрессированных, заговор был узким. В августе был казнен один из приближенных царя, Борис Тулупов, с несколькими соучастниками, позже, уже осенью, казнили ещё несколько человек. Среди них были представители высшего круга российской знати — боярин Пётр Куракин, окольничие Бутурлин, Бороздин, четверо представителей духовенства во главе с архиепископом Новгородским Леонидом. Всего покарали около 20 человек.

Кроме того, решение Ивана Васильевича можно объяснить ещё двумя причинами. Во-первых, Иван Грозный был по настоящему верующим человеком. Даже небольшие репрессии, в сравнении с западными правителями, мучили его совесть. Как пишет современный историк В. Шамбаров: «Назначение Симеона Бекбулатовича было формой покаяния царя. Иван Васильевич смирял своё самолюбие и гордыню». Иван определил себе садиться на последних местах, смириться и кланяться — так же, как обращались к нему.

Во-вторых, Иван Грозный был мудрым человеком. После многих покушений Иван Васильевич задумывался о будущем державы. Что будет, если его всё же смогут убить, как и его сыновей? Начнется смута. Необходим был возможный преемник. Человек высокого рода (Чингизид и родственник Рюриковичей, Гедиминовичей) и хороший управленец. Симеон Бекбулатович обладал всеми необходимыми качествами: в нем и его детях была кровь трёх великих династий Евразии (сакральность власти), был верен, храбро сражался за родину. Царь взвесил всё это и дал ему права на престол! Сам престол уступил формально, а вот права были вполне реальные. Всему правящему классу, всей России показали возможного будущего царя. Одновременно Иван Грозный показал потенциальным заговорщикам, что даже если его семью уничтожат (так в итоге и произошло, Ивана Грозного отравили, его дееспособного сына убили), всё равно по-вашему не будет. Царствовать будет наследник Ивана Васильевича. Чтобы обеспечить за Симеоном такие права, царь восстановил давно упраздненный титул великого князя Тверского. И дал ему большой удел — хотя ранее разрушил все уделы.

В эпоху Ивана Грозного эти шаги были очевидны всем. Не зря это учтёт такой гибкий политик, как Борис Годунов. Он примет меры: бояре дадут соответствующую клятву, Симеона лишат удела и зрения. А Лжедмитрий I сошлёт Симеона на Соловки.
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

116 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти