«Пятиминутные корабли»: «совершенно секретная» информация из совершенно несекретных источников

Общее состояние проблемы

Развитию и модернизации военно - морских сил России в последние годы уделяется большое внимание со стороны руководства страны. Вместе с тем, и об этом надо говорить откровенно, строительство новых боевых кораблей осуществляется с использованием устаревших технологий, ставящих под сомнение само понятие боеготовности целого вида вооружённых сил. Военные моряки – профессионалы на данное утверждение могут заметить, что автор, как частное, не информированное лицо, пользующееся лишь открытыми источниками информации, всё преувеличивает и, стараясь заработать дешёвый авторитет поверхностного военно - морского эксперта, использует хлёсткие, ничем не подкреплённые фразы. Тем не менее, давайте спокойно разберёмся во всём по порядку, вооружившись лишь неопровержимыми фактами и логическими размышлениями. Тем более, что всё изложенное здесь, являлось в своё время темой неоднократных критических обсуждений автора с военными специалистами, обладающими многолетним опытом службы на различных строевых должностях на надводных кораблях российского военно- морского флота.


Итак, утверждение номер один, являющееся очевидным и связанным с тем, что в большинстве наиболее развитых стран мира наблюдается широкое внедрение на флотах новых систем оружия, в том числе и противокорабельных ракет (ПКР), обладающих повышенными боевыми характеристиками. Появление таких ракет, как средства воздушного нападения на надводные объекты, представляет из себя реальную угрозу, поскольку они имеют весьма малую эффективную площадь рассеяния (около 0,1- 0,01 кв.м), а их полет проходит на сверхмалых высотах с достаточно высокой скоростью; на конечном участке траектории они, кроме того, совершают сложное маневрирование как в вертикальной, так и в горизонтальной плоскостях. Всё это создаёт значительные трудности в борьбе с ними и обусловливает необходимость незамедлительного развертывания научно - исследовательских и опытно - конструкторских работ по созданию достаточно надёжных средств защиты от такого вида оружия.

Вместе с тем, и это неопровержимое утверждение номер два, свидетельствующее о том, что в рамках концепции эшелонированной противовоздушной обороны (ПВО) корабельных соединений и групп, когда на ближнюю зону рубежа обороны любого корабля (простирающуюся от 300 м до 4 км) приходится, по расчётам 1-го ЦНИИ МО РФ, до 30 % всех целей, участвующих в налёте на корабль, важным средством поражения этих целей считаются автоматизированные зенитные артиллерийские комплексы (ЗАК) ближнего действия со скорострельными артиллерийскими установками калибром от 20 до 40 мм и с автономными системами управления огнём. Использование подобных ЗАК тем более обосновано в реальной боевой обстановке, когда в процессе ведения скоротечного морского боя вероятным противником будут осуществляться массированные ракетные удары по кораблю с малыми временными интервалами между ракетами в залпе и с разных курсовых углов, в том числе отвесно пикирующих на корабль, а также - появляющихся «из-за спины». Не менее примечательным фактом является то, что в последние годы (на что особо было обращено внимание на международных морских выставках «Евронаваль -2012» и «Евронаваль -2014») на фоне постоянно усиливающихся угроз кораблям в ближней зоне (как то: поражение экипажей кораблей стрелковым оружием с малоразмерных скоростных судов, подрыв кораблей мощными самодельными взрывными устройствами, установленными на лодках - ”камикадзе”) в мире существенно возросли объемы поставок дистанционно - управляемых боевых модулей – относительно нового класса морских систем вооружения.

Как показывает анализ опыта боевых действий на море, к примеру, во время англо-аргентинского конфликта в районе Фолклендских (Мальвинских) островов в апреле-июне 1982 г., скорострельная артиллерия малого калибра, способная в кратчайшее время создавать на курсе воздушной цели плотную огневую завесу, может, в действительности, оказаться в целом ряде случаев более эффективным средством борьбы с морскими целями, чем зенитный ракетный комплекс самообороны. Высокая скорострельность и относительно малое время реакции современных ЗАК ближнего действия (до 5000 выстр./мин и не более 3-5 сек. соответственно) позволяют достичь при этом весьма неплохих результатов по отражению атак со стороны противника, стремящегося уничтожить боевой надводный корабль.

В связи с этим, возникает вполне естественный вопрос: а обладают ли всеми перечисленными выше качествами современные отечественные ЗАК, размещаемые на боевых надводных кораблях российского Военно - Морского Флота? К сожалению, и это тоже следует констатировать как непреложный факт, практически ни один боевой корабль российского ВМФ, как стоящий на вооружении, так и вводимый в строй действующих, этими качествами не обладает. Хуже того, разрабатываемые перспективные боевые корабли снабжаются заведомо устаревшими, малоэффективными и, по сути дела, бесполезными в боевых условиях морскими ЗАК. Про такие корабли ещё в начале прошлого века английские моряки говорили “ Five minutes ships“ (“Пятиминутные корабли”, то есть такие корабли, на потопление которых надо затратить не более пяти минут). Картина, конечно же, неприглядная и даже в определённой степени удручающая. Тем не менее, это 100% - ная перспектива существования боевого надводного флота России в ближайшие годы. Если, конечно, ничего не предпринимать, или же, бродя в потёмках, демонстрировать косметические, ничего не значащие полумеры, а вернее, активно симулировать бурную деятельность с нулевым конечным результатом. Чем сейчас, в той или иной степени успешно, и занимаются представители оборонной промышленности страны, связанные с разработкой и производством корабельных зенитно - артиллерийских комплексов. Речь, в первую очередь, идёт о ОАО «Конструкторское бюро приборостроения» (КБП), г.Тула, АО «КБ точмаш имени А.Э. Нудельмана», г.Москва, и ПО «Туламашзавод», г.Тула.

Новый способ «освоения» бюджетных средств старыми методами

Ведь, как это ни неприятно осознавать, но на просторах мирового океана сейчас «правит бал» иностранный ЗАК «Голкипер» (Фото №1), разработанный и принятый на вооружение в странах НАТО ещё в 80-ые годы прошлого века и имеющий одну из самых мощных и самую точную на сегодняшний день 30-мм зенитную пушку. И вместо того, чтобы разрабатывать в противовес «натовцам» нечто, достойное «Голкипера», и попытаться превзойти их на этом поприще, наше ведущее оружейное предприятие КБП имени А.Г. Шипунова не нашло ничего лучшего как десятки лет (начиная с 1994 г.) заниматься «боевыми игрушками» типа зенитно - артиллерийского комплекса (ЗРАК) «Панцирь - С1», нравящимися первым лицам в правительстве России и очень хорошо продаваемыми в страны «третьего мира», но так и не принятыми Сухопутными войсками страны в качестве основного наземного средства ПВО ближней зоны. При этом уникальная автоматическая пушка АО-18, сконструированная в своё время В.П. Грязевым и А.Г. Шипуновым, с конца 70-х годов прошлого века не совершенствуется (если не считать увеличения длины стволов в пушке АО-18КД с 54 до 80 калибров), находясь в забвении и дискредитируя своей патриархальностью в общем-то, неплохой по своей сути ЗАК АК - 630М. Конструкторы - вооружейники в это же время, уже который год подряд, озабочены лишь тем, какую из новых зенитных ракет повесить на плечи очередному «сырому», теперь уже морскому, ЗРАК «Панцирь-М» (Фото № 2), который, как оказывается, поступает на вооружение российского ВМФ уже в 2016 году! При этом так и хочется спросить разработчиков данного «чуда техники», а где, уважаемые господа, ваш отчёт о проведении серьёзных военно - морских, а не сухопутных испытаний данного комплекса? Они, как всегда в подобных случаях, ответят вам: это - закрытая тематика, а у вас нет соответствующего допуска. Испытал подобное на личном опыте…


Фото № 1. ЗАК «Голкипер»


«Пятиминутные корабли»: «совершенно секретная» информация из совершенно несекретных источников
Фото № 2. ЗРАК «Панцирь-М»


Вдумайтесь, пожалуйста, в эту профанацию: тактико - технические характеристики суперсовременного (как утверждают разработчики!) морского ЗРАК основываются на результатах испытаний в условиях наземного полигона «Капустин Яр»!? А где учёт влияния на работу корабельной радиолокационной системы (РЛС) так называемой подстилающей поверхности, проще говоря, воды? Ведь она в 3-5 раз сильнее, чем на земле, отражает радиоволны (на море коэффициент радиоотражения равен единице, а на суше, в том же Капустином Яре -0,2-0,3). Существуют и чисто физические проблемы. Специалистам по морским вооружениям известно, что малая высота полёта современных ПКР (не более 3-5 м от поверхности моря) приводит к тому, что почти вся трасса прохождения излучаемой РЛС СВЧ-энергии приходится на зону вблизи воды. Возникающие при этом в ней при определённых погодных условиях инверсные (то есть, возрастающие с высотой) распределения влажности и температуры воздуха приводят к хорошо известному явлению аномального распространения радиоволн, нарушающему нормальное функционирование РЛС. Как данные нюансы можно учесть и отработать в условиях стационарной земной поверхности, например, поверхности степного полигона, непонятно? И всё происходящее, как ни странно это звучит, осуществляется при молчаливом согласии или попустительстве представителей Министерства обороны и членов Экспертного совета при Главнокомандующем ВМФ Российской Федерации. Их бдительность и профессионализм, по-видимому, были усыплены тем фактом, что в «Панцире-М» впервые на морских ЗРАК в качестве РЛС используется пассивная фазированная антенная решётка (ФАР), наличие которой в составе данного комплекса представляется автору вещью достаточно избыточной и необоснованной, поскольку наряду с достоинствами, присущими обсуждаемой РЛС, она обладает и весьма существенным недостатком, связанным, в первую очередь, с узким сектором обзора, по которому она уступает как параболическим, так и щелевым антеннам. Конечно, с точки зрения обстрела морских целей зенитными ракетами использование РЛС с ФАР, безусловно, целесообразно. А как быть с артиллерийской составляющей комплекса «Панцирь-М», для которой, как раз, сектор обзора является фактором отнюдь не второстепенным, а определяющим?

Не по этой ли причине модернизация ЗАК «Голкипер», осуществляемая в настоящее время министерством обороны Нидерландов и французской корпорацией Thales, не предполагает внесения каких-либо изменений в блок РЛС, представленный классической антенной Кассегрена, и не затрагивает никоим образом уже имеющуюся поисковую щелевую антенну. В ходе модернизации, как предполагается, существующие возможности «Голкипера» (который по показателю кучности стрельбы и так превосходит российский ЗАК АК - 630М почти в 3,5 раза!) будут значительно расширены за счет использования более современной электронно-оптической системы слежения (при этом, общеизвестно, что французы по уровню возможностей систем слежения данного типа превосходят ныне всех в мире!) и внедрения новых алгоритмов управления и боевого применения. То есть, в то время, пока представители российской «оборонки» совместно с 1-ым ЦНИИ МО РФ продолжают бесконечно эксплуатировать изжившую себя идею ЗРАК, порочность которой была осознана морскими специалистами всего мира ещё в 70- 80-ые годы прошлого века, наши вероятные противники не спеша, логически осмысленно продлевают срок эксплуатации до 2025 г. тоже в общем-то патриархального ЗАК «Голкипер», получая возможность с его помощью гарантированно перехватывать сверхзвуковые ПКР нового поколения и применять его против скоростных маломерных надводных судов, что особенно важно в последнее время, когда в отношении российских боевых кораблей осуществляются провокации со стороны турецких морских плавсредств. А теперь представьте хоть на секунду следующую ситуацию: на месте турецкого сейнера, который злонамеренно атаковал 13 декабря 2015 г. в Эгейском море сторожевой корабль «Сметливый», вполне могло бы быть подобное скоростное маломерное судно, имеющее на вооружении целый набор противокорабельных средств, применяемых мгновенно (в течение долей секунд!), и исчезающее из зоны вероятного поражения со скоростью более 50 узлов. Возможные последствия при этом для нашего боевого корабля были бы катастрофическими…

Идея ЗРАК, укоренившаяся в специальной терминологии с подачи уважаемого тульского конструктора Василия Петровича Грязева, перешедшая по эстафете на флот с конструктивно - компоновочной схемы знаменитой «Тунгуски» и неизменно эксплуатируемая исключительно советскими, а затем и российскими вооружейниками в течение почти трёх десятилетий, в настоящее время представляет из себя, к сожалению, анахронизм, доставшийся нам в наследство от ХХ века. Концепция боевого модуля «с двумя чемоданами» (транспортно - пусковыми контейнерами с зенитными ракетами и пушками, разнесёнными зачем-то друг от друга на расстояние в 3 м по горизонту), не поддающаяся в ХХI веке техническому осмыслению как с точки зрения логики, так и с точки зрения тактики ведения современного скоротечного морского боя, по сути дела тормозит нормальное развитие и совершенствование перспективных отечественных ЗАК, так, в действительности, необходимых нашим современным надводным боевым кораблям. Данная идея с разнесёнными стволами на бытовом уровне особенно наглядно может быть продемонстрирована на примере охотника, который рискнул бы пойти на охоту на дикого кабана или, тем паче, на медведя с двухстволкой, у которой стволы изначально были бы разнесены один от другого по какой-то странной прихоти сантиметров, эдак, на тридцать - сорок. Спрашивается: вернётся ли охотник домой с добычей? Ответ однозначен: и кабан, и медведь могут спать спокойно… Для справки: с января 2016 г., согласно информации из «КБ Точмаш им.А.Э.Нудельмана», начинаются очередные государственные испытания ЗРАК «Пальма» (Фото № 3), хотя по сообщениям интернет-портала «Военное обозрение», www.topwar.ru, от 21 марта 2014 г. известно, что предыдущие госиспытания ЗРАК «Палаш» (это изменённое название всё того же ЗРАК «Пальма») были «успешно провалены» ещё в 2007 году, а он был принят тогда лишь в опытную эксплуатацию…


Фото № 3. ЗРАК «Пальма»


Безрадостные перспективы российского военно-морского флота

Таким образом, из предыдущего повествования мы выяснили, что наши вероятные противники, как оказывается, с гораздо большим вниманием и настойчивостью, чем мы могли бы от них ожидать, относятся к совершенствованию зенитных боевых средств в ближних зонах ПВО своих надводных кораблей.

А теперь обсудим, как это дело организовано у нас, на российском военно-морском флоте? Да, практически никак. Боевые надводные корабли проектируются, строятся и уходят со стапелей без какого бы то ни было учёта организации эшелонированной ПВО ближней зоны корабля. Причём, характерно это не для отдельных экземпляров боевых надводных плавсредств, а присутствует практически повсеместно. Такое ощущение, что разработкой и боевым оснащением кораблей занимались не специалисты, а случайно приглашённые дилетанты. Чтобы не быть голословным, рассмотрим, к примеру, головной корвет проекта 20380.



Фото № 4. Головной корвет проекта 20380 «Стерегущий»

«Стерегущий» (Фото № 4), спроектированный санкт-петербургским ЦМКБ «Алмаз». По оценке его генерального конструктора Александра Шляхтенко, "Это многоцелевой сторожевой корабль, располагающий уникальными техническими параметрами и составом вооружения для проведения операций в открытом море". Насколько эта оценка соответствует действительности? Попробуем проанализировать имеющиеся на этот счёт сведения, опубликованные в открытой печати. Итак, противовоздушная и противоракетная оборона (ПРО) корвета обеспечивается ЗРАК 3М87 «Кортик» (Фото № 5) в носовой части корабля.


Фото № 5. ЗРАК «Кортик-М» и двумя 30-мм зенитными артиллерийскими комплексами АК-630М (Фото № 6) в кормовой части корабля



Фото № 6. ЗАК «АК-630М»


Корвету, основное предназначение которого состоит в проведении операций в открытом море, даже в ближней морской зоне, в случае начала боевых столкновений придётся действовать в условиях подавляющего превосходства вероятного противника в воздухе и рассчитывать только на свои собственные средства ПВО и ПРО. А что мы имеем для того, чтобы с корветом проекта 20380 не повторилась ситуация, подобная той, которая произошла 17 мая 1987 года в Персидском заливе с американским фрегатом УРО "Старк", когда иракский истребитель F-1 "Мираж" двумя ПКР «Экзосет» поразил боевой корабль со стороны носовой части в связи с тем, что 20-мм ЗАК «Вулкан - Фаланкс» был установлен лишь на корме надводного средства? Да, практически защититься от противокорабельных ракет ни со стороны кормы, ни со стороны носовой части как головной корвет «Стерегущий», так и его сотоварищи по проекту 20380 «Сообразительный» (Фото № 7), «Бойкий» и «Стойкий» (заметьте, новейшие корветы!)


Фото № 7. Корвет проекта 20380 «Сообразительный»

не смогут ни при каких условиях, поскольку у них АК-630М и его РЛС «Вымпел» разнесены в пространстве на 10-15 м (у ЗАК «Голкипер», к примеру, РЛС находится на одной платформе с комплексом, на оси прицеливания, в 10 см! от блока стволов), что непосредственно влияет на точность определения угловой системы координат комплекса, и, следовательно, на точность его стрельбы по цели. Особенно много вопросов вызывает Фото № 7-1, на котором ЗАК размещён, а вернее, спрятан в некой бортовой выемке, которая, по-видимому, должна сделать его невидимым для противника.


Фото № 7-1. ЗАК АК-630М в укрытии в корпусе корабля


А для чего это надо, так и хочется спросить конструкторов этого «уникального технического решения»? Ведь основная идея существования любого ЗАК в бою – погибая, спасти от поражения боевой корабль. Каким образом спасёт корабль артиллерийский комплекс с ограниченным сектором обстрела, к тому же «спрятавшийся» в бортовой выемке?

Точность комплекса АК-630М, а вернее круговое вероятное отклонение (КВО) его снарядов по оценочной информации, изложенной в специальной литературе, находится в пределах 4,0-4,28 мРад. Это означает, что на дальности 1500 м фактический случайный разлёт снарядов от точки прицеливания составит от 4 до 4,28 м, а площадь рассеивания достигнет величины в 40 квадратных метров. Одним словом, на каждые 1000 выстрелов, произведённых из ЗАК, в мидель (наибольшее по площади поперечное сечение тела, движущегося в воде или воздухе) ПКР площадью 0,1 кв.м попадёт не более 4-х снарядов. С другой стороны, для того, чтобы выпустить по цели 1000 снарядов необходимо время не менее 12 секунд ( при скорострельности порядка 5000 выстрелов в минуту). За данный временной промежуток даже самая тихоходная дозвуковая ПКР образца конца 60-х – начала 70-х годов прошлого века пролетит не менее 3000 метров. И это всё при том, что здесь мы не обсуждаем подробно скорость реакции комплекса на появляющиеся морские цели. Об эффективности же ЗРАК «Кортик» можно вообще не рассуждать, она ниже даже оценок комплекса АК-630М: вспомните кабана, медведя и охотника с его бутафорской двухстволкой, упомянутых выше. При этом, не может не вызывать удивления и сожаления тот факт, что на атомном ракетном крейсере «Адмирал Нахимов», проходящем в настоящее время ремонт и глубокую модернизацию, оцениваемые сайтом «Армейский вестник» (www.army-news. ru) от 07.04.2014 г. в 50 миллиардов рублей, предполагается разместить в качестве комплекса ПВО ближней зоны аж шесть ЗРАК «Кортик-М». Комментарии, как говорится, излишни…

К сожалению, подобная ситуация наблюдается по всей линейке кораблей, введённых в строй действующих в последние 10-12 лет. Опять же, дабы меня не обвинили в предвзятости, обратим теперь свой взор на фрегат проекта 22350 (Фото № 8) или на


Фото № 8. Фрегат проекта 22350


малые артиллерийские корабли проекта 21630, базирующиеся на Каспии и ставшие знаменитыми после ракетных обстрелов Сирии 7 октября 2015 г. (Фото № 9 и10). Противовоздушная и противоракетная оборона ближней зоны на кораблях данных проектов не просто неэффективна, она, по сути дела, отсутствует напрочь…


Фото № 9. Малый артиллерийский корабль (МАК) проекта 21630


Фото № 10. МАК проекта 21630 (вид со стороны кормы)


Интересно, в связи с этим, обсудить как же обстоят дела в этом плане на надводных кораблях наших вероятных друзей и не менее вероятных недругов? Начнём с кораблей блока НАТО (Фото № 11).


Фото № 11.Авианосец «Инвинсибл»


Это лёгкий авианосец ВМС Великобритании «Инвинсибл». Обратите внимание, каким образом и как логически выверено размещёны по палубе боевого корабля 30-мм ЗАК «Голкипер» и зенитные ракеты ПВО авианосца: при этом зона возможного обстрела воздушных и надводных средств нападения со стороны противника полностью исключает неожиданный и невидимый подлёт ПКР и иных поражающих боевых средств к носовой части корабля. Кроме того, зенитные ракеты, размещённые за ЗАКом, не мешая артиллерии, имеют свой, независимый сектор обстрела.

Теперь сравните, насколько проигрывают им, натовцам, в этом плане «китайские товарищи», которые, действительно, поставили на свой эскадренный миноносец «Лючжоу» не совсем удачный клон «Голкипера» ЗАК H/JP-14, расположив его по контуру корабля примерно так же, как это было осуществлено в России. То есть, как бог на душу положит (Фото № 12).


Фото № 12. Китайский эскадренный миноносец «Лючжоу»


Да, они, конечно, прилежно учатся и собирают, по возможности, всё самое лучшее по всему миру, но в данном случае должно работать не только воображение, но и кое-что иное… Это относится и к проектируемым ими самостоятельно ЗАК. Взять хотя бы их проекты ЗАК Type 730 или Type 1130 (Фото 13),


Фото № 13.Китайский ЗАК Type 1130


в которых явно просматриваются черты американо - голландского «Голкипера», но на этом всё и заканчивается, поскольку, всё -таки, нельзя буквально во всём следовать китайской поговорке “Если ты можешь точно скопировать Мастера, то ты и сам - Мастер”. В стремлении повысить огневую мощь Type 1130, китайцы, собрав в единый блок 11 стволов (уму непостижимо!), как оказывается, нарушили основополагающий принцип мироздания, принцип «золотого сечения», который в простонародье звучит примерно так: «Лучшее есть враг хорошего». Поэтому Type 1130, этого монстра, китайские вооружейники и решились установить, по-видимому, лишь на своём не совсем удачном, и пока что единственном, авианосце «Ляонин». Их там три штуки и при этом они сильно перегреваются при стрельбе.

Таким образом, окончательно можно сделать один неутешительный вывод, касающийся очередной, с помпой осуществляемой модернизации российского военно - морского флота: хотели как лучше – а получилось как всегда. Неужели необходимы новые Цусима и Порт-Артур, чтобы вспомнить, наконец-то, завет незабвенного адмирала Степана Осиповича Макарова, взывающего к потомкам, к нам с вами, со стелы памятника в Кронштадте – «Помни войну!». Никогда не принижай своего противника, кем бы он ни был, и всегда будь готов не только нанести сокрушительный удар по супостату, но и эффективно отразить возможный ответ с его стороны.

Исходя из всего вышеизложенного, представляется целесообразным осуществление комплекса следующих безотлагательных мероприятий:

1. Необходимо, и как можно скорее, максимум в течение ближайших полутора - двух лет, переосмыслить всю схему организации ПВО/ПРО каждого из надводных кораблей, как находящихся в боевом строю, так и проектируемых и строящихся, с выдачей конкретных, а не надуманных, рекомендаций по её изменению в соответствии с требованиями, диктуемыми реалиями сегодняшнего дня, когда вместе с проработкой вопроса о создании эшелонированной обороны боевого надводного корабля естественным образом будет разрешена дилемма о разведении в разные зоны ответственности и в разные профили плавсредства его артиллерийско - зенитной и ракетно - зенитной составляющих. Что мы и наблюдали выше при обсуждении устройства ПВО и ПРО ближней зоны английского лёгкого авианосца «Инвинсибл».

2. В сжатые сроки (не более 5-7 лет) сконструировать и принять на вооружение совершенно новый морской зенитно-артиллерийский комплекс, обладающий уникальными боевыми характеристиками, а именно:
- мгновенной реакцией (не более 0,1-0,3 сек) на появление и обстрел появляющихся морских целей, угрожающих боевому надводному кораблю;
- кучностью стрельбы зенитных орудий с КВО не более 0,05 мРад.

3. Сконструированный комплекс, как правило, должен быть унифицирован с ЗАК АК-630М (АК-630М1-2 «Дуэт») по местам их установки на боевых надводных кораблях. РЛС системы наведения и управления комплексом, как предполагается, будет располагаться на оси прицеливания, на единой платформе, в непосредственной близости от блока стволов. На посадочное место платформы комплекса должен быть установлен лазерный трёхосный гироскоп с волоконно-оптическими контурами, что позволит исключить проблемы при задании угловой системы координат ЗАК при осуществлении боевой стрельбы по морским целям.

4. Предполагается наличие у сконструированного ЗАК автономной и в то же время адаптивной (самоприспосабливающейся) системы наведения и управления, включённой в единое информационное поле современного надводного корабля и обладающей способностью к реконфигурации при изменении круга решаемых кораблем в текущий момент времени задач.
Автор:
Вячеслав Бобровский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

214 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти