Веры и расколы

Спросите первого встретившегося вам на улице человека, какие он знает мировые религии, и он вряд ли даст вам ответ на этот, в сущности, простой вопрос. Ну, прежде всего, он не назовет вам синто, а синто является мировой религией. Ну, а далее пойдет откровенная путаница с православием и католицизмом, шиитами и суннитами, словом, точного ответа вы ни от кого, за редким исключением, не добьетесь. И, уж конечно, даже многие верующие люди либо считающие себя таковыми, будь они хоть христианами, хоть мусульманами, вряд ли ответят на вопрос, а какими путями люди пришли к вере в той форме, в какой они верят в Бога сейчас?


Никейский собор (румынская фреска, XVIII век).


А ведь вся наша история - это не только история войн, но также и история поиска истинной веры и наилучшего пути к спасению души, и самое интересное, что поиск этот сегодня все еще продолжается! Ну, а вот о замысловатых путях этого поиска и пойдет наш рассказ, причем, мы коснемся только лишь двух конфессий – христианства и мусульманской религии.

Христианство – простор для фантазий?

А началось все с того, что уже во II в. н. э. христианские богословы предприняли попытку объединить только что зародившееся христианство с греческой философией, и они немало преуспели в этом своем начинании. Ну, а раннее христианство открывало широкий простор для различных толкований, поскольку еще только складывалось. Многие из них затем были причислены к ереси – то есть к сугубому отклонению от истинной веры, и, однако, это тоже были учения, причем им следовали подчас огромные массы людей, хотя затем эти учения церковь и осудила.

Самые первые из несогласных

Кровь первых христиан еще проливалась на аренах римских цирков (император Нерон обвинил их в поджоге Рима в 64 г. н. э.), а первые ереси уже стали появляться. И вначале это был гностицизм в разных формах, с проповедью которого выступали епископы Валентин и Василид. Они утверждали, что материя - это зло, поэтому они делали различие между создателем мира и истинным Богом, в которых видели две различные сущности, а это, понятно, никак не вязалось с тем, что было написано в Библии.

В Малой Азии возникло такое учение как монтанизм, получившее свое название по имени фригийского языческого жреца Монтана, ставшего христианином около 156 г. н. э. Он проповедовал живое духовное общение с Богом. А также свободу от церковной иерархии и обрядов, причем все это, по его мнению, можно было увидеть в индивидуальных харизмах или особых дарах от Святого Духа, и, прежде всего, даре пророчества. То есть выходило очень удобно: есть у тебя пророческий дар, следовательно, ты вступил в живое общение с Богом. А если нет – не обессудь, не дорос еще! Последователи Монтана, среди которых особым почетом пользовались пророчицы Приска (или Присцилла) и Максимилла, признавали своего учителя Параклетом (Духом-Утешителем), который был обещан людям Евангелием от Иоанна. Часть христиан, которая продолжала следовать иудейским догматам, вошла в секту эбионитов (от ивритского слова «бедняк»). Эбиониты утверждали, что Иисус на самом деле пришел просто исполнить закон и древние пророчества, то есть был сродни Моисею. Они считали, что он всего лишь убрал из Закона накопившуюся в течение всей истории еврейского народа фальшь, и проповедовали аскетизм, жизнь в бедности и вегетарианство. Но самое интересное, что они считали, что являются мостом между Церковью и Синагогой, поскольку их вера сочетает в себе и христианство, и иудейство. Но такой симбиоз представителям ортодоксальных вероучений отнюдь не понравился, в результате христианской церковью они были обвинены как еретики, а иудейской церковью как вероотступники.

Вопрос о Троице и проблема слабых духом

В III в. пошли и первые разногласия относительно Троицы, а также самой церкви и причастия. Появилось монархианство, которое было популярно в Риме, и которое утверждало единство Бога, а три его ипостаси отвергало. В тоже время адоптианство, которое проповедовал Павел из Самосаты, утверждало человеческую, а не божественную природу Христа.

Тогда же появилось и новацианство (названное так по имени пресвитера Новациана), ставшее в Риме учением явно пуританского толка и выступавшее за то, чтобы не прощать всех тех, кто отрекается от веры в страхе перед гонениями или вследствие слабости духа впадал в тяжкий грех! И это удивительно, как они до такого додумались, ведь сам же Христос, как известно, простил своих врагов!

Поиски истины и первые Вселенские соборы

В IV в. широко распространилось арианство, названное так по имени пресвитера Ария из Александрии, который учил, что Бог-Отец сотворил Сына Божьего, а потому тот отличен от своего отца по своей природе. Первый Вселенский Никейский собор в 325 году осудил арианство и утвердил, что у Бога Отца и Сына сущность едина, а затем то же самое было подтверждено и на Константинопольском соборе в 381 году. Но осуждение – осуждением, но как было быть с тем, что тогда уже многие народы, например, те же готы, вандалы и бургунды сделались христианами именно по арианскому учению?! Причем есть даже версия, что на Руси раннее тоже было арианского толка. Впрочем, почему было? В 2006 году в городе Орле возникла «Арианская община города Орла» из 20 человек. Видимо, путь спасения по учению Ария оказался им ближе традиционного православия, а уж почему так – кто знает?

А был ведь еще и константинопольский патриарх Несторий – создатель несторианства, который считал, что Христос родился человеком, и лишь впоследствии с ним соединилось Слово Божье. Противники Нестория обвинили его в «раздвоении личности» Христа и подвергли учение осуждению в 431 году во время третьего Вселенского собора в Эфесе.

Однако существовала и противоположная крайность – евтихианство или монофизитство, которое совершенно отрицало в Иисусе человеческое начало, но оно тоже было отвергнуто Халкедонским собором в 451 году. Сторонники же пелагианства и его более мягкой формы – полупелагианства, придерживались мнения, что первородный грех Адама на человеческую природу не оказывает влияния и любой смертный способен по своему произволу выбрать добро или зло, и помощь Бога ему в этом не требуется.

Грех Адама был всего лишь «плохим примером» для потомков, утверждали они, но он не имел других вредных последствий. А вот роль Иисуса, напротив, была «хорошим примером» для всего человечества и противодействовала «плохому примеру» Адама, и также является искуплением за грехи. Пелагианская доктрина говорит, что люди - это грешники по своему собственному выбору, и поэтому грешники не жертвы, а преступники, которых нужно не наказывать, а… прощать! А еще людям позволительно достигать совершенства и без помощи церкви, хотя Блаженный Августин за это их осудил, так как считал, что первородной грех был столь тяжек, что без направляющей руки священнослужителей в поисках спасения никак не обойдешься!

А еще были катары, от греческого «катарсис» – «очищение», или альбигойцы (по имени города Альби), которые тоже считали себя христианами. Вот только они утверждали, что ад - это жизнь на Земле, а рай на небе, что человек рождается в аду и возносится на небо, что крест не символ веры, а орудие казни, ведь в Риме на нем распинали людей! Катары говорили страшные с точки зрения нормальных католиков вещи. Например, что мясная пища оскверняет рот одинаково во все дни, поэтому постов придерживаться бессмысленно, и что грех убийства живого существа не замолим. А еще они дерзали говорить следующее: «Если Господь Бог всемогущ и допускает то, что творится в этом мире, значит Он не всеблагой. Если же Он всеблагой и допускает то, что творится в мире, значит Он не всемогущий». И, несмотря на столь страшные заявления, их религия привлекла к себе массу людей на Юге Франции, где культура и экономика стали процветать, пока их не уничтожили ортодоксальные крестоносцы-католики северяне! «Клянись и лжесвидетельствуй, – говорили катары, – но тайны не раскрывай!» То есть, поменять веру в трудных обстоятельствах для них было также просто, как сменить штаны. Поэтому католики требовали от них при переходе в католичество еще и убить собаку, одной только клятве катаров они не доверяли. И что же? Когда в марте 1244 года пал их замок Монсегюр, 216 катаров с пением гимнов гордо сошли вниз с горы и поднялись на костры, пылающие внизу, и не только мужчины, то также женщины и дети! Теперь это место называется Поле Сожженных и отмечено памятным крестом – наглядным символом стойкости их веры!

«Убивайте их подобно людям племени Ад!»

У мусульман, причем на самых ранних этапах становления ислама, еретических ответвлений от истинной веры тоже хватало. Например, одним из ранних «уклонов», представители которого выступили против законных мусульманских правителей и оказывались признавать неверующими тех из мусульман, кто тяжко согреши, стал хариджизм. Пророк Мухаммед требовал хариджитов просто убивать: «Они выйдут из ислама подобно тому, как стрела пронзает дичь. Если вы застанете их, то убивайте их так, как некогда было убито племя Ад».

Были известны мухаккимиты и азракиты – также сторонники хариджитской секты. Они утверждали, что люди, совершившие хотя бы один тяжкий грех, сразу же превращаются в неверующих, и за это будут вечно гореть в аду. Известны разновидности секты хариджитов – надждиты, байхаситы, аджрадиты, салабиты, ибадиты, суфриты и т. д. При этом сами мусульманские богословы находят между ними множество серьезных различий в толковании вопросов веры и норм мусульманского права, так что тут все даже очень и очень непросто.

Люди, исповедующие джахмизм, также считают себя мусульманами, но, по мнению самих мусульман, по отношения к вере они еретики. Да и как их таковыми не считать, если они отказываются признавать многие события, что должны случиться в Судный день: в Мост, что будет перекинут между хребтами Ада, они не верят, отрицают Весы, саму возможность лицезреть Аллаха, Коран же считают… сотворенным. Му’тазилиты («обособившиеся», «отделившиеся») являются сторонниками ашаризма и матуридизма – учений, возникших по мусульманскому календарю около 900 года. Все человеческие деяния, говорили они, есть творения Аллаха, то есть без него ты даже волос из бороды у себя не вырвешь. Но только матуридиты полагали, что в их основе лежит лишь воля Аллаха, а сама форма деяния уже зависит от воли человека. В то же время ашариты утверждали, что Аллах дает людям лишь способность совершать те или иные поступки и наделяет их свободой воли. То есть если человеку ничто не помешает, он может их совершить.

Истина всегда где-то там…

Кроме того известны еще и мурджииты, кадариты, джабариты, и это не считая подразделения мусульман на шиитов и суннитов, по сути дела, равного делению христиан на католиков, православных и протестантов. Вот насколько сложен, оказывается, путь к спасению, и насколько сложно было на заре становления двух мировых религий христианства и ислама, было познавать Истину. И кто знает, познана ли эта истина даже сейчас?!
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

63 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти