Кеприкейское сражение

План наступления

Общая идея наступления заключалась в прорыве центра фронта турецкой армии в направлении селения Кепри-кей. Чтобы приковать внимание противника, его резервы, а также скрытно сосредоточить войска армейской группы для прорыва фронта противника, 2-й Туркестанский и 1-й Кавказский корпуса должны были начать наступление несколько ранее и по опасным для турок направлениям.


2-й Туркестанский корпус под командованием Пржевальского должен был перейти в наступление на участке от района селения Хартха (восточнее озера Тортум-гель, 30 км северо-западнее Ольты) до с. Веран-тап. На первом этапе наступления наши войска должны были занять горный узел гей-даг. Особая колонна Волошина-Петриченко (Донская пешая бригада — 12 батальонов, 18 орудий) должна была ударами с юга и севера овладеть горой Кузу-чан и наступать по горам на Шербаган, обеспечивая ударную группу армии с правого фланга.

Одновременно ударная колонна под началом Воробьева, в составе 4-й кавказской стрелковой дивизии и Сибирской казачьей бригады и артиллерией (12 батальонов, 13 сотен, 50 орудий, в том числе 8 гаубиц), должна была двинуться из района селений Сонамер и Геряк в направлении на Маслагат, Карабыих, Гечик, Кепри-кей. Войска Воробьева должны были сбить турок с позиций и наступать во фланг и тыл турецким войскам, действующим в Пассинской долине, чтобы отрезать им сообщение с Эрзерумом. 1-й Кавказский корпус под командованием Калитина получил задачу атаковать на участке Илими — Эндек.



Наступление

2-й Туркестанский корпус. 2-й Туркестанский корпус перешёл в наступление 28 декабря 1915 г. Задачу овладения в первую очередь горным узлом гей-даг командир 2-го корпуса решил выполнить не маневром, а фронтальным ударом. Местность была крайне сложна для наступления. Массив горы гей-даг (высотой до 3 тыс. метров) допускал наступление лишь в зоне его двух вершин. Опорные пункты русских и турецких войск располагались один против другого на двух вершинах горы гей-даг, соединенных узким перешейком, по которому нельзя было идти более чем 12-15 человекам рядом. Бока перешейка, а также и вершин круто обрывались в ущелья глубиной до 1 км. Из-за условий местности разрушить укрепления противника можно было только гаубицами, а их не смогли подвести из-за бездорожья.

В результате наступление 5 русских батальонов на участке р. Сиври-чай, гора гей-даг не привело к успеху, несмотря на многократные лобовые атаки опорных пунктов противника на этом участке и в особенности на вершине горы гей-даг. Только успешное наступление на левом фланге корпуса 5-й стрелковой дивизии и начавшийся прорыв турецкого фронта на Сарыкамышском направлении, привели к тому, что 4 января 1916 г. войска 10-го турецкого корпуса стали отходить и 5 января наши войска без боя заняли гей-даг.

На участке 5-й стрелковой дивизии, получившей задачу овладеть высотами у селения Норшин, наступление русских войск, начавшееся 28 декабря, закончилось успешно 3 января. Успех был достигнут вследствие выбора более благоприятной для наступления горной местности, на которой имелись пути, а также благодаря наступлению соседей — колонны Волошина-Петриченко. Заняв район горы Караман, левый фланг корпуса Пржевальского, в связи с выходом 1-го Кавказского корпуса и ударной группы армии в район с. Кепри-кей, а частей колонны Волошина-Петриченко к перевалу Карачлы, повернул на запад. Наступая на Бар, войска 2-го Туркестанского корпуса угрожали флангу и тылу частей 10-го турецкого корпуса, которые планомерно отходили на позицию у Кизил-килиса, которая закрывала путь к проходу Гурджи-богаз, ведущему в Эрзерумскую равнину.

Наступление шло медленно из-за труднодоступной горной и бездорожной местности, и упорного сопротивления войск 10-го турецкого корпуса. 7 января наши войска овладели перевалами на хребте Сиври-даг у селения Н. Лески. Это было самое серьёзное препятствие при наступлении к Эрзеруму. 9 января части корпуса захватили позицию турок у Кизил-килиса, а 12 января вышли к укреплению Кара-гюбек, расположенному в проходе Гурджи-богаз.

Кеприкейское сражение

Командир 2-го Туркестанского армейского корпуса Михаил Алексеевич Пржевальский

Сарыкамышское направление

Ранним утром 30 декабря 1915 г. началось наступление на Сарыкамышском направлении. 1-й Кавказский корпус Калитина перешел в наступление на участке Али-килиса — Эндек. Армейский резерв сосредоточивался в районе селений Караурган, Кечасор и Зивин. Наступление развивалось сложно и с большими потерями. Турки опирались на сильные приграничные укрепления и упорно отбивались. Они хорошо пристреляли местность и даже переходили в контратаки. Особенно жестокий бой шёл за Азап-Кейскую позицию, где проходил лучший и кратчайший путь на Эрзерум.

Кроме того, опасаясь за этот участок фронта, стремительно атакованный усиленной 39-й пехотной дивизией, турецкое командование концентрировало на это направление свои резервы. Наши войска несли в лобовых атаках огромные потери. Однако Юденич требовал от Калитина продолжать атаки. 31-го декабря турецкие войска, отбросив правый фланг 39-й дивизии, который наступал на позиции горы Джилли-гель, сами нанесли контрудар. Турки ударили в стык 39-й дивизии и 4-й стрелковой дивизии (ударная группа армии), стремясь выйти на наши фланги. Однако этот опасный удар турецкой армии был парирован нашими резервами.

Колонна Волошина-Петриченко с большим трудом преодолевала, при сопротивлении небольших частей турок, покрытые снегом отроги горного хребта Чахир-баба. Начальники ударных групп неоднократно просили Юденича о подкреплении, чтобы сломить сопротивление турок. Однако, командующий армией на все донесения о тяжести положения и о подкреплении изнемогавших частей неизменно продолжал требовать усиления наступления, не считаясь с потерями. В результате войска 1-го Кавказского быстро таяли, но также быстро закончились и все резервы турецкой армии.

Таким образом, наступление нашей армии развивалось медленно из-за ожесточенного сопротивления противника, занимавшего хорошо укрепленные позиции и сложности местности. Русские войска, особенно части 39-й дивизии (потеряла до половины своего состава), понесли большие потери. Однако турки исчерпали свои резервы и решили, что именно на участке 39-й дивизии армия Юденича наносит главный удар.

К вечеру 31 декабря русская разведка обнаружила, что почти все турецкие части, числившиеся русскими в резерве 3-й турецкой армии, были введены турками в первую линию. Тогда Юденич усилив из армейского резерва 4-ю стрелковую дивизию 263-м. пехотным Гунибским полком, а 1-й Кавказский корпус — 262-м пехотным Грозненским полком, приказал в ночь под 1 января 1916 г. перейти всем частям в решительное наступление.

Наступление Кавказской армии проходило медленно вследствие начавшейся вьюги, сложности горных условий и сопротивления противника. Однако в ночь на Новый год, во вьюгу и метель, 4-я Кавказская дивизия прорвала фронт противника. Турецкое командование, отвлеченное отчаянными атаками 39-й дивизии, оставило без должного внимания район Сонамер, Илими, Маслагат и горы Коджут без должного внимания. Кроме того, здесь была сильно пересеченная, дикая местность, покрытая глубоким снегом, которая считалась практически непроходимой. 4-я Кавказская стрелковая дивизия заняла этот район и к вечеру вышла в район селения Карабыих. 2 января дивизия завершила прорыв турецкого фронта. А колонна Волошина-Петриченко, захватив командующую высоту — г. Кузу-чан, развивала наступление по хребту в направлении на перевал Карачлы.

Как только обозначался прорыв вражеского фронта, штаб армии направил в него в ночь на 3 января Сибирскую казачью бригаду, которая получила особую задачу — взорвать мост на р. Аракс у Кепри-кей. Ликвидация этот переправы вела к разделению турецких войск, которые находились по обеим сторонам Аракса, а турецкая группировка, находившаяся к югу от реки, отрезалась от лучших и кратчайших путей к Эрзеруму. Однако, казаки заблудись ночью в горах в условиях метели и вынуждены были вернуться, не решив задачи. Позднее выяснилось, что казачья бригада была почти уже у цели, но сбилась с пути и повернула назад.

3 января 4-я Кавказская дивизия, углубляя прорыв, наступала от с. Карабыих во фланг и тыл турецкой группе войск, сражавшейся против 1-го Кавказского корпуса. Тем временем войска корпуса Калитина, тесня противника, заняли район селения Календер. Турецкое командование, использовав всё свои резервы для сдерживания корпуса Калитина, уже не могло остановить наступление армейской ударной группы и в ночь на 4 января начало быстрый отвод войск. Наши войска вовремя не заметили отступление противника, и турки смогли на время оторваться и избежали окружения.

4 января части 4-й Кавказкой дивизии заняли Кепри-кей, отряд Волошина-Петриченко подошёл к перевалу Карачлы по дороге в Хасан-кала. Войска 1-го Кавказского корпуса, преследуя бегущих турок, также вышли к Кепри-кей. На южном берегу р. Аракс турки тоже отходили, бросая свои артиллерийские склады и запасы. Таким образом, наши войска прорвали центр турецкого фронта, разгромили Сарыкамышскую группировку противника. Однако, уничтожить главные силы турецкой армии, находившиеся в Пассинской долине, нам не удалось вследствие умелого отрыва турок ночью от 1-го Кавказского корпуса и быстрого бегства из возможного «котла», который создавал маневр 4-й Кавказской дивизии.

5 января Сибирская казачья бригада с 3-м Черноморским казачьим полком вела уже разведку у Хасан-кала. 6 января наша конница атаковала турецкий арьергард у этого города, а затем преследовала турок почти в темноте до передовых укреплений Эрзерума, построенных на хребте Девебойну. В этот же день передовые части 1-го Кавказского корпуса заняли район г. Хасан-кала. 7 января 4-я Кавказская стрелковая дивизия и 263-й Гунибский полк выдвинулись к позиции на Девебойну.


Командир 1-го Кавказского армейского корпуса Пётр Петрович Калитин

Итоги первого этапа операции

Таким образом, 7 января войска 1-го Кавказского корпуса своими авангардами уже подошли к поясу фортов крепости Эрзерум. В это время 2-й Туркестанский корпус значительно отстал, задержавшись перед сильными горными позициями в районе Кизил-килиса, занятыми менее расстроенным 10-м турецким корпусом.

Наши потери в 8-дневном сражении составили около 20 тыс. человек. 39-я пехотная дивизия потеряла до половины своего состава. 154-й Дербентский полк во время штурма Азап-кея потерял всех штаб-офицеров и его в атаку вёл полковой священник, протопоп Смирнов, который во время штурма лишился ноги. Турецкая армия потеряла до 25 тыс. человек и 7 тыс. человек было взято в плен.

Основная цель, поставленная командующим армией Юденичем — нанести короткий мощный удар в направлении на с. Кепри-кей, были достигнута. 3-я турецкая армия понесла тяжелое поражение, потеряв мощные приграничные позиции. Были разбиты основные силы турецкой армии на Сарыкамышско-Эрзерумском направлении — 9-й и 11-й корпуса. Перемешавшиеся турецкие части откатились к Эрзеруму, не пытаясь закрепиться на промежуточных позициях. Неожиданное поражение вызвало крайне серьезные последствия: большие потери в личном составе и материальной части (потеря складов с боеприпасами и продовольствием), которые в ближайшее время не могли быть пополнены; утрату приспособленных к зимнему времени укрепленных позиций, над которыми турки работали значительное время; моральное расстройство турецких войск. Однако русским войскам не удалось окружить Сарыкамышскую группировку противника и полностью её уничтожить, турки засели в Эрзеруме и ждали подкреплений. Остановка наступления могла привести к восстановлению 3-й турецкой армии.

Юденич доносил главнокомандующему Кавказским: «Уверен, что турецкая армия приведена в полное расстройство, деморализована, утратила способность к полевому бою, бежит под защиту крепости. Склады горят. Такая крепкая, укрепленная позиция, как Кепри-кейская, брошена без боя. Полное убеждение, что немедленный штурм Эрзерума может быть удачен, но малое количество ружейных патронов в складах не позволяет мне решиться на штурм».

Наши войска рвались вперёд. Генерал Юденич, видя это и зная, что наступательный порыв, решил сейчас же приступить к штурму Эрзерумского укрепрайона. Однако эта операция — штурм сильнейшей крепости, которую османы считали неприступной, в суровую зиму, без осадной артиллерии и нехватке боеприпасов, требовал необычайной силы духа у полководца и жертвенного героизма войск. Юденич был готов наступать, как и войска. Юденич попросил разрешения у главнокомандующего взять из запаса находившейся далеко в тылу крепости Карс 8 млн. ружейных патронов, необходимых для предстоявшего штурма. Таким образом, штурм крепости Эрзерум ставился в зависимость от возможности пополнить израсходованные боевые припасы из неприкосновенных артиллерийских складов Карсской крепости.

Но великий князь Николай Николаевич и его окружение не верили в успех штурма. Как отмечал военный историк А. А. Керсновский: «Ставя, подобно их идеалу Мольтке, материалистический принцип во главу стратегии и совершенно пренебрегая духовной стороной, они решительно воспротивились эрзерумской операции». Главнокомандующий дал указание отвести войска от Эрзерума и Хасан-кала и занять линию перевал Карачлы, с. Кепри-кей, гора Ax-баба (к югу от с. Кепри-кей), создав там крепкую оборону.

Николай Николаевич писал Юденичу, что «общая обстановка не позволяет нам решиться двинуться на штурм Эрзерума без тщательной подготовки и во всеоружии необходимых для этого средств. Помимо малого количества ружейных патронов, у нас нет соответствующей артиллерии для успешной борьбы с тяжелой турецкой артиллерией, фортами и долговременными укреплениями; наш общий резерв сравнительно слаб, база наша отдалена, и подвоз, как вы сами сообщили мне, далее Кепри-кея весьма затруднен. Перед туркестанским корпусом турки, судя по вашим донесениям, еще оказывают серьезное сопротивление. … Может быть, турецкая армия и не в состоянии в данное время оказывать нам сопротивление в поле, но мы не знаем, к чему она способна на верках крепости, при поддержке сотен орудий. Ввиду сказанного, не считаю себя вправе разрешить производство этой операции. Используйте самым широким образом конницу, если есть корм, для разведки». Таким образом, войска собирались отвести назад и встать на зимние квартиры.

Юденич настаивал, но главнокомандующий Кавказским фронтом, находясь вдали от войск, в Тифлисе, категорически воспретил командующему армией готовиться к штурму Эрзерума. Одновременно было повторно приказано немедленно прекратить дальнейшее преследование противника, остановить главные силы армии, действовавшей на Сарыкамышском направлении, на горных рубежах Кепри-кея, где и перезимовать.

Юденич, получив новые данные о ситуации на фронте, о расстройстве турецкой армии, в последний раз решительно запросил по телефону у великого князя разрешение о продолжении наступления, заявив, что всю ответственность он готов принять на себя. В итоге Николай Николаевич уступил, заявив, что он слагает с себя ответственность за всё, что может произойти.

Тем временем, командование 3-й турецкой армии обратилось в Константинополь с просьбой о присылке подкреплений, которые должны были бы прибыть через 20 дней, иначе имеющими силами нет возможности удержать Эрзерум. Это сообщение стало полной неожиданностью для высшего турецкого командования. В Константинополе решили усилить 3-ю армию 50-тыс. солдатами, которых стали перебрасывать с других театров военных действий.

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

16 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти