...А есть мнение, что подвиг панфиловцев - лишь легенда...

О знаменитых воинах-панфиловцах сейчас говорят по-разному. Многие утверждают, что не было никакого подвига двадцати восьми бойцов, мол, не в силах они были противостоять фашистским танкам. Утверждают, что слова Клочкова «Велика Россия, а отступать некуда, позади — Москва!» - легенда, придуманная для поднятия духа нашей армии в те грозные годы. Вот выдержка из Википедии: «Бой с данными подробностями не упоминается ни в советских, ни в немецких донесениях... Информация о том, что сведения о бое были получены в госпитале от смертельно раненного участника боя Натарова, сомнительна, поскольку Натаров погиб за два дня до боя, 14 ноября... Не существует такой военной тактики, с помощью которой 28 легковооружённых солдат в условиях равнинной местности могли бы успешно противостоять более чем пятидесяти наступающим танкам при поддержке мотопехоты...» И так далее, и так далее.

Много, много чего опровергающего подвиг панфиловцев написано историками и псевдоисториками после Великой Отечественной войны. А в Государственном архиве Липецкой области я нашла выдержки из фронтовых газет того времени. В них — рассказы о некоторых панфиловцах. Правда, речь идёт не о тех воинах, которые пали в том страшном ноябрьском бою. Но ведь эти заметки — сильные штрихи к общему «портрету» дивизии. И, читая строки семидесятилетней давности, мне верится во всё: и в беспримерный подвиг, и в слова о Москве, и в «несуществующую военную тактику», которой по силам было остановить танки...




Перед прочтением — справка-напоминание о дивизии. Она сформирована летом 1941 года в Алма-Ате из граждан Казахской и Киргизской ССР. 18 августа дивизию направили под Новгород, а 5 октября — под Москву. Заняла полосу оборону на Волоколамском направлении и 15 октября вступила в жестокие бои — здесь и был совершён беспримерный подвиг двадцати восьми героев. 18 ноября дивизия преобразована в 8-ю гвардейскую стрелковую, а 23 — награждена почётным званием «Панфиловская». В январе-апреле 1942 года панфиловцы участвовали в Демянской операции. В марте 1945 года дивизия попала в окружение во время наступления на город Салдус в Латвии. Живыми остались всего около трёхсот человек...

А теперь — газетные заметки.

***

«Поздним вечером в землянку командира подразделения вошёл широкоплечий воин-казах. С тёмно-зелёной плащ-палатки струйками сбегала вода. В руках он держал винтовку с оптическим прицелом. Это был Абиль Нусунбаев — руководитель снайперской группы панфиловцев, отважный воин, меткий стрелок, любимец подразделения. Имя его уже широко было известно за пределами части, о нём было очень тепло рассказано на страницах «Комсомольской правды».

Он только что возвратился из засады.

- Каковы успехи, товарищ старший сержант? - спросил командир в ответ на приветствие снайпера, протягивая ему руку.
- Успехи есть. Найзабеков, Абдыбеков, Мадаминов и Шабеков опять задали жару фрицам! Сегодня они подстрелили четырнадцать гитлеровцев. Молодцы ребята!
- Это хорошо! - сказал командир, пригласив снайпера сесть.

Снайперы, о которых рассказал Нусунбаев, были его учениками. Он прививал им выдержку, хладнокровие, умение выждать, а потом наверняка послать пулю. Под руководством своего учителя его подопечные постигали приёмы точной стрельбы, стали мастерами своего дела.

Абиль Нусунбаев обладал богатым опытом. Объяснял, что боец должен уметь маскироваться в любое время года и суток.

- Надо так укрыться, - говорил он, - чтобы видеть всё впереди себя, а самому быть совершенно незаметным даже за несколько шагов.

Я смотрю за каждым шагом своих бойцов. Днём обхожу засады. Вместе с бойцами подползаю нередко к немцам почти вплотную, на практике учу всему, что требуется. Учёт истреблённых гитлеровцев у нас в подразделении поставлен точно.

Сейчас на счету Нусунбаева 62 лично им истреблённых фашиста». Газета «В бой за Родину!», лето 1942 года.



«Не щадя крови своей,ни самой жизни, в упорных, тяжёлых схватках разят казахи-воины немецких оккупантов, соревнуясь в отваге и геройстве с бойцами других национальностей. Тяжела рука казаха, остёр его глаз, метка его пуля. Так, сержант Абдыбеков (о нём упоминается в прошлой заметке, он ученик Нусунбаева) убил 227 фашистов.

Одного желал Абдыбеков: как можно больше истребить фашистов в Новгородской области, в районе города Холма, в краю былинном — здесь ведь были первые поселения славян! - где он, знаменитый снайпер, находился много месяцев кряду. Истребив 200 гитлеровцев, Абдыбеков говорил: «Эти гады больше не напьются воды из реки Ловати!» Ловать ему была дорога, как родные реки Казахстана. Новгородская земля была мила его сердцу, как далёкая родная солнечная республика.

Он родом из Пахта Южно-Казахстанской области. Призван в армию в июле 1941 года. 14 мая 1942 года ему была вручена снайперская винтовка ТВ 291 б. Из этой винтовки он уничтожил 297 гитлеровцев. В одном из боёв 22 февраля 1944 года Абдыбеков пал смертью храбрых. На могиле погибшего героя его снайперская винтовка была вручена одному из лучших учеников Абдыбекова, гвардии рядовому Амирали Османалиеву, уничтожившему из винтовки своего учителя 128 гитлеровцев.

В 1944 году, в день празднования трёхлетия формирования дивизии, командование послало в Казахстан делегацию. Вместе с делегацией была отправлена винтовка ТВ 291 б и боевой паспорт к ней, который теперь хранится в Центральном республиканском музее города Алма-Ата». Газета Калининского фронта «Вперёд на врага».

***

«Это было в районе реки Ловать. Крепко сжимая в руках винтовку, молодой красноармеец Василий Пархоменко бежал вперёд, на штурм вражеских укреплений. В это время в трёх метрах от бойца разорвалась вражеская мина. Василий почувствовал в правой ноге острую боль. Он сделал ещё несколько шагов, но споткнулся и упал...

Боец понял: нога перебита, да ещё и в грудь ранен. Позвать товарищей на помощь? Но он остановил себя: «Нельзя отрывать их от боя. Придут санитары».
Когда товарищ раненого ушли вперёд, из-за кустов выскочил гитлеровский автоматчик, открыл огонь в спины наших бойцов. Превозмогая боль, Пархоменко собрался с силами. Вскинул винтовку, прицелился и свалил врага. Раненый Пархоменко всё равно чувствовал себя в строю, старался помочь атакующим.

Уже в госпитале Вася сказал: «Маловато я сделал. Только одного фашиста подстрелил». Но любой, кому выпало воевать, скажет, что Пархоменко совершил настоящий подвиг». Газета «Советский гвардеец», 1942 год.

***

«Имя героя Советского Союза генерал—майора Панфилова с любовью и гордостью произносят во всех концах нашей страны. Это герои-панфиловцы в тяжёлые дни, когда враг угрожал Москве, показали беспримерную стойкость в бою, преградив дорогу немцам.

В дни Великой Отечественной войны, когда решается судьба Отчизны, бок о бок сражаются отцы и дети, воодушевлённые одним стремлением — уничтожить врага.

Дочь Панфилова, погибшего смертью храбрых, комсомолка Валя, достойна своего отца-героя. Она работает на фронте медицинской сестрой. Не зная устали и страха, под огнём неприятеля, под жестокой бомбёжкой с воздуха она выполняет своё дело.



Как-то двадцать немецких самолётов налетели на село, где находился медицинский пункт. Валя не оставила своего поста. Взрывной волной её отбросило в другую комнату, ранило в голову. Сама раненая, она продолжала оказывать помощь раненым бойцам.

Молодая медицинская сестра заслужила всеобщее уважением. Стойко она перенесла смерть отца. От отпуска, от поездки домой, отказалась: «Останусь на фронте»...» Газета «Комсомольская правда».

***

«...Опишу свою встречу в Холмском районе с юным разведчиком, подростком-героем, которому было всего четырнадцать лет. Ваня Михаленко истребил пять фашистов. Награждён медалью «За отвагу».

Судьба у Вани очень трагична. Осенью сорок первого года в деревню Максимово Холмского района, где жил Ваня, ворвались фашисты. Начались грабежи и насилие. В морозный день января 1942 года фашисты установили на околице села пулемёты. Среди обречённых на гибель были старики, женщины, дети. Ваня стоял рядом с тремя младшими сестрёнками, матерью, бабушкой. Со слезами на глазах смотрел он на подожжённую фашистами деревню. «Ещё подумал я, - вспоминал Ваня, - где мы будем жить? Что же это?»

Неожиданно раздались пулемётные очереди. Подкошенные пулями, упали мать, бабушка, сестрёнки. Ваня упал, потеряв сознание. Это и спасло ему жизнь, поздним вечером, когда всходила луна, мальчик очнулся. Он вылез из-под окоченелых тел. Ушёл в лес. Там встретился с боевыми разведчиками, они помогли мальчику перейти линию фронта. По его просьбе зачислен в ряды красноармейцев. Воевал с фашистами - мстил за поруганную землю.

В 1943 году Иван Михаленко для выполнения спецзадания самолётом был заброшен в 4-ю партизанскую бригаду, где он геройски воюет». Газета «В бой за Родину!».

***

«Навсегда останется в наше памяти высокого роста солдат-панфиловец Филипп Демьянович Куринный. О себе он говорил так:

- Есть на земле Киргизии село Отрадное, что в Тюпском районе. До войны у нас в селе все занимались мирным трудом: выращивали хлеб, разводили скот, в животноводстве работал и я, колхоз был крепкий. Началась война — село наше послало на фронт шестьсот своих сынов...

Гвардии красноармеец Куринный за дни Великой Отечесвенной войны истребил около 250 гитлеровцев, уничтожил пять немецких танков, одно орудие, подбил огнём пулемёта транспортный немецкий самолёт.

Ф.Д.Куринный погиб в бою 19 июля 1944 года. Похоронен в деревне Видри Лудвинского района, что в Латвии». «Комсомольская правда» от 19 августа 1942 года.

***

«На лице Анарбая Ержанова лукавая улыбка. Он не может скрыть её. «У вас сегодня успех?» - спрашивают Ержанова. «Знаете, немножко смешно, - отвечает он. - Интересно знать, как и где немецкий обер-ефрейтор будет разыскивать своё отделение?»

Лукавство Ержанова обоснованно. В этот день снайпер одиночными выстрелами истребил девять солдат — почти целое отделение. Соревнуясь с другими снайперами-гвардейцами, Ержанов имеет на своём боевом счету 64 уничтоженных немца.

64 убитых фашиста — это два месяца огромной боевой работы. Немец ведь сам не придёт на мушку. Его надо найти, выследить. Каждое утро перед выходом в засаду снайперы-гвардейцы собираются у своего блиндажа. У них всё готово, всё предусмотрено, проверено. Но руководитель снайперской группы старший сержант Нусунбаев ещё раз производит окончательную проверку, инструктаж.

В процессе «охоты» на немцев Нусунбаев скрытыми для противника путями обходит все засады снайперов, «принимает» убитых фрицев и записывает их на боевой счёт каждого своего ученика.

...Боевой участок. Здесь, в грозные часы войны встретились представители двух народов Средней Азии — Киргизии и Казхстана — Абдыбеков и Мадаминов. Снайперы обычно располагаются в засаде парами. Сегодня Абдыбеков и Мадаминов удачно расположились среди кочек и выслеживают врага.

Немцы раньше были нахальны. Они нередко во весь рост ходили у переднего края. И иногда, напившись пьяными, нагло лезли вперёд. Теперь немцы уже не ходят, а ползают по земле. Они боятся огня наших снайперов. Фашистские бандиты недостойны и этого гадючьего способа жизни. Они должны быть истреблены!

...Вот появился немец. Абдыбеков прицелился и выстрелил. Немец судорожно взмахнул руками, что-то блеснуло в воздухе. Это отлетел котелок.

- Фрицу больше уже никогда не понадобится котелок! - сказал Абдыбеков.

Это был 1123 фашист, убитый им». Газета «Советский гвардеец».
Автор:
Софья Милютинская
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

88 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти