Таджикистан реанимирует проект мирного атома

Президент академии наук Таджикистана Фарход Рахими на днях сделал заявление, которое обращает на себя особое внимание. В республике стартует процесс реализации государственной программы по восстановлению и дальнейшей эксплуатации ядерного реактора «Аргус-ФТИ». Программа рассчитана на период времени с 2016 по 2020 гг. Она была подписана в начале ноября прошлого года президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном. Пресс-служба академии наук РТ приводит заявление Фархода Рахими:

Были разработаны и реализованы (в 2015 году) рекомендации по ядерной и радиационной безопасности. Мы уже начали работу в этом направлении и работаем в рамках законодательства и международных документов, подписанных Республикой Таджикистан. В настоящее время начаты работы с российскими коллегами, и, как мы надеемся, в скором времени начнётся практическая работа в этом направлении. Основная цель – восстановить ядерный реактор для его применения в мирных целях, чтобы начать необходимые научно-исследовательские работы.



Таджикистан реанимирует проект мирного атома


Главные задачи в плане эксплуатации ядерного реактора, как говорят в АН Таджикистана, связаны с его реконструкцией и запуском для создания специального технологического комплекса по производству радиоизотопов для их применения в современной медицине и для анализа геологических проб.

Из программы АН Таджикистана:
Посредством реактора можно проводить радиографический, нейтронографический анализы и неразрушающий контроль качеств объектов. Использование радиографического анализа позволяет для ряда элементов одновременно определять их концентрации и пространственное распределение в образце. Нейтронографический анализ позволяет проводить исследования кристаллической решётки новых материалов, кристаллов, имеющих широкие применения в микроэлектронике, нанотехнологиях и т.д. Подобные материалы создаются в физико-техническом Институте имени С.У.Умарова Академии наук Республики.


Первый этап, который должен быть завершён к 2017 году, связан с подготовкой необходимой технической документации и профессиональных кадров. Эти кадры совместно с российскими специалистами и будут заняты в процессе эксплуатации ядерного реактора.

После появления такого рода информации в прессе Таджикистана и РФ обнажила себя откровенно истерическая реакция со стороны, если можно так выразиться, ультралиберального паноптикума. Причём российского в первую очередь. В комментариях к информации о восстановлении научно-исследовательского реактора начали появляться заявления примерно следующего характера: от «Доверять таджикам работу с ядерной энергией – неслыханная авантюра» и «У них ИГИЛ и талибы под боком, а они за ядерный реактор взялись» до «Россия пытается создать марионеточное ядерное государство у южного подбрюшья, прикрывая всё термином «мирный атом».

Но к такого рода истерике нужно отнестись спокойно, хотя бы потому, что истерика со стороны ультралиберального паноптикума – вещь, в последнее время являющаяся постоянной спутницей любой смелой инициативы, направленной на созидание, а не на новый виток хаоса. - Инициативы, которая вдобавок ещё и щёлкает по носу всем тем, кто считает, что наука может и должна развиваться исключительно в стане «исключительных» и их основных партнёров, а удел основных – сырьевое прозябание и систематическое покаяние «за ошибки прошлого».

Необходимо коснуться того, что означает в заявления президента Академии наук Республики Таджикистан фраза «восстановить ядерный реактор»? А означает такая фраза то, что реактор начинал строиться в Душанбе ещё в 80-х годах прошлого века.



Начинал строиться, но, так уж случилось, до логического завершения работа так доведена и не была. Речь идёт о научно-исследовательском ядерном реакторе, действующем на солевых растворах.

Для справки. Подобный объект в СССР был создан в Курчатовском институте (ныне - Национальный исследовательский центр «Курчатовский институт», город Москва) – гомогенный ядерный реактор, активная зона которого представлена в виде соли того или иного ядерного топлива, включая уран или плутоний, которая (соль) растворена в обычной или тяжёлой воде. В данном случае вода является замедлителем. Именно эта конструкция исследовательского реактора позволяет сделать его компактным, простым в эксплуатации и высокоэффективным в плане наработки изотопов. При этом отличает его малая выходная мощность, которой всё же достаточно для проведения исследовательских работ. Так, тепловая мощность экспериментального реактора в Курчатовском институте составляет около 20 кВт, а в течение годичного цикла работы расходуется не более полуграмма урана.



Какие выводы можно сделать из той информации, которую озвучил Фарход Рахими? Во-первых, то, что стереотип о Таджикистане как о безнадёжно отсталой стране без каких-либо перспектив, за исключением перспективы «превратить всё население в гастарбайтеров», является не более чем стереотипом. Во-вторых, рождается вывод о том, что, несмотря на все экономические сложности Республики Таджикистан, научная работа в этой стране не просто ведётся, но и финансируется государством, что в свете последних новостей из ряда «цэевроп», объявивших о «полной и безоговорочной победе демократии» на фоне консервируемых лабораторий и НИИ, выглядит вполне ощутимым достижением. Конечно, вести научную работу в высокотехнологических отраслях, это, должно быть, не столь демократично, как скакать на площадях и объявлять ведущих учёных и представителей научной сферы «агентами Кремля», но тут уж, как говорится, Богу богово, Кесарю кесарево…


И если научно-исследовательская работа в Таджикистане действительно приведёт к позитивным плодам как в сфере высоких технологий, так и в плане развития научного потенциала страны, то за эту республику вполне можно порадоваться.
Автор:
Володин Алексей
Использованы фотографии:
lib.convdocs.org
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

20 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти