Гримасы нефтяного рынка

Выверты рынка нефти поражают даже опытных бизнесменов и финансистов. Мы не ожидали, говорят они, что когда-нибудь будем молиться на высокие нефтяные цены. Мы думали, что низкие цены на сырьё — это благо. Теперь мы молимся, чтобы низкие цены сгинули. Пока одни молятся, другие дельцы, которые раньше продавали нефть, начали её… покупать. Нефтедобывающая Венесуэла закупает «чёрное золото» у своего идеологического противника — Соединённых Штатов.




2 февраля «Bloomberg» рассказал нечто удивительное.

Оказывается, рост глобальной экономики нынче в значительной степени опирается на страны, богатые нефтью. При дешёвой нефти развивающиеся страны, торгующие сырьём, беднеют и покупают меньше товаров, отчего страдают страны развитые, эти товары поставляющие.

За последние 75 лет, напоминает издание, едва ли не каждому экономическому кризису предшествовал скачок цен на нефть. Теперь же бизнесмены беспокоятся о том, что в состояние «штопора» мировую экономику приведут низкие цены на энергоносители.

Но это же нелогично! И тем не менее, эта идея набирает всё больше сторонников. Журналисты объясняют: в странах, богатых нефтью, растёт доля потребителей и инвесторов. И именно эти страны попали сейчас в тиски кризиса из-за низких цен на «чёрное золото». Корпорация «Apple», например, считает, что падение уровня продаж её товаров в прошлом квартале связано с экономическими проблемами в некоторых странах, богатых нефтью.

«Я никогда не думал, что захочу когда-нибудь это делать, не говоря уж о том, что я и вправду стану молиться за высокие цен на нефть, но я делаю это!» — воскликнул Хан де Йонг, главный экономист «ABN Amro Bank NV» (Амстердам). По словам эксперта, мир «остро нуждается в более высоких ценах на нефть».

Оказывается, сегодня мировая экономика опирается куда больше на развивающиеся страны, чем это было 15 или 25 лет назад, то есть в те периоды, когда цены на нефть были ультранизкими. Кроме того, США в XXI веке стали соперничать с Саудовской Аравией и Россией, крупнейшими производителями нефти в мире. За исключением Китая и Индии, большинство крупных развивающихся стран сегодня являются торговцами сырьём. Такие страны в настоящее время производят около 40% мирового валового внутреннего продукта (по данным Международного валютного фонда, их удельный вес вырос почти в два раза с 1990 года).

Издание указывает, что экономический рост от России до Саудовской Аравии, от Нигерии до Бразилии, замедляется, а то и превращается в спад. МВФ и Всемирный банк уже ведут переговоры с Азербайджаном и Суринамом по поводу выдачи им экстренных кредитов. Нигерия тоже просит денег у Всемирного банка и Африканского банка развития.

По сути, надо вести речь о «вычитании из глобального совокупного спроса».

Таким образом, если развивающиеся страны, торгующие нефтью и другим сырьём, испытывают проблемы в экономике, следом за ними страдают и те развитые страны, которые, казалось бы, должны радоваться низким ценам на энергоносители. Падение доходов нефтедобывающих стран приводит к сокращению потребления ими высокотехнологичной западной продукции, приносящей крупный доход развитым государствам. Капиталисты из этих развитых стран теряют прибыль. В итоге мы видим самый настоящий кризис, когда снижение цен на нефть влияет на глобальную экономику, и влияние это в эру тотального потребительства и массовой скупки айфонов эксперты склонны оценивать как негативное.

Другие удивительные перекосы на нефтяном рынке превращают нефтеторговцев в покупателей нефти.

Тот же «Bloomberg» в следующем материале рассказывает о новой стратегии нефтедобывающей Венесуэлы: эта страна отныне закупает «чёрное золото» у США.

Компания «Petroleos de Venezuela SA» уже получила партию сырой нефти сорта West Texas Intermediate (WTI) в конце января через терминал на острове Кюрасао, где у «Petroleos de Venezuela SA» находится нефтеперерабатывающий завод. Два человека, знакомые с ситуацией, сказали об этом корреспонденту.


Это был первая поставка нефти из США. Экспортные ограничения на нефть были сняты в прошлом году, напоминает издание.

Но как же так? Ведь Венесуэла заморозила дипломатические отношения с США, а президент Николас Мадуро часто винит Вашингтон в заговорах с целью саботажа его правительства.

Ничего страшного, политика политикой, а нефтяные связи между двумя странами остаются прочными. Венесуэла экспортировала около 800.000 баррелей сырой нефти каждый день в США в прошлом году.

Но зачем Венесуэла закупает нефть?

Проблема государственной нефтяной компании Венесуэлы в том, что она, имея доступ к крупнейшим в мире запасам нефти, вынуждена использовать лёгкую нефть из-за рубежа, с которой работают её нефтеперерабатывающие предприятия, смешивающие её с нефтью тяжёлой. В 2015 году компания импортировала около 40.000 баррелей в день из разных стран, включая Россию, Нигерию и Анголу (данные «Bloomberg»).

И вот результат: венесуэльцы закупили 548.000 баррелей сырой нефти. Об этом журналисту «Bloomberg» сказал Мэтью Смит, директор исследовательской энергетической компании «ClipperData» (Нью-Йорк). Подробную информацию о маршруте и танкере выдали два человека, располагавшие служебной информацией и попросившие журналиста не называть их имён. Танкер был загружен сырой нефтью в штате Техас.

«Венесуэла покупает лёгкую нефть (не важно, какую и у кого) для того, чтобы на собственных НПЗ производить бензин и нефтепродукты, — сказал «Ридусу» финансовый аналитик Дмитрий Голубовский. — Венесуэльские НПЗ, которые им, кстати, построили американцы, и которые национализировал Чавес, рассчитаны на определённый тип сырья, а именно на лёгкую нефть. У них ничего своего нет, всё национализированное принадлежало раньше ведущим мировым компаниям, которые отстроили производство под своё сырьё, свои технологии и свою логистику. В данном случае им было удобно использовать в качестве сырья лёгкую нефть, которой в Венесуэле нет».

На волне сланцевого бума лёгкая нефть появилась у американцев. С другой стороны, американцам тоже пришлось несладко.

Оказывается, до сланцевой революции американские НПЗ рассчитывали импортировать тяжёлую нефть из Канады и Латинской Америки. Их НПЗ рассчитаны на эту самую тяжёлую нефть. Поэтому США, наладившие у себя добычу лёгкой нефти, вынуждены сегодня ввозить в страну тяжёлую нефть и разбавлять её своей. Этой смесью загружаются их НПЗ.

«Почему та же восточная Европа покупает российскую «Urals» при том, что арабы предлагают свою нефть дешевле? Потому что ещё с советских времен под «Urals» у них выстроены заводы. В этой отрасли есть свои фишки, которые нелегко изменить», — напомнил Голубовский.

А что поделывает нефтедобывающая Россия?

Накануне нефтяные котировки поднялись выше 35 долларов за баррель. Рынок реагирует на любые сообщения, касающиеся ситуации с ценами на «чёрное золото». Новость о возможных переговорах в формате ОПЕК и России с участием министра иностранных дел РФ С. Лаврова оказывает позитивное влияние на динамику торгов.

«Как показывает опыт, а именно события конца прошлой недели, когда на заявлениях правительства о возможном сокращении добычи на 5% нефть, а за ней и рубль показали существенный рост вопреки новостям о росте запасов топлива в США, словесные интервенции действительно могут ощутимо влиять на рынок, — пояснил «Утру.ру» гендиректор МФО «Мани Фанни» Александр Шустов. — Но по большому счёту, «вояж» по странам-экспортёрам и переговоры с отдельными участниками рынка вряд ли приведут к тому, что «нефтяные войны» между ними утихнут и будет достигнут хотя бы шаткий консенсус относительно консолидированного сокращения добычи. Противоречия между странами-поставщиками, в том числе входящими в картель, уже давно вышли за рамки противостояния только на нефтяном рынке и всё чаще переходят в фазу вооружённого конфликта. Тем не менее, заявления со стороны в том числе Саудовской Аравии о том, что цены ниже 30 долл. невыгодны даже для них и угрожают стабильности рынка, говорят о том, что сейчас как никогда необходим компромисс. Россия в данном случае пытается выступить посредником, третьей стороной, но тут важно понимать, что одной из целей ОПЕК было вытеснение независимых поставщиков, а это не только США с их дорогой в добыче сланцевой нефтью, но и Россия, являющаяся основным конкурентом на европейском рынке и продолжающая экспансию на восток».

Пока ни одна из стран не спешит сокращать объёмы добычи. Согласно последним данным, Россия обновила постсоветский максимум: в январе 2016 г. показатель добычи достиг 10,878 млн. баррелей в день, что на 1,5% больше, чем в первом месяце 2015 года, напоминает «Утро.ру».

Россия, скорее всего, не пойдёт самостоятельно на снижение добычи нефти, а ОПЕК может выдержать любую цену вплоть до 10 долл. за баррель, считает аналитик «Алор Брокер» Кирилл Яковенко. «В то же время решения картеля, приведшие к обвалу нефтяных котировок, ещё не достигли цели – уничтожения производителей с высокой стоимостью добычи. Поэтому пока говорить о долгосрочном развороте цен вверх рано», — сказал он.

Вторит ему преподаватель Российской академии народного хозяйства и госслужбы Владислав Гинько, который полагает, что ценовое дно нефти не будет нащупано до тех пор, пока идёт игра нервов. Кто не выдержит и пойдёт на снижение нефтедобычи, тот потеряет рыночную долю.

На днях российский вице-премьер Аркадий Дворкович разъяснил широкой общественности, что правительство страны не может регулировать добычу нефти, влияя на её цену.

«Россия как государство не может гибко регулировать добычу нефти, это прерогатива компаний, которые работают в нашем нефтяном секторе, и они сами принимают инвестиционные решения в рамках существующей системы налогового регулирования. В этой системе нет полномочий правительства увеличивать или снижать объёмы добычи», — приводит слова Дворковича «Лента.ру».

Вице-премьер считает, что цены на нефть будут повышаться, в том числе и из-за снижения мировой добычи. Правда, чиновник не знает, где она будет снижаться: «А будет она снижаться не только в США и странах Ближнего Востока, или у нас, я на этот вопрос ответить не могу».

Что касается прогноза цен на нефть, то вице-премьер сказал по этому поводу следующее: «Они могут колебаться, но цена в 20-24 доллара за баррель за год мне кажется нереалистичной».

Какая же цена оказалась бы для России реалистичной? Это, по-видимому, в правительстве нефтедобывающей страны точно знает один человек: Антон Силуанов. Цена такая: 82 доллара за баррель. Ему известно и другое: при цене, которая будет даже вдвое выше 20 долларов, упомянутых Дворковичем, Россия оказывается в длинном бюджетном минусе.

В декабре прошлого года министр финансов Антон Силуанов заявил, что бюджет России в 2016 году может недополучить порядка 2% ВВП доходов при сохранении текущих цен на нефть и курса рубля.

«Потери доходов бюджета следующего года при сложившихся на сегодня ценах на нефть и курсе, по оценке Минфина, могут составить порядка 2% ВВП, — цитирует его «Интерфакс». — Это значит, что для выполнения задачи послания президента — удержать дефицит в пределах 3% ВВП — потребуются меры по мобилизации доходов, более консервативный подход к расходам и меры стимулирования экономического роста».

Проектом закона о бюджете на 2016 год предусмотрен объём ВВП 78 трлн. 673 млрд. руб., указывает агентство. Недопоступление доходов оценивается примерно в 1,6 трлн. руб.

13 января РИА «Новости» передало слова Антона Силуанова, выступившего на сессии Гайдаровского экономического форума. По его мнению, российский бюджет сбалансируется при цене на нефть в 82 доллара за баррель.

Вот его слова:

«Бюджет у нас балансируется при цене 82 доллара за баррель. То есть ещё предстоит целый ряд решений по изменению бюджетной политики».


Однако 82 доллара — та самая цена, которую вполне можно назвать «нереалистичной». Силуанов это понимает. И потому говорит:

«Наша задача заключается сейчас вот в моменте том, чтобы привести бюджет в соответствии с… новыми реалиями. Потому что, если мы говорили, что частный сектор более или менее адаптировался к ценам на нефть около 40 долларов за баррель, сейчас продолжается этот процесс дальше в условиях снижения цен на нефть».


Стало быть, бесконечная «адаптация» частного сектора к «новым реалиям» (очень похожим на старые реалии, они же грабли) — вот чем будет заниматься русский народ в ближайшее время. Очевидно, будет «адаптироваться» и правительство, которое в ожидании тучных лет займётся, как нам думается, основательными сокращениями бюджетных расходов и начнёт привыкать к хроническому бюджетному дефициту — как в ельцинские времена.

Ну, а там, глядишь, и нефть подорожает.

Обозревал и комментировал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

59 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти