Армия Крайова в белорусском Полесье. Банда "Басты". Часть II

Армия Крайова в белорусском Полесье. Банда "Басты". Часть II


«Последний капитан» или агония и конец банды «Басты»


Управление МВД Брестской области предприняло несколько попыток уничтожить банду «Басты». Помимо попытки зачистки Брестских лесов в июне 1945 вторая зачистка была произведена 1-4 сентября 1946 год, после крупной вылазки боевиков АК в конце прошлого месяца.

На эту операцию был брошен целый полк внутренних войск численностью около 2300 бойцов. Части бойцов были брошены в район сёл Черни, Зеленец, Здитово, Тельмы и Ивахновичи. Была произведена зачистка лесного массива вокруг этих деревень, а также некоторых других окрестных населённых пунктов. Главарей банды – капитана Треплинского, поручика Фединского и поручика Русовского поймать и разбить их отряды не удалось, однако эта зачистка нанесла значимый урон формированиям АК в этих районах. Были в частности ликвидированы крупные пляцувки сержанта Чесаковского («Брата») и хорунжего Гущинского вместе с их главарями. Всего, в ходе зачистки, было уничтожено 104 бандита АК и взято в плен 29. У бандитов было изъято 64 винтовки, 57 автоматов, 13 пулемётов, 4 пистолета, 40 гранат и 3 средства радиосвязи. Также было выявлено и арестовано 34 бандпособника и агента АК. Со стороны МВД потери составили 31 убитый и 7 раненых.

«Баста» окончательно отказывается от подобных крупных вылазок, которую он сделал в августе 1946 года. Теперь он приказывает своим аковцам совершать небольшие диверсии и вступать в бой только в случае нападения.

В частности, с конца 1946 года, начинает иметь место проявления обыкновенного, не политического, бандитизма со стороны отрядов АК. Так, 20-28 декабря 1946 года, перед началом новогодних праздников, на территории Брестского и Жабинковского районов, структурами 47 обвода АК было совершено массовое ограбление магазинов. В частности, ограбления были совершены в Тельмах, Жабинке, Ямно, Чернавчицах и других сёлах. Выносили почти все продукты, особенно алкоголь, и деньги. Причём удивительно то, что часть награбленного аковцы раздали сельским жителям, особенно малоимущим. Так они пытались ещё больше привлечь на свою сторону простой народ.

С 1947 года руководство МВД пытается уже не просто уничтожить эту структуру АК, а обезглавить её, ликвидировать главарей этой банды. В этом году было предпринято две попытки схватить «Басту». Но он был крайне хитёр и осторожен, поэтому это была задача не из простых. Он был матёрым воякой, имел опыт по службе до войны в польской армии и опыт во время Великой Отечественной, служив поручным у одного из командиров Полесского округа АК. Поэтому многие методы по поимке командного состава формирований он знал хорошо и, видимо, даже заранее прорабатывал схему, как он будет действовать в той или иной ситуации.

В марте 1947 года его пытались схватить на встрече, в которой четверо агентов МВД будут переодеты в форму боевиков АК и по легенде будут посланы от поручика «Виктора». «Баста» учуял сразу что-то неладное, и поэтому на прямую встречу с мнимыми посланцами он отправил своего подручного и ещё одного боевика, а сам скрылся рядом с местом встречи и ждал, когда они встретятся. Когда агенты МВД и два аковца встретились, первые сразу начали угрожать им оружием и требовать сдачи в плен, но не тут то было – спустя момент они были окружены целым взводом АК. Этих четверых через неделю нашли убитыми на опушке леса.

В целом, операции против главаря банды затевать было достаточно трудно. У «Басты», среди местного населения, была целая сеть связных. Причём были это в основном молодые женщины, так как они вызывают меньше подозрения. Почти все они были также его любовницами. В течении определённого времени они собирали разную информацию откуда могут достать и услышать. Когда он их навещал, то они выкладывали ему всю ситуацию и обстановку, в связи с которой он думал, как дальше ему действовать и где быть осторожней.

Чекистам одно время казалось, что ничего не остаётся делать, как создать свою сеть агентов в сёлах и выявлять этих самых его «боевых подруг», через которых, в свою очередь, его можно было бы поймать. Но это было тоже безуспешным шагом – эти же связные «Басты» в один миг узнавали о агентах, так как всегда были очень внимательны.

Вот вам рассказ о попытке задержания главаря банды в Залесье в июле 1947 года, поведанный нам бывшей связной «Басты» Никшич Я., которая за связь с бандой была осуждена на 10 лет:

«С молодости Треплинского знала. Так, общались одно время… Ну вот он меня как-то нашёл и у нас была с ним связь. Я его кормила, мылся у меня, неделю погостит у меня бывало.

Ну многие тут об этом знали, что я связная Армии Крайовой. Ну и я про многих тут знала… И вот у меня он когда летом гостил, в июне 1947, я узнала, что наш сосед, через дом от меня жил, с большевиками связался. Лично видела, как он чекистов провожал. Ну я Дане и сказала. Ночь не спал, по дому ходил, в окна глядел… И на вторую ночь он будит меня и говорит: «Просыпайся, красные облаву устраивают!».

Я подбегаю к окну и да – машина с чекистами на дорожке остановилась, в метрах пятидесяти от дома. Ну тут он штаны натянул, сапоги, китель на плечи бросил, рогатывку нацепил, автомат свой взвёл… В щёчку меня чмокнул и в окно вылетел, в сторону леса сиганул. А через минуту и чекисты вломились – а от него и след простыл! …


Я любила и люблю свою Родину! Для них это банда была, а для нас – Армия Крайова, которая защищала нашу родную Польшу и Христову веру! Чего мне стыдиться? А вы про него много знаете?...»

Но, в целом, деятельность АК в Брестской области намного утихла и ослабла. Уже не было со стороны аковцев крупных взрывов и поджогов. Просто банальные беспричинные убийства военнослужащих Красной Армии, сотрудников МВД и активистов. Например, в том же Залесье, в ночь на 23 июня 1947 года, после облавы на главаря банды, по подозрению в сотрудничестве с советской властью, было убито 5 человек. Или в деревне Велюнь 8 ноября того же года был убит лейтенант МВД Заверняев М. и ещё двое сотрудников.

И тогда же начал наносится удар за ударом структурам польского бандподполья в тех районах. Так, в 2 декабря 1947 года около села Нагораны была уничтожена вместе с главарём одна из крупных пляцувок Жабинсковского отдела 47 брестского обвода АК под командованием подпоручика Димитрия Самарского («Самара»). Его банда была причастна к убийству в том селе 4 сотрудников МВД и расправам над местным украинским населением. Из 23 бандитов было убито 17 и 6 взяты в плен. Было захвачено 15 автоматов, 8 винтовок, 2 пистолета и 4 гранаты. Во время операции погибло 3 сотрудника МВД и 5 ранено.

Жестокие расправы над сотрудниками МВД было рядовым делом аковцев, особенно в годы агонии Армии Крайовой в Западной Белоруссии. Вот показания участника банды «Басты», старшего рядового АК Дениса Щавельского, который был схвачен в мае 1948 года и тоже получил 10 лет лагерей:

«В Армию Крайову вступил летом 1945, в 19 лет. Меня позвал туда сам капитан, комендант обвода. В отделе капитана «Басты» я был пулемётчиком. Обычно я стоял на стрёме, когда мы выходили на акции. Также он меня брал с собой как охрану, а пару раз приказал расстрелять группы по несколько человек. Ну там красноармейцы были, активисты, хохлы… Он мне за исправную службу дал звание старшего рядового в 1946 году.

Раз в неделю, в основном по выходным, он утром отпускал нас по домам до вечера. Мы ели, мылись, с родными видались. Ну вот мы 2 мая пошли в наше родное село Ямно, что было недалеко от нашей тогдашней дислокации. Со мной был также Гусиньский, Андреев и Ведневский. На встречу к нам, откуда не возьмись, подбегает один знакомый и говорит, что к матери Гусиньского чекисты пришли.

Мы аккуратно подползли к его дому и да: на пороге его мать и двое чекистов стояли её допрашивали. Один офицер с записной книжкой, другой солдат молодой с пэпэшкой. Ну мы их окружили и приказали поднять руки вверх, а мать Гусиньского в дом убежала. Мы их отвели в прилесок и там зарезали. Стрелять мы не хотели: и патрон жалко, да и выстрелы услышать могут.

В субботу 8 мая пан капитан снова нас отпустил до вечера по домам. Мы снова пошли в Ямно, однако вместо Ведневского с нами были Мороз и Заботинский… Мы тогда, после убийства тех двоих, ему всё рассказали, и он нам не рекомендовал в Ямно недели две не ходить, но не запретил. А есть хотелось…

Только мы вошли в село – никого не было, как ни странно… И вдруг откуда-то выстрел и в миг скосило Гусиньского. Его убили… Мы скоро поняли, что нас окружают и, отстреливаясь, побежали назад, в сторону леса. Заботинский и Ведневский убежали, я же решил остановить чекистов и пытался косить из с пулемёта. Ну я потом быстро встал и начал догонять их, как вдруг я упал от боли. Мне прострелили ноги и я потерял от боли сознание… Ну вы меня и подобрали.

…Мороз же не убежал с теми двоими. И не погиб. Он положил свой карабин на землю и поднял руки вверх.»

Упомянутый бандит «Мороз», который сдался, это некий Морозич С. Он сложил оружие и решил сотрудничать с властью. Он даже выдал местоположение штаба капитана «Басты» и 14 мая на главаря банды решили провести облаву, однако бандитов и главаря на том месте не оказалось. А 21 мая Морозич С. был найден убитым в своей квартире в Бресте. Банда достала его даже в городе.

Ликвидация польского бандподполья в Западной Белоруссии, в том числе и на Полесье, тем временем продолжалась. В 19 февраля 1948 года органами МВД в селе Карабаны была разгромлена пляцувка «Кувшина», которая состояла из 11 боевиков. Было убито 8 и взято в плен 3 аковца. Со стороны МВД погиб 1 и ранено 2 сотрудника. Захвачено 5 автоматов, 6 винтовок, 1 пистолет и 2 гранаты.

2 августа 1948 года около Ямно была ликвидирована пляцувка «Рудика», состоявшая из 17 боевиков, главарь которой был заместителем коменданта 47 обвода АК капитана «Басты». Было убито 10, в том числе и главарь, взято в плен 7 аковцев. Было изъято 11 автоматов, 5 винтовок, 1 пулемёт, 3 пистолета, 5 гранат и одно средство радиосвязи. Со стороны МВД было убито 2 и 4 ранено.

26 октября 1948 года была произведена попытка ликвидировать главаря Жабинковского отдела 47 брестского обвода АК поручика «Виктора» вместе с его бандой, состоящей примерно из 30 боевиков. Был прочёсан лесной массив у деревни Путища в Жабинковском районе. Сотрудники МВД наткнулись на эту банду и окружили её. Главарь этой банды и ещё примерно 10 аковцев вырвались из окружения и убежали. Было убито 14 боевиков и взято в плен 2. Было изъято 10 автоматов, 3 карабина, 2 пулемёта, 3 пистолета, 10 гранат и одно средство радиосвязи. Со стороны МВД потери составили 5 убитых и 11 раненых.



Пострадала и конспиративная сеть Армии Крайовой. За 1948 год на территории Брестского и Жабинсковского районов Брестской области было арестовано 57 бандпособников.

К 1949 году стало понятно, что Третьей Мировой Войны, на которую рассчитывало всё антисоветское подполье, не будет. Стало это понятно и для боевиков Армии Крайовой, в том числе и боевиков банды «Басты». Однако все они понимали: вне леса их ждёт, в лучшем случае, только 10 лет лагерей в Сибири. Выбора у них не было, и они решили вести свою бессмысленную «борьбу за Польскую Отчизну» до конца.

И кое-как капитан Треплинский, главарь этой банды, решил возвращаться хотя-бы к полугражданской жизни. Своеобразным методом он обустроил и личную жизнь… Дело в том, что у него со школы была возлюбленная – та самая девка, к которой он приставал, и про которую рассказывал в интервью Андрей Киреев.

И вот, гражданка Юлия Лапинская (причём это её девичья фамилия, в замужестве как её звали – не упоминается) в середине 1948 года вернулась в Ямно. Об этом пану капитану доложил сам комендант тамошней пляцувки «Рудик». В общем, пан Треплинский взял и убил её мужа, плюс ему «помог» его товарищ поручик Фединский в Жабинковском районе, банда которого пробралась в Жабинку и убила родителей её мужа и полностью «обчистила» его квартиру. И главный герой нашей статьи на Рождество 1949 года обвенчался с ней в небольшой православной церкви (напомним, что многие поляки на Полесье православные), так как, по понятным причинам, в официальный брак он вступить не мог.

Теперь он был, так сказать, семейным человеком. И хотя пан Треплинский большую часть времени теперь проводил дома со своей Юлией, которая в октябре того же года принесла ему сына Стефана (поныне живёт и здравствует в Польше в городе Лодзь, обзавёлся детьми и внуками), но про своё «святое дело борьбы за Польшу» он не забывал. По воспоминаниям его бывших бойцов, он раз в неделю отлучался в лес, где проходило построение, он их осматривал, а другим своим подчинённым командирам раздавал распоряжения. На место своего заместителя он поставил одного из друзей детства, командира одной из пляцувок подпоручика Сергея Крупсокого («Серый»).

«Серый» частенько к нему наведывался домой, где пан капитан продолжал давать свои инструкции и распоряжения по устранению «врагов Отчизны». Раз в месяц к нему наведывались и поручики Русовский и Фединский, так сказать проводили сборы командования обвода, где они решали вопросы о дальнейшей «деятельности» уже бывшей Армии Крайовой, командирами которой в этих районах они себя считали.

На начало 1949 года, по данным МВД и изъятым записям полевых командиров бандгрупп, структуры 47 брестского обвода АК, дислоцировавшиеся в лесных массивах и сельской местности на территории Брестского и Жабинковского районов, насчитывали чуть более 220 боевиков. Деятельность польского бандподполья в целом шла на спад.

И всё равно продолжались убийства милиционеров и активистов. Например, 15 марта 1949 года в Бердичах, в Брестском районе, была убита активистка Кузина А., а в селе Пшенаи, в Жабинковском районе, 7 июня аковцами из банды поручика «Виктора» после недолгой перестрелки взяли в плен и расстреляли 9 сотрудников МВД, среди которых был активный участник борьбы с бандформированиями Чистяковский А. Всего за 1949 год в Брестском и Жабинковском районах было убито 24 человека, из них 13 – сотрудники МВД.

Были и банальные ограбления со стороны аковцев. Особенно отличился в этом отдел поручика Русовского. За 3-8 мая 1949 года его банда ограбила магазины в Покрах, Сколдычах и Холмичах, что на территории Брестского района. 23 ноября они же ограбили два магазина в Чернавчицах.

И после этой акции, сотрудники МВД вышли на след поручика Русовского – был выявлен новый штаб его отдела. 5 декабря 1949 года, в район села Чернавчицы были высланы три роты МВД примерной общей численностью 400 человек. Отряд разбился на три части и начал прочёсывать лесной массив около сёл Несвило, Зеленец и Покры.

В ходе зачистки, 6 декабря, был окружён и ликвидирован штаб главаря Чернавчицкого отдела 47 обвода АК поручика Русовского, состоящий из 18 человек. Он и ещё 11 боевиков были убиты, остальные 7 взяты в плен. Всего 5-8 декабря было убито 42 боевика АК и взято в плен 11. Остальные, предположительно около 30 боевиков, скрылись. Было захвачено 27 автоматов, 18 винтовок, 8 пулемётов, 9 пистолетов, 36 гранат и 2 средства радиосвязи. У убитого Русовского была изъята ценная документация, где были разнообразные карты, инструкции от капитана «Басты», дневниковые сводки о деятельности отдела и т.п. Бойцы МВД потеряли 19 человек убитыми и 15 было ранено. И тем не менее, банде «Басты» был вновь нанесён тяжёлый удар.

В целом, на начало 1950-х годов на территории Западной Белоруссии насчитывалось не более 2 тысяч боевиков бывшей Армии Крайовой. К тому моменту также были ликвидированы и более крупные банды на Гродненщине, например, банда «Олеха» (командир – подпоручик АК Анатолий Радзивоник). И, в основном, структуры продолжали действовать на территории пограничных с Польшей и Литвой районов Гродненской области. К тому моменту, банда «Басты» была последней структурой АК в Брестской области, если не во всей Западной Белоруссии в целом. На той же Гродненщине куда более многочисленные отряды боевиков не были так организованны.

В целом, существование этих отрядов, уже было самой настоящей агонией Армии Крайовой. Последняя крупная акция, которая совершила банда «Басты», произошла 12-14 марта 1950 года, перед предстоящими выборами народных депутатов СССР. Аковцы лично под командованием капитана «Басты» взорвали выборный участок в Тельмах и расстреляли около здания двух милиционеров и одного активиста. То же с выборными участками сделали отряды подпоручика «Серого» в сёлах Черни и Заберезье, и отряд поручика «Виктора» в Жабинке. Всего в те дни, на территории Брестского и Жабинсковского районов было убито 5 милиционеров и 4 активистов.

Всего за 1950 год в тех районах от рук аковцев было убито 17 милиционеров и 9 активистов. Были также совершены многочисленные налёты на магазины и сельпо в сёлах Тельмы, Черни, Жабинке, Ямно и некоторых других населённых пунктах.

Армия Крайова тогда несла потери не только из-за постоянных облав со стороны МВД. В те годы многие окончательно убедились в том, что советская власть укоренилась в этих местах в серьёз и на долго, поэтому воевать уже не имеет смысла. Многие боевики просто разбегались: либо сдавались властям, либо бежали в Польшу, где к ним относились куда более снисходительней. Так, по данным управления МВД Брестской области, в 1950 году в Брестском и Жабинковском районах явились с повинной 52 боевика АК.

Но к тем, кто оставался в лесах, особенно это касалось офицерского состава АК, меры были беспощадными. 10-13 декабря 1950 года четыре роты МВД провели очередную зачистку в лесах Жабинковского района. У села Пшенаи, 12 декабря, три роты наткнулись на штаб поручика «Виктора», командира Жабинковского отдела 47 брестского обвода АК.

Три часа шёл бой, и из отряда остался лишь сам главарь Фединский. Он забаррикадировался в одном сарае и ещё полчаса отстреливался. Когда патроны закончились, он поджёг сарай и сгорел там. Всего за эти дни из около 70 боевиков Фединского был убит 31 и схвачено в плен 25. Около 20 аковцев скрылись. Было захвачено 38 автоматов, 11 винтовок, 7 пулемётов, 9 пистолетов, 20 гранат и одно средство радиосвязи. Как и у Русовского, при Фединском тоже имелись документы о деятельности бандподполья, инструкции, списки и т.п. Потери МВД: 16 убитых и 19 раненых.

Остатки стянулись к отряду капитана «Басты» и ждали его дальнейшего решения. В начале января 1951 года на одной из лесных опушек он собрал всех своих «солдат». Вот что рассказал нам в 1992 году 61 летний ветеран Армии Крайовой Олег Мастюгич, который вступил в ряды АК в 16 лет:

«Капитан собрал всех нас… На тот момент нас осталось не более 80 человек. Давно у нас таких собраний не было… Вновь мы в большом строю, капитан перед нами в своём потрёпанном кителе и тулупом на одном плече на пеньке стоял…

Священник молитву прочитал о погибших наших солдатах. И потом капитан сказал: «Кто моложе 22 лет, шаг в перёд, шагом марш!» Вышло где-то человек двадцать. Вообще, немного молодых было… Я самый молодой был. В основном там давнишние вояки с года 1946, хотя и с 1945 были, но единицы. Вот… И он нам приказал выйти из строя и в кучку с права столпиться. А потом он вздохнул… Подумал… И вовсе сказал: «Кому надоело воевать, шаг в перёд, шагом марш!». Все так поглядели друг на друга… Никто не вышел.

Капитан прошёл эти четыре ряда… Десяток парней ещё отобрал и из строя вывел… Молодых тоже, были раненые… Потом встал перед нами и сказал: «Война закончилась. Вы бились как орлы. Но нас осталось очень мало, и Польша теперь окончательно в руках врага. Мы, такая горстка, уже ничего не сделаем. Вы, молодые парни, что вас вывел: живите, заводите жён, рожайте новые поколения поляков. Вы свой долг перед Отчизной выполнили! Я же и те, кто остались, будем ждать весны. Там я дальше решу по обстановке, что дальше делать.»

Он объявил о роспуске обвода. Нам, демобилизованным, он советовал прорываться в Польшу. Он говорил, что там нам будет безопасней, несмотря на просоветское правительство. Насколько я знаю, он с остальной группой тоже хотели весной прорваться туда…»

Остатки бойцов «Баста» разделил на мелкие группы, которые оставил под ведение подпоручика «Серого». На начало 1951 года в Брестском районе оставалось не более 40 боевиков АК из банды «Басты».

Тем не менее, «Серый» был убит в следующем месяце, 8 февраля 1951 года. Его, вместе с группой из 6 бандитов, обнаружили сотрудники МВД в деревне Велюнь. Все 7 были убиты. Изъяли 6 автоматов, 1 винтовку, 1 пистолет. В ходе боя бандитами была применена граната. У «Серого» также была захвачена документация. Со стороны МВД было 3 раненых.

В феврале-начале марта 1951 года в участки МВД в Тельмах, Чернях и Ямно явились с повинной всего 17 аковцев. Часть, без ведома «Басты», прорвалась в Польшу.

А 11 марта 1951 года сотрудники МВД вышли на след «Басты»: около маленькой деревушки Лидымо, была обнаружена группа аковцев вместе с капитаном Треплинским, состоящая из 13 боевиков. Завязался ожесточённый бой. Против этой кучки бандитов было около 100 милиционеров. В ходе боя бандиты подожгли один дом и применили две гранаты. Было убито 6 аковцев, остальные же 7 скрылись, однако 4 из низ через два дня явились с повинной в участок в Чернях. Среди сбежавших был «Баста». Всего со стороны МВД было убито 3 и ранено 5.

Согласно показаниям одного сдавшегося аковца, одного из скрывшихся во время облавы, капитан Треплинский приказал оставшимся бойцам бежать в Польшу. По его заявлениям, туда собрался бежать и сам комендант распущенного обвода.

Информаторы из села Ямно подтвердили – Треплинский был там одну ночь, навещал жену Юлию. Однако потом опять скрылся.

И так бы, возможно, «Баста» бы и убежал, но теперь подвёл не он себя, что делал достаточно редко, а его жена. Многие видели, как она частенько направлялась в сторону деревни Шебрин, однако не заходила в саму деревню, а в её окрестности. И действительно: там, на полянке, находился небольшой заброшенный дом, в котором, как догадались оперативники, временно прятался «Баста».

17 марта Лапинская пошла вновь навещать своего мужа. Но за ней по пятам шёл агент. Так он дошёл до Шебрина, где уже стоял грузовик с 30 оперативниками во главе с капитаном МВД Кузиным. Когда она вошла в тот дом, он подал знак и здание было окружёно. Прозвучал приказ: «Сдавайтесь!». Однако за место каких-либо слов, из окна и окошечка на чердаке вылезли два дула ППШ. Треплинский с женой открыли по оперативникам огонь. С чердака в них была пущена граната. Вот что позднее рассказывал сам капитан МВД Кузин:

«Стрельба то затихала, то снова открывалась. И вот вроде бы всё затихло из нижнего окошка, но через некоторое время стрельба снова продолжилась. Один из наших привстал и пулемётом прошёлся по нижней части дома и попал в окно. Стрельба там прекратилась, а позже утихла и на чердаке.

Мы начали подбираться к дому, как вдруг оттуда вылетел Треплинский и, немного пострелявши в нас из автомата, побежал в сторону леса. Мы за ним. Он к нам повернулся, вытащил пистолет, и пустил пару пуль, убив одного нашего. И только он повернулся и побежал, как ему влетела целая очередь в спину. Он громко закряхтел и закашлял. Упал около дерева, пару раз в нас ещё стрельнул, а потом перекрестился и всадил себе пулю в висок.

Всего двух наших они убили. Также пару человек контузило и одного пулей в плечо задело.»

Капитан АК Даниил Треплинский «Баста» был ликвидирован вместе со своей женой 17 марта 1951 года. Тем не менее, МВД ещё пару раз применило силу. 20 марта около деревни Клейники, когда 4 аковцев из банды «Басты» пытались перейти границу и уйти в Польшу, однако они, безо всякого сопротивления, сдались милиционерам. Ну а 11 апреля у села Черни был убит последний боевик АК на Полесье – террорист-одиночка Даниил Дубровный, который скрывался со своим автоматом ППС-42 и успел совершить пару налётов на магазины в Чернях и Залесье.

Так, в апреле 1951 года, окончательно прекратила своё существование последняя структура Армии Крайовой – 47 брестский обвод или соединение «Восточный берег». Также банда «Басты» была последним формированием этой военизированной организации на Полесье. В общей справке управления МВД Брестской области об этой банде сказано:

«Участниками банды «Басты» в период с января 1945 по апрель 1951 года на территории Брестского и Жабинсковского районов Брестской области БССР было совершено 126 диверсионно-террористических актов: нападений на части и отдельных военнослужащих СА, сотрудников и частей МВД и НКВД, расправ над активистами и обычными мирными жителями. Совершены многочисленные ограбления магазинов и сельпо.

Всего в результате операций по ликвидации данного формирования АК, за указанный период времени, в этих районах было убито 229 бандитов и 103 взято в плен. Явилось с повинной 78 бандитов и пропали без вести ещё около 70. Арестовано 88 бандпособников.

Всего во время операций против бандитов и диверсионно-террористических актов погибло 177 военнослужащих СА, сотрудников МВД и НКВД, было ранено 54 и пропало без вести 17. Жертвами бандитов стали 63 мирных жителя. Нанесён вред 34 хозяйствам, многие из домов сожжены дотла. Нанесён ущерб примерно в 15 тысяч рублей.»

С Армией Крайовой на Полесье было окончательно покончено. Однако и после 1951 года действовали мелкие банды АК на Гродненщине: «Аркана», «Сенки», «Бяржиса», «Гражоулиса» и некоторые другие. Тем не менее, к 1953 году они были все уничтожены. А последний террорист АК – Вацлав Озим был ликвидирован в Лидском районе 26 апреля 1954 года.

Бескомпромиссная борьба в Западной Белоруссии шла с 1944 по 1954 – долгие 10 лет. Из примерно 11 тысяч боевиков польской Армии Крайовой в те годы было ликвидировано, по разным данным, около 4 тысяч, остальные были приговорены к различным срокам заключения либо амнистированы. Хотя помимо АК, в Белорусской ССР действовали и другие формирования: белорусские, еврейские и литовские. Всего численность антисоветского подполья в БССР достигала примерно 30 тысяч.

Советские войска, МВД и НКВД, по разным данным, в те годы на территории Западной Белоруссии потеряли примерно 1,5-3 тысячи своих бойцов и сотрудников. Около 2 тысяч мирных жителей стали жертвами бандподполья и около 80 тысяч, в основном члены семей бандитов и их пособников, были высланы советской властью с территории БССР.
Автор:
Ольга Зайцева и Олег Копылов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

127 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти