Латвийские "историки": "Лагерь в Саласпилсе не был лагерем смерти"

27 января в латвийском военном музее состоялась презентация одной небезынтересной книжицы, авторами которой стали лица, называющие себя историками, - Карлис Кангерис, Улдис Нейбургс и Рудите Виксне. Название книги, презентованной в Международный день памяти жертв Холокоста, выглядит следующим образом: «За этими воротами стонет земля. Саласпилсский лагерь 1941 -1944». Казалось бы, само название говорит о том, что книга призвана представить очередные доказательства зверств нацистов (включая латышские коллаборационистские формирования) в лагере Саласпилс, что книга должна стать важным напоминанием ныне живущим о преступлениях нацистских палачей, для которых по определению не может быть срока давности. Однако перечисленные «историки» выдали материал, который тянет на премию «Попытка обелить нацизм. Часть очередная».

На прибалтийской радиостанции «Балтком» вышел репортаж, в ходе которого Кангерис, Нейбургс и Виксне, выполняя явный заказ латвийской верхушки, поведали о том, что их книга «доказывает искажение фактов об истории Саласпилса». Портал «Латвийские вести» пишет, что, по заявлениям перечисленных псевдоисториков, Саласпилсский лагерь (он же лагерь Куртенгоф) не был концентрационным лагерем и не был лагерем смерти, а был своего рода транзитной площадкой, которая обеспечивала «трафик населения из СССР на работы в Германию». «Историки» сообщают, что все ранее исследования о гибели в Саласпилсском лагере тысяч малолетних узников – «советская мифология», и что погибли в лагере «всего 2 тысячи человек», да и то по причинам, который «не могут быть связаны с ненадлежащим отношениям к заключённым». Весь посыл связан с тем, что в Саласпилсе нацисты устроили чуть ли не курортную зону, в которой денно и нощно оберегали стариков, женщин и детей, холили и лелеяли евреев, а те, что ж ты будешь делать, вздумали умирать, чтобы этим фактом в будущем дискредитировать самое демократичное в мире латвийское государство и нацистскую систему...


В качестве резюме презентации книги, авторы замечают, что советская пропаганда «преувеличила цифры жертв». Мол, жертвы были, но чтобы нацисты проводили свои чудовищные эксперименты на детях – боже упаси... Мол, не было такого. Разве ж уважающий себя нацист может себе позволить умертвить русского или еврейского ребёнка...

Из заявления «историка» Нейбургса:
Мы знаем, что в общей сложности в лагере находилось 3000 детей, которых привезли туда ненадолго. И мы категорически отрицаем, что кровь больных детей была предусмотрена для лечения солдат вермахта.


Удивительная вы, г-н Нейбургс, личность... В одном предложении умудрились организовать феерическую подтасовку фактов. Дело в том, что не только вы отрицаете отбор крови у больных детей. А отрицают этот факт по той простой причине, что кровь у больных детей нацистский персонал лагеря и не брал. Зачем нужна кровь больного человека для использования её в медицинских целях в отношении кого-то здорового (раненых солдат вермахта, к примеру)? Нацисты совершали отбор крови у детей здоровых. Вот в чём факт. И если бы г-н Нейбургс задался целью не топорных попыток услужить заказчикам своего бредового материала, а реально ознакомился бы с архивными документами и свидетельствами самих узников, то в этих документах и свидетельствах обнаружил бы уйму материалов относительно того, как «работа» со здоровыми узниками велась, и как этих здоровых узников со временем превращали в ходячих мертвецов. Хотя вряд ли нужно допускать то, что латвийские историки с материалами не знакомились. Конечно, знакомились. Только вот только задача их заключалась в попытке эти материалы представить совершенно в ином виде, переиначить, смешать с псевдоисторической грязью, приправив современной пронацистской пропагандой, которая в Прибалтике стала неотъемлемой частью государственности. Вся эта мышиная возня различных нейбургсов (а до нейбургсов были десятки других подобных «экспертов», причём не только в Прибалтике) заключается в тиражировании обеляющих нацизм страниц, на которые в будущем можно будет сослаться какого-нибудь «прогрессивному» адепту западной демократии. Мол, лагеря не лагеря, узники не узники, нацисты – пацифисты, а остальное - «советская пропаганда», за которую Россия «должна немедленно покаяться».

Латвийские "историки": "Лагерь в Саласпилсе не был лагерем смерти"


Бред, писанный современными латвийскими историками, можно назвать запредельным, хотя бы потому что в книге упомянутых авторов полностью проигнорированы свидетельства тех узников Саласпилсского концлегаря, которые смогли выжить и донести эти леденящие кровь свидетельства до новых поколений. Другими словами, Нейбургс и Ко попросту отсеяли те многочисленные факты, которые мешали им выстроить материал, и в итоге опубликовали изрядно отфильтрованное чтиво, которое годно лишь на то, чтобы растапливать им камин или подкладывать в кошачий туалет.

А вот и те самые свидетельства (несколько выдержек из большого списка), которые ранее были опубликованы в мемориальных книгах, средствах массовой информации или прикреплены к уголовным делами в отношении нацистских преступников (включая латышские нациформирования).

Из воспоминаний Ивана Сырцова (на момент попадания в Саласпилсский лагерь – 14 лет), жителя Лудзенского уезда (территория на востоке Латвии) (материал Благотворительного фонда развития культуры):

На территории лагеря нас поразило невиданное зрелище. Здесь вертелась живая карусель из заключенных. Узники с носилками бегом передвигались по большому кругу и безо всякой надобности на носилках переносили грунт с одного места на другое. Гестаповец следил презрительным взглядом за этим бессмысленным занятием и время от времени покрикивал: «Быстрее, быстрее!» И люди бежали. Потные, худые, измученные. Нас встревожила и другая картина. В конце лагеря двигалось несколько оборванных и утомленных людей. На груди и на спине у них были круглые белые нашивки, у некоторых на шее висела доска с надписью «Fluchting» («Беглец»). Люди шли парами, у каждой пары на плечах была длинная жердь. На ней – объёмная посудина, наполненная содержимым из лагерной уборной. Содержимое уносили и выливали на пустую окраину лагеря. Позже узнали, что эту ношу каторжники должны были таскать 14 часов в сутки. А в обед носильщики получали лишь половину положенной порции. Отдыхать им не разрешалось. Люди должны были весь день находиться в движении. И двигались – до тех пор, пока не падали с ног. Это были заключенные, за разные провинности зачисленные в так называемую «штрафную группу». (...)

На сутки получали 100-150 гр. хлеба и полпорции баланды. (...) Бараки были примерно 30 метров в длину. Верхние этажи занимали семьи со взрослыми членами семьи. Бараки были рассчитаны на 250-300 человек, но там помещалось до 500. В каждом бараке стояли по две печи. В октябре и ноябре их еще не топили.(...) Вскоре в бараке начали свирепствовать корь и дизентерия. Дети были неспособны сопротивляться болезни, многие умирали. Ночью в бараках спать было невозможно. Вши, блохи и клопы были постоянными спутниками заключенных. Часто ночью люди раздевались и при свете тусклой лампочки, горящей высоко под потолком, уничтожали насекомых.

Изредка администрация лагеря, «заботясь о чистоте», приказывала произвести дезинфекцию бараков и вещей. В конце сентября провели дезинфекцию и нашего барака. Нас на это время отправили в другой барак – изоляционный. Вначале следовало пройти «баню». Все разделись догола. Всех вместе – мужчин, женщин и детей – голыми погнали в «баню». Вода была холодная. После бани наспех выдали "бельё". Одни получили майку, другие – трусы, третьи – рубахи. После бани женщин с маленькими детьми поместили в отдельный изоляционный барак, мужчин – отдельно, в другой. Нужно было пройти так называемый десятидневный карантин. В бараке нар не было. Лежали и сидели на полу, где была настелена гнилая солома. Поместили в барак около 300 человек. На всё это количество людей в бараке было два туалета. На улицу десять суток никого не выпускали.


Из воспоминаний бывшей узницы лагеря в Саласпилс Акилины Лелис (http://old.subbota.com):
В Саласпилсе детей истязали остервенело. Делали им впрыскивания какой-то жидкости, и после этого дети истекали поносом. Давали им отравленную баланду, и от этого в день умирало до 150 человек.



Из воспоминаний бывшей узницы лагеря Марты Трейде (на момент ареста работала почтальоном и латвийскими полицаями была заподозрена в связях с советскими партизанами):
Вспоминаю день, когда привели сюда малышей. Нас выгнали из бараков, построили, чтобы мы смотрели, как вооружённая охрана отнимает детей у матерей из соседнего барака. Там жили русские женщины. Охранник вырывает из рук матери её малыша, саму отбрасывает пинком ноги, а ребёнка, как полено, шуцманы (представители охранной команды – прим. автора) перекидывают по цепочке из рук в руки.

В воздухе стояли отчаянные, почти безумные вопли. Матери рвали на себе волосы и умоляли охрану:
— Застрелите нас!
Мы стояли как парализованные...


Из воспоминаний бывшей узницы Саласпилса (канал YouTube – Юрий Чирков):



Из Акта об истреблении детей в Саласпилсском концлагере от 5 мая 1945 г:
Обследовав территорию у лагеря Саласпилс в 2500 кв. м и при раскопках только пятой части этой территории, комиссия обнаружила 632 детских трупа предположительно в возрасте от 5 до 9 лет, трупы располагались слоями (…) В 150 метрах от этого захоронения по направлению к железной дороге комиссия обнаружила, что на площади в 25х27 м грунт пропитан маслянистым веществом и перемешан с пеплом, содержащим остатки несгоревших человеческих костей детей 5—9 лет — зубы, суставные головки бёдерных и плечевых костей, рёбер и др.

Из сборника архивных документов, изд. «Европа», 2006 год:
В лагере смерти Саласпилс мученической смертью погибли около 3 тысяч детей до 5 лет в период с 18 мая 1942 года по 19 мая 1943 года. Их тела были частью сожжены, а частью захоронены на старом гарнизонном кладбище у Саласпилса. Подавляющее большинство из них подвергались выкачиванию крови.

Не правда ли, странно, что заявляя о полной гласности и о построенной демократии, Латвия продолжает подтасовывать исторические факты, пытаясь сделать из нацистских преступников национальных героев, а из жертв нацизма – объект забвения. Хотя в отношении современной Латвии, в принципе, ничего странного и нет... Страна же победившей западной демократии, для которой ложь и извращение истории - основа существования.
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

68 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти