Эта трагедия потрясла весь город...



Здесь еще явно видны следы того обстрела… Во многих окнах жилого дома, в витринах расположенных рядом магазинов – не стекла, а фанера. Впрочем, такая картина для прифронтовых районов Донецка – далеко не редкость. Но здесь – Ленинский район, считающийся достаточно безопасным (по сравнению с Киевским, Куйбышевским, Петровским). Поэтому в то страшное утро, год назад, люди ничего подобного не ожидали.




Пересечение улиц Куприна и Ткаченко. Остановка «Донецкгормаш», которую в народе именуют «Боссе», по имени микрорайона. Сам микрорайон назван в честь промышленника и предпринимателя времен старой Юзовки Теодора Боссе, который внес значительный вклад в развитие промышленности на Донбассе. В частности, в 1889 году он основал машиностроительный и чугунолитейный завод – тот, который теперь называется «Донецкгормаш». Место очень оживленное – транспортная развязка, жилые дома, магазины, рынок, несколько остановок транспорта…

Год назад, 22 января 2015 года… Половина девятого утра – время, когда горожане стремятся успеть на свои рабочие места. В момент, когда начался мощный обстрел, к остановке подъезжал троллейбус, следовавший по маршруту №17. Новенький светло-сиреневый троллейбус. Его пассажиры за секунду до сильного грохота еще не знали, что все их планы будут нарушены, а кто-то и вовсе уедет в никуда.

А ведь дончане к тому времени уже, как это ни странно звучит, успели привыкнуть к реалиям военного времени. Те, кто не уехал из города, пережили страшное лето 2014 года, когда изрядно насиделись по подвалам. Многие, вернувшись после «Минска-1», поверив в наступление мира, вернулись в Донецк и попали под зимние артобстрелы. И все-таки именно в этом районе никто не ждал нападения. А оно произошло.

Несколькими днями ранее случилась трагедия под Волновахой, где под обстрел попал пассажирский автобус. Куском этого автобуса активно тряс главарь киевской хунты Петр Порошенко, он же лицемерно скорбел тогда на траурном марше в Киеве с табличкой «Я – Волноваха» (само шествие было калькой с акции в Париже «Я Шарли»). Хунта тогда обвинила в произошедшем защитников Новороссии (хотя у них нет и не может быть ни малейшего резона обстреливать мирные автобусы). И этот провокационный обстрел стал оправданием для нового преступления против мирных граждан – массового убийства на остановке 17-го троллейбуса в Донецке.

Эта трагедия действительно потрясла весь город. В течение всего года на это место люди приносили живые цветы. Там стояли памятные картонные таблички, на деревьях – повязаны Георгиевские ленточки. Народная тропа туда воистину не зарастала.

И вот по прошествии года власти Донецкой Народной Республики решили поставить мемориал в память о павших в то утро. Он сооружен в виде горящей свечи из гранита.



На плите – восемь имен, с датами рождения. А дата смерти у всех одна – 22 января 2015 года. Хотя погибших было больше. Одну женщину опознать не удалось, а еще несколько человек скончались позже в больнице. Более 20 граждан получили ранения, в том числе, тяжелые, некоторые стали инвалидами.



Не все погибшие и пострадавшие были пассажирами того троллейбуса. Один мужчина сгорел в собственном автомобиле. Были ранены и случайные прохожие. Так что трагедия коснулась лично, непосредственно – многих людей: родственников, друзей жертв, жителей ближайших домов. А косвенно – она коснулась всех дончан.

Поэтому на печальную годовщину и на открытие мемориала, несмотря на рабочий день и достаточно морозную погоду, пришли тысячи человек.







По тем, кто не пережил того обстрела, была отслужена панихида. Затем Глава Донецкой Народной Республики Александр Захарченко сказал: «Сегодня мы вспоминаем наших земляков, которые год назад попали под обстрел. Эти люди просто хотели жить. Здесь не было военных, здесь не проходила линия фронта. Украинские фашисты просто обстреливали мирный город».



Говоря об украинских карателях, Захарченко заявил: «Они не хотят, чтоб наши дети учились. Они хотят, чтобы мы жили без света, без воды, без газа. Хотят, чтобы мы вообще не жили. А мы будем жить, будем растить детей. Построим новую страну. Наперекор всем сделаем эту страну счастливой».

Трагедия в микрорайоне Боссе породила множество стихов, написанных как поэтами, так и простыми гражданами. Именно после этого обстрела в ДНР был выпущен первый поэтический сборник «Мой город охрип от молитв». Некоторые из стихов прозвучали и во время открытия памятника.







После минуты молчания Александр Захарченко, а также другие официальные лица возложили цветы к вновь открытому мемориалу. Затем под звуки моцартовской «Лакримозы» к гранитной свече устремился огромный поток людей. Алые гвоздики, перевязанные траурными ленточками, усеяли всю площадку перед памятником.















Стоит также отметить, что дончане, несмотря на все пережитое, чувствуют не только свою боль, но и переживают за тех, кто находится фактически в оккупации и борется с хунтой по другую линию фронта. И поэтому на месте трагедии в Боссе можно видеть скорбную табличку «Одесса, Донбасс скорбит»…

Автор:
Елена Громова
Использованы фотографии:
Елена Громова
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

15 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти