Как русские моряки открыли Антарктиду

Как русские моряки открыли Антарктиду


28 января 1820 года с бортов шлюпов «Восток» и «Мирный» люди впервые увидели антарктические берега

После кругосветного плавания знаменитого английского исследователя Джеймса Кука вопрос о существовании «неизвестного Южного материка» — Terra Australia incognita — считался не просто закрытым, а неприличным. Кук, отправившийся в свое путешествие горячим сторонником существования материка южнее 50 параллели, вернулся из него столь же горячим противником этой идеи. И на основании его исследований и выводов и английские, и французские ученые постановили, что никаких материков в районе Южного полюса нет и быть не может.


Однако множество явлений довольно ясно свидетельствовали об обратном. К тому же, как ни высок был авторитет Кука, но в начале XIX столетия он уже подвергался серьезной критике. И нет ничего удивительного в том, что русские моряки, для которых этот период стал временем выхода на просторы Мирового океана, замахнулись и на исследование южных полярных морей. В активе русского флота уже были первая в его истории кругосветная экспедиция Ивана Крузенштерна и Юрия Лисянского, предпринятая в 1803-1806 годах, и кругосветное путешествие Василия Головнина на шлюпе «Диана» в 1807-1809 годах, и кругосветка Отто Коцебу на бриге «Рюрик», растянувшаяся с 1815 по 1818 год. И все результаты этих путешествий говорили о том, что южный полярный материк должен существовать.

Чтобы доказать это предположение, требовалась отдельная экспедиция, задача которой была бы исключительно узкой и сводилась бы к поиску южного материка. Именно так и сформулировал свою идею командир первой русской кругосветной экспедиции Иван Крузенштерн, направивший 31 марта 1819 года морскому министру России маркизу Ивану де Траверсе письмо о необходимости исследования полярных вод. Крузенштерн предлагал организовать сразу две экспедиции — к Северному и к Южному полюсу, и в каждую включить по два судна. Соответственно, эти пары получили названия «Южная дивизия» и «Северная дивизия». Командиром «Южной дивизии» по предложению Крузенштерна стал капитан второго ранга Фаддей Беллинсгаузен, которого вдохновитель экспедиции хорошо знал как подчиненного в своем первом кругосветном путешествии. Под непосредственное командование Беллинсгаузену передали шлюп «Восток» британской постройки, а командиром второго корабля — шлюпа «Мирный», построенного по проекту русских инженеров Колодкина и Курепанова, был лейтенант Михаил Лазарев. Примечательно, что его младший брат Алексей Лазарев вскоре тоже ушел в полярный поход: лейтенантом на шлюпе «Благонамеренный» в составе «Северной дивизии».

Шлюпы «Южной дивизии», экипажи которых были полностью укомплектованы добровольцами — и надо заметить, что недостатка в желающих не было, скорее наоборот! — вышли в свое историческое плавание из Кронштадта 16 июля 1819 года. В документах экспедиции ее цель была сформулирована кратко и довольно расплывчато: открытия «в возможной близости Антарктического полюса». В этой расплывчатости крылся свой смысл: предугадать результаты исследований не взялся бы ни один ученый того времени, а под «возможной близостью» скрывались все южные воды как Тихого и Атлантического, так и Индийского океанов — воды, которые интересовали русский флот как область возможной экспансии.

Первой остановкой на далеком пути «Южной дивизии» стал английский Портсмут, где корабли задержались на месяц, дозакупаясь необходимым оборудованием и снаряжением. От берегов Британии «Восток» и «Мирный» двинулись в сторону Бразилии, сделав короткую остановку на острове Тенерифе, а потом добравшись до Рио-де-Жанейро. Этот путь русским морякам уже был знаком по прежним кругосветным плаваниям. А вот после Бразилии, по мере того, как шлюпы спускались все дальше на юг, начинались области совершенно новые.

27 января (по новому стилю) 1820 года русские шлюпы впервые в истории отечественного флота пересекли Южный полярный круг. А на следующий день «Восток» и «Мирный» подошли вплотную к ледяному барьеру Антарктического материка. В своем экспедиционном дневнике командующий «Южной дивизии» описал это событие так: «Продолжая путь на юг, в полдень на широте 9°21'28" и долготе 2°14'50" мы встретили льды, которые представлялись нам сквозь шедший снег в виде белых облаков». А командир шлюпа «Мирный» лейтенант Михаил Лазарев позднее в письме своему другу и однокашнику по Морскому корпусу Алексею Шестакову нашел более эмоциональные слова: «16 января достигли мы широты 69°23' S, где встретили матерый лед чрезвычайной высоты, и в прекрасный тогда вечер, смотря на салингу, простирался оный так далеко, как могло только достигать зрение… Отсюда продолжали мы свой путь к осту, покушаясь при всякой возможности к зюйду, но всегда встречали льдяной материк, не доходя 70°… Открылась, наконец, та матерая на юге земля, которую так долго искали и существование коей сидевшие филозофы в кабинетах своих полагали необходимым для равновесия земного шара».

Но русские моряки не ограничились одним лишь первым знакомством с новым материком. Продолжая двигаться на восток и не оставляя попыток вновь и вновь продвинуться дальше на юг, они каждый раз натыкались на «матерый лед», убеждаясь, что имеют дело с материковым берегом, а не островами. В конце концов в начале февраля корабли развернулись на север и вскоре пришли в австралийский Сидней. Пополнив запасы и подправив рангоут и такелаж, шлюпы в мае на три месяца вышли в тропические воды Тихого океана, а затем, вновь вернувшись ненадолго в Сидней, 31 октября опять двинулись в сторону новооткрытой земли. Не оставляя попыток продвинуться как можно южнее, «Восток» и «Мирный» в конце концов обошли Антарктиду вокруг, окончательно доказав не только существование нового материка, но и то, что он, вопреки идеям некоторых географов, никак не соединяется с Южной Америкой. Во время второй фазы антарктического плавания были открыты остров Петра I (22 января 1821 года) и Земля Александра I (29 января 1821 года) — крупнейший остров Антарктики.

Домой, на Балтику первооткрыватели Антарктиды вернулись 5 августа 1821 года. В этот день шлюпы «Восток» и «Мирный» вошли на рейд Кронштадта и вскоре встали на якоря на тех же местах, с которых снялись 751 день назад. За кормой у них были 49 720 морских миль — два с четвертью экватора, или почти 100 000 километров! Помимо Антарктиды, в ходе экспедиции «Южной дивизии» были открыты 29 островов и один коралловый риф, многие из которых получили имена русских моряков — участников уникального плавания. Но все-таки в истории и русского флота, и мировой науки все, кто был на борту шлюпов «Восток» и «Мирный», навсегда останутся как люди, совершившие крупнейшее географическое открытие после начала XIX века — открытие шестого материка, «неизвестной Южной земли», открытие Антарктиды.
Автор: Сергей Антонов
Первоисточник: http://rusplt.ru/wins/kak-russkie-moryaki-otkryili-antarktidu-20965.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 3
  1. triglav 4 февраля 2016 13:21
    Вечная слава героям! Надо было эту землю объявить собственностью Российской короны, как англичане делали или испанцы, да и французы.
    1. voyaka uh 4 февраля 2016 16:40
      Для этого надо было высадиться на берег и воткнуть флаг страны.
      Но ни Беллинсгаузен, ни англичанин Брансфельд, который наткнулся
      на Антарктиду на 2 дня позже русских (в другом месте) не смогли (физически) сделать этого.
  2. ягуар 4 февраля 2016 13:25
    Не знаю как сейчас но во время моей учебы про кругосветку Крузенштерна и Беллинсгаузена знал любой школьник

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня