Кавалерия наступает, не замечая водных преград

Во время Первой мировой войны самыми маневренными и мобильными частями в русской армии являлись кавалерийские части. Но и после завершения Первой мировой и Гражданской войны в России кавалерия не сдала своих позиций. Уже в составе Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) кавалерия продолжала играть очень важную роль в ведении маневренной войны, несмотря на появление на полях сражений бронеавтомобилей и танков. Одним из важных аспектов, который давал кавалеристам преимущества перед моторизованными подразделениями, была возможность достаточно быстро преодолевать водные преграды вброд или вовсе вплавь там, где механизированные части этого сделать не могли.

Хотя численность кавалерии в РККА все предвоенные годы неуклонно сокращалась, конницу еще рано было списывать со счетов, что ярко продемонстрировала Великая Отечественная война. Еще в 1938 году в Красной Армии имелось 32 кавдивизии и 7 управлений корпусов, но в войну она вступила, имея в своем составе уже всего 13 кавалерийских дивизий и 4 корпуса. При этом 4 из этих дивизий были горно-кавалерийскими и отличались более легким составом. Возрождению кавалерии во многом поспособствовало и неудачное для Советского Союза начало войны.


После того как в полных трагизма приграничных сражениях лета 1941 года, как снег под ярким солнцем, буквально растаяли советские мехкорпуса, РККА почти лишилась важнейшего инструмента ведения войны — механизированных соединений. Единственной реальной заменой мехсоединиям, хоть и уступающим им в подвижности, становилась кавалерия. При этом тактика боя советских кавалеристов мало чем отличалась от тактики боя мотострелков. Мотопехота использовала в качестве транспорта автомобили и бронетранспортеры, вступая в бой в спешенном порядке. Аналогично действовали и кавалеристы. Лошади использовались лишь для переброски солдат к месту боя, сам бой кавалеристы вели в пехотных цепях. Атака в конном строю была очень редким явлением. Согласно боевому уставу кавалерии проводить подобные атаки можно было лишь при благоприятной обстановке, когда это позволяли сделать укрытия, а также слабость или отсутствие огня противника.



Уже к концу 1941 года в составе Красной Армии насчитывалось 82 кавалерийских дивизии, правда, легкого типа по 3447 человек личного состава. По довоенным штатам кавалерийская дивизия насчитывала 8968 человек личного состава. Своего максимального количества кавалерийские дивизии достигли в феврале 1942 года, когда в армии их насчитывалось уже 87. Затем количество дивизий вновь пошло на убыль. Так на 1 мая 1943 года их было уже 26, однако и численность этих соединений выросла, в них находилось 238 968 человек и 226 816 лошадей.

В отличие от автомобильного транспорта, лошади как средство передвижения и тягловая сила имели целый ряд преимуществ — лучше передвигались по условным дорогам и бездорожью, не зависели от поставок топлива (серьезная проблема в условиях войны), могли временно жить обычным подножным кормом, да и сами нередко становились кормом, спасая людей от голодной смерти. Весной 1942 года многие попавшие в окружение советские кавалерийские дивизии частично съели имеющихся лошадей, зато сумели вырваться из тисков гитлеровцев.

Кавалерия отличалась высокой подвижностью, а на начальном этапе войны данные части легко могли укрыться от господствовавшей в небе немецкой авиации в больших лесных массивах. Как известно, с машинами и танками в лес далеко не уйдешь. Удавалось кавалерии и лучше форсировать вброд многочисленные водные преграды. Стоит отметить, что вопрос форсирования рек был очень подробно описан в боевых руководящих документах кавалеристов сначала царской, а затем из Рабоче-крестьянской Красной армии. Подойдя к водной преграде, кавалеристы первым делом организовывали тщательную ее разведку. При этом существовало несколько видов преодоления рек конными подразделениями: по мостам, на специальных плавсредствах (плоты, лодки, паромы), вброд и вплавь. Последний способ преодоления водной преграды был отличительной особенностью данного рода войск.



Прохождение кавалерийских частей по наведенным мостам осуществлялось в пешем порядке. Всадники при этом двигались вдоль края моста, удерживая лошадей в поводу ближе к центральной его части. Кавалеристы конных тачанок вели коней под уздцы. В четверочных упряжках пристяжные лошади при переправе отпрягались, их вели отдельно. При этом дистанция при прохождении мостов между подразделениями увеличивались, а остановки подразделений на мосту были запрещены категорически. Единственной возможной причиной для остановки колонны считалось раскачивание моста до степени потери устойчивости коней.

В то же время одним из очень распространенных и часто встречающихся в кавалерии способов форсирования водных преград была переправ вброд. Наличие брода на реке определялось по ряду признаков: наличие тропинок и полевых дорог к реке (самый явный признак), уширение реки на прямых участках течения, виднеющиеся над поверхностью воды островки, отмели и перекаты, низменные берега. Представленная ниже таблица показывает допустимые глубины и скорости течения, наглядно подтверждая преимущество кавалерии при форсировании рек вброд:

Кавалерия наступает, не замечая водных преград


При организации форсирования водных преград вброд нужно было предварительно провести разведку: определить глубину, характер грунта берега и дна, скорость течения реки, срезать крутые спуски к воде и устранить другие преграды. Ширина брода отмечалась с помощью установленных вех. При быстром течении реки поперек старались натянуть канат, который соединял повозки, набитые камнями или другим грузом. Переправлялись вброд сомкнутыми строями, так как идущие впереди кавалеристы разбивали дно, осложняя движение задним. У счетверенных упряжек пулеметных тачанок пристяжные лошади, как и во время движения по мостам, отпрягались и велись отдельно. При этом во время переправы вброд отдельным всадникам без специальной команды категорически было запрещено останавливаться в реке и поить лошадей. Водопой организовывался всем составом подразделений выше брода по течению реки в то время, пока они ожидали своей очереди, чтобы совершить переход.

Переправа кавалерийских частей через реки вплавь осуществлялась тремя возможными способами:
— При небольшой ширине реки (30-50 метров) всадники переправлялись через реку при полном снаряжении и вооружении;
— При ширине реки более 50 метров всадники снимали обмундирование и оружие, пристегивая его к седлу, оружие необходимо было расположить дулом вверх.
— При наличии переправочных средств всадники переправлялись через водную преграду налегке. Их оружие и обмундирование собирали и перевозили на плотах или лодках, после чего раздавали назад.

Для переправы через реки вплавь использовались колонны по одному, по два и колонны звеньев. Рекомендованные интервалы между всадниками при этом равнялись 3-6 метрам, а дистанция — до 8 метров. До того момента пока под ногами коня было дно, всадник сидел верхом, однако как только лошадь теряла дно, всадник должен был соскользнуть в воду и плыть рядом с лошадью, держась одной рукой за гриву. При этом вперед было рекомендовано пускать самых опытных и смелых лошадей. Если лошадь отказывалась переправляться вплавь и бросалась на других лошадей, ее переправляли в числе последних. В то же время, если уже во время переправы какое-то животное вырывалось и начинало уплывать его не пытались поймать, для того чтобы не нарушить общее построение и не потерять заданного темпа переправы. Сбежавшую лошадь ловили уже на берегу, к которому она приплывала одна.



При этом кавалерийские части имели преимущество в переправе через водные преграды не только в летние месяцы, но и зимой. Переправа кавалерии по замерзшему льду допускалась при толщине льда: для отдельных всадников — 13 см; для разомкнутого строя — 16 см.


Перед началом ледовой переправы также производилась разведка:
— толщины льда;
— глубины снежного покрова на льду и на берегах водоема;
— состояния льда у берегов;
— обозначались границы и направления переправ по ширине, полыньи, проруби и трещины огораживались;
— спусков и выездов к водоему, определялось наличие материалов (солома, доски, хворост), которые могли использоваться для усиления льда;
— велось непрерывное наблюдение за состоянием ледяного покрова.

Переправа кавалерии по льду осуществлялась в спешенном порядке. Всадники вели лошадей в поводу, двигаясь в широких разомкнутых строях. При этом повозки и артиллерийские орудия двигались без остановок, рассредоточившись по максимально возможному числу путей. После боев состояние переправ уточнялось. Появлявшиеся на водоемах полыни от разрывов снарядов и мин огораживались. Таким образом, способность кавалерийских частей достаточно быстро форсировать разные водные преграды оставалась одним из тех факторов, которые позволяли ей не утратить свою актуальность вплоть до победоносного завершения Великой Отечественной войны.



Кавалерия Красной Армии приняла участие во всех крупных сражениях, начиная с самых первых трагических дней войны и до последних операций в Европе весны 1945 года. Советские кавдивизии сыграли очень важную роль во время контрнаступления под Сталинградом, где именно они сформировали внешний фронт окружения немецкой группировки. В январе 1943 года 7-й кавалерийский корпус за 6 суток прошел практически без отдыха 280 км и 15 января захватил станцию Валуйки, создав внешнее кольцо окружения острогожско-россошанской группировки противника. Итогом Острогожско-Россошанской операции стало освобождение советской территории общей площадью 22,5 тысячи квадратных километров, захват 86 тысяч пленных. В ходе операции была разгромлена 2-я венгерская армия, итальянский альпийский корпус, 385-я и 387-я немецкие пехотные дивизии, а также отдельная дивизионная группа «Фогеляйн».

Успешно применялись кавалерийские части и в 1944 году в Белоруссии, особенно в условиях лесисто-болотистой местности, в рамках проведения наступательной операции «Багратион». Кавалерия входила в состав конно-механизированных групп, действуя в тесном взаимодействии с танковыми частями. Форсировав Березину, 3-й гвардейский кавкорпус сумел создать плацдарм на берегу реки, не позволив немцам превратить водную преграду в рубеж обороны для восстановления линии фронта. Позже, перерезав железную дорогу Минск-Вильнюс, кавалерийские части Красной Армии лишили минскую группировку противника важнейших путей отхода на Вильнюс и Лиду.

О том, как воевали советские кавалеристы, говорит и тот факт, что 7 из 8 существовавших к концу войны корпусов имели почетное звание гвардейских. При этом часть кавалеристов представляли бойцы, набранные на Дону и Кубани — самое настоящее советское казачество. В годы Великой Отечественной войны два кавкорпуса официально именовались «казачьими». Так в 1945 году 4-й гвардейский Кубанский казачий корпус освобождал столицу Чехословакии — Прагу, а 5-й гвардейский Донской казачий корпус с боями добрался до Вены.



А 26 апреля 1945 года в штурме города Бранденбурга, расположенного в 40 километрах к западу от Берлина, 7-й гвардейский кавалерийский корпус принимал участие в финальной наступательной операции той войны, замыкая окружение вокруг столицы Третьего рейха. Всего же в Берлинской операции Красная Армия использовала 12 кавалерийских дивизий, в которых служило практически 100 тысяч солдат и офицеров. Вопреки распространенным сегодня мифам, конница оказалась эффективным и полноценным участником той страшной войны от первого и до последнего ее дня. Таким образом, Вторая мировая война стала не только первой крупной войной моторов, но и последней великой войной кавалерии и лошадиных сил.

Источники информации:
http://warspot.ru/1820-perehodim-etu-reku-vbrod
http://rusplt.ru/wow/add/velikaya-otechestvennaya--poslednyaya-voyna-kavalerii-16619.html
http://fablewar.ru/2012/01/commons
Автор:
Юферев Сергей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

42 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти