Различие национальных менталитетов: культурно-мифологический разрез на отдельных примерах



Мал клоп, да вонюч.
Русское народное.

Мал фактор, да показателен.
Научное народное.


Есть такая весьма значительная часть того явления, которое называется «национальными культурными особенностями» — мифологемы. Если в двух словах, то мифологемы — это такие «кирпичики» мифов, если угодно — некие аналоги юнгианских архетипов, которые помогают индивиду выстраивать свои мировоззрения. Мифологемы обычно включают объективную сторону (т.е. некий объект мифологемы — чаще всего тот самый архетип) и оценочную сторону (т.е. некие атрибуты этих объектов — чаще всего морально-этические: «объект А — это хорошо, объект Б — это плохо»). Сами же мифы — это, безусловно, главная составляющая часть культуры; именно из мифов куются культурные явления. В широком смысле миф — это некий целостный комплекс представлений о чем-либо, при этом миф вовсе не обязательно целиком и полностью является выдумкой (скорее наоборот — объект имеет свое соответствие в объективной реальности, а антураж может быть и выдумкой).

При этом необходимо отметить, что национальная культура не ограничивается лишь ТРАДИЦИОННОЙ составляющей, под которой принято понимать «предания старины глубокой» в виде устного народного творчества и классическую культуру в виде разнообразных произведений искусства, составляющих культурное наследие нации. Помимо перечисленного, в национальную культуру входит также культура массовая, или так называемая поп-культура, к классике имеющая отношение несколько отдаленное. При этом если классическая культура в некотором роде недвижна и неизменна (на то она и классика, чтоб на нее ориентироваться как на нечто постоянное), то поп-культура, напротив, находится в постоянном развитии (например, сегодня популярен один «певец ртом», а завтра — уже другой; кто вспомнит сейчас какой-нибудь «Ласковый май», имевший невероятный успех в конце 80-х?)

Есть в народном творчестве отдельные персонажи, перекочевавшие оттуда в современную поп-культуру. Я имею в виду ту часть поп-культуры, для которой питательной почвой выступают как раз элементы народного творчества, а именно — популярный нынче жанр «фентези» и примкнувшие к нему жанры. А под отдельными персонажами я подразумеваю в рамках данного материала две категории обитателей фольклорных (и не только) произведений — вампиров и оборотней.

Тут необходимо сделать небольшую ремарочку. В отличие от пациентов лечебных заведений с выкрашенными в желтое стенами, адекватные люди понимают разницу между существованием какого-либо объекта в объективной реальности и существованием одноименного объекта в реальности мифической. Так вот, в объективной реальности существование вампиров и оборотней, мягко говоря, не подтверждено от слова «никак». А в реальности мифической и те, и другие — вполне законные обитатели. Поэтому, говоря о существовании этих категорий граждан (вампиров и оборотней), мы имеем в виду реальность мифическую.

Рассмотрим подробнее этих существ, чтобы после перейти к анализу различий мифологем.

Вампир — это, по сути, нежить. То есть неживое существо; «возвращенец» из царства смерти. В народных преданиях вампир — это когда-то живший человек, который по каким-то (обычно не очень приятным) причинам умер, а потом вернулся, чтоб пить кровь живых. Первые легенды о вампирах появились еще в Шумере («Лилу»), вампиры упоминаются у греков и римлян («ламии»), позже — у тюрков, славян и германцев. Название «вампир» — тюркского корня, их вампиры назывались «убур», откуда это слово перешло в славянские языки («упырь»), а уже от нас — германцам («вампир»). Важно то, что в любом случае и в любой мифологической традиции вампир — оживший мертвец, выходец «оттуда», опасный для живых.

В отличие от вампира, оборотень — это хоть существо магическое, но всё же живое. По сути, оборотень — это человек (маг), умеющий менять обличье, превращаясь в зверя. Как и в случае вампиров, оборотень встречается практически у всех народов: от шумерского Энкиду (который «не имел иной одежды, кроме покрывающей его тело звериной шкуры» и был «свиреп, как хищник») до японских кицунэ — оборотней-лис, которые, по преданию, бывают только женского пола. Наиболее известны европейские оборотни — германские «вервольфы». В любом случае, оборотень — это нечто живое, способное превращаться в зверя.

Так вот, к вопросу о различиях культур на уровне мифологем.
Как воспринимались оборотни и вампиры в различных культурах?

Вы таки будете смеяться, но в большинстве культур оборотни воспринимались положительно. Про японских кицунэ говорят, что они приносят удачу тому, кто сумел ее, кицунэ, поймать и приручить. В славянской традиции оборотничество считается явлением положительным: самый древний герой былин, Вольх Всеславич, — полноценный оборотень: помогая своей дружине, он периодически перекидывается в медведя, сокола, волка и даже муравья (в ситуации, когда надо было незаметно проникнуть в осажденный город). Качества оборотня приписываются и вполне историческим персонажам: князь Игорь, спасаясь из половецкого плена, перекинулся в волка. Скандинавские берсерки, ульфендары и свинфилкинги считали себя оборотнями, представляя себя в состоянии боевого транса медведями, волками и кабанами соответственно. Ромул и Рем, вскормленные волчицей, дали повод к слуху, что все патриции в той или иной степени — оборотни.

Понятно, что корни этой мифологемы (положительное отношение к оборотничеству) лежат в тотемизме — явлении, при котором представители определенного племени считали, что их племя имеет своего покровителя в лице определенного животного. Иногда считалось, что не просто покровителя, а даже предка — эдакое предвосхищение теории эволюции за тысячи лет до ее возникновения. Отсюда же, кстати, растет мифологема «русский медведь».

А вот вампиры практически во всех традиционных культурах — персонажи отрицательные, ничего хорошего людям не несущие. Не лежится вампиру в могиле спокойно, и он нарушает природный (т.е. установленный богами/богом) ход вещей, возвращаясь «оттуда» и досаждая живым. Примеров «положительных» умертвий в классическом устном народном творчестве практически нет.

А теперь рассмотрим отдельные аспекты современной масс-культуры, в первую очередь кинематографа и литературы. Какие мифологемы в отношении вампиров и оборотней существуют сейчас?

Основным производителем кинопродукции в современное время являются, как известно, кинокомпании США. Поправьте, если я ошибаюсь, но практически во всех современных фильмах (и розовые сопли под названием «Сумерки» тому лучший пример) вампиры выступают в качестве положительных или псевдоположительных персонажей, а оборотни — в качестве неких неуправляемых чудовищ, однозначного зла для человечества. Вампиры в данных произведениях представляются договороспособной силой, уживающейся с человечеством, а оборотни — как элемент противостоящего цивилизации природного начала.

Примерно такой же поход характерен для английской современной поп-литературы, в частности, для Д. Роулинг. У нее, правда, отсутствуют вампиры, зато оборотней есть целых две разновидности: классический оборотень назван «анимагом», а собственно «оборотнем» названо существо, не контролирующее себя в «зверином» образе.

В целом для современной массовой (читай американской/британской) поп-культуры характерно «выворачивание наизнанку» традиционной мифологемы о тех группах существ, которые рассматриваются в нашем материале. При этом необходимо отметить, что указанные сказочные персонажи являются лишь показательной группой, лишь маркером общего фона культурных изменений, привносимых западной поп-культурой.

А теперь вспомним Л. Гумилёва и теорию антисистемности, и всё встанет на свои места.
Автор:
Lanista
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

95 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти