Зачатие калининградского формата

Что мы знаем о процессе урегулирования конфликта в Донбассе? Знаем о некогда образовавшемся сначала Женевском формате, потом был Минск-1, многочасовые переговоры с рождением документа в формате Минск-2. Вдобавок к этому украинские креативщики сочинили (в одно лицо) «Минск-3». А «до того как» был ещё и самый-самый первый формат – буквально протоформат под кодовым словом «нормандский», который в том или ином виде прокатился от встречи во Франции до самых крайних контактов и обсуждений.

Как выяснилось, этих форматов и протоформатов всё же не хватает, для того чтобы ситуация в Донбассе по-настоящему перешла в мирное русло, и чтобы добравшиеся однажды до оружия отморозки из так называемых тербатов Украины успокоились под нависшим железным кулаком. Выяснилось и то, что упомянутые отморозки никакого бумажного языка не понимают в принципе. Будь соглашения писаны хоть на незалежнейшей украинской мове, хоть на истинно демократическом английском, хоть на суржике – не понимают, хоть убей… Вот-вот – «хоть убей»…


Это всё, что за последние полтора года было уяснено? Конечно, нет. Пожалуй, главным постулатом, который уяснён, что называется, железобетонно, стал постулат о том, что никакого смысла договариваться, простите, с «кучмами» и даже с «порошенками», нет. Как нет никакого смысла вести переговоры с приглашением немецких старушек, исполняющих роль федерального канцлера, и с французскими мужчинками, политически виляющими задней палубой. Переговоры, так уж получается, могут быть более или менее вразумительными, если Россия будет напрямую говорить с представителем того государства, которое и превратило Украину в государство-зомби, являемое сегодня миру под флагом стремления к демократии на фоне умалчиваемого дефолта в экономике. И государство это, понятное дело, - Соединённые Штаты Америки.

И, судя по всему, исходя из такого рода соображений, было решено родить «дополнительный» формат – калининградский, видимо, с учётом того, что Калининградская область – она как тот гипотетический мостик, способный вроде как связывать Запад с Россией. В процессе зачатия формата принимали участие такие лица как Владислав Сурков и Виктория Нуланд, причём первый находится под «испепеляющими» американскими санкциями, а вторая известна как крёстная мама укромайдана, раздававшая пресловутые булочки в феврале 2014 в центре Киева. Как же политической зачатие прошло?
Свечку, что называется, никто не держал, и официальной информации – минимум, зато комментариев и кулуарных слухов, как, в прочем и всегда в случае с Владиславом Сурковым, максимум.

Если говорить об официальной стороне вопроса, то слова именно Суркова и следует привести как отправную точку информационного обрамления встречи «в верхах». Эти слова приводит информационное агентство «Интерфакс»:
Состоялись довольно обстоятельные, конструктивные и полезные консультации. Это был своего рода мозговой штурм по поиску компромиссов для реализации Минских соглашений. По некоторым чувствительным вопросам, как например, конституционная реформа, безопасность и выборы выдвигались идеи, которые могут быть обсуждены в контактной группе в нормандском формате. Переговоры были конструктивными и были предназначены для поддержки текущей работы в "нормандском формате" и контактной группы.


Зачатие калининградского формата


Прокомментировала переговоры и американская сторона. В частности, псакизаменитель Джон Кирби, выступая в ходе брифинга, заявил, что «переговоры, касающиеся процесса реализации минских соглашений, прошли конструктивно».

Откровенно говоря, сложно припомнить те переговоры по Украине, которые их сторонами были бы оценены как «неконструктивные», а потому в любом случае о результатах зачатия калининградского формата как дополнения к Минску-2 даст знать (пусть это и звучит трижды банально) время, причём, скорее всего, уже ближайшее. Однако уже сейчас по меньшей мере один факт можно оценивать как вполне конструктивный. Факт заключается в том, что представителей киевской кунсткамеры на переговорах не было, что тем самым кунсткамере дало понять, что её дело – не надувать щёки, строя из себя обсуждальщиков 80-го уровня, а исполнять то, что предписано соглашениями. Если за все те встречи и переговоры, которые проходили при участии самых разнообразных «кучм», процесс урегулирования фактически не сдвинулся с мёртвой точки, то вывод один: будут договариваться старшие, причём напрямую…

В крупных украинских СМИ, понимая, что сама публикация материала о встрече Суркова и Нуланд без единого представителя «незалежнейшего» государства да и ещё и в российском Калининграде, «цэ зрада», решили либо вовсе не упоминать о такого рода переговорах, либо пустили новость, что называется, «бегущей строкой». Мол, встретились, мол, поговорили, но мы-то, мол, незалежные от темечка до копчика, а потому – будет гнуть свою линию в любом случае.

И вот тут-то возникает основной вопрос: чем на деле оказалось калининградское «зачатие», которое продолжалось аж около 6 часов? Понятно, что формат вообще не тот, чтобы одна из сторон взялась диктовать стороне другой исключительно свои условия, а потому есть предположение, что переговоры попытались свести, как говорят экономисты, к «качественному смягчению». На эту мысль наводит ещё и тот факт, что переговоры, организовали, ни много ни мало, президенты России и США. По сообщениям информационных агентств, именно Владимир Путин и Барак Обама в ходе телефонного разговора обсудили вопрос о калининградской встрече своих представителей, которые вместо того чтобы упражняться в уже потерявшей смысл витиеватой диприторике, наконец, перейдут к обсуждению исполнения обязательств сторон конфликта предметно.

Обратил на себя внимание и тот факт, что сразу после окончания переговоров «Сурков-Нуланд» с их «мозговым штурмом» представители властей ЛДНР (об этом написали даже украинские СМИ) заявили о своей полной готовности обсуждать те предложения, которые в ходе калининградской встречи были выработаны. А в Киеве ничего не заявили… В принципе, именно это и вызывает опасения. «Смягчение»-то оно, может, и «качественное», только будет ли обоюдным? Другими словами, не случится ли вариант, который Штаты давно возвели в ранг приоритета своей внешней политики – сначала вести переговоры и достигать договорённостей, а потом преспокойно умывать руки, заявляя, что я не я и т.д.

Как бы согревает душу то, что это отнюдь не первые переговоры по такого рода щепетильному вопросу, а потому о переговорной методике друг друга к моменту переговоров стороны знали многое (да почти всё), и есть предположение, что именно поэтому говорили действительно откровенно. Ну просто если говорили неоткровенно, то в таком случае можно констатировать одно: заинтересованности в обоюдном совершении шагов, направленных на так называемую деэскалацию, нет ни у одной из сторон процесса, и каждая из этих сторон ждёт только того, когда противоположная сторона сама собой сядет в лужу. Но раз уж не сели в эту самую лужу почти за два года даже при череде весьма жёстких односторонних действий, то явно и в будущем при таком подходе никакого резкого провала отдельно взятой стороны не случится. Вывод один: либо реально идти на компромисс двум сторонам одновременно, либо подтверждать, что донбасская каша – это даже не на годы, а на десятилетия. Хотя кто сказал, что те же США такая каша не устраивает?..
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

118 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти