Французский солдат Первой мировой

1) "французская армия пошла на войну в красных штанах ради барышей отечественных производителей краски".
- Последний французский производитель красной краски "гаранс" разорился в конце 19 века и армия была вынуждена покупать химический краситель в... Германии.
В 1909-1911 годах французская армия проводила обширные работы по разработке обмундирования защитного цвета ("бурская" униформа, форма "резеда", форма "Детай").
Первыми и самыми яростными ее противниками стали... журналисты и эксперты тогдашних СМИ, быстро настроившие общественность против "унижающей человеческое достоинство и французский дух" защитной униформы.

Дальше подключились парламентарии-популисты, вечно экономные финансисты и армейские консерваторы - и инициатива была похоронена до 1914 года, когда пришлось срочно извлекать со складов серо-голубые шинели Детая, которые, к счастью, еще не были списаны, в отличие от их предшественников цвета хаки и резеды.

Французский солдат Первой мировой


2) "Разработанная генштабовскими интеллектуалами теория "наступления до предела" поставила Францию на грань катастрофы".
- Абсолютно все стороны начального периода ПМВ придерживались исключительно наступательного образа войны. Теоретические выкладки французских генштабистов - кстати, менее механистические, чем у немцев и уделявшие большое внимание психологическому аспекту ведения боевых действий, не выделялись ничем особенным на этом фоне.
Настоящей причиной августовских гекатомб стал провал в офицерском составе корпусного и дивизионного звена, который отличался высоким средним возрастом и низким качеством.
В кадровых военных, ввиду низкого уровня жизни, оставались люди, не способные ни к чему иному, а резервисты ан масс не имели никакого понятия о современных методах ведения войны.



3) "Беспощадные рукопашные схватки в траншеях".
- Статистика медиков на этот счет беспощадна. На долю холодного оружия приходится 1% смертельных ранений в 1915 году и 0,2% - в 1918. Основным оружием траншей была граната (69%) и огнестрел (15%).
Это коррелирует и с распределением ранений по телу: 28,3% - голова, 27,6% - верхние конечности, 33,5% - ноги, 6,6% - грудь, 2,6% - живот, 0,5% - шея.





4) "Смертельный газ"
- 17000 убитых и 480000 раненных на Западном фронте. То есть, 3% совокупных потерь и 0,5% погибших. Это дает нам соотношение убитых к раненным 1:28 против среднего по фронту 1:1,7-2,5.
То есть, как ни цинично это звучит, после газа выживало гораздо больше солдат, которые могли рассказать всем желающим о своих страданиях - при том, что лишь 2% раненных стали инвалидами на всю жизнь, а 70% отравленных возвращались в строй менее, чем за 6 недель.



5) "Франция истекла кровью в траншеях Вердэна".
- Под Вердэном Франция потеряла примерно столько же солдат, сколько в подвижной войне 1918 года и почти в два раза меньше - чем в более чем мобильных приграничных сражениях и на Марне.





6) "Офицеры прятались за спинами солдат".
- Доля погибших и пропавших от призванных в армию, офицеры/солдаты: пехота - 29%/22,9%, кавалерия - 10,3%/7,6%, артиллерия - 9,2%/6%, саперы - 9,3%/6,4%, авиация - 21,6%/3,5%. Заодно, чтобы лишний раз не говорить - это к вопросу о кавалерии, уничтоженной пулеметами.





7) "Генералы расстреливали мятежных солдат".
- Количество солдат, приговоренных к расстрелу военно-полевыми судами (включая совершивших уголовные преступления) равно 740. Это 0,05% от всех погибших французских пехотинцев.





Как известно, к началу Первой мировой войны армии России, Германии и Великобритании были оснащены пулеметами одной конструкции (Хайрема Максима), различавшимися только боеприпасами и станками - колесный станок Соколова в России, тренога в Британии (именно такие станки используются во всем мире в наше время) и необычный салазочный станок в Германии. Именно последний и стал поводом для легенды.
Дело в том, что пулемет с таким станком предполагалось переносить либо как носилки, либо тащить волоком как салазки и для облегчения этой работы к пулемету прилагались ремни с карабинами.
На фронте при переноски пулеметчики иногда гибли, и их трупы, пристёгнутые ремнями к пулемету как раз и породили легенду, а потом уже молва и СМИ заменили ремни на цепи, для большего эффекта.





Французы пошли ещё дальше, и рассказывали о запертых снаружи смертниках внутри "бронекареток Шумана". Легенда получила очень большое распространение, и как потом писал Хемингуэй в одном из послевоенных рассказов, "... его знакомые, которые слыхали обстоятельные рассказы о немецких женщинах, прикованных к пулеметам в Арденнском лесу, как патриоты не интересовались неприкованными немецкими пулеметчиками и были равнодушны к его рассказам".
Несколько позже эти слухи упомянул и Ричард Олдингтон в романе "Смерть героя" (1929), где сугубо штатский человек поучает приехавшего с фронта в отпуск солдата:
"- О, но ведь наши солдаты такие молодцы, такие молодцы, вы же знаете, не то что немцы. Вы, наверно, уже убедились, что немцы народ малодушный? Знаете, их приходится приковывать к пулеметам цепью.
- Ничего такого не замечал. Надо сказать, дерутся они с поразительным мужеством и упорством. Вам не кажется, что предполагать обратное не очень-то лестно для наших солдат? Нам ведь пока не удалось толком потеснить немцев."





К началу Великой войны германское командование и офицерство не скрывали пренебрежительного отношения к французской армии, ассоциируя ее с "галльским петухом" - предполагалось, что она так же вспыльчива и криклива, а на деле слаба и пуглива.
Но уже в первых сражениях французские солдаты подтвердили давнюю репутацию стойких и отважных бойцов, искренне готовых к самопожертвованию во имя родины.
Их высокие боевые качества оказались тем ценнее, что воевать им пришлось на этот раз практически с наихудшим оружием из всего, имевшегося в арсеналах и союзников, и противников.





Основное оружие французского солдата - 8-мм винтовка "Лебель-Бертье" - не шла ни в какое сравнение с немецким "Маузером М.98", по многим параметрам уступая и русской "трехлинейке", и японской "Арисаке Тип 38" и американской "Спрингфилд М.1903", а ручной пулемет "Шоша" многие вообще относили к разряду оружейных курьезов.
Тем не менее, поскольку французские пехотинцы были обречены его использовать (хотя при первой возможности стремились заменить трофейным либо союзническим), именно оно в итоге стало "оружием победы" Великой войны, в которой французская армия, безусловно, сыграла решающую роль.





Пулемет "Шоша" начали разрабатывать также спонтанно, в качестве реакции на общемировую тенденцию по созданию систем автоматического оружия.
За основу будущей автоматической винтовки (а французы создавали именно ее) была взята нигде более невостребованная и потенциально неудачная система пулемета австро-венгерского конструктора Рудольфа Фроммера, основывавшаяся на энергии отдачи ствола с длинным ходом.
Для скорострельного оружия эта схема является самой нежелательной, поскольку приводит к повышенной вибрации. Тем не менее, французы остановили выбор на ней.
Тактико-технические характеристики нового оружия оказались на уровне "ниже низшего". Пожалуй, единственным позитивным качеством "Шоша" был небольшой вес - не более 9,5 кг со снаряженным коробчатым магазином на 20 патронов и сошкой.
Хотя и тут он не стал чемпионом: датский ручной пулемет "Мадсен", обладавший превосходным боем и надежной автоматикой, весил не более 8,95 кг.





Несмотря на все свои недостатки, пулемет "Шоша" имел коммерческий успех, хотя и скандальный. На вооружении французской армии он оставался до 1924 года, и общий выпуск пулемета к этому момент у составил немалые 225 тысяч штук.
Основной доход с продаж своего пулемета-аутсайдера французы умудрились получить от военного ведомства США, располагавших очень насыщенным рынком автоматического оружия.
Весной 1917 года, вскоре после вступления Америки в войну, директор Департамента вооружений американской армии генерал Уильям Крози подписал контракт на поставку почти 16 тысяч пулеметов "Шоша".
Примечательно, что несколькими годами ранее этот же чиновник категорически отверг идею производства в США превосходного пулемета системы Льюиса, но необходимость закупки явно неудачной французской модели аргументировал "очевидным недостатком огневой мощи американских формирований".



Результат ее применения в армии США нетрудно предугадать: французский пулемет получил те же нелестные оценки. Тем не менее, генерал Крози продолжил массовые закупки этого оружия.
17 августа 1917 года оружейная комиссия Франции получила заказ еще на 25 тысяч пулеметов C. S. R. G., только уже под основной американский патрон 30-06 Springfield (7,62 ? 63 мм).
Судьба этого контракта оказалась весьма примечательной. Пулеметы, выпущенные под грифом Automatic Rifle Model 1918 (Chauchat), стали стрелять еще хуже, нежели изготовленные под "родной" 8-мм патрон.
Более мощный по энергетике боеприпас 30-06 не только часто заклинивало, но он еще и очень быстро разбивал механизм перезарядки. Неудивительно, что, получив чуть более 19 тысяч пулеметов по новому контракту, американцы категорически отказались от дальнейших поставок.
Несколько депутатов французского парламента потом пытались инициировать расследование на предмет того, куда ушла прибыль от продажи американцам явно негодных пулеметов, но его быстро закрыли - слишком много высокопоставленных военных и дипломатов было вовлечено в сделку по обе стороны Атлантического океана.



















































Первоисточник:
http://oper-1974.livejournal.com/502282.html
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

51 комментарий
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти